Приключения : Исторические приключения : Глава 17 : Бернард Корнуэлл

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20

вы читаете книгу




Глава 17

Выстрел, однако, предупреждал не об атаке д'Эклана, а о приближении патруля касадорцев. Лошади были в крови и в пене. Прибывший вместе с Шарпом Вивар перевел, что патруль натолкнулся на французских драгун.

– Где?

– В двух лье к юго-западу.

– Сколько?

– Сотни. – Вивар переводил сбивчивый доклад патрульных. – Французы гнались за ними, и они едва спаслись. – Начальник патруля продолжал возбужденно рассказывать. – Они видели егеря. – Вивар улыбнулся. – Ну вот, теперь мы знаем, где он. Остается отбить штурм.

– Да.

Весть о том, что враг наконец подходит, странным образом успокоила Шарпа. Все его страхи были связаны с хитрым и изобретательным полковником д'Экланом. Конкретная информация о местонахождении врага лишала его зловещего ореола.

Вивар шагнул вслед за усталыми патрульными в проход на баррикаде.

– Слышите молоты? – обернулся он.

– Молоты? – нахмурился Шарп. Из города действительно доносился металлический звон молотов по наковальням. – Ежи?

– Вам их доставят. – Вивар пошел вверх по крутой улочке. – Не грустите.

Шарп смотрел в спину майора, затем, повинуясь импульсу, выбежал на мощеную улицу.

– Сэр!

– Да, лейтенант?

Шарп удостоверился, что стрелки его не слышат.

– Я хочу извиниться за то, что произошло в таверне, сэр. Я...

– В какой таверне? Я сегодня ни в одну таверну не заходил. Может быть, завтра, когда оторвемся от этих ублюдков, мы с вами и посидим в таверне, но сегодня... – Лицо Вивара было совершенно серьезно. – Не понимаю, о чем вы, лейтенант.

– Да, сэр. Спасибо, сэр.

– Мне не нравится, когда вы называете меня «сэр», – улыбнулся Вивар. – Это значит, что вы настроены миролюбиво. А вы должны быть сегодня воинственны. Я хочу знать, что французы идут на смерть.

– Они ее найдут, сэр.

– Вы разместили людей в домах? – Вивар кивнул в сторону выходящих за периметр города строений.

– Да, сэр.

– Они не смогут защищаться от атаки с запада, не так ли?

– С запада атаки не будет, сэр. Враг поведет атаку с запада, но настоящий штурм начнется с юга.

Было совершенно ясно, что Вивар недоволен тем, как разместил свои силы Шарп. Но вера в боевой опыт стрелка заставила его промолчать.

– Вы типичный британский солдат, – не удержался майор, – заводите разговор о тавернах, когда надо сражаться. – Вивар засмеялся и пошел прочь.

Шарп чувствовал себя как верующий после отпущения грехов. Он поднялся на укрепленный холм, где за бруствером заняли позицию две дюжины стрелков. С холма открывался отличный вид, но Шарп знал, что как только враг пойдет в атаку, этим людям придется оставить позицию и перейти в дома, где разместились остальные. Атака все равно будет не с запада, а с юга.

– Слышали, что сказал майор? – предупредил он стрелков. – Ублюдки будут здесь через час!

На самом деле прошло часа три. Три часа мучительных переживаний, не задумали ли французы очередную хитрость. За это время на холм были доставлены первые мешки с позвякивающими ежами. И лишь тогда выставленный у самого края долины пикет из двух касадорцев поскакал к городу.

– Драгуны! Драгуны! – Они показывали жестами, как выглядят каски французов, и махали руками на запад.

– Si! – крикнул Шарп. – Gracias!

Стрелки, собравшиеся посмеяться над маленькими злобными ежами, разошлись по своим позициям. По-прежнему никого не было видно. Шарп смотрел на юг, ожидая возвращения выставленных пикетов, но касадорцы, охранявшие южные подступы к городу, не появлялись.

– Силы ада! – в ужасе сплюнул Хэгмэн, почувствовав запах с равнины. Западный ветер донес прогорклую вонь подседельных ссадин. Стрелки брезгливо морщили носы.

Шарп наблюдал за мирным пейзажем, скрывающим атакующих. Несомненно, французские офицеры осматривают сейчас город из-за кустарника на краю поля. Позади них готовятся к сражению драгуны. Шарп представлял, как напяливаются каски на головы с косицами, как с лязгом вытягиваются из железных ножен сабли. Лошади, понимая, что сейчас начнется, бьют копытами. Всадники нервно подтягивают стремена или вытирают пот со сбруи.

Шарп вдруг подумал, а не ошибся ли он. Что, если французы не планировали атаку с юга, а решили с ходу пробить оборону и зацепиться за баррикады?

– Черт побери! – прошептал Хэгмэн, когда из долины вылетела кавалерийская цепь. Драгуны скакали рысью, вытащив сабли. Плащи развевались на ветру, матерчатые чехлы были сняты, и каски золотом горели в лучах заходящего солнца.

– Да тут не меньше тысячи сволочей! – Хэгмэн поднял ружье.

– Не стрелять! – крикнул Шарп.

Он не хотел, чтобы стрелки спровоцировали огонь засевших на баррикадах касадорцев. В стволах испанских мушкетов не было нарезки, о попадании не могло быть и речи. Залп с такого расстояния означал бы пустую трату патронов.

Шарп мог бы не напрягаться, ибо спустя несколько секунд после появления кавалерии испанцы открыли огонь. Он выругался, обернулся и увидел, что жаждущие убивать французов горожане залезли на крыши. Поднялся невообразимый грохот, стволы выплевывали пламя, пороховой дым затянул городские окраины, и, кажется, один всадник упал. С расстояния трех сотен ярдов стрелять было совершенно бесполезно. Даже попавшая в цель пуля не причинит особого вреда, ударив в плотную форму или зимнюю попону лошади.

Всадники сбавили темп. Шарп пытался найти красный ментик д'Эклана, но его нигде не было видно. Он мысленно поделил линию на четверти и быстро подсчитал людей в одной из них, потом умножил и получил три сотни кавалеристов. Это был не штурм. Это была демонстрация силы, предназначенная для отвлечения внимания.

– Смотреть на юг! – скомандовал стрелкам Шарп. – Смотреть на юг!

Услышав пальбу, сержант Харпер прибежал из домов, где засели стрелки, ожидающие атаки с юга. Посмотрев на линию драгун, он присвистнул.

– Вот это дела, сэр!

– Всего триста человек, – спокойно ответил Шарп.

– И все?

Французский офицер поднял саблю и выехал вперед. Спустя мгновение он перевел лошадь в галоп и поскакал по дуге на расстоянии сотни ярдов от линии обороны. С баррикад затрещали мушкеты, но он успешно проскакал сквозь беспорядочную пальбу. Следом за ним выехал другой офицер, и Шарп понял, что французы решили изводить защитников до тех пор, пока не начнется настоящая атака.

Когда вдоль баррикад поскакал второй офицер, Хэгмэн взвел курок.

– Можно я проучу эту сволочь, сэр?

– Не надо. Пусть думают, что их хитрость удалась.

Тянулись минуты. Теперь целый эскадрон драгун подлетел к линии обороны, поворотил коней и ускакал назад. Из домов в западной части города грянул оглушительный залп, все потонуло в дыму. Шарп видел, что пули ударили в землю с большим недолетом. Второй эскадрон с высоко поднятым флагом пошел рысью на север. Оставшиеся в линии всадники засунули сабли в ножны и стреляли по баррикадам из седельных карабинов. На каждый французский выстрел раздавался бессмысленный и расточительный залп со стороны города.

Еще один офицер продемонстрировал свою отвагу, подъехав почти вплотную к линии обороны. Ему повезло меньше других. Лошадь полетела в грязь, сразу же окрасившуюся кровью. На баррикадах раздался радостный крик, но француз успел вылететь из седла и бегом вернулся к товарищам. Шарп восхитился его смелостью, однако тут же заставил себя смотреть на юг.

Юг! Вот откуда пойдет настоящая атака! Отсутствие д'Эклана на западном фланге лишний раз доказывало, что он со своими людьми пробирается к южной оконечности города. Теперь Шарп в этом не сомневался. Французы ждали, пока солнце опустится еще ниже, и тени у южных оврагов станут длиннее. Пока же эскадроны трепали нервы защитникам и вынуждали их бессмысленно тратить порох. Атака начнется с юга, Шарп это знал и до боли в глазах вглядывался в темнеющее поле.

Где-то там располагался пикет касадорцев, и лейтенант тревожился, не попали ли они в ловушку. На южном направлении должно было находиться не менее семисот драгун. Шарп колебался, не послать ли патруль стрелков для выяснения обстановки.

– Сэр? – с холма донесся тревожный крик Харпера. – Сэр?

Шарп посмотрел на запад и выругался.

Впереди нового эскадрона драгун, вышедшего из мертвого пространства, был всадник в красном ментике и черной меховой шапке. Всадник на огромном черном коне. Д'Эклан. Не на юге, где заняли позиции почти все стрелки Шарпа, а на западе, где французская кавалерия дожидалась, пока солнце не превратится в яркий и ослепительный шар за их спинами.

– Может, привести ребят из домов? – нервно спросил Харпер.

– Подожди. – Шарп утешал себя мыслью, что хитрый Д'Эклан и свое присутствие сделал частью обмана.

Французы ждали. Почему, недоумевал Шарп, они так явно демонстрируют направление главной атаки? Он снова посмотрел на юг.

Тени стали длиннее и резче. Лейтенант высматривал малейшее движение вдоль разбитой дороги и в зарослях кустарника. Что-то шевельнулось в тени, потом еще раз, и Шарп торжествующе хлопнул в ладони.

– Вот!

Стрелки обернулись посмотреть.

– Касадорцы, сэр, – приглушенно произнес Харпер, зная, что не обрадует лейтенанта.

Шарп вытащил трубу. Приближающиеся люди были в испанской форме. Выходит, возвращается пикет или один из отрядов, посланных на юго-восток для подрыва мостов. А может, это переодетые французы?

Шарп посмотрел на д'Эклана. Егерь замер. Его неподвижность пугала, свидетельствуя о непоколебимой и холодной уверенности.

Шарп никак не мог поверить, что такой тонкий боец, как Д'Эклан, предпочтет прямолинейную и тупую атаку.

Лейтенант навел трубу на медленно подъезжающих с юга всадников и тихо выругался. Это действительно были испанцы. Он узнал сержанта с седыми бакенбардами. Измазанные грязью ноги лошадей и притороченные к седлам кирки свидетельствовали о том, что отряд возвращался с подрыва мостов.

– Проклятье! Чертов ад и кровавое проклятье! – Он оказался не прав, совершенно не прав! Приближающиеся испанцы только что пересекли территорию, которая должна кишмя кишеть недостающими семью сотнями драгун д'Эклана. Шарп перемудрил. – Убрать людей из домов, сержант!

Харпер с облегчением кинулся выполнять приказ. Лейтенант перевел трубу на запад. Как только он навел резкость, полковник Д'Эклан поднял саблю, и блеснувшее на изогнутом лезвии солнце на мгновение ослепило Шарпа.

Лейтенант сморгнул, и вспомнил, как д'Эклан едва не зарубил его у моста. Как давно это было! Он еще не знал Вивара и Луизу. Шарп вспомнил, как натренированный конь метнулся вправо, позволяя полковнику нанести рубящий удар с левой руки. Солдат учат защищаться от ударов правой рукой, поэтому многие так боятся встреч с левшами.

Шарп снова приник к окуляру. Полковник д'Эклан опустил саблю на луку седла и ждал. Сзади него беспокойно перебирали ногами лошади драгун. Солнце краснело и опускалось. Скоро в соборе развернут хоругвь, и верующие станут умолять мертвого святого прийти им на помощь. Между тем командир любимых элитных войск императора выжидал момент для начала атаки, которая сметет защитников города.

Теперь Шарп понял, что и ложная, и настоящая атаки обрушатся на них с запада. Первые три сотни вызовут на себя огонь защитников, а остальные как ураган устремятся вперед под прикрытием порохового дыма.

Харпер гнал стрелков на холм.

– Где разместить людей, сэр?

Шарп не ответил. Он смотрел, как полковник д'Эклан рассекает воздух тренировочными ударами, словно намеревался размять мышцы. Сабля ослепительно блестела в лучах заходящего солнца. Защитники города палили со всех стволов, но д'Эклан не обращал на это ни малейшего внимания. Он ждал, когда солнце станет мощным и устрашающим оружием, и этот момент приближался.

– Сэр? – повторил Харпер.

Шарп снова не ответил, ибо в этот момент его охватила новая уверенность. Он ошибся насчет атаки с юга, однако если он ошибется сейчас, погибнут и город, и хоругвь, и все его люди. Все погибнет.

Он едва не поддался соблазну пренебречь новым озарением, но промедление грозило смертью. Шарп захлопнул трубу, сунул ее в карман и пнул мешок с ежами.

– Это взять с собой. Все за мной. Все!

– Встать! – заорал на стрелков Харпер.

Шарп перешел на бег.

– За мной! Быстрее! Давай!

Он клял себя за то, что не догадался раньше. Все было так просто! Зачем французы перетащили припасы во дворец? Зачем полковник Курсо забил подвалы зерном и сеном? Подвал – не самое подходящее место для хранения припасов, если через несколько дней их надо забирать! А эти глупости с тысячей всадников? Даже такой опытный вояка, как Харпер, посмотрел на драгун и поразился их количеству. Люди склонны видеть орду там, где есть лишь малая сила. Насколько же легче совершить ошибку гражданскому человеку ночью!

Шарп побежал еще быстрее.

– За мной! Не отставать!

Ибо город был почти потерян.

* * *

Неф собора выглядел значительно проще, чем можно было судить по его внешней отделке. Между тем эта простота лишь подчеркивала величие и высоту украшенного колоннами здания.

Куполообразные трансепты были роскошны и величественны, несмотря на то, что французы посрывали все серебряные украшения, сбили статуи и вырвали из рам триптихи. Пустое пространство за алтарем, место для Бога, заливали алые лучи заходящего солнца.

Под алтарем, над гробницей, где опочил святой, стоял открытый сундук.

Из верхней точки купола, где сходились боковые нефы и трансепты, свисала на веревках огромная серебряная чаша. В ней дымились благовония, наполняя собор сладким прогорклым запахом. Потрескивали тысячи свечей, превращая усыпальницу в царство тайны, аромата, загадки и надежды; в место, где свершается чудо.

В проходах стояли на коленях около двухсот человек. Здесь были монахи и солдаты, священники и купцы, ученые и богомольцы, люди, которым предстояло пронести по Испании весть о том, что Сантьяго Матаморос жив. Они расскажут, что были соблюдены должные почести, произнесены надлежащие молитвы и что великая хоругвь, некогда развевавшаяся над поверженными язычниками, развернута вновь.

Так бьет барабан Дрейка, разверзается земля Авалона и выходят из страшной тьмы восставшие рыцари, так Шарлеман пробуждается от векового сна и обнажает свой меч против врагов Христовых. У каждого народа есть свои легенды; в этот вечер в огромном круглом зале собора возрождалась тысячелетняя легенда Испании. Одетые в капюшоны священники совершали поклоны, и пламя свечей дрожало на сквозняке.

Неожиданно, словно от страшного порыва ветра, распахнулась и ударила о каменную стену западная дверь собора. Стоящие на коленях солдаты повернулись на шум и потянулись за оружием. Луиза вскрикнула под вуалью. Священники замолчали, пораженные тем, что нашелся человек, посмевший прервать церемонию.

Вивар поднялся с колен. В соборе, прямо под Вратами Славы, стоял лейтенант Шарп. Испанец подбежал к нему.

– Почему вы здесь? – В голосе его звучала ярость.

Шарп не отвечал. Он обвел собор диким взором, словно ожидал увидеть здесь врагов. Не найдя ни одного, он повернулся к западной двери.

Вивар схватил его за плечо.

– Почему вы не на баррикадах?

– Он держал саблю в правой руке! – ответил Шарп. – Вы поняли? В правой! А полковник д'Эклан – левша.

Вивар непонимающе уставился на стрелка.

– О чем вы?

– Там три сотни ублюдков, – голос Шарпа гулко отражался от каменных стен собора, – всего три сотни. И на южном направлении никого нет. Где, по-вашему, остальные? Вы заглядывали за мешки в подвалах?

Вивар молчал.

– Вы проверяли подвалы? – прохрипел Шарп.

– Нет.

– Вот почему здесь ваш брат! Вот зачем им понадобилось перемирие! Вот для чего они перетащили запасы! Они подготовили это место!.. Вы поняли? Д'Эклан во дворце! И провел он там целый день, посмеиваясь над нами. И он придет сюда!

– Нет! – Вивар ничего не отрицал, это был крик ужаса.

– Да! – Шарп освободился от руки Вивара. Он бегом вернулся через Врата Славы и распахнул главные врата собора.

Торжествующие крики и победный зов трубы заставили его обернуться. Сквозь пелену дыма и благовоний он увидел, как развернулся флаг. Не старый, изодранный, потраченный молью флаг, который неминуемо распался бы на воздухе, но новое, белоснежное знамя с красным крестом, хоругвь Сантьяго. Оглушительно зазвонили колокола.

В тот же миг под ударами молотов отлетели доски, которыми были заколочены во дворце французы. Колокола извещали о чуде, а французы, как они и планировали, нарушили перемирие.

* * *

Французские драгуны бросились в атаку с обеих сторон дворца. Должно быть, они выбрались наружу через задние ворота здания, где находились конюшни. Пехота выбегала через парадный вход. Кавалеристы устремились на западную площадь. Единственной преградой на их пути была низенькая баррикада и горстка пеших касадорцев, которые дали по ним торопливый залп и разбежались.

– Сержант! Ежи!

Шарп толкнул Харпера в сторону южного крыла собора и, схватив два мешка с ежами, приказал стрелкам бежать за ним в сторону северной площади.

Кавалерия не могла подняться по ступеням западного фасада, поэтому драгуны планировали окружить гробницу, чтобы никто из находящихся внутри не ускользнул.

– Стрелки! Не стрелять! Не стрелять!

Шарп понимал, что нет смысла тратить время на залп. Вместо этого следовало как можно быстрее разбросать ежи и задержать первую атаку.

Времени спускаться по ступеням уже не было, и Шарп спрыгнул с высокой платформы собора на камни площади. Боль пронзила левую лодыжку, но и на боль времени не оставалось, ибо поражение было близко, как сабля драгуна. За ним со стонами спрыгивали стрелки. Слева уже показались кавалеристы. Шарп понимал, что остались секунды, чтобы разбросать коварное оружие на узком участке между мостом и дорогой ко дворцу.

– Сюда! Ждать меня! – крикнул он стрелкам и перевернул первый мешок. Ежи со звоном покатились по узкому проходу. – Ко мне, сержант! – крикнул Шарп Харперу, но голос его потонул в криках французов и в завывании их боевых горнов. Он опрокинул второй мешок. Железные шары усыпали проход.

Харпер исчез. Шарп развернулся и побежал за своими людьми. Над головой гремели колокола. Словно бросая им вызов, надрывалась труба. Шарп не знал, что случилось с сержантом и успел ли он заблокировать выход на площадь с юга.

– В линию строиться! Два ряда! – скомандовал Шарп.

Из западного крыла собора в панике выскакивали люди.

Первая лошадь накололось на шип, игла вошла в копыто, следом за ней на ежи налетели другие лошади. Они ржали, поднимались на дыбы и метались из стороны в сторону. Всадники вылетали из седел. Обезумевшая от боли лошадь понеслась по площади. Другая встала на дыбы так резко, что завалилась назад. Завопил придавленный всадник.

– Не стрелять!

Стрелки выстраивались в линию в пятнадцати ярдах позади ежей.

Теперь все решали секунды. Французская пехота устремилась к западным ступеням, торопясь ворваться в собор. Чтобы выйти с другой стороны и оказаться за спиной Шарпа, им была нужна по крайней мере минута.

Несколько пехотинцев под командованием сержанта кинулись разбрасывать в стороны ежи.

– Хэгмэн! – крикнул Шарп. – Убрать ублюдка!

– Сэр! – Стрелок опустился на колено, прицелился и выстрелил. Сержант полетел на спину. Из груди фонтаном ударила кровь.

Пехотинцы только сейчас заметили стрелков.

– Огонь!

Залп, хоть и не был мощным, вызвал хаос и панику в узком проходе.

– Заряжай!

Кричать и торопить стрелков было излишним. Зеленые куртки прекрасно знали, сколь хрупкой бывает грань между жизнью и смертью в темнеющем городе. Понукать таких людей означало лишь вызвать их раздражение.

Шарп обернулся. Последние прихожане Вивара неслись вниз по ступенькам. Испанский офицер нес хоругвь. Бежали, задрав сутаны, два священника. На ступеньках появилась Луиза, и Шарп видел, как два касадорца подвели ей коня. Вивар сел в седло, вытащил палаш и крикнул Шарпу:

– Они в соборе!

– Спокойно, ребята! Примкнуть штыки!

Шарп огляделся в поисках Харпера, однако ирландца нигде не было видно. Из города доносились вопли. В вечернем воздухе резко трубили горны. Становилось холодно. Ночью мороз посеребрит булыжную площадь, на которой испанцы так хотели отомстить за позор и унижения дня.

– Теперь спокойно, ребята!

Ежи удерживали противника, и стрелки успевали перезаряжать ружья. Французская пехота лихорадочно разбрасывала ежи, за которыми томилась кавалерия. Драгуны из седел вели по стрелкам огонь из карабинов, но целились слишком торопливо. Шарп понимал, что остались секунды.

Он сложил руки рупором:

– Сержант! Сержант Харпер!

– Отходите, лейтенант! – крикнул Вивар.

– Сержант Харпер!

– Ублюдок! – Ругательство донеслось со ступенек, ведущих к южному приделу. Шарп повернулся.

Разбросав из мешка ежи, Харпер понял, что не сумеет пробиться к лейтенанту по западным ступеням. Вместо этого он сократил путь через собор и теперь появился, таща в левой руке французского офицера.

– Ублюдок! – Ирландец был вне себя от ярости. – Пытался меня убить, сволочь! – Он пнул француза, потом ударил его в лицо и швырнул в темноту собора.

Вивар выстрелил из пистолета по выбегающим из дверей французам.

– Сэр! – Хэгмэн предупредил, что пехота расчистила ежи.

– Эй! – крикнул Шарп. – А я думал, ты потерялся!

– Скотина, хотел проткнуть меня саблей! В церкви, черт побери! В соборе! Вы можете такое представить, сэр?!

– Черт, Харпер, я думал, с тобой что-то случилось! – Шарп искренне радовался появлению сержанта.

– Сэр! – еще раз предупредил Хэгмэн.

Пехота и драгуны вместе кинулись в атаку по расчищенному от ежей узкому проходу. Французы выкрикивали боевые кличи и размахивали оружием.

– Огонь! – скомандовал Шарп.

Залп ударил в узкий проход, опрокидывая окровавленных и обезумевших от боли лошадей. Упавший палаш зазвенел о камни. Оказавшиеся в задних рядах драгуны напирали, саблями прокладывая себе путь сквозь умирающих и раненых. На южных ступеньках собора показалась пехота.

– Бежим! – заревел Шарп.

Начался хаос отступления. Стрелки бросились в узенькие улочки. Луиза уже ускакала, Вивар, окруженный избранными бойцами в малиновой форме, криком дал команду Шарпу следовать за ней. Касадорцы оставались прикрывать отход.

Стрелки бежали. Отход из города превратился в сумасшедшую свалку на темных, кривых улицах средневекового города. Шарп выскочил на крошечную площадь с каменным крестом и колодцем. Выходы с площади были забиты беженцами, и лейтенант приказал остановиться и построиться. Заднему ряду было разрешено заряжать без шомполов. Стрелки засыпали порох, затем сплевывали пулю и стучали прикладом о землю, проталкивая пулю вниз.

– Целься!

Отягощенные штыками стволы взлетели вверх. Стрелять было еще нельзя, цель закрывали несколько касадорцев, отчаянно сдерживающих продвижение драгун. Сабли звенели как треснувшие колокола. Испанец с рассеченным лицом выскочил из свалки. Завыл проткнутый саблей драгун.

– Майор! – Шарп крикнул Вивару, что его стрелки готовы.

Вивар рубанул француза, тот успел защититься.

– Отходите, лейтенант! Отходите!

Касадорец пригнулся и ушел от рубящего удара. Вивар наконец ранил своего противника. Шарпу показалось, что испанцы дрогнули, но в этот момент позади драгун выскочила толпа волонтеров в коричневых балахонах. Они набросились на французов с ножами, молотками, мушкетами и пиками. Вивар развернул коня, велев своим людям отходить.

Шарп отвел стрелков к восточной границе площади и разделил их на две части, чтобы пропустить испанцев. Волонтеры отступать не хотели, Вивару пришлось наводить порядок тупой стороной сабли. Площадь очистилась, в дальнем ее конце показались французы.

– Задний ряд! Огонь!

Залп вышел слабый, однако противник смешался.

– Назад!

Стрелки отошли за Виваром на следующую улицу. Постепенно темнело. Из окон раздавались мушкетные выстрелы, но огонь не мог остановить ворвавшихся на улицу французов.

– Сзади! – крикнул Харпер.

Шарп развернулся и с криком рубанул лошадь врага по морде. Животное дернулось, драгун обрушил на Шарпа страшный удар, но лейтенант успел прикрыться палашом. Зазвенела сталь. Харпер сделал выпад и всадил штык в грудь лошади. Она попятилась, перегородив узкую улочку. Шарп пригнулся и ударил ее чуть выше копыта. Должно быть, ему удалось перерубить кость, ибо лошадь рухнула на землю. Драгун попытался достать противника в падении, но стрелок его опередил: вскинутый изо всех сил вверх палаш Шарпа проткнул шею драгуна. Фонтан крови ударил на десять футов вверх, француз рухнул в канаву. Визжащая от боли лошадь билась поперек улицы.

– Бежим! – скомандовал Шарп.

Стрелки добежали до следующего угла, где их поджидал Вивар.

– Туда! – показал он влево, а сам с несколькими касадорцами поскакал в противоположную сторону.

Стрелки пробежали мимо церкви, завернули за угол и оказались на лестнице, ведущей вниз, на тянущуюся вдоль крепостной стены улицу. Вивар знал, что лестница спасет солдат от преследования драгун, а сам остался прикрывать отход.

Шарп несся вниз по ступенькам, не имея ни малейшего представления, где Вивар и Луиза. Он даже не знал, уцелела ли хоругвь. Ему оставалось лишь воспользоваться предложенным Виваром спасением.

– Ублюдок-то умен! – выдохнул бегущий рядом Харпер. – Все это время сидел в городе, сволочь! Представляю, как он над нами потешался!

Теперь было ясно: после того, как Луиза увидела устроенный д'Экланом парад, он и его люди вернулись во дворец через другой вход, хотя несколько сотен драгун действительно отправились на юг. Хитроумный замысел и привел к страшной бойне. Чести и славы в этом не было, ибо французы нарушили перемирие, но с другой стороны, Шарп вообще не видел славы и чести в ожесточенной войне Испании с Францией.

– Драться в соборе, а?! – Харпер до сих пор не мог успокоиться.

– Ты же его наказал?

– Его? Да я там уделал трех ублюдков! Больше не будут воевать в церквах!

Шарп рассмеялся.

Они достигли пролома в стене, за которым начинались поля. Спуск здесь был крутой, внизу в густеющих сумерках серебряной полосой бежал ручей. Через него перебирались беженцы из города: спешили в спасительные темные горы. Французов не было видно. Шарп предположил, что они застряли в городе, выбивая прикрывающих отход касадорцев Вивара.

– Заряжай! – скомандовал он.

Стрелки остановились и принялись заряжать ружья. Харпер, наконец пришедший в себя после вопиющей нечестивости французов, протолкнул пулю в ствол и захохотал.

– Поделись радостью, сержант! – окликнул его Шарп.

– Вы себя видели, сэр?

Остальные стрелки тоже засмеялись.

Шарп посмотрел вниз и увидел, что его изодранные штаны почти не прикрывают правое бедро. Он оторвал болтающийся кусок, и нога осталась совершенно голой.

– Ну? По-вашему, нельзя бить ублюдков раздетому?

– Да они разбегутся, как только увидят вас, сэр! – сказал Гэтейкер.

– Ладно, ребята.

По смеху стрелков Шарп понял, что они считают себя в безопасности. Им удалось уйти от французов, бой закончился, оставалось только пересечь небольшую долину и забраться в горы.

Лейтенант оглянулся, надеясь увидеть Вивара, однако улица была пуста. Визг, крики, выстрелы и звон клинков доносились из города, где продолжался бой. Но стрелки уже вырвались из бойни. Ни славы, ни смысла в возвращении назад не было. Долг каждого заключался в том, чтобы спастись.

– Прямо через долину, ребята! Остановимся на дальнем гребне.

Зеленые куртки вышли из-под спасительного прикрытия стены и быстро зашагали по крутому неровному склону к заболоченному ручью, где еще сегодня утром Шарп не посчитал нужным умилостивить водных духов. Впереди, растянувшись по всей долине, пробирались беженцы: горожане, волонтеры в коричневых балахонах, отбившиеся от своих эскадронов касадорцы Вивара... Ни самого Вивара, ни Луизы, ни хоругви видно не было. Через ручей, высоко подобрав сутаны, брели два монаха.

– Будем ждать, сэр? – Обеспокоенный судьбой Вивара, Харпер хотел остановиться у ручья.

– На том берегу, – ответил Шарп. – Оттуда мы сумеем прикрыть их огнем.

В этот момент с юга донесся сигнал трубы.

Шарп обернулся и понял, что все кончено – приключения, надежды и едва не осуществившиеся невероятные мечты.

В последних лучах умирающего солнца раскаленным золотом горели каски драгун. Триста французских кавалеристов обошли город. Шарп оказался в ловушке; день чуда подошел к концу.


Содержание:
 0  Стрелки Шарпа : Бернард Корнуэлл  1  Глава 1 : Бернард Корнуэлл
 2  Глава 2 : Бернард Корнуэлл  3  Глава 3 : Бернард Корнуэлл
 4  Глава 4 : Бернард Корнуэлл  5  Глава 5 : Бернард Корнуэлл
 6  Глава 6 : Бернард Корнуэлл  7  Глава 7 : Бернард Корнуэлл
 8  Глава 8 : Бернард Корнуэлл  9  Глава 9 : Бернард Корнуэлл
 10  Глава 10 : Бернард Корнуэлл  11  Глава 11 : Бернард Корнуэлл
 12  Глава 12 : Бернард Корнуэлл  13  Глава 13 : Бернард Корнуэлл
 14  Глава 14 : Бернард Корнуэлл  15  Глава 15 : Бернард Корнуэлл
 16  Глава 16 : Бернард Корнуэлл  17  вы читаете: Глава 17 : Бернард Корнуэлл
 18  Глава 18 : Бернард Корнуэлл  19  Историческая справка : Бернард Корнуэлл
 20  Использовалась литература : Стрелки Шарпа    



 




sitemap  

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение
WhatsApp +79193649006 грузоперевозки по Екатеринбургу спросить Вячеслава, работа для водителей и грузчиков.