Приключения : Исторические приключения : Глава 18 : Бернард Корнуэлл

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20

вы читаете книгу




Глава 18

Драгуны, угрожавшие штурмом с западного направления, обогнули город с юга и перерезали пути отхода. Французы неслись по долине, в лучах заходящего солнца сверкали медные каски. Их вел офицер в красном ментике д'Эклана и с саблей в правой руке.

Отступающие кинулись бежать, скользя и увязая в болотистой почве. Большая часть людей устремилась через ручей, некоторые повернули на север, кое-кто бросился под сомнительную защиту стрелков Шарпа.

– Сэр? – спросил Харпер.

Ничего определенного лейтенант ответить не мог. Все было кончено. В городе их ждала верная смерть. Добраться до гор они не успевали. Стрелки оказались на равнине, одни против кавалерии. Все, что мог сделать Шарп, это выстроить их в каре и драться до конца. Солдата можно убить, но его нельзя поставить на колени. Погибая, каждый возьмет с собой столько ублюдков, на сколько хватит сил, чтобы потом, спустя годы, собравшись у походных костров, французские солдаты с содроганием вспоминали бой в северной испанской долине.

– Строиться! Три ряда!

Лейтенант решил дать один залп, после чего стянуть строй в каре. Скоро вокруг загремят копыта, заблестят сабли, и его стрелки погибнут.

Шарп срезал палашом верхушку сорняка.

– Я не собираюсь сдаваться, сержант.

– Никогда в этом не сомневался, сэр.

– Но поскольку мы разбиты, люди могут сложить оружие.

– Пока я жив, этого не случится, сэр.

Шарп улыбнулся здоровяку ирландцу.

– Спасибо тебе за все.

– Я до сих пор считаю, что у вас самый сильный удар из всех, что мне доводилось получать.

– Я и забыл! – рассмеялся Шарп.

Он видел, что пешие касадорцы и волонтеры пристраиваются к шеренгам стрелков. Лучше бы их не было. Своей неуклюжестью и неумением они ослабят строй в решающий момент. Тем не менее он не мог прогнать этих людей.

Лейтенант рубанул палашом воздух слева и справа, словно разминаясь перед последней схваткой. Французские драгуны приостановили свое медленное, зловещее движение. Первый их ряд замер неподвижно в четверти мили от строя стрелков. Они казались далеко, но Шарп знал, с какой страшной скоростью преодолеет кавалерия такое расстояние, когда протрубит горн.

Он обернулся к своим солдатам:

– Надо было нам, ребята, пойти тогда на север.

Зеленые куртки мгновение молчали, потом раздался дружный смех. Стрелки вспомнили ссору, в результате которой Харпер попытался убить лейтенанта.

– Сегодня, – продолжал Шарп, – я всем разрешаю напиться. На случай, если у меня не будет другой возможности, скажу: вы лучшие солдаты, с которыми мне приходилось воевать.

Стрелки поняли, что лейтенант извиняется за все, что было не так, и одобрительно загудели. А Шарп неожиданно осознал, как много от него потребовалось, чтобы заслужить их одобрение, и отвернулся, чтобы никто не увидел его смущения и радости.

Он отвернулся – и увидел, как от города отделилась кучка всадников. Среди них был граф де Моуроморто, легко различимый по черной бурке и белым сапогам. Рядом скакал на огромном черном коне человек в красном доломане и с волосами огненными, как каски драгун. Кавалеристы радостно закричали, когда он принял от офицера свой ментик и черную шапку. Граф проехал к последнему эскадрону, в то время как полковник д'Эклан занял подобающее ему место на острие атаки. Шарп наблюдал, как он поправил на плече алый ментик, надел большую мохнатую шапку и вытащил левой рукой саблю. Шарп молил Бога, чтобы увидеть мертвого д'Эклана, прежде чем сам погибнет под клинками и копытами врага.

– Лейтенант!

Шарп обернулся и увидел Луизу, подъехавшую сзади к его строю.

– Уезжайте! – Он показал на восток, куда еще можно было прорваться на лошади. – Скачите же!

– Где дон Блас?

– Я не знаю! Уезжайте немедленно!

– Я остаюсь!

– Сэр! – тревожно воскликнул Харпер.

Шарп обернулся. Полковник д'Эклан поднял саблю, готовясь дать сигнал атаки. Справа от драгун была топь, слева – крутой склон; атака была ограничена узким проходом шириной в сотню шагов. Раздалось несколько мушкетных выстрелов, но на таком расстоянии попасть было невозможно.

Сабля д'Эклана упала, трубач просигналил атаку. Первый эскадрон неспешно двинулся вперед. Французы вытягивались в линию. Шарп знал, что когда они отъедут на пятьдесят шагов, тронется вторая шеренга, потом третья. Это была классическая кавалерийская атака. Дистанция между шеренгами позволит избежать свалки при падении первых лошадей. Такие атаки начинаются медленно и очень страшно.

– Первый ряд на колено! – спокойно приказал Шарп.

Драгуны ехали шагом, стараясь не нарушать рядов. Скоро они перейдут на рысь и лишь в последние секунды перед рубкой разгонят лошадей по-настоящему. Из города доносились пальба и крики. Вивар все еще бился с французами, но Шарпа этот бой уже не интересовал.

Полковник д'Эклан поднял левой рукой саблю, и первый эскадрон перешел на рысь. Трубач продублировал команду. Теперь Шарп слышал движение конницы: позвякивание цепочек подгубных ремней, хлопанье крыльев седел, стук копыт. В первом ряду скакал знаменосец.

– Спокойно, ребята, спокойно. – Ничего другого Шарп сказать не мог. Его растрепанный строй продержится пару мгновений, после чего его разметут тяжелые кони.

– Вы еще здесь, мисс Луиза?

– Да! – раздался из-за последней шеренги нервный голосок девушки.

– Тогда, если вы меня простите, проваливайте отсюда!

Стрелки засмеялись. Шарп видел торчащие из-под касок косицы драгун.

– Вы еще здесь, мисс Луиза?

– Да! – На этот раз в голосе девушки прозвучал вызов.

– Это некрасиво, мисс Луиза! Они рубят как проклятые мясники! Не заметят, что вы девушка, пока не снесут пол-личика. А теперь проваливайте! Вы слишком хороши, чтобы эти ублюдки вас убили!

– Я остаюсь!

Полковник д'Эклан снова поднял саблю. Теперь Шарп слышал скрип седел.

– Хэгмэн! Сделай лживого ублюдка!

– Сэр!

Шарп забыл о Луизе. Он втиснулся в первый ряд между стрелками и высоко поднял палаш.

– Ждать команды! Не стрелять, пока не почувствуете дыхание ублюдков на своей шее! Но когда почувствуете, задать сукиным детям так, чтобы они пожалели, что вообще родились на свет!

Приближающиеся лошади нервно вскидывали морды. Они чувствовали, что произойдет, и Шарпу на мгновение стало жалко летящих на бойню животных.

– Целиться в лошадей, – напомнил он стрелкам. – Всадников не трогать, убивать лошадей!

– За что нам и причитается, – пробормотал Харпер.

Стрелки облизывали потрескавшиеся от пороха губы и нервно перепроверяли, насыпан ли порох на полку и взведен ли курок. Во рту пересохло, и крутило животы. Земля дрожала от стука копыт, как если бы рядом везли тяжелые пушки. Или, подумал Шарп, так бывает, когда гремит гром.

Полковник д'Эклан опустил саблю, дав сигнал к последнему рывку. Через мгновение взвоет труба и тяжелые кони понесутся галопом.

Шарп глубоко вздохнул, зная, как важно выбрать момент для последнего залпа.

И тут случилось невероятное.

* * *

Их было всего пятьдесят человек – элитная рота Вивара, касадорцы в малиновых мундирах. Они неслись вниз по склону. Эскадрон измотался за сутки боев, но впереди, как облако славы на темном небе, развивалась хоругвь Сантьяго Матамороса. Белый шелк пересекал алый, как кровь, крест.

– Сантьяго! – Впереди скакал на коне майор Вивар. Вивар что было мочи подгонял и выкрикивал боевой клич, способный обратить поражение в победу: – Сантьяго!

Уклон позволял касадорцам развить невероятную скорость, а знамя придавало им отвагу мучеников. Они смяли фланг драгун, обагрив палаши и сабли французской кровью. Д'Эклан кричал, стараясь перестроить своих людей, но знамя святого было уже в середине его эскадрона. Длинный конец хоругви покраснел от вражеской крови.

– Бегом! – заорал Шарп. – В атаку! Марш!

Второй эскадрон драгун рванулся с места, но Вивар это предвидел и мгновенно увел своих людей вправо, оставив позади месиво из человеческих и конских тел.

– Стой! – Шарп выбросил в стороны руки, останавливая стрелков. – Спокойно, ребята! Один залп! Целиться влево! По лошадям! Огонь!

Лошади с ржанием полетели в грязь. Драгуны выдергивали сапоги из стремян и откатывались от гибнущих животных.

– А теперь – бей ублюдков! – крикнул Шарп и бросился вперед.

Толпа налетела на разорванную кавалерийскую цепь. Драгуны рубили сверху вниз длинными палашами, но стрелки, касадорцы и крестьяне окружали кавалеристов, калечили лошадей и стаскивали всадников на землю. Стянули с серой лошади и закололи ножами трубача. Несколько драгун пытались плотной группой пробиться через толпу. Шарп ухватил палаш двумя руками и рубанул первую лошадь по шее, потом обратным ударом выбил всадника из седла. Городская женщина ножом перепиливала горло слетевшему с коня французу. С восточного берега ручья бежали назад испанцы, чтобы принять участие в резне.

Протрубил горн, и третий французский эскадрон ринулся в хаос. Над покрытым трупами полем развевалась белая хоругвь. Блас Вивар и его верные касадорцы словно лезвие рассекали вражескую массу. Испанский сержант размахивал длинным шестом с перекладиной, и хоругвь, как гигантский белый змей, извивалась над полем битвы.

Граф де Моуроморто принял вызов. Шелковое полотнище олицетворяло собой все, что он так ненавидел в Испании. Оно символизировало старину, господство церкви над разумом, тиранию Бога, которого он отрицал. Граф дал шпоры коню и направил его в гущу охраняющих хоругвь всадников.

– Он мой! Он мой! – без устали выкрикивал майор Вивар.

Клинки братьев с лязгом встретились. Конь Вивара натренированно пошел на врага, и майор сделал резкий выпад. Граф защитился. Один из касадорцев подлетел к графу сзади, но Вивар криком велел ему не вмешиваться:

– Он мой!

Граф нанес два молниеносных удара, от которых любой другой человек вылетел бы из седла. Вивар парировал оба и после второй защиты проткнул бедро брата. Кровь хлынула на белые сапоги.

Граф ткнул коня шпорой, тот пошел вбок; еще один тычок – и конь ринулся вперед. Моуроморто зарычал, понимая, что для победы в бою достаточно насадить брата на саблю. Но Вивар отклонился, и лезвие просвистело мимо. В то же мгновение Вивар выпрямил руку, и его палаш вонзился в живот Моуроморто. Глаза братьев встретились, и Вивар провернул палаш. Он понимал, что не имеет права на жалость.

– Предатель!

Он еще раз провернул лезвие и сапогом оттолкнул чужого коня. Длинное лезвие выскользнуло из тела, кровь хлынула на луку седла, и граф с предсмертным криком свалился в кровавую грязь.

– Сантьяго! – торжествующе закричал Вивар, и его клич был подхвачен по всей долине.

Касадорцы бросились в бой на третий эскадрон. Драгуны разворачивали коней, понимая, что не выдержат свирепой атаки. Сабля касадорца рассекла горло французского знаменосца, испанец выхватил пику с флагом драгунского эскадрона и потряс ею, торжествуя победу. Полковник д'Эклан видел пленение своего флага и понял, что он разбит великой белой хоругвью Матамороса.

– Назад! – Егерь чувствовал момент, когда бой становится бесполезным и лучше сохранить людей, которые смогут сразиться в другой раз.

– Нет! – Шарп видел, что полковник приказал отходить, и кинулся к французу. – Нет! – Лодыжка еще болела после прыжка с лестницы собора, бежать было трудно, тем более по вязкой грязи. Лишь огромным усилием воли Шарп заставлял себя переставлять ноги. При этом он продолжал выкрикивать: – Стой, ублюдок! Не уйдешь!

Д'Эклан услышал оскорбление. Полковник обернулся и, увидев, что лейтенант далеко обогнал своих стрелков, принял вызов. Он поскакал на Шарпа. Егерь помнил, что во время последней схватки применил свой прием с перебрасыванием сабли в другую руку. Теперь он решил сделать по-другому. Он даст коню шпоры в самый последний момент, конь ринется вперед, и удар д'Эклана, усиленный инерцией, будет неотразим.

Шарп ждал, готовясь рубануть лошадь палашом по морде. Кто-то крикнул: «Прыгай в сторону!», но стрелок принял боевую стойку и ждал надвигающегося коня. Д'Эклан опустил саблю, словно намереваясь всадить ее в ребра противника, и лишь в последнее мгновение, когда черный жеребец рванулся вперед, француз с проворством жалящей змеи вскинул саблю и обрушил на голову стрелка чудовищной силы рубящий удар. Д'Эклан рубил с торжествующим криком, зная, что, если противник попытается атаковать коня, времени на защиту у него не будет.

Но Шарп не стал атаковать коня. Вместо этого он так же молниеносно вскинул палаш и принял на него страшный удар. От удара лейтенант чуть не рухнул на колени, однако удержался и, бросив рукоять палаша, ухватил полковника за руку с саблей. Палаш больно стукнул Шарпа по плечу, но он не разжал хватку, а вцепился в кисть француза еще и левой рукой.

Д'Эклан не сразу сообразил, что произошло. Англичанин повис на нем, как охотничья собака на медведе. Конь поволок лейтенанта по грязи, норовя при этом укусить. Егерь бил стрелка свободной рукой, но Шарп вцепился в него как клещ, изо всех сил пытаясь стянуть француза на землю. Его голая правая нога была в крови и грязи. Ремешок на гарде сабли резал пальцы как бритва.

На помощь неслись Харпер и несколько зеленых курток.

– Не трогать! Он мой! – крикнул Шарп.

– Бей, сволочь! – Харпер треснул коня прикладом по зубам. Жеребец дернулся, д'Эклан потерял равновесие и под тяжестью Шарпа вылетел из седла.

Стрелки занесли штыки над французом.

– Нет! – отчаянно закричал Шарп. – Нет! Нет!

Он упал на землю вместе с д'Экланом и при падении отпустил захват. Француз вскочил на ноги и отмахнулся саблей от окруживших его стрелков. Шарп свой палаш потерял. Д'Эклан глянул, где его конь, и бросился на лейтенанта.

Харпер вскинул ружье.

– Нет! – Протестующий крик Шарпа потонул в грохоте выстрела.

Пуля угодила д'Эклану прямо в рот. Голова француза едва не оторвалась от тела. Он рухнул на землю. В темнеющее небо ударил фонтан крови. Тело полковника дернулось, как выброшенная на берег рыба, и застыло.

– Как это нет? – возмущенно произнес Харпер. – Ублюдок хотел насадить вас на вертел!

– Все нормально. – Шарп разминал пальцы правой руки. – Все нормально. Я боялся, что ты продырявишь его рейтузы.

Лейтенант смотрел на подбитые кожей рейтузы француза и высокие, великолепно пошитые сапоги. Это были дорогие, редкие вещи, и теперь они принадлежали Шарпу.

– Отлично, ребята. Снимайте с него чертовы штаны и сапоги. – Стрелки уставились на своего офицера, как на сумасшедшего. – Снимайте к чертям рейтузы! Они мне нужны. И сапоги тоже! Зачем, по-вашему, мы здесь? Быстро!

Несмотря на то что его видели Луиза и дюжина других женщин, Шарп сбросил сапоги и шаровары.

В небе гасли последние лучи заката. Уцелевшие драгуны ускакали. По всему полю стонали и цеплялись за траву раненые, между которыми бродили в поисках добычи победители. Кто-то из стрелков притащил лейтенанту роскошный ментик, но Шарп отказался от вычурной и ненужной вещи. А вот рейтузов ему отчаянно не хватало. Подбитые кожей рейтузы полковника с красными полосами были словно на него сшиты. Вместе со штанами ему досталась самая дорогая для любого пехотинца вещь – пара отличных сапог. Высокие сапоги из добротной кожи, в которых можно маршировать, которые на пропускают дождь, снег и воду кишащих духами ручьев, великолепные сапоги, на славу сработанные сапожником, будто знавшим, что придет время, и эта роскошь достанется стрелку.

Шарп выкрутил острые, как бритва, шпоры, подтянул сапоги и удовлетворенно притопнул. Затем застегнул зеленую куртку и надел ремень. Лейтенант улыбнулся. Обновленное старинное знамя принесло победу, красный ментик валялся в грязи, а Шарп нашел наконец новые сапоги и рейтузы.

Старая хоругвь, поведала Луиза Шарпу, была вшита в новую. Она сама втайне проделала эту работу еще в крепости, прежде чем отправилась в Сантьяго-де-Компостела. Идея принадлежала Вивару, она же и сблизила испанца с девушкой.

– Сержантские нашивки, – добавила Луиза, – сделаны из того же шелка.

Шарп посмотрел на ведущего строй стрелков Харпера.

– Только ему, ради Бога, не говорите, а то тоже возомнит себя чудотворцем.

– Вы все чудотворцы, – тепло произнесла Луиза.

– Мы просто стрелки.

Девушка рассмеялась скромности, за которой угадывалась неимоверная гордость.

– Так все-таки хоругвь сотворила чудо? – задорно спросила она. – Не такая уж это и глупость?

– Не глупость, – задумчиво произнес Шарп. Он шел рядом с лошадью Луизы, впереди испанцев и майора Вивара. – Что теперь будет с хоругвью?

– Ее доставят в Севилью или Кадис. А потом вернут королю Испании в Мадрид.

До сел и городков, через которые шли стрелки, уже дошли слухи про хоругвь. Новость распространялась как огонь по сухой траве; все говорили о поражении французов и святом, исполнившем древнюю клятву прийти на помощь своему народу.

– Куда вы теперь? – спросил Луизу Шарп.

– За доном Бласом. Значит, туда, где можно убивать французов.

– В Годалминг, выходит, не поедете?

– Надеюсь, что нет, – рассмеялась Луиза.

– Станете графиней, – почтительно произнес Шарп.

– Это лучше, чем быть миссис Баффорд, хотя с моей стороны просто гадко говорить такие слова. К тому же моя тетушка никогда не простит мне, что я заделалась католичкой.

Шарп улыбнулся. Пришла пора расставаться. Французы остались позади, снег растаял. Молодые люди стояли в продуваемой холодным февральским ветром низине. Виднеющийся вдали горный хребет был уже в Португалии. На фоне чужого горизонта Шарп заметил солдат в синей форме, рассматривающих спустившихся с испанских гор неизвестных.

Блас Вивар, граф де Моуроморто, слез с коня. Он поблагодарил каждого стрелка в отдельности. Последним оказался Шарп, которого, к великому смущению лейтенанта, граф обнял.

– Вы уверены, что не хотите остаться, лейтенант?

– Я бы хотел, но... – Шарп пожал плечами.

– Желаете похвастаться новыми рейтузами и сапогами перед британской армией? Надеюсь, вам разрешат их носить?

– Если пошлют в Англию, то нет.

– Боюсь, что так и будет, – сказал Вивар. – А мы останемся воевать с французами. Но придет день, лейтенант, когда погибнет последний француз, и вы приедете в Испанию отпраздновать это событие с графом и графиней де Моуроморто.

– Непременно, сэр.

– Думаю, вы будете уже не лейтенантом?

– Как повезет, сэр. – Шарп посмотрел на Луизу. В ее глазах сияло счастье, и он не хотел его спугнуть. Лейтенант улыбнулся и похлопал себя по карману. – Ваше письмо со мной. – Луиза отписала тетушке и дяде, что предпочла им римскую церковь и испанского солдата. Шарп повернулся к Вивару: – Спасибо вам, сэр.

Вивар улыбнулся.

– Вы бунтарь, язычник и англичанин. И еще вы мой друг. Не забывайте об этом.

– Да, сэр.

Больше им было нечего сказать, и стрелки зашагали вниз по холму к речке, по которой проходила граница с Португалией. Блас Вивар смотрел, как зеленые куртки перебрались на другой берег и полезли вверх.

От группы солдат, ожидающих на гребне холма, отделился человек. Он сбежал вниз по склону, и Шарп увидел перед собой средних лет капитана английской армии в синем мундире инженерных войск.

Сердце лейтенанта сжалось. Он возвращался в армию со строгой дисциплиной и иерархией, не позволяющей вышедшим из сержантов офицерам командовать боевыми подразделениями. Ему захотелось повернуться и побежать назад через реку, к свободе и Бласу Вивару. Но капитан уже задал вопрос, и, следуя старой выучке, Шарп заученно выкрикнул ответ:

– Шарп, сэр. Стрелок.

– Хоган, инженерные части. Из Лиссабонского гарнизона. – Хоган подошел вплотную. – Откуда вы?

– Мы отделились от армии Мура, сэр.

– И правильно сделали! – Капитан говорил с искренним сочувствием и ирландским акцентом. – За вами есть французы?

– Не видели их уже неделю, сэр. Испанцы задают им жару.

– Хорошо! Отлично! Ну, пошли, дружище! Война продолжается!

Шарп не пошевелился.

– Хотите сказать, что мы не уходим?

– Уходим? – Вопрос, казалось, поразил Хогана. – Конечно, нет. Замысел в том, чтобы заставить уйти французов. Сюда снова направляют Уэлсли. Это надменный ублюдок, но он умеет сражаться. Мы не уходим!

– Значит, остаемся?

– Конечно, остаемся! Что, по-вашему, я здесь делаю? Составляю карту местности, с которой мы бежим? Ну нет, приятель, мы будем сражаться! – Пышущий энергией Хоган напомнил Шарпу Бласа Вивара. – Если наши ублюдки политиканы в Лондоне не струсят, мы погоним французов до самого Парижа!

Шарп обернулся и посмотрел на Луизу. На мгновение ему захотелось прокричать ей хорошую новость, но потом он передумал. Она и сама скоро узнает, да и все равно это ничего не изменит. Он рассмеялся.

Хоган повел стрелков вверх.

– Полагаю, ваш батальон возвращается в Англию?

– Не знаю, сэр.

– Если они пошли на Коруну или Виго, то да. Но я не думаю, что вы к ним присоединитесь.

– Вот как, сэр?

– Нам нужны стрелки. Если я знаю Уэлсли, он вас здесь оставит. Конечно, не официальным приказом, но что-нибудь придумает. Вас это тревожит?

– Нет, сэр. – Шарп обрадовался мысли, что есть возможность избежать интендантского ярма и продолжать службу боевым офицером. – Я хочу остаться, сэр.

– Отлично! – На вершине холма Хоган обернулся и посмотрел на отъезжающих испанцев. – Помогли вам выбраться?

– Да, сэр. Они отбили у французов город, правда ненадолго.

Хоган пристально посмотрел на Шарпа.

– Сантьяго?

– Да, сэр, – ответил Шарп, словно оправдывался за провинность. – Я не был уверен, следовало ли нам в этом участвовать, сэр, но, видите ли... – Шарп пожал плечами. Он слишком устал, чтобы все объяснить.

– Боже милосердный! Так это вы? – Было ясно, что капитан инженерной службы не осуждает приключений Шарпа. Напротив, Хоган произнес с искренней радостью: – Вы должны мне все рассказать! Я обожаю хорошие истории. Вот оно как! Наверное, ваши парни не откажутся от еды?

– Они предпочтут ром, сэр.

Хоган рассмеялся.

– И это найдется. – Он смотрел на бредущих мимо него стрелков. Оборванные и грязные солдаты улыбались офицерам. Хоган отметил, что у многих не было уставных сапог, на некоторых красовались французские шинели и ранцы, все были небриты, немыты и нечесаны, но все были при оружии, и оно содержалось в отличном состоянии. – Мало кому удалось выйти, – сказал Хоган.

– Сэр?

– Я говорю о людях, отколовшихся от армии Мура. Большинство просто сдались.

– Было холодно, – сказал Шарп. – Очень холодно. Но мне повезло с сержантом. Вон тот здоровяк, ирландец.

– Из них всегда получаются лучшие сержанты. Но здесь, похоже, все молодцы.

– Все, сэр. – Шарп повысил голос, чтобы его необычную похвалу мог услышать самый усталый стрелок. – Это пьяницы и пройдохи, сэр, но лучшие солдаты в мире. Самые лучшие.

Шарп говорил искренне. Они были элитой, проклятыми, они были стрелками. Солдатами в зеленой форме.

Они были стрелками Шарпа.


Содержание:
 0  Стрелки Шарпа : Бернард Корнуэлл  1  Глава 1 : Бернард Корнуэлл
 2  Глава 2 : Бернард Корнуэлл  3  Глава 3 : Бернард Корнуэлл
 4  Глава 4 : Бернард Корнуэлл  5  Глава 5 : Бернард Корнуэлл
 6  Глава 6 : Бернард Корнуэлл  7  Глава 7 : Бернард Корнуэлл
 8  Глава 8 : Бернард Корнуэлл  9  Глава 9 : Бернард Корнуэлл
 10  Глава 10 : Бернард Корнуэлл  11  Глава 11 : Бернард Корнуэлл
 12  Глава 12 : Бернард Корнуэлл  13  Глава 13 : Бернард Корнуэлл
 14  Глава 14 : Бернард Корнуэлл  15  Глава 15 : Бернард Корнуэлл
 16  Глава 16 : Бернард Корнуэлл  17  Глава 17 : Бернард Корнуэлл
 18  вы читаете: Глава 18 : Бернард Корнуэлл  19  Историческая справка : Бернард Корнуэлл
 20  Использовалась литература : Стрелки Шарпа    



 




sitemap