Приключения : Исторические приключения : Глава двенадцатая : Бернард Корнуэлл

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25

вы читаете книгу




Глава двенадцатая

Сэр Томас Грэм винил во всем себя. Оставил бы на вершине Черро-дель-Пуэрко три британских батальона, и французы ни за что не заняли бы высоту. Теперь же холм был у противника, и ему оставалось надеяться только на то, что полковник Уитли продержится у леса достаточно долго, а генерал Дилкс успеет исправить его, сэра Томаса, ошибку. Если же у Дилкса ничего не получится, если французы спустятся с холма и развернутся на север, то окажутся в тылу у Уитли и дело закончится бойней.

Значит, французов необходимо сбросить с вершины Черро-дель-Пуэрко.

Генерал Руффен имел в своем распоряжении четыре батальона и держал в резерве еще два батальона гренадеров. Последние назывались так не потому, что носили в сумке гранаты, а потому, что отличались огромным ростом и непревзойденной жестокостью в бою. Маршал Виктор, не хуже сэра Томаса понимавший, что Черро-дель-Пуэрко есть ключ к победе, самолично приехал поддержать Руффена и уже с вершины холма, от разрушенной часовни, наблюдал за тем, как дивизия Лаваля продвигается в направлении соснового леса. Хорошо. Пусть пока справляются сами, а потом он пошлет им на помощь Руффена. Берег оставался пустым. Бригада испанской пехоты отдыхала неподалеку от деревни, но по какой-то неведомой причине принять участие в сражении не спешила, а остальная испанская армия давно ушла к северу и, насколько можно было понять, возвращаться не собиралась.

Четыре передовых батальона Руффена насчитывали более четырех тысяч человек. Как и части на пустоши, они выстроились колоннами. Ниже, на склоне, лежали сотни тел, остатки батальона майора Брауна. Еще ниже маршал видел растянувшихся цепью красномундирников, направленных, очевидно, для того, чтобы отбить холм.

— Сколько их там? Сотен пятнадцать? — пробормотал маршал.

— Полагаю, что так,— согласился Руффен, здоровяк ростом за шесть футов.

— Похоже, английская гвардия,— сказал Виктор. Разглядывая бригаду Дилкса в подзорную трубу, он ясно видел синие знамена Первого полка гвардейской пехоты.— Приносят в жертву лучших,— бодро заметил он.— Что ж, за нами дело не станет. Сотрем ублюдков!

Между тем «ублюдки» уже двинулись вверх по склону. Четырнадцать сотен солдат, по большей части гвардейцы, но еще половина Шестьдесят седьмого на правом фланге и за гемпширцами, ближе к морю, две роты стрелков. Шли они медленно. После бессонной ночи и долгого марша все устали, а некоторым еще пришлось совершить бросок на милю, чтобы вернуться к подножию холма. Повторять маршрут майора Брауна они не стали и поднимались по более крутому склону, где их не могли достать французские пушки. Наступали шеренгой, но из-за деревьев и неровностей строй, растянувшийся через северо-западный квадрант холма, быстро рассыпался.

Маршал сделал глоток вина из предложенной адъютантом фляжки.

— Подпустим поближе к вершине, а там их порвут пушки. Угостите картечью, добавьте пару залпов из мушкетов и наступайте.

Руффен кивнул. Именно так он и сам намеревался поступить. Склон крутой, и британцы запыхаются, пройдя три четверти подъема, а потом он ударит по ним из пушек и мушкетов. Строй развалится, и тогда его четыре пехотных батальона перейдут в контрнаступление, расчищая склон штыками. К тому времени, когда они достигнут подножия холма, противник уже будет в полной панике, и пехота с драгунами погонят оставшихся в живых к берегу и через лес. А гренадеров, думал Руффен, можно будет послать на южный фланг другой британской бригады.

Красномундирники карабкались вверх. Сержанты пытались удержать строй, но сделать это на такой пересеченной местности невозможно. Вольтижеры, спустившись чуть ниже, встречали их огнем.

— Не отвечать! — крикнул сэр Томас.— Берегите свинец! Дадим залп на вершине! Не стрелять!

Выпущенная вольтижером пуля снесла с головы треуголку, даже не коснувшись седых генеральских волос. Он пришпорил коня.

— Молодцы, парни! Вперед и вверх! — Рядом были его любимцы, шотландцы из Третьего полка гвардейской пехоты.— Земля наша, парни! Гоните чертей!

Люди Брауна, те, что выжили, все еще продолжали вести огонь.

— А вот и гвардия, ребята! — закричал майор.— Страхую каждого на полдоллара! — Он потерял две трети офицеров и половину солдат и теперь пристраивал оставшихся к флангу Первого гвардейского.

— Дурачье,— пробормотал маршал Виктор, но не с презрением, а скорее с недоверием. Неужели эти полторы тысячи рассчитывают взять двухсотфутовую высоту, которую защищают артиллерия и почти три тысячи пехоты? Что ж, их глупость — его шанс.— Дайте залп сразу после артиллерии и переходите в штыковую.— Развернув коня, маршал поскакал к батарее.— Подождите, пока подойдут на половину пистолетного выстрела,— сказал он командиру батареи. На таком расстоянии ни одна пушка не промахнется. Британцев ждет бойня.— Чем зарядили?

— Картечью.

— Молодец.— Глядя на синие знамена Первого полка гвардейской пехоты, Виктор представлял, как их пронесут на параде в Париже. Император будет доволен! Захватить флаги королевской гвардии! Может быть, Наполеон использует их в качестве скатертей. Или расстелет вместо простыней для своей новой австрийской женушки! Представив картину, маршал рассмеялся.

Британцы приближались, и вольтижеры спешно возвращались на вершину. Уже близко, подумал Виктор. Подпустить к самому верху и дать залп в упор из всех шести орудий. Он бросил взгляд на север — люди Лаваля приближались к лесу. Еще полчаса — и от этой маленькой британской армии почти ничего не останется. Еще час на то, чтобы перестроиться, а потом он двинется по берегу против испанцев. Сколько же флагов уйдет в Париж? Десять? Двадцать? Может быть, их хватит на все императорские кровати!

— Пора? — спросил командир батареи.

— Ждем, ждем.— Зная, что победа обеспечена, Виктор повернулся и помахал двух стоявшим в резерве гренадерским батальонам.— Вперед! — крикнул он их командиру, генералу Руссо. Не время держать войска в запасе. В бой нужно бросить всех, все три тысячи. Он тронул адъютанта за локоть.— Скажите музыкантам, что я хочу услышать «Марсельезу».— Маршал усмехнулся. Император запретил «Марсельезу» из нелюбви к возбуждаемым ею революционным чувствам, но Виктор знал, сколь популярна песня у солдат. Так пусть же воодушевит их и на этот бой!

— Le jour de gloire est arrive,— пропел он вслух и рассмеялся, поймав удивленный взгляд командира батареи.— Пора. Пора!

— Tirez!

Пушки грохнули разом, выплюнув клубы дыма, за которыми скрылись и берег, и море, и далекий белый город.

— Начинайте! — бросил своим командирам батальонов генерал Руффен.

Приклады мушкетов вжались в плечи. Залп. И снова дым.

— Пристегнуть штыки! — прокричал маршал и махнул в сторону покатившегося пушечного дыма.— И вперед, mes braves! Вперед!

Оркестр грянул «Марсельезу», барабанщики взяли ритм, и французы шагнули к склону — довести дело до конца.

Вот он, день славы!


Батальон полковника Вандала находился к северу от Шарпа и составлял левый фланг французского строя. Шарп же был на правом фланге британской шеренги, где стояла батарея Дункана.

— За мной! — крикнул капитан своим стрелкам. Он пробежал за спиной двух рот Сорок седьмого, соединившихся в одну большую роту, потом позади полубатальона Шестьдесят седьмого полка. Теперь Вандал был ровно напротив.

— Ну и работенка досталась! — проворчал полковник Уитли, проезжая мимо и обращаясь к майору Гоугу, командовавшему Восемьдесят седьмым полком, стоявшим слева от Шарпа.— От проклятых донов помощи не дождешься. Как ваши ребята, Гоуг?

— Парни у меня надежные,— ответил майор,— только их мало. Нужно подкрепление.— Майору приходилось кричать, чтобы перекрыть треск мушкетов. Восемьдесят седьмой уже потерял четырех офицеров и более сотни солдат. Раненых оттаскивали к лесу, и число их увеличивалось — французские пули все чаще находили цель. Замыкающие орали, требуя смыкать строй к середине, и шеренга съеживалась. Они еще отстреливались, но заряжать становилось все труднее из-за порохового нагара.

— Подкрепления нет,— ответил Уитли.— И не будет, если испанцы не подойдут.— Он бросил взгляд на неприятельский строй. Проблема была проста: французов больше, и они имели возможность восполнять потери, тогда как англичане такой возможности не имели. Будь силы равны, он мог бы победить, но численный перевес врага уже начал сказываться. Надежда на подкрепление от Лапены таяла, как таяли и силы британцев, и Уитли понимал: если ничего не изменится, его просто разгромят.

— Сэр! — Полковник оглянулся и увидел того самого испанского офицера, который вызвался привести подкрепление.

Гальяна осадил коня в шаге от Уитли, но заговорить смог не сразу — обрадовать полковника было нечем.

— Генерал Лапена отказывается выступать,— наконец выпалил он одним духом.— Мне очень жаль, сэр.

Уитли еще секунду или две смотрел на испанца.

— Да поможет нам Бог,— проговорил он удивительно мягким тоном и взглянул на Гоуга.— Думаю, майор, нам придется угостить их сталью.

В просветах дымовой завесы Гоуг видел надвигающуюся стену синих мундиров. Знамена Восемьдесят седьмого над головой полковника дергались от пуль.

— Сталью?

— Что-то же делать надо. Все лучше, чем стоять и умирать.

Шарп снова потерял из виду Вандала. Слишком много дыма. Какой-то француз, присев над лежащим португальцем, шарил у убитого по карманам. Шарп опустился на колено, прицелился, выстрелил, а когда дым рассеялся, увидел, что француз стоит на четвереньках, опустив голову. Капитан перезарядил винтовку. Соблазн загнать пулю поскорее, не заворачивая ее в промасленный кожаный лоскут, был велик, потому что неприятель мог вот-вот пойти в наступление, а точность на близком расстоянии большого значения не имела. С другой стороны, если он снова увидит Вандала, стрелять нужно будет наверняка. Шарп достал кусочек кожи, завернул пулю и надежно загнал ее в дуло.

— Ищите офицеров.

Рядом сухо кашлянули — капитан Гальяна, спешившись, перезаряжал свое игрушечное оружие.

— Огонь! — скомандовал лейтенант ближайшей роты. Мушкеты затрещали. И снова дым. В первой шеренге упал солдат с дыркой в голове.

— Пусть лежит! — крикнул сержант.— Ему уже не поможешь! Перезаряжай!

— Примкнуть штыки! — прокричал зычный голос, и команда пролетела по шеренге — глуше, глуше.— Примкнуть штыки!

— Господи, спаси Ирландию,— покачал головой Харпер.— Это уже конец.

— Выбора нет,— сказал Шарп. Французы побеждали за счет численного превосходства. Они наступали, и полковник Уитли мог либо отступить, либо перейти в контратаку. Отступить означало проиграть, атаковать — по крайней мере проверить французов на прочность.

— Штыки, сэр? — спросил Слэттери.

— Примкнуть штыки,— сказал Шарп.

Не время спорить, их эта драка или не их. Сейчас все решится. Красная шеренга приняла еще один шквал пуль, и тут же по синим мундирам хлестнули две горсти картечи. Солдат-ирландец, совсем еще мальчишка, дико вскрикнув, покатился по земле, зажимая руками пах. Сержант успокоил его ударом приклада по голове.

— Вперед! А ну вперед! — проревел бригад-майор.

— Восемьдесят седьмой, вперед! — крикнул Гоуг.— Faugh a ballagh!

— Faugh a ballagh! — прогремело в ответ, и Восемьдесят седьмой шагнул вперед.

— Держать строй, ребята! — кричал Гоуг.— Равнение!

Восемьдесят седьмому было уже не до равнения. Четверть батальона полегла на этом поле, и людей душила ярость. Они видели перед собой французов, тех, кто убивал их весь последний час, и теперь настал миг расплаты. Чем скорее они доберутся до врага, тем скорее враг умрет. Гоуг не мог остановить их. Они побежали с тем жутким, пронзительным воем, что страшен уже сам по себе, и начищенные семнадцатидюймовые штыки вспыхнули под лучами почти достигшего зенита зимнего солнца.

— Вперед! — Шеренга справа от Шарпа не отставала от Восемьдесят седьмого. Пушкари Дункана торопливо разворачивали пушки, чтобы еще раз ударить по неприятельскому флангу.

— Смерть им! Смерть! — вопил что было мочи прапорщик Кеог, сжимая в одной руке легкую сабельку и кивер в другой.

— Faugh a ballagh! — ревел Гоуг.

Совсем близко грохнули мушкеты. Кто-то пошатнулся. Кто-то упал, забрызгав кровью соседей, но атаку было уже не остановить. По всей ширине фронта красные мундиры неслись вперед, выставив штыки, потому что стоять на месте значило сдохнуть, а отступить — проиграть. Их осталось меньше тысячи — врагов в три раза больше.

— Вперед! Бей их! — кричал рядом с Шарпом какой-то офицер.— Смерть! Смерть!

Передняя шеренга синих мундиров подалась назад, но сзади нажимали другие, и тут на них накатила ощерившаяся штыками красная волна. Мушкеты ударили, когда врагов разделяло не больше ярда.

— Коли! — командовал, словно на учебном занятии, майор из Восемьдесят седьмого.— Назад! Да не в ребра, дурак! В живот! В брюхо втыкай!

Штык ирландца застрял в ребрах француза и никак не желал выходить. В отчаянии солдат спустил курок и сам удивился тому, что мушкет оказался заряженным. Пуля и газ вырвали штык.

— В живот! — орал сержант, напоминая, что штык часто застревает в груди и никогда в животе. Конные офицеры стреляли из пистолетов поверх киверов. Солдаты вонзали штык, выдергивали, кололи снова, а неко-

торые, обезумев от вида крови и забыв, чему их учили, крушили вражьи головы прикладами мушкетов.— Потроши его, парень! — не умолкал сержант.— Не тычь! Бей сильней!

В Англии, Ирландии, Шотландии и Уэльсе этих людей презирали. Они были пьяницами, ворами, отребьем. Они надели красные мундиры, потому что ничего другого им не оставалось, потому что никто другой эти мундиры не надевал, потому что в эти мундиры их загнало отчаяние. Они были сбродом, подонками, мразью, зато умели драться. Они дрались всегда, но в армии их научили драться дисциплинированно. В армии они встретили офицеров и сержантов, которые ценили их. Те же самые офицеры и сержанты наказывали их, орали на них, кляли последними словами и ставили под плети, но они их ценили и даже любили. Те же самые офицеры, обходившиеся в пять тысяч фунтов ежегодно, дрались сейчас вместе с ними и умирали вместе с ними, и поэтому красномундирники делали то, что умели лучше всего и за что им платили по шиллингу в день. Они убивали.

Французы остановились. Те, что шли впереди, умирали, а те, что были за ними, вовсе не хотели встречи с дикарями с окровавленными рожами, из луженых глоток которых вырывались непонятные и оттого еще более страшные вопли: «Faugh a ballagh!» Гоуг, пришпорив коня, врезался в гущу неприятеля и рубанул саблей французского сержанта. За ним ломилась знаменосная команда, прапорщики с двумя флагами и сержанты, вооруженные девятифутовыми алебардами, заточенными до остроты бритвы пиками, предназначенными для защиты флагов, только теперь сержанты не защищали полковые цвета, а кололи врага длинными лезвиями. Одним из пикейщиков был сержант Патрик Мастерсон, великан под стать Харперу. Орудуя алебардой, он валил французов на землю, где их добивали штыками. Парировав выпад очередного противника, Мастерсон с такой силой ударил его пикой, что наконечник вошел в тело несчастного до самой крестовины. В брешь, пробитую сержантом, устремились другие. Некоторые французы в ужасе падали на землю, обхватывая голову руками и моля только лишь о том, чтобы эти орущие дьяволы пощадили их. Прапорщик Кеог, располосовав усатого сержанта от щеки до щеки, едва не ранил оказавшегося рядом красно-мундирника. Кивер он потерял и, взмахивая саблей, орал со всеми боевой клич Восемьдесят седьмого — «Faugh a ballagh! Faugh a ballagh!»

И они расчищали путь — прорубали дорогу сквозь плотно спрессованные французские шеренги.

Везде было одно и то же. Штыки против рекрутов, дикая злоба против внезапного парализующего страха. Казалось, исход сражения был решен, чаша весов склонилась в пользу французов согласно математическому закону, но Уитли сделал ход, и все законы математики пали перед более суровыми, более жестокими и беспощадными законами безжалостной муштры и крепчайшего духа. Красномундирники шли вперед — медленно, преодолевая давление врага, спотыкаясь о тела, которые сами же и валили на скользкую от крови траву, но шли.

А потом у края леса появилась карета, и Шарп снова увидел Вандала.


На Черро-дель-Пуэрко французы шли за победой. Четыре пехотных батальона спускались по склону и еще два гренадерских спешили пристроиться к их левому флангу. Командовавшего гренадерами генерала Руссо беспокоило только одно: его люди могли не успеть к дележу плодов успеха.

Британцы оставались на склоне и еще не восстановили боевой порядок. Французская картечь расстроила наступающие шеренги, хотя пушки больше не стреляли, чтобы не попасть по своим. Впрочем, нужды в артиллерии и нет, полагал маршал Виктор, потому что победу принесут императорские штыки. Барабанщики стройно ударили pas de charge, Орлы гордо качнулись в вышине, и три тысячи французов покатились вниз по северному склону добивать поверженного врага.

Им противостояли гвардейская пехота, полбатальона гемпширцев и две роты Гибралтарского гарнизона. Красно-зеленое войско вдвое уступало противнику в численности, оно проделало утомительный ночной марш и занимало невыгодную позицию ниже по склону.

— Приготовиться! — проревел сэр Томас. Последний залп картечи смел трех шотландцев, шедших прямо перед ним, но его самого даже не задело. Лорд Уильям Рассел подобрал пробитую осколком шляпу и вернул хозяину, и теперь сэр Томас сорвал ее с головы, дабы указать на две грозные колонны, только что появившиеся на склоне.— Огонь!

Двенадцать сотен мушкетов и двести винтовок ударили залпом. Дистанция составляла менее шестидесяти шагов в центре и чуть больше на флангах, и выпущенный град пуль ударил по трем сотням французов, составлявшим передние шеренги обеих колонн. Ударил и остановил их. Казалось, сам ангел мщения обрушил на голову колонн чудовищный меч. Строй окрасился алым и сломался, и даже вторая шеренга содрогнулась под свинцовым шквалом. Шедшие в третьей и четвертой шеренгах сбились с шага, споткнувшись о тела убитых и раненых. Ничего этого красномундирники не увидели из-за дыма; они только знали, что оттуда вот-вот вырвутся две ощетинившиеся штыками колонны, а потому сделали то единственное, чему их обучали. Они перезарядили мушкеты. Шомпола загнали в стволы новые пули. Должный боевой порядок нарушился еще на подъеме, и хотя некоторые офицеры еще требовали стрелять повзводно, большинство солдат их не слушали и палили вразнобой. Не дожидаясь команды офицера или сержанта, они заряжали, вскидывали мушкет, находили цель, спускали курок и загоняли новую пулю.

Армейское наставление требовало выполнения по меньшей мере десяти действий при стрельбе из мушкета, начиная с «Достать пулю» и заканчивая командой «Огонь!», а в некоторых батальонах сержанты ухитрялись разбить упражнение даже на семнадцать отдельных движений, которые следовало не только знать назубок, но и выполнять в любых условиях с требуемой быстротой. Лишь немногие приходили в армию с ясным представлением о том, что такое боевое огнестрельное оружие. Сельские парни знали, как зарядить охотничье ружье, однако эти навыки требовалось забыть. У новобранца на то, чтобы зарядить мушкет, уходило около минуты и даже больше, а к тому дню, когда его облачали в красный мундир и отправляли драться за своего короля, время сокращалось до пятнадцати — двадцати секунд. Именно это умение и ставилось на первое место. Гвардейцы на холме могли выглядеть в высшей степени внушительно, и не было пехотных частей, которые производили бы такое же впечатление, как те, что несут службу у Сент-Джеймсского дворца или Карлтон-Хауса, но если человек не может зарядить мушкет за двадцать секунд, он не солдат. На склоне Черро-дель-Пуэрко оставалось около тысячи гвардейцев, и все они понимали, что дерутся за собственную шкуру. Сотни пуль улетали в дым, и сэр Томас Грэм уже видел — они находят цель.

Французы снова наступали колоннами. Они всегда наступали колоннами. На сей раз ширина колонны составляла триста человек, глубина — девять, а это означало, что большинство французов не могли применить оружие, тогда как у красномундирников и стрелков огонь вели все. Под этим непрерывным, неумолимым шквалом колонны прогибались, а трава на склоне уже загоралась от тлеющих пыжей.

Сэр Томас затаил дыхание. Настал момент, когда приказы уже ничего не значат и ничего не изменят, когда все слова бесполезны. Солдаты делали свое дело и делали его настолько хорошо, что генерал даже позволил себе подумать о возможной победе, о победе, вырванной из рук противника, о победе, выкованной из почти верного поражения, но тут справа прогремел стройный залп, и он, развернув коня, помчался на фланг. Мысли о возможной победе мгновенно ушли — из-за завесы дыма выступила, держась плечом к плечу, первая шеренга французских гренадеров. Навстречу новому противнику уже разворачивались шотландские гвардейцы, а к ним подтягивались рассеявшиеся на фланге стрелки.

Сэр Томас молча наблюдал за гренадерами, каждый из которых кроме мушкета имел при себе короткую саблю. Это была неприятельская элита, люди, отобранные для самой трудной работы, к тому же свежие, но они, опять-таки, шли колонной, и красномундирники, не дожидаясь ничьих указаний, повернули к ним, готовые продемонстрировать преимущества своей подготовки. Непосредственно на пути гренадеров оказался полубатальон Шестьдесят седьмого полка.

Сэр Томас знал, чего ждать дальше. Колонна представляет собой таран, и, какие бы потери ни несла голова, огромная масса движется вперед за счет инерции, круша, ломая и давя все на своем пути. Императорская колонна прошла по всем полям сражений исстрадавшейся Европы и везде побеждала. К тому же здесь французы имели позиционное преимущество, поскольку двигались сверху вниз. Генерал понимал, что, прорвав тонкую красно-зеленую цепь, гренадеры развернутся направо и добьют его парней саблями и прикладами. Выехав за спину Шестьдесят седьмого, сэр Томас поднял саблю, готовый, если понадобится, рубить и умереть вместе со своими ребятами, и тут офицер крикнул:

— Огонь!

Вырвавшийся из мушкетов дым скрыл от него французов. Второй залп сгустил завесу. Шестьдесят седьмой стрелял повзводно, справа била «Ветошь» — торопливо, не тратя время на то, чтобы завернуть пулю в кожаный лоскут — с такого расстояния не промахнешься,— и не уступая в скорострельности соседям-красномундирникам. Слева от сэра Томаса стояли шотландцы, и он знал — они не дрогнут. Мушкеты трещали так часто, что казалось горит сухой лес. Пахло тухлыми яйцами. Где-то кричала чайка, вдалеке, на пустоши, ухали пушки, но генерал не мог даже оглянуться. Судьба сражения решалась здесь и сейчас, и в какой-то момент он поймал себя на том, что затаил дыхание. Он выдохнул и посмотрел на лорда Уильяма — тот неподвижно застыл в седле, вглядываясь в дымную пелену.

— Выдохни, Уилли.

— Боже мой…— Лорд Уильям перевел дыхание.— Вы знаете, что позади нас испанская бригада?

Сэр Томас оглянулся и увидел на берегу испанцев. Они стояли на месте, никуда не спешили, и он знал, что, даже если прикажет им подняться на холм, союзники придут слишком поздно — битва столько не продлится.

— Черт с ними,— покачал он головой.— Черт с ними!

Лорд Уильям держал в руке взведенный пистолет, готовясь выстрелить в первого же гренадера, когда тот выберется из дыма, однако французов остановил мушкетный и винтовочный огонь. Передовые шеренги полегли, те, что шли за ними, пытались отвечать, но сила колонны в движении, остановившись, она превращается в огромную мишень, и британцы били и били в самое ее сердце. Выдержать такой огонь не могли даже элитные части.

Генерал Дилкс подъехал к сэру Томасу на окровавленной лошади — пуля зацепила круп. Ничего не говоря, он некоторое время смотрел вверх на склон, туда, откуда за ходом боя наблюдал маршал Виктор, потом отвернулся. Слова были излишни — теперь все решали люди с мушкетами.

Левее Первого гвардейского дрался с остатками своего сборного батальона майор Браун. Из тех, кто поднялся вместе с ним на склон, в строю осталось меньше половины, но они посылали в сторону французов залп за залпом и даже пытались продвинуться вверх, чтобы ударить по колонне с фланга.

— Ну как их не любить, этих мерзавцев, а? — прокричал сэр Томас, и Дилкс, удивленный вопросом, коротко хохотнул.— Пора угостить лягушатников штыком.

Дилкс кивнул. Наблюдая за красномундирниками, раз за разом, с четкостью часового механизма посылающими в неприятеля смертоносный град пуль, он снова и снова качал головой — то, что делали эти люди, было чудом.

— Говорю вам, они побегут,— сказал сэр Томас.

— Примкнуть штыки! — скомандовал наконец Дилкс.

— Вперед, парни! — Сэр Томас махнул шляпой.— Гоните их с моего холма! Гоните!

Словно спущенные с цепи псы, красномундирники устремились вверх, и стоявший наверху маршал Виктор услышал крики и лязг штыков.

— Ради бога, деритесь! Деритесь же! — крикнул он, не обращаясь ни к кому в отдельности, но все шесть его батальонов уже подались назад. Оставшийся позади оркестр все еще наигрывал запрещенную «Марсельезу», но, почувствовав надвигающуюся беду, сбился. Капельмейстер попытался подстегнуть музыкантов, однако боевой клик британцев звучал все громче, и оркестранты, прихватив инструменты, разбежались. За ними последовала пехота.— Пушки! — бросил адъютанту маршал.— Убирайте пушки с холма!

Одно дело — проиграть сражение, и совсем другое — потерять столь любимую императором артиллерию. Командиры орудий, призвав расчеты, развернули четыре орудия и потащили их с вершины; двумя, однако, пришлось пожертвовать, поскольку красномундирники подошли слишком близко. Маршал Виктор и адъютанты убрались за ними, а остатки шести батальонов обратились в паническое бегство, рассыпались по вершине и скатились по восточному склону, преследуемые торжествующими победителями, штыками и воплями.

Два генерала, Руссо и Руффен, были ранены и отступить не смогли. Когда сэру Томасу сообщили об этих пленных, он ничего не сказал, но, поднявшись на вершину, долго смотрел вслед разбитому и убегающему противнику и вспоминал тот день в Тулузе, когда французские солдаты оскорбили его умершую жену, а один из них плюнул ему в лицо. В те уже далекие времена сэр Томас симпатизировал французам, считая идеалы революции — свободу, равенство и братство — маяками для Британии. Он любил Францию.

С тех пор прошло девятнадцать лет. За эти девятнадцать лет сэр Томас не забыл насмешек над своей бедной мертвой женой. Вот почему теперь он, приподнявшись на стременах, крикнул:

— Запомните меня!

Генерал прокричал это по-английски, зная, что бегущие французы все равно не услышат.

— Запомните меня! — крикнул он еще раз и погладил обручальное кольцо.

За сосновым лесом выстрелила пушка.

И сэр Томас повернул и пришпорил коня. Потому что сражение еще не закончилось.


— А, дьявол! — ругнулся Шарп.

Карета пролетела мимо него, накренившись, с крутящимся в воздухе колесом, завалилась и, скользнув по траве, остановилась за углом французской колонны. Вывалившаяся из нее женщина с черной вуалью на лице, очевидно, не пострадала, потому что, поднявшись, первым делом попыталась помочь бригадиру, но свидетелями несчастья стали также с десяток французов из задних рядов, которые тут же увидели в происшедшем возможность поживиться. Человек в богатом платье наверняка богат, и они, сообразив это, оставили строй, чтобы обчистить карманы несчастного. Шарп выхватил саблю и побежал.

— Пошли, ребята,— сказал Харпер — Есть работа.

Стрелки уже подобрались к флангу колонны. Британцы и французы сошлись врукопашную, в ход пошли штыки и приклады, но Шарп видел Вандала на коне. Находясь в гуще войска, около полкового Орла, полковник размахивал саблей, но только бил ею не красномундирников, а своих солдат, заставляя драться и убивать. Страсть его не пропадала втуне: французы на левом фланге упорно сопротивлялись атаковавших их ирландцам. Шарп собирался подойти к колонне сбоку, чтобы попробовать достать врага верным выстрелом, но теперь нужно было спасать бригадира, который пытался защитить женщину. Пистолет его выпал из кармана при падении, Мун выхватил из ножен новую саблю, купленную по дешевке в Кадисе, обнаружил, что клинок сломался, и тут маркиза закричала, увидев направленные на нее штыки.

Человек в зеленом мундире возник слева от бригадира. В руке у него был тяжелый кавалерийский палаш, оружие в равной степени брутальное и неудобное, и первый же выпад пришелся в горло одного из французов. Кровь из раны ударила выше Орла на древке. Голова завалилась назад, хотя тело еще бежало. Шарп повернулся, вонзил клинок в живот второму, крутанул, чтобы лезвие не застряло в теле, и пнул беднягу в пах, высвобождая оружие. Вражеский штык продырявил ему мундир, но подоспевший на помощь англичанину Гальяна уколол француза в бок своей игрушечной сабелькой.

Держа маркизу за руку, бригадир мог только смотреть. Шарп убил одного француза и повалил другого, потратив на это столько же времени, сколько понадобилось бы Муну, чтобы прихлопнуть муху. Теперь на него пошли сразу двое, и бригадир подумал, что капитан отступит, уклонится от неравной схватки, но тот, презрев опасность и здравый смысл, шагнул им навстречу и, отбив штык палашом, нанес удар в лицо. Сапогом в пах — и один уже на земле. Зато второй успел сделать выпад, и Мун невольно зажмурился, но Шарп с невероятной ловкостью уклонился от мелькнувшего штыка и обрушился на противника. Лицо его исказила такая ярость, что бригадиру вдруг стало жаль несчастного француза.

— Мразь! — прорычал Шарп.

Палаш мелькнул еще быстрее штыка, и француз, выронив мушкет, схватился обеими руками за воткнувшийся в живот клинок. Капитан вырвал его, а подоспевший Перкинс добил противника штыком. Оказавшийся рядом с командиром Харпер пальнул из своей страшной семистволки, и двух французов отбросило на пару шагов. Кровь брызнула во все стороны, и остальные, сочтя, что с них хватит, вернулись в строй.

— Шарп! — крикнул Мун.

Капитан даже не повернулся. Сунув палаш в ножны, он снял с плеча винтовку, упал на колено и прицелился.

— Сдохни, сволочь,— процедил он и потянул за спусковой крючок. Дуло выплюнуло клуб дыма, но Вандал остался в седле и все так же гнал своих людей на ирландцев Гоуга. Шарп выругался и подозвал Хэгмана.— Дэн, застрели этого мерзавца!

— Шарп! — снова крикнул Мун.— Пушка!

Капитан обернулся. Женщина с вуалью оказалась Катериной, чему он не очень-то и удивился. Вот только какого дьявола бригадир притащил ее из города на эту бойню? Он посмотрел на брошенную гаубицу и увидел торчащую трубку. Это означало, что орудие заряжено. Шарп поискал глазами пальник. Не видно. На помощь левому флангу Восьмого полка спешил резервный батальон Лаваля, а наперехват ему со стороны холма двигались две роты «Цветной капусты» и остатки португальских касадоров. Гаубицу можно было бы повернуть против французов, но… Он вспомнил беднягу Джека Буллена.

— Сержант, разверните чертову пушку!

Вчетвером они подняли хобот лафета и повернули гаубицу в сторону Восьмого полка.

— Ловите! — Бригадир бросил Шарпу трутницу.

— В сторону! — Капитан торопливо высек искру, подул на обугленный фитилек в коробке, а когда огонек разгорелся, вытащил, опалив пальцы, всю тряпицу и, перегнувшись через колесо гаубицы, бросил ее в трубку. Порох зашипел, и Шарп пригнулся.

Гаубица бухнула, колеса оторвались от земли, и орудие отпрыгнуло. Заряжена она была картечью, и десятки свинцовых шариков и мушкетных пуль, составлявших ее начинку, ударили во фланг французов с силой батальонного залпа. Из-за небольшого расстояния широкого разлета не получилось, но в плотно спрессованной колонне картечь проделала громадную брешь, в которой пропал и полковник Вандал. Вытащив палаш, Шарп ждал. Тем временем красномундирники и касадоры обратили огонь против резервного батальона. Пушки Дункана хлестали противника снарядами и шрапнелью. Какой-то раненый выл как пес.

Полковник Вандал лежал на земле. Свалившаяся лошадь, умирая, билась головой о песок. Полковник остался цел, хотя и сильно ударился при падении. Поднявшись, он увидел приближающихся к Орлу красномундирников.

— Убейте их! — крикнул Вандал, но вместо крика получилось что-то вроде хриплого карканья. Громадного роста сержант с пикой атаковал защищающих Орла французских сержантов.— Убейте их! — снова крикнул Вандал, и тут какой-то худосочный мальчишка-офицерик набросился с сабелькой на младшего лейтенанта Гиль-мена, имевшего честь держать императорского Орла. Вандал выбросил руку с саблей и почувствовал, как острие уткнулось в ребра. Не обращая внимания на рану, красномундирник ухватился левой рукой за древко и попытался вырвать штандарт у Гильмена. Два подоспевших французских сержанта с проклятиями пронзили ирландца алебардами, и жизнь в глазах смельчака погасла еще раньше, чем он свалился на землю. Но уже в следующее мгновение один из сержантов пошатнулся и выронил алебарду — от левого глаза осталась только залитая кровью дыра.

— Faugh a ballagh! — прогремел зычный голос.

Прапорщика Кеога убили на глазах сержанта Мастертона, и теперь Мастертон был очень зол. Уложив одного из убийц ударом пики, он отбросил второго и воткнул наконечник в горло лейтенанту Гильмену. Гильмен захрипел, на губах у него вспузырилась кровь, и Вандал потянулся к Орлу, но ирландец, вырвав штандарт из слабеющих рук умирающего, отшвырнул лейтенанта на полковника. Капитан Лекруа, взревев от гнева и возмущения, замахнулся на здоровяка ирландца саблей, какой-то красномундирник вонзил ему между ребер штык, а другой проломил череп прикладом мушкета, и последним, что видел на этом свете капитан Лекруа, был драгоценный символ в лапах громилы сержанта. Несколько человек попытались отнять Орла, но тут накатила новая волна красномундирников, и в дело вступили штыки.

— Коли! — надтреснутым голосом командовал сержант.— Назад! Работайте!

Мастертон как сумасшедший размахивал трофеем и орал что-то нечленораздельное.

Двое солдат, подхватив полковника, оттащили его подальше от забрызганного кровью ирландца. Рана оказалась неопасной — штык лишь проткнул бедро,— но ни идти, ни говорить, ни думать Вандал не мог. Орел! На шее у него был лавровый венок, венок из позолоченной бронзы, врученный городом Парижем полкам, отличившимся под Аустерлицем, и вот теперь какой-то скачущий дикарь размахивал им над головой! Вандала колотило от ярости. Нет, он не отдаст императорского Орла, даже если ему суждено погибнуть. Полковник потребовал, чтобы его опустили.

— Pour IEmpereur! — крикнул Вандал и побежал к Мастерсону, рассчитывая прорубиться через окружающих сержанта красномундирников, но слева вдруг появились какие-то люди, и ему преградили путь. Он рубанул саблей с плеча, противник отбил удар, и полковник с удивлением увидел перед собой испанского офицера. На помощь Вандалу устремились еще несколько французских солдат.

— Взять Орла! — крикнул полковник и снова ударил испанца, не пускавшего его к верзиле ирландцу.

На сей раз клинок рассек и ремень, и мундир, оставив на животе офицера кровавую рану, но его место мгновенно занял высокий британец в зеленой форме. Отбив выпад Вандала увесистым кавалерийским палашом, он просто-напросто схватил полковника за воротник, вытащил из схватки, подножкой свалил на землю и врезал ногой по голове. Снова ударили мушкеты, и ирландцы погнали последних французов. Вандал попытался откатиться и встать, но англичанин еще раз ударил его ногой, а когда он поднял голову, то увидел над собой палаш.

— Помнишь меня? — спросил капитан Шарп.

Вандал махнул саблей, но стрелок с оскорбительной

легкостью отвел угрозу.

— Где мой лейтенант?

Полковник еще рассчитывал улучить удобный момент и провести колющий удар, но Шарп прижал палаш к горлу.

— Сдаюсь,— прохрипел Вандал.

Давление на горло слегка ослабло.

— Дай мне саблю,— сказал Шарп.

— Я сдался сам и по правилам войны имею право оставить саблю.

Полковник понимал, что сражение проиграно. Его люди отступали, и ирландцы гнали их штыками дальше на восток. Такая же картина наблюдалась по всей линии: французы бежали, британцы преследовали, но не увлекались. Они прошагали всю ночь, дрались все утро и теперь едва не валились с ног от усталости. Убедившись, что разбитая армия не собирается останавливаться и перестраиваться, красномундирники возвращались и падали на землю, удивляясь, что еще живы.

— Я дал слово,— повторил Вандал.

— А я сказал, отдай саблю! — рыкнул Шарп.

— Если он дал слово,— вмешался Гальяна,— то может сохранить личное оружие.

Наблюдавший за происходящим бригадир Мун вздрогнул, когда Шарп снова ударил пленного француза по голове и резанул палашом по запястью. Вандал разжал пальцы, выпустив обтянутую змеиной кожей рукоять, и стрелок наклонился и поднял выпавший клинок. Он посмотрел на лезвие, ожидая увидеть выгравированное на стали имя какого-нибудь французского мастера, но с удивлением обнаружил уже знакомое — «Беннет».

— Ты ее украл, скотина!

— Я дал слово! — запротестовал Вандал.

— Тогда встань.

Голова у полковника кружилась, по щекам текли слезы — не от боли, а от унижения из-за потерянного Орла,— но он все же поднялся и протянул руку.

— Верните мою саблю.

Шарп бросил саблю Муну и коротко, без замаха ударил. Он знал, что не должен так поступать, но ярость и злость бывают сильнее запретов, и он врезал французу между глаз, и полковник опять упал, зажав лицо руками. Шарп склонился над ним.

— Не помнишь? — спросил он.— Война есть война, и на ней правил не бывает. Ты сам мне это сказал. Где мой лейтенант?

И только тогда Вандал узнал Шарпа. Увидел повязку под рваным кивером и вспомнил человека на мосту. Того, которого считал убитым.

— Ваш лейтенант,— дрожащим голосом сказал он,— в Севилье, где с ним обращаются достойно, согласно его званию. Слышите? Достойно и согласно его званию, как и вы обязаны обращаться со мной.

— Вставай! — перебил его Шарп. Вандал поднялся, и стрелок, схватив его за золоченый эполет, протащил за собой несколько шагов и остановился.— Посмотри. Вот твое чертово достоинство.

Сержант Патрик Мастерсон с улыбкой, которой хватило бы на весь Дублин, прохаживался взад-вперед, демонстрируя захваченного Орла.

— Эй, парни! — кричал он.— Гляньте-ка! Я таки словил их кукушку!

И Шарп рассмеялся.


Корабль его величества «Торнсайд» миновал рифы на выходе из Кадисской бухты и повернул на запад, в Атлантику. В скором времени ему предстояло взять курс на устье Тежу и Лиссабон. С берега за судном, сглатывая желчь, наблюдал одноногий адмирал. Весь Кадис восхвалял британцев. Британцев, разбивших французов. Британцев, захвативших их Орла. Британцев, сбивших спесь с надменных лягушатников. На новое испанское Регентство не стоило и надеяться, как и на достижение приемлемого мира с императором, поскольку город охватила военная лихорадка, а его героем стал теперь сэр Томас Грэм.

Одноногий адмирал повернулся и заковылял домой.

Берег уходил за горизонт.

— Мне жаль, Пэт, что так вышло,— сказал Шарп стоявшему рядом Харперу.

— Знаю, сэр.

— Надежный был парень.

— Да.

Речь шла о рядовом Слэттери. Шарп не видел, как он погиб, но Харпер рассказал, что в самом конце боя, когда рассыпавшаяся французская колонна дала последний залп, пуля попала стрелку в горло, и он умер на коленях у Катерины.

— Ты верно сказал, не наша была драка.

— Но подрались знатно, да и вы посчитались с тем лягушатником.

Полковник Вандал пожаловался на Шарпа сэру Томасу Грэму, заявив, что капитан ранил его после сдачи в плен, оскорбил его честь и украл его саблю. Рассказывая об этом Шарпу, лорд Уильям Рассел укоризненно качал головой.

— Должен предупредить, Шарп, все очень серьезно. Очень серьезно. Нельзя обижать полковника, даже французского! Представьте, каково придется нашим офицерам в плену, если французы узнают, что мы так себя ведем!

— Я ничего такого не делал,— уперся Шарп.

— Конечно не делали. Конечно не делали, мой дорогой. Но Вандал подал жалобу, и сэр Томас приказал провести самое тщательное расследование.

Впрочем, до обещанного расследования дело так и не дошло. Бригадир Барнаби Мун подал собственный рапорт, в котором заявил, что в момент пленения полковника Вандала находился в двадцати шагах от места событий, видел все своими собственными глазами и готов подтвердить, что капитан Ричард Шарп вел себя как офицер и джентльмен. Получив рапорт Муна, сэр Томас лично извинился перед Шарпом.

— Нам приходится принимать такие жалобы очень серьезно, Шарп,— сказал генерал,— но если бы чертов француз знал, что рядом находится бригадир, он никогда бы не посмел возводить такую клевету. Мун, понятное дело, вас недолюбливает и ясно намекнул, что не упустил бы случая подпортить вам репутацию, если бы имел на то хоть малейшие основания. Так что будем считать инцидент исчерпанным. Чему я, признаюсь, только рад. Не хотелось бы думать, что вы способны на такое…

— Конечно нет, сэр.

— Но бригадир Мун, а? — Сэр Томас рассмеялся и покачал головой.— Связался с вдовой, подумать только! Интересно, она настоящая вдова? Я имею в виду, что у нее ведь был кто-то до Генри?

— Мне ничего такого не известно, сэр.

— Что ж, была вдова, теперь — жена. Будем надеяться, что он никогда не узнает, кто она на самом деле.

— Она достойная леди, сэр.

Сэр Томас удивленно взглянул на него.

— Ох, Шарп, нам всем недостает вашего благородства и великодушия. Как хорошо вы о ней сказали.— Сэр Томас горячо поблагодарил капитана, а вечером к его благодарностям присоединился и Генри Уэлсли. Никто не удивился, что на обеде не присутствовал лорд Памфри — у него нашлись какие-то дела вне посольства.

И даже бригадир Барнаби Мун поблагодарил Шарпа, причем не только за возвращение драгоценной сабли, но и за спасение его жизни.

— И разумеется, леди Мун тоже.

— Спасибо, сэр.

— Ее светлость настаивает, чтобы я вознаградил и ваших людей, Шарп,— сказал бригадир, вкладывая пригоршню монет капитану в руку,— но, честно говоря, я с удовольствием делаю это и от себя лично. Вы — смелый человек, Шарп.

— А вы, сэр, счастливчик. Ее светлость очень красива.

— Спасибо, Шарп. Спасибо.

Нога у бригадира при падении с коляски снова сломалась, так что ему пришлось задержаться в Кадисе еще на несколько дней, а вот Шарпу и его стрелкам ничто не мешало оставить город. И они отплыли в Португалию, в армию, где стоял их полк, Южный Эссекский. Они возвращались домой.




Содержание:
 0  Ярость стрелка Шарпа : Бернард Корнуэлл  1  Часть первая РЕКА : Бернард Корнуэлл
 2  Глава вторая : Бернард Корнуэлл  3  Глава третья : Бернард Корнуэлл
 4  Глава первая : Бернард Корнуэлл  5  Глава вторая : Бернард Корнуэлл
 6  Глава третья : Бернард Корнуэлл  7  Часть вторая ГОРОД : Бернард Корнуэлл
 8  Глава пятая : Бернард Корнуэлл  9  Глава шестая : Бернард Корнуэлл
 10  Глава седьмая : Бернард Корнуэлл  11  Глава восьмая : Бернард Корнуэлл
 12  Глава четвертая : Бернард Корнуэлл  13  Глава пятая : Бернард Корнуэлл
 14  Глава шестая : Бернард Корнуэлл  15  Глава седьмая : Бернард Корнуэлл
 16  Глава восьмая : Бернард Корнуэлл  17  Глава девятая : Бернард Корнуэлл
 18  Глава десятая : Бернард Корнуэлл  19  Глава одиннадцатая : Бернард Корнуэлл
 20  вы читаете: Глава двенадцатая : Бернард Корнуэлл  21  Глава девятая : Бернард Корнуэлл
 22  Глава десятая : Бернард Корнуэлл  23  Глава одиннадцатая : Бернард Корнуэлл
 24  Глава двенадцатая : Бернард Корнуэлл  25  Историческая справка : Бернард Корнуэлл



 




sitemap