Приключения : Исторические приключения : 16. РУСЬ ЕДИНАЯ : Александр Красницкий

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  47  48  49  50  52  54  56  58  60  62  64  66  68  70  72  73  74

вы читаете книгу




16. РУСЬ ЕДИНАЯ

Прибытие князя, его первое появление пред народом, обращение к вечу – обращение гордое, надменное, какого вечевики и вообразить себе не могли, произвели невыразимо сильное впечатление на народ приильменский и в особенности на новгородцев.

Они до последней минуты воображали, что князь будет для Нова-города тем же, чем были до тех пор его посадники, и вдруг пришлось жестоко ошибиться.

– Да он на вече-то и внимания не обращает, как будто и нет его совсем, – толковали и в самом Нове-городе, и в родах.

– Верно, что знать его не хочет!

Но и это вскоре обратилось в пользу Рюрика.

– Одно слово – князь самодержавный, кого призывали мы и кого нужно было нам. С ним много шутить не будешь! – стали отвечать на замечания о надменности князя.

– А зато, как шел-то он к нам! – восторгалось большинство. – Именно, что солнышко красное! Какие ковры пред ним расстилали, чтобы ножек своих не запачкал.

– Так и быть должно. Не подобает князю нашему прямо по земле ступать сырой.

– А на вече-то? Ведь он один на помосте стоял.

– Верно, что один, у самого колокола!

– Наши старейшины на самой нижней ступени сбились и голоса подать не посмели.

– Где тут подать! Головой кивнул бы на виновного, и как не бывало его на свете белом!

– На то он и князь самодержавный! Никто ему перечить не смеет!

Этим последним доводом заканчивались обыкновенно все разговоры о новом князе. Новгородцы, а за ними и остальные ильменские славяне прониклись сразу же мыслью о неизбежной покорности единоличной власти, а так как это, по мнению большинства, могло вести только к общему благу, то особого неудовольствия в народе не было.

Но наибольшее впечатление произвел поклон Рюрика собравшимся славянам, а затем и то, что произошло после этого поклона.

В пояс поклонился князь своему народу.

– Народы приильменские, – сказал он, – к вам обращаюсь я со своею речью. Добровольно, без всякого понуждения избрали вы меня своим князем, обещаю я послужить на пользу вам, но знать вы должны, что ни с кем никогда отныне ни я, ни приемники мои не разделят данной вами же власти. Только единой властью силен будет народ славянский. Только в ней одной его могущество, поколебать которое никто не может. Да исчезнет с приходом рознь между вами, и да будете вы все как один, а один – как все. Сплоченные, скрепленные, будете вы расти и усиливаться на свою славу, во веки веков.

Слова эти произнесены были с особым выражением.

– Что он говорит-то такое, как это все – что один?

– Что же, в родах наших старшего не будет?

– Все это совсем непорядок! – загалдело вече.

– Хотим жить по-старому, как отцы и деды наши жили!

– Князь над старейшинами только! Пусть их судит, а мы по-прежнему. К нему только на суд идти будем.

– Пусть нас на войну только водит, да от врагов со своею дружиной обороняет, вот его дело.

– А в роды мы его не пустим!

– Не по-нашему – так и ссадим. Не таких выпроваживали.

– Сам Гостомысл нас уважал!

Вече забылось. Может, это была просто попытка крикунов заявить о себе, как это бывало раньше, при посадниках, может быть, и на самом деле вечевикам захотелось показать, что и они не последние спицы в колеснице нового управления, что они заставят князя разделить свою власть с вечем.

Но что произошло после этого, надолго осталось в памяти крикунов и послужило им хорошим уроком на будущее.

Рюрик, заслышав угрожающий гул голосов, выпрямился во весь рост, чело его нахмурилось, в глазах засверкал гнев.

Он властно протянул перед собой руку и указал на толпу.

В тот же миг добрая сотня прекрасно вооруженных дружинников бросилась туда, куда указал им вождь. Бряцая оружием, вклинились они в толпу. Натиск их был совершенно неожиданным. Вечевики растерялись и свободно пропустили их к тем, кто громче других выкрикивал угрозы князю. В одно мгновение крикуны были повязаны и подведены к помосту, где их ожидал уже Рюрик.

Их было около десяти. Они дрожали всем телом, ожидая, что вот-вот услышат роковое для них приказание из уст того, против кого они только что подняли угрожающий крик.

– Чего вы хотите? Чего вам надо? – возвысив голос, заговорил Рюрик. – Или вы не желаете подчиняться моей власти?

– Ничего, батюшка, так мы это, спроста, – нашел в себе силы, наконец, проговорить один из приведенных.

– Чего им! Известно чего! – загудело вече. – Думают они, что как прежде горланить можно. Теперь ведь князь, а не посадник.

– Так слушайте же вы все! – загремел Рюрик. – Прошлому более нет возврата. Не будет своевольства в земле славянской – не допущу я этого; сами вы меня выбрали, сами пожелали иметь меня своим князем, так и знайте теперь, что нет в народе славянском другой воли, кроме моей.

– Истинно так, батюшка князь, – снова загудело вече. – И нам всем эти буяны надоели. Они-то всегда и смуту затевали, благо горло у них широкое. Накажи их в пример другим.

Все вече было буквально ошеломлено быстрым натиском княжеской дружины. Да и среди вечевиков находилось много сторонников нового князя, даже довольных таким исходом дела.

– Ишь, сразу смуту затевать начали, – неслось со всех сторон, – поучи их, батюшка-князь, поучи, чтобы и вперед не поваживались.

Рюрик снова сделал величественный жест рукой, и вече разом замолкло.

– Слушайте, вы! Должен наказать я примерно этих людей, но хочу я с милости начать свое правление, чтобы знали прежде всего, что милостив князь ваш. На этот раз отпускаю я этих людей, дарую им жизнь, хотя они заслуживают смерти! Пусть идут они в роды свои и возвестят там о новом князе своем, пусть скажут они, что отныне всякий осмеливающийся с осуждением выступать против него, лютой смерти будет предан. А теперь я докончу то, что говорить вам начал. Нет и не будет отныне на Ильмене родов, каждый и все должны одним законом управляться, одной воле покорными быть, а поэтому приказываю я называть все роды, что окрест по ильменским берегам живут, одним именем – Русью. Нет более родов приильменских, есть одна на Ильмене Русь, как есть на Руси одна только правда и милость моя великокняжеская. Так знайте и помните это всегда.

Вече смущенно молчало. Старики недоумевающе переглядывались друг с другом. Приказание князя произвело на них удручающее впечатление.

– Что же, Русь, так Русь, это все едино, – раздались сперва робкие, неуверенные восклицания.

– А и в самом деле, будем Русью, если так князь наш батюшка хочет!

– Только бы правда одна на Руси была.

– Вестимо, так!

Крики эти были прерваны появлением около помоста нескольких старейшин. Это были почтенные старики, убеленные сединами. Вид их был торжественно важен. Они смотрели на князя гордо и смело.

Рюрик величавым взором глядел на них в ожидании того, какую речь они поведут.

– Как сказал ты, батюшка-князь, – заговорил, поклонившись князю в пояс, самый старый из них, – так пусть и будет. Видим мы, что ты действительно пользы желаешь народу славянскому и положишь конец неурядицам нашим. Ты один сумеешь сдержать нашу вольницу, верим мы этому, верим и надеемся, что светлое будущее ждет народ приильменский, чувствуем и верим мы, что и оборонишь ты беззащитных от нападок вражеских, и правого поправишь, и виновного покараешь. Потому и кланяемся мы тебе, клятву даем быть тебе верными, беспрекословными слугами, идти за тобой всюду, куда поведешь ты нас. Сами, своей волей, своим выбором свободным призвали мы тебя, так теперь не от добра же нам добра искать. Что здесь мы говорим, то и в родах наших думают; итак, прими ты привет наш, князь русский великий. Бьем тебе челом, княже, и владей нами со всем родом твоим во веки веков.

Лицо Рюрика прояснилось при этих словах.

– Добро говорите вы, старейшины, – сказал он, – и речь ваша мне приятна, вижу я, что искренни речи ваши, а потому пусть и от меня примет народ мой русский поклон приветливый.

Князь низко при громких приветственных криках поклонился вечу.

– А теперь пойдем, принесем жертвы Перуну и веселым пиром отпразднуем прибытие мое, – заключил Рюрик.

Обо всем этом долго-долго говорили на Ильмене, вспоминая первые шаги вновь избранного князя.


Содержание:
 0  В дали веков : Александр Красницкий  1  ИЛЬМЕНЬ : Александр Красницкий
 2  2. В СОЛНЕЧНЫЙ ДЕНЬ : Александр Красницкий  4  4. СЛАВЯНСКИЕ РУЧЬИ И РУССКОЕ МОРЕ : Александр Красницкий
 6  6. ЗАВЕСА ГРЯДУЩЕГО : Александр Красницкий  8  8. В ОБЪЯТИЯХ СМЕРТИ : Александр Красницкий
 10  10. МИЛОСТЬ НЕВЕДОМОГО БОГА : Александр Красницкий  12  12. ЖРЕЦ ПЕРУНА : Александр Красницкий
 14  14. РАДОСТЬ И ГОРЕ : Александр Красницкий  16  16. ПРЕДСКАЗАНИЕ : Александр Красницкий
 18  2. В СОЛНЕЧНЫЙ ДЕНЬ : Александр Красницкий  20  4. СЛАВЯНСКИЕ РУЧЬИ И РУССКОЕ МОРЕ : Александр Красницкий
 22  6. ЗАВЕСА ГРЯДУЩЕГО : Александр Красницкий  24  8. В ОБЪЯТИЯХ СМЕРТИ : Александр Красницкий
 26  10. МИЛОСТЬ НЕВЕДОМОГО БОГА : Александр Красницкий  28  12. ЖРЕЦ ПЕРУНА : Александр Красницкий
 30  14. РАДОСТЬ И ГОРЕ : Александр Красницкий  32  16. ПРЕДСКАЗАНИЕ : Александр Красницкий
 34  2. ПРОБУДИВШИЙСЯ БОГАТЫРЬ : Александр Красницкий  36  4. ОТЕЦ РУССКИХ ГОРОДОВ : Александр Красницкий
 38  6. ГОСТОМЫСЛ : Александр Красницкий  40  8. НАБЕГ : Александр Красницкий
 42  10. СМЕРТЬ СТАРОГО НОРМАННА : Александр Красницкий  44  12. ЗЕМЛЯ НАША ВЕЛИКА И ОБИЛЬНА : Александр Красницкий
 46  14. НА ПУТИ : Александр Красницкий  47  15. ПРИВЕТ ТЕБЕ, СОЛНЫШКО НАШЕ! : Александр Красницкий
 48  вы читаете: 16. РУСЬ ЕДИНАЯ : Александр Красницкий  49  17. КНЯЖЬЯ ПРАВДА : Александр Красницкий
 50  18. ВАДИМ : Александр Красницкий  52  20. ТРЕВОЖНЫЕ ДНИ : Александр Красницкий
 54  1. СОКОЛ : Александр Красницкий  56  3. ПОСЛЕ НЕВОЛИ : Александр Красницкий
 58  5. ВЕЧЕ : Александр Красницкий  60  7. СРЕДИ ВИКИНГОВ : Александр Красницкий
 62  9. БИТВА : Александр Красницкий  64  11. ВОЗВРАЩЕНИЕ : Александр Красницкий
 66  13. ТОМИТЕЛЬНОЕ ОЖИДАНИЕ : Александр Красницкий  68  15. ПРИВЕТ ТЕБЕ, СОЛНЫШКО НАШЕ! : Александр Красницкий
 70  17. КНЯЖЬЯ ПРАВДА : Александр Красницкий  72  19. ПОСЛЕДНЯЯ ВСПЫШКА : Александр Красницкий
 73  20. ТРЕВОЖНЫЕ ДНИ : Александр Красницкий  74  21. КОНЕЦ ЗЛА : Александр Красницкий



 




sitemap