Приключения : Исторические приключения : Дикий Запад : Дороти Лаудэн

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11

вы читаете книгу

Преуспевающий бостонский врач, готовясь в пятый раз стать отцом, страстно надеется, что на этот раз в его семье появится долгожданный мальчик. Однако родилась девочка Микаэла. Наперекор судьбе и общественному мнению отец дает Микаэле возможность получить медицинское образование.

Но после смерти отца мечта Микаэлы о собственной практике рушится — жители Бостона ни за что не согласятся лечиться у женщины! Из отчаянного положения девушку выручает весть о том, что в штате Колорадо требуется врач. Полная надежд Микаэла Куин отправляется в отдаленный край, пока не подозревая, что ее ждут нелегкие испытания, радости и разочарования, верные друзья, непростые заботы и конечно же любовь…

Глава 1 ДРУГОЙ МИР

Тяжело дыша, паровоз наматывал милю за милей своего долгого пути по бескрайнему Колорадо. Стояла необычная для этого времени года жара. Разъяренное солнце палило землю. Равнины, покрытые свежей, едва проросшей зеленью, чередовались с зубчатыми горами. Казалось, красноватая пыль этих песчаников рассеяна и воздухе. Кое-где со своих лошадей на поезд поглядывали индейцы, которым этот огненный конь белого человека помешал охотиться.

В купе было душно, в давящей жаре не чувствовалось ни малейшего сквознячка. Молодая женщина в порожном костюме розового цвета прислонилась к бархатным подушкам сиденья и закрыла глаза. Она выглядела совершенно отрешенной от внешнего мира. Стук колес поезда не нарушал ее сосредоточенной задумчивости. Микаэла Куин вспоминала свое прошлое и прощалась с ним, потому что после недавнего принятого ею решения все, чем до сих пор была наполнена ее жизнь, ушло безвозвратно. Лишь одно осталось с ней и будет отныне определять ее жизнь и поступки: любовь к своей профессии.

Микаэла родилась 15 февраля в Бостоне, штат Массачусетс. У отца уже было четверо дочерей, и он мечтал о сыне, чтобы со временем тот стал его помощником и в медицинской практике, и в научных работах. Но вместо мальчика, которому уже приготовили имя Майкл, судьба подарила ему пятую дочь Микаэлу.

Еще в детстве она твердо решила изучать медицину и пойти по стопам своего отца — оправдать надежды, которые он возлагал на младшего ребенка. Но ни в один университет тогда не принимали женщин. И лишь Женский медицинский колледж в Пенсильвании, единственный факультет в Соединенных Штатах, принимал женщин, открывая им дорогу к высшему медицинскому образованию. После того как Микаэла сдала экзамены, доктор Куин, к неудовольствию своей супруги и к изумлению всего бостонского общества, взял дочь к себе в помощники. Это было семь лет назад. За это время Микаэла познала не только премудрости врачебной практики, она поняла, что такое самоотверженность в служении своему делу — пример отца всегда был перед глазами. Отец и дочь стали ближе, теперь их связывала не только глубокая любовь родственников, но и общая профессия, которую оба ревностно любили.

Но Господь не дал их счастью длиться долго — кончина отца осиротила молодую женщину. Едва ли не меньшим ударом для нее был тот факт, что после смерти отца даже старые пациенты перестали обращаться к ней за помощью. В долгие часы одинокого ожидания в своей приемной Микаэла наконец поняла, что даже в таком городе, как Бостон, предрассудки в обществе еще очень сильны. Место женщины — на кухне, а ее медицинские знания в лучшем случае пригодятся ей при родах. И самым удручающим было то, что мать Микаэлы разделяла это мнение.

— Пора бы уже взглянуть правде в лицо, Микаэла. Твой отец, упокой Господь его душу, не оставил тебе в наследство ничего, кроме ложных представлений, — говорила она дочери. — Тебе уже за тридцать! Пришло время подыскать себе мужа и создать собственную семью.

— Я обещала отцу продолжать его дело. Я — врач с дипломом, и это вовсе не ложное представление, а реальность.

— Возможно, этот факт имеет какое-то значение в научном мире, но в нашей повседневной жизни это просто смешно, — возражала мать.

— Значит, я должна найти для себя такую жизнь, в которой это будет иметь значение, — не уступала Микаэла.

Спустя некоторое время в газете «Глоб» появилось объявление, что в маленький городок в штате Колорадо требуется врач. Микаэла тотчас же откликнулась и послала телеграфом описание своих профессиональных знаний и опыта. Не прошло и недели, как преподобный отец Джонсон, священник из Колорадо-Спрингс, в ответной телеграмме предложил ей место врача.

Микаэла была счастлива, что нашелся городок, где нуждаются в знаниях и умениях практикующего врача, где докторов ценят, независимо от того, мужчина это или женщина. Она с радостью видела себя помощницей переселенцев на границе с ничейной землей note 1.

Чем дальше продвигался поезд по пылающему зноем пространству, тем заметнее становилась удаленность от привычного ей цивилизованного мира. Конечно, она знала, что другая культура, другой язык или цвет кожи — не основание для того, чтобы бояться аборигенов или, еще хуже, питать к ним вражду, и все же Микаэла ощутила где-то внутри неприятное чувство, когда, выйдя из почтовой кареты, в которую она пересела на последней станции, увидела вблизи настоящих индейцев. Правительство устроило для коренных жителей на земле, бывшей их собственностью, резервации, где они находились под контролем армии. Если больше двух индейцев появлялись за пределами резерваций, считалось, что они нарушили закон и подлежат наказанию.

Карета вдруг остановилась.

— Добро пожаловать в Колорадо-Спрингс, господа! — воскликнул кучер.

Микаэла осторожно приподняла пыльную занавеску и выглянула наружу. Несколько деревянных домов образовывали что-то вроде площади. Похоже, они находились в самом центре Колорадо-Спрингс.

Вокруг прибывших тотчас собрались жители городка, они приветствовали их, принимали посылки. Очевидно, прибытие почтовой кареты было одним из немногих развлечений в жизни этого захолустья.

Помедлив, Микаэла ступила на подножку кареты и, застыв на мгновение, осмотрелась вокруг. Потом решительно сошла на землю, приподняв свои юбки — это было нелегкой задачей, потому что в правой руке она несла медицинскую сумку немалого объема и веса. Раскисшая земля — последнее напоминание о талом снеге — жадно чавкнула под ногой Микаэлы, и девушка почувствовала, что ее изящный дорожный костюм смотрится здесь слишком вызывающе.

Осторожно балансируя и стараясь не ступать в лужи своими сапожками из тонкой кожи, Микаэла шагнула на веранду перед лавкой, куда носильщики уже поставили ее багаж.

— Извините, — обратилась она к мужчине, стоявшему перед магазином — это, видимо, был его владелец. Он тоже наблюдал за прибытием кареты. — Где мне найти отца Джонсона?

— Внизу, в церкви, — ответил хозяин лавки и внимательно осмотрел Микаэлу. Леди, одетая с бостонским шиком, явно была большой редкостью в Колорадо-Спрингс.

— Как вы думаете, могу я оставить здесь свой багаж, пока не поговорю с преподобным отцом? — спросила осторожно Микаэла.

— Хотя это и пограничная область, здесь живут не одни только воры, — ответил с кислой миной мужчина.

— Я вовсе не это имела в виду, — поспешила исправить положение Микаэла. — Я только подумала, не помешают ли кому-нибудь мои вещи.

Мужчина удивленно поднял брови:

— Вам нечего опасаться, мэм, здесь достаточно места.

Микаэла уже собралась было идти, но тут ее взгляд упал на раскисшую землю. Ничего похожего на мощеные бостонские улицы! Повсюду вязкая грязь. Она решила пройти по открытым верандам домов, хотя это заметно удлиняло ее путь.

Так она обошла почти всю площадь, в том числе и некий дом, назначение которого стало ясным при виде «дам», стоявших перед ним. У Микаэлы было такое чувство, что ее прогнали сквозь строй. И красотки из салуна в своих легкомысленных и слегка поношенных одеждах тоже недружелюбно оглядели элегантную даму.

Перед заведением цирюльника Микаэла споткнулась и едва не упала. Цирюльник откликнулся на это ироническим «Опля!», но Микаэла только поправила шляпку на своих светлых, зачесанных вверх волосах и с высоко поднятой головой пошла дальше.

Когда Микаэла наконец добралась до церкви, она увидела у окна мужчину, стоявшего на лестнице и красившего оконную раму.

— Извините, это вы отец Джонсон? — обратилась к нему Микаэла.

— Да, это я, — ответил священник и пытливо посмотрел на высокую незнакомую женщину. — Чем могу быть полезен, мэм?

Она решительно взглянула на него своими темными глазами.

— Меня зовут Микаэла Куин, — представилась она. — Доктор Микаэла Куин. Я новый врач.

Джонсон спустился к Микаэле и неуверенно вытер руки тряпкой.

— Но тут какое-то недоразумение, — начал он. — В телеграмме было написано Майкл Куин.

— Майкл с «а» в конце note 2, — поправила его Микаэла и заставила себя улыбнуться.

Священник выглядел совершенно растерянным.

— Но ведь это… — Он покачал головой. Потом показал рукой в сторону главной площади. — Не пройдете ли вы со мной?

— Разумеется, — ответила Микаэла.

На обратном пути к площади ее внимание привлекла толпа людей недалеко от церкви. Довольно большая группа солдат и группа индейцев стояли друг против друга. Среди индейцев выделялся белый человек, который, судя по одежде, не был военным.

— Что случилось? — спросила Микаэла священника, уже обогнавшего ее на несколько шагов.

Джонсон быстро обернулся.

— Это полковник Чивингтон из Федерации, — объяснил он на ходу и указал на человека в офицерской форме. — Он и вождь шайонов Черный Котел ведут переговоры по поводу земель к северу от Песчаного ручья, чтобы…

Он не успел закончить свою фразу, как короткое испуганное восклицание спутницы заставило его опять обернуться.

— О Господи, мисс Куин! — вскричал священник и бросился к упавшей Микаэле. Но она уже сама поднималась с земли и старалась очистить свое платье от комьев влажной грязи. Впрочем, это было довольно безнадежное занятие.

— Спасибо, преподобный отец, все в порядке. Не обращайте внимания, — успокоила она священника, и они продолжили свой путь.

— Хорес, ты тут? — крикнул Джонсон, когда они дошли до почты.

— Да, преподобный отец, здесь я, — послышалось сверху. Над коньком крыши появилось продолговатое лицо человека, который в Колорадо-Спрингс ведал почтой.

— Хорес, помнишь ли ты телеграмму доктора из Бостона? Какая там была подпись?

— Что вы имеете в виду? — спросил Хорес с недоумением.

— Ты там ничего не упустил? — продолжал расспрашивать священник.

— Ну конечно нет! — Почтовый служащий с возмущением отвел это подозрение. — Только сокращенное обозначение второго имени. Я подумал, оно не так уж важно.

— Не была ли это буква «а»? — вмешалась Микаэла. Человек на крыше подумал минутку.

— Да, могло быть. Сейчас, когда вы это сказали…

— Спасибо, Хорес, — ответил священник, вздохнув. Потом снова обратился к прибывшей: — Все это для меня чрезвычайно неприятно. Разумеется, мы возместим вам расходы на поездку сюда.

— Но я не понимаю, зачем это нужно? — ответила Микаэла и посмотрела вопросительно на священника.

— Мы, конечно, рассчитывали, что приедет мужчина, — начал отец Джонсон, — и…

— Городу Колорадо-Спрингс нужен врач, и я являюсь таковым. В чем же проблема?

— Проблема в том, что у нас здесь еще никогда не было женщины-врача.

— Все бывает когда-нибудь в первый раз, — ответила Микаэла, улыбаясь. — Где я могу найти комнату? — Она обвела взглядом площадь.

— У вдовы Купер гостиница… Но она не принимает постояльцев женского пола, — быстро добавил священник.

Микаэла сразу же повернулась и быстро направилась к дому, над входом которого большим буквами было написано «Пансион».

Священник Джонсон семенил рядом с ней.

— Послушайте, мисс Куин, но вы не можете тут остаться. Может быть, вы действительно врач, но прежде всего вы незамужняя женщина, а во всем городе нет ни одной незамужней женщины, кроме… э-э… я хочу сказать, которая была бы порядочной. — Проходя мимо, он взглянул на салун, у дверей которого стояли девушки и призывно поглядывали на прохожих.

— Значит, пришло время, чтобы по крайней мере одна незамужняя и притом порядочная женщина поддержала честь этого города, — возразила Микаэла, уверенно продолжая свой путь. Через несколько шагов она дошла до пансиона и постучала в дверь.

— Но послушайте, мисс Куин, я все же прошу вас… — начал опять священник.

В этот момент дверь пансиона открылась, и появилась слегка полноватая темноволосая женщина в расцвете лет с высокой прической. Аккуратный передник в сочетании с добрым выражением лица и приветливыми глазами сразу расположили к ней Микаэлу. В руках женщина держала за ноги пеструю курицу.

— О, отец мой, что случилось? — приветствовала она священника, словно друга дома.

— Шарлотта, случилась ужасная ошибка, — пробормотал Джонсон.

— Пустяковое недоразумение, ничего больше, — перебила его Микаэла. — Я — доктор Микаэла Куин, новый врач Колорадо-Спрингс.

На лице женщины отразилось удивление, которое быстро сменила приветливая улыбка.

— Так вы новый врач?

— Я ей уже сказал, что вы принимаете только мужчин… — начал было священник.

— О, это вовсе не твердое правило, все дело в том, что дамы редко попадают в наши края, — успокоила Шарлотта. Она отступила в сторону, приглашая Микаэлу в дом. — Входите, мисс Куин. Мэтью, пойди помоги преподобному отцу принести багаж мисс Куин, — обратилась она к своему старшему сыну.

— Где ты так перемазала платье? — Маленький белокурый мальчуган с дыркой на месте зуба проскользнул из соседней комнаты в гостиную. — И ты в самом деле настоящий доктор? — спросил он, слегка шепелявя.

Микаэла улыбнулась.

— Да, в самом деле, — ответила она.

— Значит, вы учились в колледже? — вмешалась девочка лет двенадцати, с любопытством посматривая на новую гостью.

— И это верно, — подтвердила Микаэла. — В колледже и даже в университете.

Вдова Купер тотчас извинилась за своих любопытных детей.

— Брайен, не будь таким приставучим, — попрекнула она младшего. Потом сунула дочери в руки курицу: — Отнеси ее обратно, Колин. Мне надо сначала показать доктору Куин ее новый дом.

Угловая комната была небольшая, но светлая. Одно ее окно выходило на площадь, а другое — на боковую улицу. Простая, но приличная обстановка говорила о том, что Шарлотта Купер — энергичная и заботливая хозяйка дома. Ни одной пылинки не было на мебели, и льняные полотенца сияли белоснежной чистотой.

— Такого комфорта, как у вас в Бостоне, у нас, конечно, нет, — извинилась Шарлотта и взялась за ручку двери, пока Микаэла осматривалась в комнате. — Я обычно сдаю только солдатам. И все же я надеюсь, что вы будете себя чувствовать у нас хорошо. — Она еще раз дружески кивнула Микаэле и оставила гостью одну.

Микаэла открыла чемодан. Сверху лежала завернутая в полотно рамка тонкой работы. В нее было вставлено свидетельство об окончании университета, в той приемной, где она работала вместе с отцом, оно висело над ее письменным столом.

Она взяла рамку в руки, провела двумя пальцами по стеклу и задумалась. По правде говоря, она надеялась, что в Колорадо-Спрингс ее встретят с распростертыми объятиями, но здесь явно ценили женщину-врача так же невысоко, как и в ее родном Бостоне, который казался сейчас таким далеким, словно существовал совсем в другом мире.

Прохлада следующего утра более соответствовала этому времени года. Хотя небо по-прежнему сияло безоблачной голубизной, но с гор подул свежий ветерок и принес в Колорадо-Спрингс прохладу.

Микаэле пришлось высоко поднять воротник жакета, когда она вместе с хозяйкой направилась в небольшой магазин всевозможных товаров Лорена Брея. Новая жительница города хотела дать объявление в газету, но Шарлотта Купер объяснила ей, что для этого пришлось бы ехать в Денвер. Так что Микаэла послушалась ее совета и написала объявление от руки, намереваясь прибить его возле двери лавки Брея. В скором времени это объявление прочтет, наверное, каждый житель окрестных мест.

По дороге Шарлотта рассказала Микаэле о некоторых приметных жителях городка.

— Вон там Джейк Сликер, — сказала она и незаметно указала на мужчину, стоящего перед цирюльней. — Он уже вырвал парочку-другую зубов и несколько раз ставил пиявки. Поэтому он считает себя здешним врачом.

Микаэла узнала в нем того мужчину, который приветствовал ее ироническим «Опля!», когда она вчера споткнулась.

— Я боюсь, что он не потерпит конкуренции, — прошептала Микаэла своей спутнице.

— Женской конкуренции, — уточнила Шарлотта. — Женщины, которые разбираются в медицине, здесь могут быть только повитухами.

— В Бостоне было не намного лучше, — согласилась Микаэла и посмотрела вслед беременной женщине, которая как раз переходила через площадь. — Но я бы охотно познакомилась с акушеркой Колорадо-Спрингс. Я думаю, мы могли бы вскоре работать вместе.

Шарлотта остановилась на мгновение.

— Но вы уже познакомились с ней! — воскликнула она, смеясь, и вошла за доктором Куин в лавку. — Я и есть здешняя акушерка!

— Чем могу быть полезен, любезные дамы? — приветствовал их хозяин лавки, мужчина лет шестидесяти.

Микаэла вспомнила о коротком разговоре с этим человеком, когда она только прибыла. И хотя сейчас, следуя правилам торговой этики, мистер Брей предложил свои услуги, выражение лица у него было такое же сердитое, как и вчера.

— Спасибо, нам ничего не нужно, — ответила Шарлотта вместо Микаэлы. — Мисс Куин, новая докторша, хотела бы только повесить объявление.

По лицу торговца пробежала тень. От приветливости не осталось и следа.

— Сожалею, — сказал он, — но доска уже заполнена.

— Ну, мне кажется, некоторые из этих объявлений уже устарели. Они сделали свое дело, и их можно было бы снять, — предложила Шарлотта.

— Я же сказал, места нет, — упрямо отрезал Брей и отвернулся.

В этот момент сзади раздался кашель.

— Что, черт побери, нужно здесь этим бабам? — спросил появившийся на пороге военный.

Доктор Куин и Шарлотта Купер резко обернулись. За спиной военного показались двое мужчин, которых Микаэла видела издалека в день своего приезда. Голову одного из них украшало роскошное сооружение из перьев, Микаэла догадалась, что это и есть Черный Котел. А рядом с ним стоял белый мужчина, тот самый, которого Микаэла видела раньше в группе индейцев. Он выглядел довольно необычно. По внешнему виду его скорее можно было принять за индейца: широкие плечи прикрывало пончо. Такие пончо традиционных цветов ткут обычно женщины из ручной шерсти. Волосы падали локонами на плечи, и только колючие голубые глаза выдавали в нем белого человека. Но за поясом у него — а это был простой кожаный ремень — не торчал кольт.

Лорен Брей молча указал на слова над доской объявлений: «Вход собакам и индейцам воспрещен».

Какое-то мгновение Микаэла смотрела то на мужчин у входа, то на доску объявлений. Потом решительно схватила своей нежной ручкой объявление над доской. «Вот то, что уже давно должно бы быть снято».

В этот момент американский солдат грубо вырвал объявление у нее из рук.

— Не поднимайте руку на частную собственность, мэм! — сказал он с угрозой. И повесил бумагу обратно на стену.

Атмосфера в лавке, похоже, накалилась до предела. Каждый затаил дыхание в ожидании неизбежной развязки.

Уголком глаза Микаэла отметила едва заметное движение длинноволосого белого человека, а спустя какую-то долю секунды тишину нарушил вибрирующий звук. В планку с объявлением врезался томагавк — с такой силой, что осколки дерева разлетелись по всему помещению лавки.

Солдат тотчас вытащил свой пистолет и прицелился. И в тот же момент рядом с белым угрожающе зарычал зверь. Пес оскалил зубы, на губах появилась пена, и тело его, готовое к прыжку, напряглось, как перед смертельным боем.

Солдат посмотрел на зверя, помедлил несколько секунд, потом все же сунул кольт обратно за пояс.

Белый дал знак дрессированной овчарке, и животное тотчас успокоилось.

Солдат смерил тяжелым взглядом своего противника, который все еще стоял в дверях.

Длинноволосый молча подошел к доске объявлений и вытащил из нее томагавк.

Микаэла немедленно прикрепила на освободившееся место свое объявление: «Ищу жилой дом, пригодный и для приема больных».

Незнакомец не спускал глаз с молодой женщины. Микаэла ответила ему таким же внимательным взглядом. Несколько мгновений они так и стояли, пристально изучая друг друга.

Потом вдова Купер пришла в себя, взяла молодую докторшу за руку и потянула за собой:

— Идемте, доктор Куин, нам еще нужно достать лошадь.

— Зачем еще лошадь? — спросила Микаэла озадаченно, быстро проверила, на месте ли ее медицинская сумка, и послушно пошла за этой по-матерински решительной женщиной.

— Лошадь нужна вам, чтобы навещать пациентов, — объяснила Шарлотта уверенно.

— Ах да, конечно, — согласилась Микаэла с нервным смешком. — До свидания, джентльмены, — бросила она, обернувшись.

— Знаете ли, — начала Шарлотта, когда они оказались за пределами слышимости, — наш мир еще не таков, как нам бы хотелось. Вам придется столкнуться и победить довольно много предрассудков, прежде чем вас здесь примут как женщину-врача, тем более что вы не замужем. А что касается индейцев, то в этой стране еще очень мало людей, которые не считают их полуживотными.

Из-под одной веранды струился густой дым, и обе женщины чуть не задохнулись. В кузнечном горне пылало железо, и кузнец мощными ударами обрабатывал детали на наковальне.

— Привет, Роберт! — Шарлотта резко сменила тему. — Какие замечательные лошади! Может, какая-нибудь из них продается? — спросила она, одолев легкий приступ кашля.

Темнокожий кузнец посмотрел с сомнением на обеих женщин.

— Кто хочет купить лошадь? — медленно проговорил он.

— Я только спросила, не продается ли одна из этих лошадей, — поинтересовалась вдова Купер.

— Пинта и Медведь. — Кузнец показал на двух лошадей и как будто невзначай встал перед Микаэлой во весь свой могучий рост. Она проскользнула мимо него и последовала за Шарлоттой, которая уже осматривала обеих лошадей.

— Вот эта мне нравится! — воскликнула Микаэла и погладила ноздри каурой.

— Она слишком старая, — отозвалась Шарлотта со знанием дела.

— У нее такие глаза, как будто она все понимает, — отвечала Микаэла.

Кузнец наморщил лоб.

Но и Шарлотта выглядела озадаченной.

— Доктор Куин, вы умеете ездить верхом, не правда ли? — осведомилась она заботливо.

— Разумеется, — ответила Микаэла и попробовала тотчас сесть на лошадь. Но почему-то не получилось. Ее нога застряла в стремени, и леди из Бостона, держась одной рукой за седло, а другой — за свою сумку, беспомощно плясала вместе с лошадью, которая кружилась не месте.

— Надо посильнее упереться в стремя, тогда у вас получится, — посоветовала Шарлотта.

Микаэла снова и снова подпрыгивала, чтобы попасть на спину лошади — она казалась ей недостижимо высокой. И вдруг какая-то посторонняя сила подбросила ее в воздух, Микаэла вихрем взлетела — и оказалась в седле. Поправив свою шляпку, она оглянулась. Возле ее лошади стоял длинноволосый незнакомец. В руках он держал объявление, которое Микаэла только что повесила в лавке мистера Брея. Незнакомец протянул ей листок.

— Вам мешает мое объявление? — спросила Микаэла.

— Нет, — ответил незнакомец бесстрастно. — У меня ответ на него.

Дом, к которому Микаэлу привел незнакомец, чье имя все еще ей было неизвестно, находился в некотором удалении от Колорадо-Спрингс. По дороге она старалась приспособиться к этому новому способу передвижения — на лошади по кличке Медведь, а длинноволосый шагал медленно рядом, и возле него бежала ручная овчарка.

Дом стоял в идиллическом местечке, среди нетронутой природы, и был окружен высокими деревьями. Летом они давали бы щедрую тень. Заметно было, что здесь вот уже несколько лет не обитала ни одна живая душа. И сам дом казался довольно запущенным. Все это мало соответствовало тому идеалу, каким Микаэле виделось в мечтах место ее будущей врачебной деятельности. И конечно, не выдерживало никакого сравнения с теми современными помещениями, к которым Микаэла привыкла в Бостоне, не говоря уж о гигиенических условиях.

Микаэла осторожно слезла с лошади и подошла поближе к деревянному дому.

— Сколько вы хотите за него? — спросила она, поднимаясь по лестнице на веранду.

Мужчина пожал плечами:

— Доллар в месяц.

Микаэла открыла дверь дома. В скудном свете, проникавшем сквозь закрытые ставни, она пыталась рассмотреть мебель и утварь. Внутри ей показалось довольно уютно. Она наконец решилась и кивнула длинноволосому в знак согласия:

— Я беру его.

Затем она поставила сумку на лавку возле двери и вынула из нее ту самую медную табличку, которая на двери их общей с отцом приемной висела с именем отца. «Доктор М. Куин. Врач» — можно было прочесть на ней. Она приложила ее к деревянной стене возле двери. Полированная медь резко контрастировала с обветшалым деревом.

— Как вам это нравится? — спросила Микаэла своего спутника, в радостном волнении ожидая его ответа.

Он опять пожал плечами:

— Пожалуй, не очень подходит для этого места.

Микаэла еще раз посмотрела на табличку и, вздохнув, убрала ее обратно в сумку. Похоже, хозяин дома был прав.


Содержание:
 0  вы читаете: Дикий Запад : Дороти Лаудэн  1  Глава 2 ДИКИЙ ЗАПАД : Дороти Лаудэн
 2  Глава 3 ТЯЖКОЕ ПРОЩАНИЕ : Дороти Лаудэн  3  Глава 4 ПОТЕРЯВШИЙСЯ СЫН : Дороти Лаудэн
 4  Глава 5 ДОКТОР КУИН, ЖЕНЩИНА-ВРАЧ : Дороти Лаудэн  5  Глава 6 СМЕРТЕЛЬНЫЙ ВИРУС : Дороти Лаудэн
 6  Глава 7 ДО ИЗНЕМОЖЕНИЯ : Дороти Лаудэн  7  Глава 8 ГОСТЬЯ : Дороти Лаудэн
 8  Глава 9 ПРАВОСУДИЕ ГЕНЕРАЛА КАСТЕРА : Дороти Лаудэн  9  Глава 10 КАК ИЗ НЕБЫТИЯ : Дороти Лаудэн
 10  Глава 11 КАНДИДАТЫ В ЖЕНИХИ : Дороти Лаудэн  11  Использовалась литература : Дикий Запад
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap