Приключения : Исторические приключения : Глава 5 КРОВАВАЯ ЯРОСТЬ : Дороти Лаудэн

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10

вы читаете книгу




Глава 5 КРОВАВАЯ ЯРОСТЬ

Жизнь Микаэлы шла своим чередом по той же колее, что была проложена со времени ее прибытия в Колорадо-Спрингс. По мере того как бледнели ее воспоминания о приютских детях, она все больше утверждалась в мысли, что поступила тогда правильно.

Мэтью, Колин и в первую очередь Брайен, казалось, забыли этот эпизод еще быстрее, чем она сама. Но что касалось Салли, потребуется еще немало времени, чтобы зажили раны, которые они нанесли друг другу в связи с последними событиями.

После того, что случилось в резервации, Микаэла взяла на себя обязанность контролировать все, что армия поставляла индейцам. И только после того, как Микаэла давала разрешение, солдаты могли отправить шайонам повозку с грузом.

Сегодня такую повозку сопровождала сама доктор Куин верхом на своей лошади Флэш.

Подъезжая к стану индейцев, Микаэла еще издали приметила Салли. Он держал пари с воинами племени — метал свой топор в деревянный щит, закрепленный между двумя деревьями и служивший в качестве мишени. Судя по всему, попадал он удачно, поскольку каждый его бросок сопровождался возгласами одобрения среди собравшихся мужчин.

Заметив Микаэлу, ехавшую впереди военной повозки, он оставил свое занятие и вышел ей навстречу.

— А мы ждали тебя только завтра, — сказал он вместо приветствия, и на лбу его пролегла складка озабоченности.

Микаэла растерянно развела руками.

— Ну что теперь делать? Поезд пришел раньше, и они попросили меня проверить продукты. Мне и самой сегодня было совсем некстати, но…

— Дело тут не во времени, — перебил ее Салли. Но сразу же смолк, поскольку повозка поравнялась с Микаэлой и остановилась.

Подошли к ним и Танцующее Облако, и вождь Черный Котел. Они недоверчиво поглядывали на мешки, которые солдаты сгружали с повозки.

Микаэла раскрыла один из мешков, зачерпнула горсть белой муки и стала пересыпать ее в ладонях.

— Здесь все в порядке, — сказала она. — Мука лучшего качества, а вон в том мешке сушеная фасоль, она тоже безупречна. Можете не беспокоиться.

Один из солдат как раз подхватил очередной мешок, чтобы снять его с платформы, но вдруг резко остановился, не сводя глаз с индейского коня, бока и спина которого были ярко размалеваны.

— Но это же… боевая раскраска, — пролепетал он, и глаза его испуганно расширились.

— Что ты там бормочешь? — спросил его второй солдат, но в этот момент в спину его вонзилась стрела.

Для первого солдата это явилось сигналом, и он молниеносно выхватил свой револьвер. Однако не успел он взвести курок, как воздух разорвал ружейный выстрел, и солдат ничком упал на землю.

Микаэла стояла словно закаменев.

— Тебе не надо было здесь появляться. Сегодня не надо было, — огорченно сказал Салли.

Тут подбежали другие воины, которые, как поняла Микаэла, не принадлежали к племени Черного Котла. На этих индейцах было кое-что из армейского обмундирования. Их свирепые лица были размалеваны воинственной раскраской. Они являлись живым воплощением всего того, чего так боялись жители Колорадо-Спрингс: индейской жестокости и агрессивности.

Оставшиеся мешки быстро сгрузили с повозки, в то время как часть нападавших уже грабила трупы солдат.

— Что они делают? — в негодовании вскричала Микаэла, наконец осознав, что происходит.

— Мы не могли на них повлиять, — ответил Танцующее Облако, качая головой. — Как ни старались.

Микаэла готова была разрыдаться.

— Ах, если бы я знала, что именно сегодня в стане окажутся дикие индейцы!

В этот момент один из воинов заметил врачебную сумку Микаэлы, привязанную к седлу ее лошади. Он рывком сдернул ее — так, что она раскрылась и все ее содержимое вывалилось на землю.

— Нет! — вскрикнула Микаэла и бросилась к индейцу, чтобы спасти свое имущество.

Но воин схватил ее за плечо и угрожающе заглянул ей в глаза. Лицо его задубело от ветра и солнца, а левый глаз был закрыт черным лоскутом кожи. И только окрик, раздавшийся за спиной Микаэлы, остановил индейца и вынудил его отпустить доктора. Вместо нее он схватил ее стетоскоп, присоединил его к остальной своей добыче, перекинутой через седло, вскочил на коня и поскакал прочь, а за ним последовали его воины, прихватив с собой и солдатскую повозку.

Салли стоял за спиной Микаэлы. Он удержал ее, когда она вновь попыталась ринуться вперед.

— Не надо, только напрасно погибнешь. Микаэла хватала ртом воздух. Она едва могла осознать все случившееся.

— Что же теперь делать?

— Ничего, — ответил Салли. — Нас это не касается. Микаэла резко повернулась к нему.

— Нас не касается то, что убили двух человек? Салли молча посмотрел на нее.

— А сколько шайонов убили солдаты? — спросил он, выдержав паузу.

— Но это же не шайоны, — ответила Микаэла.

— Да, это не шайоны, но для армии нет никакой разницы. К ответу за нападение она привлечет Черного Котла и его племя, — объяснил Салли.

— Если вы донесете армии об этом происшествии, — добавил шаман, и на лице его были написаны тревога и подавленность, — то скоро нам придется оплакивать гораздо больше убитых, чем до сих пор.

Брайен бесцельно шатался по городу. Он купил у Лорена Брея пакет леденцов и сосал их один за другим. Время от времени он с завистью поглядывал вслед проезжающим всадникам. Ничего Брайену не хотелось так сильно, как иметь собственного коня.

Перед салуном Хэнка тоже были привязаны несколько лошадей, и когда Брайен подошел к коновязи, одна из них потянулась к нему своей любопытной мордой.

— На! — Брайен положил на ладонь леденец и протянул лошади. Та слизнула лакомство и тут же снова потянулась к пакету. — Э, ты что, это мои конфеты, — запротестовал мальчик. — Ну, так уж и быть, возьми еще одну.

В этот момент из салуна вышел Хэнк с каким-то незнакомым мужчиной. Оба держали в руках карты.

— Значит, вы ставите на кон вот эту лошадь? — уточнил Хэнк. — Ну хорошо, у меня четыре короля.

И он показал незнакомцу свои карты. Незнакомец швырнул свои карты на землю.

— Ладно, вы выиграли! — свирепо вскричал он и стал топтать свои карты. — Пользуйтесь на здоровье!

С этими словами он повернулся и зашагал прочь, пересекая площадь.

— Мелкая, заезженная кляча, — сказал Хэнк, разглядывая лошадь. Затем сделал попытку посмотреть ее зубы, но у него ничего не вышло. — Еще и строптивая! — ругнулся он. — Ну погоди, я тебе покажу, кто твой хозяин!

— Если она вам не нравится, я мог бы купить ее у вас, — подал голос Брайен.

Владелец салуна громко расхохотался:

— Ты хочешь ее купить? Интересно, за какие шиши?

— Пока что и сам не знаю, — смущенно признался Брайен. — Но я мог бы вам ее отработать.

— Вряд ли в салуне найдется подходящая работа для такого мальчишки, как ты. Но я подумаю.

В этот момент на площади показалась группа солдат. Топот копыт галопирующих коней сразу же привлек всеобщее внимание. Впереди скакал молодой мужчина с длинными светлыми волосами и подстриженной бородкой. Это был генерал Кастер, человек, который учинил массовое истребление шайонов, послав им инфицированные одеяла.

Сейчас же на площадь сбежались жители города. Микаэла и Салли тоже подошли.

Генерал искал в толпе собравшихся доктора. Видимо, ради этого он и приехал, ибо, едва завидев ее, сразу обратился к ней:

— Добрый день, доктор Куин. Насколько мне известно, позавчера вы сопровождали двух моих солдат в резервацию. Эти люди до сих пор не вернулись. Вы видели, как они покинули резервацию?

Микаэла почувствовала на себе взгляд Салли.

— Да, — коротко ответила она.

— И когда это было?

Микаэла набрала в легкие воздуха.

— Вскоре после того, как повозка была разгружена. Она старалась придать своему голосу спокойствие и твердость, но сомневалась, удается ли ей это.

Кастер посмотрел на нее испытующим взглядом, словно ожидая, что Микаэла расскажет какие-то подробности. Затем устремил свой ледяной взгляд на Салли. И наконец обратился ко всем собравшимся:

— Я настоятельно рекомендую вам не отлучаться далеко от города. — Глаза его холодно поблескивали. — Набеги шайонов возобновились. Вполне возможно, что мои люди стали жертвами их нападения. Если эти предположения подтвердятся, краснокожие дорого заплатят за это.

Он развернул коня и в сопровождении своих солдат покинул город.

На следующий день Микаэла и Салли сидели в кафе Грейс. Микаэла хотела поговорить с ним обо всем, что произошло в резервации, и обсудить, какие последствия могут иметь ее показания. Появление генерала Кастера не давало ей покоя. Но Салли сразу прекратил этот разговор — видимо, из опасения, что кто-нибудь их подслушает.

Микаэла нервно водила пальцем по красным клеткам скатерти.

— Что поделывает Брайен? — спросил Салли, чтобы перевести разговор на другую тему. — Скоро у него день рождения. Что бы он хотел получить в подарок?

Микаэла подняла глаза.

— Он хочет коня, — ответила она так, будто это было для нее чем-то само собой разумеющимся. На губах ее играла тонкая улыбка.

— Коня? — удивился Салли. — Для чего Брайену понадобился конь? — И он невольно улыбнулся, представив себе мальчика верхом.

— По-моему, для того, чтобы ездить на нем верхом, — ответила Микаэла. — Я предложила ему покататься на Флэш. Но он сказал, что ему нужна только лошадь Хэнка.

В этот момент к их столу подошла какая-то женщина.

— Извините меня, пожалуйста, — осторожно начала она, — не вы ли доктор Куин?

Микаэла вопросительно взглянула на нее. Судя по одежде, женщина была не из их мест, и Микаэла не могла припомнить, чтобы когда-нибудь видела ее в городе.

— Да, я доктор Куин. А что вы хотели?

— Меня зовут Анна Котл, — представилась женщина, и голос ее тут же упал. — Мой муж — один из тех двух солдат, которые ездили с вами в резервацию. Я хотела спросить, может быть, он вам что-нибудь говорил… — Она оглянулась, словно желая удостовериться, что их никто не Подслушивает. — Потому что я боюсь, не дезертировал ли он. И я думала, вдруг вы мне скажете, где он может прятаться.

Микаэла в ужасе отшатнулась. Она чувствовала, как от лица ее отхлынула кровь. Эта женщина возлагала на нее какие-то надежды, тогда как давно уже никаких надежд не было.

— Нет, — наконец с трудом произнесла она. — Мне очень жаль, но он мне ничего не говорил.

Тут к ним подошел сержант, поднявшийся из-за стола, за которым сидело несколько солдат.

— Идемте к нам, миссис Котл, у нас за столом есть свободное место, — сказал он и увел женщину с собой.

Когда они отошли, Микаэла почувствовала облегчение.

— Я должна сказать ей правду, — прошептала она.

— Ни в коем случае! — сквозь зубы процедил Салли. — Ты, кажется, так и не поняла, что могло случиться, если бы этот солдат действительно ушел из лагеря живым.

— Тогда у этой женщины был бы муж, а у семьи — отец. — Брови Микаэлы сердито сдвинулись. — И я предпочла бы наконец сказать всю правду!

— Правда состоит в том, что он позвал бы туда армию! — Голос Салли повысился почти до крика.

Микаэла встала. Видно было, как она взволнованна.

— В следующий раз я скажу все как есть. Я должна это сделать!

И она не оглядываясь вышла из кафе.

Во второй половине дня конский топот вновь известил о прибытии генерала Кастера. Поравнявшись с больницей, он дал своим солдатам знак остановиться.

Микаэла вместе с Салли, который только что разыскал ее здесь, вышли на улицу. Они снова не успели как следует обсудить свое дальнейшее поведение.

Кастер задумчиво поглядел на доктора сверху вниз. И затем извлек из сумки какой-то предмет серебристого цвета.

— По-моему, это ваша принадлежность, доктор Куин, — сказал он. — Она была у краснокожего, которого мы захватили. — Он указал назад. В окружении солдат находился индеец со связанными руками. Микаэла узнала в нем одного из воинов. — А теперь я хотел бы наконец узнать, — продолжал генерал Кастер, — что же произошло в резервации.

Микаэла вопросительно взглянула на Салли, но тот стоял с непроницаемым лицом.

— Да, я могу вам сказать, что произошло в резервации, — начала Микаэла. — Дикие индейцы застрелили солдат, которые привезли продовольствие.

Кастер снова указал на индейца.

— Это один из изменников?

Микаэла сглотнула. Индеец устремил на нее взгляд, полный надежды.

— Да, — подтвердила она.

— Отвезти его в форт, — скомандовал генерал, — повесить там и с подкреплением вернуться назад. Сразу после этого займемся лагерем индейцев.

Он дал своим людям знак, и солдаты ускакали. Микаэла не отваживалась взглянуть на Салли. И когда она наконец сделала это, он отвел глаза.

— Зачем ты им это сказала? — сокрушенно промолвил он.

Всего несколько минут спустя Салли и Микаэла скакали верхом в резервацию, чтобы предупредить шайонов. Вначале Салли хотел ехать один, но Микаэла настояла на том, что будет сопровождать его. Уже второй раз за такое короткое время она чувствовала себя виновной в бедах, причиненных шайонам. И это при том, что ее действиями руководило одно только стремление к правде и миру.

Как только Салли и Микаэла принесли шайонам тревожную весть, те тут же принялись сворачивать свой лагерь. Воины, женщины, старики и дети — все помогали паковать имущество, чтобы бежать от армии на другое место.

Шаман Танцующее Облако тоже привязывал к седлу своей лошади вязанку одеял и шкур.

— Я… я очень сожалею обо всем, что случилось, Танцующее Облако, — сбивчиво говорила Микаэла.

Салли стоял рядом, скрестив на груди руки, с таким видом, будто его все это не касалось. Микаэла знала, что в этой беде он винит только ее.

— Сейчас у нас нет другого выхода, — успокаивал ее шаман. — Но как только Кастер уберется отсюда, мы вернемся.

Идущий по Облакам, сын шамана, энергичным шагом подошел к отцу. Его черные глаза сверкали.

— Откуда Кастер узнал, что его солдаты были здесь? Кто…

— Теперь это уже не важно! — Танцующее Облако оборвал сына на полуслове.

Но Идущий по Облакам не унимался. Он указал на Салли, и в глазах его сверкнула ненависть.

— Он… Это он. Он работает на армию осведомителем.

— Ты еще слишком молод, чтобы говорить! — строго глянул на сына Танцующее Облако.

— Это я, я им сказала! — воскликнула Микаэла. Она не могла стерпеть, чтобы вину за ее действия перекладывали на другого.

— А ты уже слишком стар, чтобы что-нибудь понимать! — ответил отцу молодой шайон, никак не отреагировав на признание Микаэлы. — Друзья моего отца — мои враги. И я убью их обоих.

С этими словами он вскочил на коня и ускакал в темноту ночи.

Микаэла вернулась в город одна. Она больше не могла сносить молчаливый укор Салли. Достаточно было ей и собственных угрызений совести. Она подъехала к больнице, минуя дом, потому что дома дети набросились бы на нее с расспросами. А она сейчас сильно сомневалась, что смогла бы правильно на них ответить. Вначале ей необходимо было разобраться с собственной позицией.

Было уже довольно поздно, когда она снова вышла из больницы. Она запирала дверь, как вдруг почувствовала чье-то прикосновение. Вздрогнув от ужаса, она резко обернулась и в темноте различила силуэт длинноволосого мужчины.

— Микаэла, а куда подевались все горожане? Прошло несколько секунд, прежде чем Микаэла оправилась от испуга и избавилась от мысли, что попала в руки одного из дикарей.

— Боже мой, Салли, как ты меня напугал, — простонала она. — А люди все в церкви. Отец Джонсон читает сегодня лекцию.

— А дети где?

— Они дома. А почему ты спрашиваешь?

Но Салли не успел ей ответить. Громкие воинственные крики, разорвавшие тишину, донеслись сразу со всех концов города. Индейцы, одетые в армейскую форму, с факелами в руках, галопом гнали своих коней по улицам, поджигая один за другим покинутые жителями дома. В мгновение ока весь Колорадо-Спрингс был охвачен пожаром. Микаэла в ужасе смотрела на призрачное зарево, полыхающее со всех сторон.

Видимо, запах пожара проник и в церковь, поскольку из темноты уже бежали люди, чтобы спасти свои дома. И не успел Джейк Сликер отзвонить в колокол тревоги, подвешенный перед его цирюльней, как первые ведра уже заливали пламя.

Только теперь Микаэла заметила, что огонь перекинулся и на ее клинику. Горели балконные перила, и было отчетливо видно, как огонь постепенно охватывал дом, участок за участком пожирая древесину.

— Салли, больница горит! — вскричала она и тут же побежала за водой.

Но все ведра уже были расхватаны, и Микаэла, пометавшись туда-сюда с пустыми руками, в растерянности остановилась. Взгляд ее снова скользнул вверх, к прожорливому огню. Она увидела силуэт человека, взбиравшегося наверх по наружному фасаду дома. Вот он добрался до балкона и перемахнул через охваченные огнем перила. Жадные языки пламени, казалось, так и тянутся к нему. Только теперь Микаэла узнала, что это Салли. Он вырвал из-за пояса томагавк и решительно принялся рубить перила. Они с грохотом обрушились вниз, на песчаную почву. Салли затаптывал пламя, метнувшееся по фасаду, и его дыхание вырывалось изо рта белыми клубами. Затем он обернулся, и взгляд его устремился на Микаэлу, которая, оцепенев от испуга, безмолвно следила за его движениями.

И, глядя на него, Микаэла не могла избавиться от мысли о том, как много бы она отдала за то, чтобы быть облачком его дыхания — столь близкого к его губам. И она вынуждена была признаться себе, что это чувство было вызвано не только тем фактом, что он своим бесстрашным деянием спас от уничтожения клинику.

На следующее утро от обугленных досок все еще поднимались последние струйки дыма. Всю ночь напролет жители Колорадо-Спрингс спасали свои дома от жадного натиска огня, и их усилия не пропали даром. Всерьез пострадали только некоторые веранды и навесы. Сами же здания в последний момент удавалось спасти.

И теперь мужчины города собрались перед салуном, чтобы держать совет. Лорен Брей, в фартуке, в котором он обычно стоял за прилавком, на всякий случай захватил с собой ружье.

Слово взял его преподобие.

— Совершенно очевидно, что армия не в состоянии нас защитить, — начал он и оглядел всех собравшихся, — Поэтому я попросил бы всех граждан города больше не покидать его пределы до тех пор, пока не будут пойманы изменники. Кроме того, я предлагаю установить ночные вахтенные дежурства. Все мужчины, у кого есть оружие, должны записаться.

— Хорошая мысль, — поддержал Хэнк, — И как только сюда сунет нос хоть один индеец или кто-нибудь, кого можно принять за индейца, он сразу же получит бесплатный билет на вечные охотничьи угодья.

Поднялся веселый гогот.

— Но ведь не каждый индеец изменник, и не каждый мечтает тебя уничтожить, — резко возразил Салли.

— Каждый индеец здесь лишний, — ответил Хэнк, и толпа снова поддержала его одобрительным смехом.

Всю первую половину дня в городе шли приготовления к осаде и блокаде. Лавочник Лорен Брей сортировал и нумеровал свои запасы, а Хэнк на всякий случай поднял цену на виски. Каждый старался как мог обеспечить себя на случай долгосрочного автономного существования.

Но Салли с удивлением заметил, что Микаэла запрягает своих лошадей в повозку.

— Куда это ты собралась? — обеспокоенно спросил он.

— Миссис Карэуэй все еще в своей хижине, — ответила Микаэла. — У нее сломана нога, и я должна забрать ее сюда.

— Ты останешься здесь, — ответил Салли. — Если уж так необходимо забрать миссис Карэуэй, так это сделаю я.

Микаэла отрицательно покачала головой.

— Нет, ей придется перед поездкой сделать обезболивающий укол, иначе она не выдержит дороги.

Салли смотрел на нее настойчивым взглядом.

— Но разве я не могу сделать это за тебя? Ты мне только покажи, как это делается.

Микаэла снова покачала головой и мягко улыбнулась:

— Салли, ты и так очень много делаешь для меня. Вот и больницу спас от пожара… Но этот укол содержит морфий, и я, к сожалению, не могу тебе его доверить.

— Но уезжать сейчас из города — это безумие, — прошептал Салли.

Доктор Куин только пожала плечами.

— У меня нет другого выхода.

— Тогда я поеду с тобой, — сказал Салли и вскочил на облучок. Тон его не терпел возражений, но Микаэла все же различила в нем нотки нежности и тревоги — все то, чего ей так давно недоставало.

— Ну хорошо, — согласилась она смеясь. — Совершим небольшую прогулку на природу.

И она тоже поднялась на облучок и взяла в руки вожжи.

Стоял чудесный день. На синем небе ярко светило весеннее солнце, заснеженные вершины гор высились словно седые великаны. От этой умиротворенной картины Микаэла чуть не забыла, для чего и при каких обстоятельствах они совершают эту, как она выразилась, прогулку на природу.

Салли время от времени даже обнимал ее, но коротко и робко. И Микаэла чувствовала, как не хватало ей в последнее время этой близости.

Перед ними простиралась даль равнины. На бурой почве уже обозначилась первая нежная зелень весны. До хижины миссис Карэуэй оставалось уже недалеко. Все вокруг дышало покоем и миром. Но какое-то неясное чувство заставило Микаэлу повернуть голову к холмам. От того, что она там увидела, кровь в ее жилах заледенела. В ложбинке меж двух холмов стояли всадники. На них была синяя армейская униформа, длинные черные волосы венчали армейские же головные уборы.

И, будто взгляд Микаэлы послужил для них сигналом, дикари как по команде издали воинственный клич и ринулись к повозке, словно темная туча, предвещающая беду.

— Скорее к хижине! — Салли вырвал из рук Микаэлы вожжи, чему она и не думала противиться, и погнал лошадей, громко покрикивая и подстегивая их вожжами.

Старая повозка громыхала по камням и ухабам, однако они, кажется, успевали доехать до хижины миссис Карэуэй раньше индейцев.

Еще несколько метров, и они были на месте. Салли бросился к двери и рывком распахнул ее.

— Миссис Карэуэй?

Микаэла окинула взглядом пустое помещение.

— Ее нет! — воскликнула она в отчаянии. — Но не могли же они ее…

Договорить она не успела. Салли грубо втолкнул ее внутрь хижины, захлопнул дверь и закрыл ее на засов буквально в последнюю секунду, потому что дикари уже были рядом.

— Салли, беги! Ты сможешь как-нибудь выскользнуть! — крикнула Микаэла, а индейцы уже сотрясали дощатое строение, ища лаз на крыше.

— Нет, Микаэла, я никогда тебя не брошу!

В этот момент дверь распахнулась. Щепки треснувшего засова полетели в комнату. Один дикарь с воинственно размалеванным лицом бросился на Салли, а индеец с кожаной повязкой на глазу схватил Микаэлу.

— Салли! — крикнула она, отбиваясь. — Нет! Пусти меня! Пусти!

Но индеец уже выволакивал ее наружу, а Салли в это время боролся со своим противником и наконец одолел его.

Когда Салли показался в проеме двери, индеец уже перекинул Микаэлу через седло, вскочил верхом и пришпорил коня.

Краем глаза Микаэла заметила, что Салли склонился к своей овчарке. Собака бросилась бежать и помчалась вдогонку за конем индейца.

— Не бойся, Микаэла, — донесся до нее издали голос Салли. — Где бы ты ни была, я тебя отыщу!


Содержание:
 0  Меж двух миров : Дороти Лаудэн  1  Глава 2 КАРАНТИН : Дороти Лаудэн
 2  Глава 3 ЧУЖАЯ : Дороти Лаудэн  3  Глава 4 ПРИВЕТЛИВЫЙ ДОМ : Дороти Лаудэн
 4  вы читаете: Глава 5 КРОВАВАЯ ЯРОСТЬ : Дороти Лаудэн  5  Глава 6 В ЧУЖОЙ ВЛАСТИ : Дороти Лаудэн
 6  Глава 7 ПРЕДВЫБОРНАЯ БОРЬБА : Дороти Лаудэн  7  Глава 8 ПРОШЛОЕ : Дороти Лаудэн
 8  Глава 9 СВАДЬБА : Дороти Лаудэн  9  Глава 10 ДВОЕ МУЖЧИН : Дороти Лаудэн
 10  Глава 11 НАСТОЯЩЕЕ : Дороти Лаудэн    



 




sitemap