Приключения : Исторические приключения : Глава 9 СВАДЬБА : Дороти Лаудэн

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10

вы читаете книгу




Глава 9 СВАДЬБА

Микаэла догадывалась, куда ей надо направляться. В лесу и горах было несколько мест, где Салли соорудил себе что-то вроде времянок и где останавливался, когда уходил на охоту или расставлял свои ловушки. Найти его можно, для этого достаточно будет объехать одну за другой все его стоянки.

К счастью, ей не пришлось долго его искать. Неподалеку от луга Орхидей она заметила слабо курящийся дымок. У костра, подстелив шкуру, лежал Салли. Он зарылся головой под локоть, рядом с ним лежала его овчарка и время от времени лизала руку своего хозяина.

— Салли! — Микаэла бросилась к нему, опустилась около него и осторожно положила его голову к себе на колени. — Почему ты ничего мне не сказал об этом?

— Я не ожидал, что будет так плохо, — слабо отозвался Салли.

— Когда это началось? — спросила доктор Куин. Салли приглушенно застонал.

— Несколько дней назад… Это всегда начинается с ухудшения зрения. Перед глазами все плывет. Но не беспокойся, это всего лишь головная боль.

И он снова прикрыл глаза ладонью, защищаясь от света.

Микаэла раскрыла свою сумку.

— Это не просто головная боль, — внушительно сказала она, — это мигрень, и тут необходимо лечение. Вот, — она достала два маленьких бумажных пакетика, — примешь этот порошок и будешь пить отвар вот из этих трав.

И она повесила над огнем котелок с водой.

— Не хлопочи. Лучше оставь меня одного. Я не хочу быть тебе обузой, — отмахивался от нее Салли.

Микаэла любовно отвела с его лба прядь волос, слипшуюся от пота, и приблизила к нему лицо.

— Ты никогда не будешь мне обузой, — прошептала она и нежно поцеловала его веки, прикрытые от боли. — Я останусь с тобой, пока это не пройдет.

— Но это… это может продлиться и несколько дней, — ответил Салли. — А что тогда будет с детьми и с больницей?

Микаэла нежно приложила к его губам палец.

— Дети и одни управятся, кроме того, они знают, что я у тебя. А клиника и закрытой постоит.

— Микаэла, не можешь же ты ради меня бросить все! — беспокоился Салли. — И ведь до сих пор я всякий раз…

— А на этот раз все будет иначе, — ласково перебила его Микаэла. — Теперь я знаю, что имел в виду Танцующее Облако: твою болезнь. Поэтому…

Но ей не пришлось довести фразу до конца, поскольку Салли взял ее руку и с легким стоном провел ею по своей разгоряченной голове.

В городе продолжались приготовления к свадьбе Хореса и Майры.

Микаэла, прежде чем пуститься на поиски Салли, незаметно попрощалась с детьми в кафе Грейс и поручила Колин до ее возвращения присматривать за больницей.

Колин и Мэтью как раз возвращались из кафе в клинику, как вдруг из помещения почты до них донеслась словесная перепалка.

— Но, Хорес! — кричала Майра, и в ее голосе слышалось отчаяние. — Почему же мы должны праздновать нашу свадьбу так, как этого хотят другие?

— Но это же совсем не так, — пытался уговорить свою будущую жену Хорес. — Они хотят доставить нам радость, и каждый старается, как может.

— Да это я все понимаю. Но я не могу взять в толк, почему мы на собственной свадьбе должны есть рыбный суп и кролика, если ты уже сейчас знаешь, что тебе после такого обеда будет дурно! Что я буду делать в брачную ночь с больным женихом?

— Я тоже говорил Грейс, что я бы лучше съел запеканку из рубленого мяса, — ответил Хорес. — По мне, так лучше фальшивый заяц, чем настоящий кролик, — пошутил он.

Но Майре было не до шуток.

— И миссис Дженнингс собирается обрядить меня в свое платье. Ты его уже видела? — повернулась она к Колин, которая вместе с Мэтью стояла в дверном проеме.

— Да, я видела, — ответила Колин. — По-моему, очень красивое. И Дороти с ним столько возится, подгоняет его.

— Ну вот, — сокрушенно сказала Майра. — Все стараются. И ты находишь, что мне пойдет глухое, закрытое платье? Да к тому же еще и белое? Ведь все прекрасно знают, что невеста не… — Она смолкла и опустила голову. — Все будут смеяться.

— Майра, ты будешь выглядеть чудесно, — утешал ее Хорес. — Никто не будет смеяться!

— Нет, так выходить замуж я не согласна! — воскликнула Майра, и глаза ее наполнились слезами. — Я хочу надеть то розовое платье, которое сшили к моей свадьбе девушки из салуна. Всю мою жизнь мне приходилось делать то, что велели другие. Хэнк распоряжался мной, как хотел! В конце концов, могу я начать новую жизнь так, как нравится мне? Или уж тогда давай все отменим!

Она вскочила и, всхлипывая, выбежала вон.

— Хм! — Мэтью смущенно вздохнул, а Хорес как громом пораженный опустился на свой табурет. Судя по выражению его лица, он никак не ожидал от своей невесты такого проявления темперамента. — Я считаю, что Майра права. Стоит только представить, что нам с Ингрид тоже придется подстраиваться под всех…

Но телеграфист покорно пожал плечами:

— Но не можем же мы отталкивать людей! Если бы не упрямство Майры!

И он уронил голову, беспомощно качая ею из стороны в сторону.

Ночью головные боли Салли усилились. Он до утра ворочался и метался рядом с Микаэлой, и ей было ясно, что он ни на минуту не сомкнул глаз. Но она уже не знала, что делать. Все предписания научной медицины она выполнила, и они не принесли больному облегчения.

С утра ей вспомнились слова Танцующего Облака о том, что следует лечить человека в целом, и она уже не могла отделаться от этой мысли. Ах, знать бы еще средство для такого лечения!

— Салли, а как тебе помогал Танцующее Облако, когда боли обострялись?

— Он устраивал мне потогонное лечение, — ответил больной.

— Тогда мы так и сделаем, — решила Микаэла. — Ложись в вигваме. А я буду носить тебе горячие камни.

Микаэла орудовала двумя деревянными палками, как щипцами. Она наносила от костра горячих камней, расположила их в вигваме в виде круга и полила водой, принесенной из близлежащего ручья. Камни зашипели, и вигвам наполнился горячим паром. Эту процедуру Микаэла повторила несколько раз, а потом ушла, оставив Салли одного в парном тепле.

Неподалеку треснула ветка, Микаэла вздрогнула, и ей показалось, что она чувствует на себе чей-то взгляд. Но она подавила в себе желание оглянуться и поискать наблюдателя. Да кто во всем свете мог бы подсматривать за нею в этой глуши? Кого она могла интересовать? Просто даже смешно подумать. Она при всем желании не могла бы назвать никого, кто имел бы хоть какой-то повод шпионить за ней. Ни среди жителей города, ни среди чужих, и уж никак это не мог быть Эндрю Стросс. Но почему присутствие этого человека или даже просто мысль о нем всегда ввергали Микаэлу в бесплодные раздумья?

— Микаэла! Микаэла! — Внезапно раздавшийся оклик Салли вернул ее к действительности. Она не могла бы сказать, сколько времени просидела у костра, но он почти догорел.

Она вскочила и побежала к вигваму. В воздухе, насыщенном паром и запахом горячих камней, казалось, сгустилось напряжение. Салли сидел на своем ложе выпрямившись, глаза в ужасе расширились. Спутанные волосы слипшимися прядями ниспадали на мускулистые плечи, а на лбу застыли капли холодного пота.

— Микаэла, — прошептал он, протягивая к ней руку. — Где ты была? Пожалуйста, не уходи!

Доктор Куин взяла его ладони в свои. Несмотря на жару в вигваме, они были холодные и вместе с тем влажные от пота.

— Но я и не уходила. Я все время была здесь, рядом, — ответила она.

— Не уходи, прошу тебя, — снова взмолился он, и по телу его пробежала судорога. — Ты мне так нужна!

Его черты, обычно такие мужественные, вдруг исказились в почти детском испуге.

— Но ведь я с тобой, — успокаивала его Микаэла. Что же с ним случилось? Эта внезапная перемена, произошедшая с ним, и испугала ее, и в то же время пробудила в ней нежное стремление к этому человеку и страх, что эта минута их трогательного сближения минет и снова возобладает реальность, вынуждающая их держать дистанцию по отношению друг к другу.

Салли охватил ладони Микаэлы своими. Во взгляде его вдруг установился полный покой и уверенность.

— Микаэла, — прошептал он, — я буду любить тебя всю жизнь. Хочешь стать моей женой?

Земля зашаталась под ногами Микаэлы. Счастливая дрожь пробежала по всему телу.

— Да, Салли, хочу! — ответила она.

Не напрасно Микаэла так полагалась на своих детей. Все в доме и в больнице шло своим привычным, налаженным ходом, и когда спустя несколько дней доктор Куин вернулась домой, ей не пришлось заново восстанавливать нарушенный порядок.

С одной стороны, это обстоятельство наполнило ее законной гордостью за детей, но с другой — она почувствовала укол ревности оттого, что они прекрасно обходятся и без нее. Как для всякой матери, для нее важно было ощущение своей необходимости.

Но она взяла реванш вечером, приготовив ужин, который действительно удался ей на славу. Салли тоже явился к ужину и ел с большим аппетитом.

Микаэле казалось, что его болезнь сблизила их окончательно, устранив последние преграды, которые еще стояли между ними. Глядя теперь на этого сильного человека, она с трудом могла поверить, что это тот же самый мужчина, которого она видела таким беспомощным и слабым всего несколько дней назад.

После того как посуда была убрана, каждый принялся за свои обычные вечерние занятия. Колин уже раскрыла книгу и собиралась углубиться в нее, но приемная мать окликнула девушку.

Микаэла взглянула на Салли, ища поддержки в трудный для нее момент.

— Гм… дети, подойдите все сюда, — сказала она и сама заметила, как нервно звучит ее голос— Мы с Салли… э…

Она беспомощно смолкла, и дети смотрели на нее с недоуменнным ожиданием.

— Я хочу вас кое о чем спросить, — перехватил инициативу Салли. — То есть попросить… Я прошу вашего разрешения жениться на вашей маме, — быстро довел он фразу до конца.

— Ура! — К Брайену первому вернулся дар речи. И он без промедления вскочил на колени к Салли.

— Мама! Какая чудесная новость! Я так рада! — Колин бросилась к приемной матери и обняла ее.

— Поздравляю, Салли, — засмеялся Мэтью и похлопал по плечу этого мужчину, который давно уже был его другом. — Надеюсь, мне не придется называть тебя папой?

Салли улыбнулся, немного смутившись.

— Не придется, — заверил он.

— И когда же вы поженитесь? — спросил Брайен. — И где мы будем жить?

Микаэла вопросительно взглянула на Салли.

— Об этом мы еще не успели подумать, — растерянно сказала она.

— Вы можете пожениться одновременно с Хоресом и Майрой, — предложила сияющая Колин.

— Ну зачем же мы будем портить им праздник? — улыбнулся Салли.

— Конечно же нет. И пока что никому не надо говорить про эту новость, — согласилась с ним Микаэла.

— Жалко, — заныл Брайен. — И что, даже мистеру Брею нельзя сказать?

— И мистеру Брею нельзя, — подтвердил Салли, глядя на мальчика с притворной серьезностью. — Это тайна. Ну что, даешь честное индейское слово?

Брайен кивнул и поднял вверх два пальца.

— Честное индейское слово!

Микаэла готова была обнять весь мир, когда на следующее утро бежала на почту, зажав в руке бумажку.

Она твердо решила, что, как только отправит телеграмму, ни минуты больше не будет задумываться о том, как примет это известие ее мать. После того как доктор Майк посетила Бостон и приняла решение вернуться в Колорадо-Спрингс, они с матерью хоть и расстались в добром согласии, но Микаэла прекрасно знала, что Салли вряд ли отвечал представлениям ее матери о будущем зяте.

Но, войдя на почту и увидев Хореса, она глазам своим не поверила. Лицо телеграфиста, и без того длинное, казалось, вытянулось еще больше и доставало теперь до шаткой почтовой стойки.

— Хорес! Что это с вами? Вы плохо себя чувствуете? — воскликнула она.

— Ах, — махнул рукой телеграфист. — Мы с Майрой еще даже не поженились, а уже в ссоре.

Микаэла начала догадываться.

— Наверное, это из-за свадьбы? — осторожно спросила она.

Хорес кивнул.

— Майра против того, что для нас все почти как семья. Она говорит, что хочет отпраздновать этот день так, как хочется ей. Но ведь не можем же мы отталкивать от себя людей? Они же хотят как лучше, и, в конце концов, они же для нас что-то вроде семьи.

Доктор Майк улыбнулась про себя, удивляясь, какими темпами продвигается вперед женское равноправие в Колорадо-Спрингс. Втайне она приписала этот успех своей политической акции участия в выборах.

— Знаете что, Хорес, — сказала она, — а я очень хорошо понимаю Майру.

Телеграфист отрицательно покачал своей продолговатой головой.

— Может быть, может быть. Но ведь уже вовсю идут приготовления. Грейс с ее кроликами, миссис Дженнингс с ее белым свадебным платьем, хотя Майра предпочла бы идти под венец в том платье, которое сшили для нее девушки из салуна. И потом, вы и Салли тоже готовитесь выступить нашими свидетелями… — перечислял он, загибая пальцы. При этом на лице его выражалась вся мировая скорбь.

Микаэла прониклась состраданием к этой молодой паре. Самой ей до сих пор удавалось добиваться того, чего хотела она сама, и свою жизнь она выстраивала в соответствии с собственными представлениями. Именно это и делало ее жизнь счастливой. Но Хорес и Майра были несравнимо слабее. Они считались «маленькими людьми», и каждый чувствовал себя вправе навязать им свою волю.

— Не огорчайтесь, мы что-нибудь придумаем, — пообещала она телеграфисту. — Вот увидите, все будет хорошо. Постарайтесь только, чтобы Майра немного успокоилась. А об остальном позабочусь я.

— Спасибо, доктор Майк, — счастливо улыбнулся Хорес— Это самый лучший подарок, какой вы могли нам сделать.

Теперь Микаэла перегнулась через стойку.

— Но у меня тоже есть к вам одна просьба, — сказала она, понизив голос— Пожалуйста, отправьте эту телеграмму моей матери в Бостон.

Хорес быстро пробежал глазами бумажку, которую протянула ему Микаэла. Брови его удивленно поползли вверх.

— Это правда? Вы и Салли…

— Тс-с-с! — внушительно посмотрела на него Микаэла. — Это тайна.

Хорес кивнул.

— Понимаю! — На лице его изобразилась деловитая важность. — Я давал присягу хранить профессиональную почтовую тайну! Можете на меня положиться!

— Я знаю, Хорес, я знаю!

Микаэла была врачом по призванию и очень любила свою работу. Но никогда еще работа не спорилась в ее руках так, как в этот день. Для всех пациентов — не исключая и стариков, которые приходили в ее приемную не столько для лечения, сколько для душевной беседы, — она находила приветливое слово и внимание. И когда она видела за окном смеющееся солнце, ей казалось, что это лишь тусклое отражение ее собственного ослепительно сияющего сердца.

Перед тем как уехать после работы домой, она еще сделала в городе несколько коротких визитов к больным, получив и от этого полное удовлетворение. Искренние, правильно найденные слова давали возможность уладить очень многое, и по дороге домой Микаэла была уверена, что никого не обидела и что все остались довольны.

Когда она приехала домой, Брайен уже репетировал свою роль, готовясь к свадьбе Хореса и Майры. Он положил на подушечку гайки вместо обручальных колец и носил их по комнате, стараясь не уронить.

— Не так-то это просто, — пыхтя сказал он, закончив свое упражнение и откладывая подушечку на комод. — А если я уроню кольцо?

— Да уж как-нибудь не уронишь, — успокоил его Мэтью, стоявший у стола. Его новые брюки, которые он хотел надеть на свадьбу, были ему длинноваты, и Колин укорачивала их, подкалывая края. — У тебя еще есть время потренироваться. Но смотри, самое позднее к моей свадьбе чтобы был готов! — пригрозил он.

— Стой спокойно! — шикнула на него Колин, зажимая в губах булавки. — А то шов получится кривой. Кстати, мама, — обернулась она к приемной матери. — Майра просила тебе передать, что у нее уже есть одна вещь старая, то есть платье от миссис Дженнингс, и одна вещь новая — ее туфли. Теперь ей нужно еще что-нибудь заемное.

— Что все это значит? — наморщил нос Брайен.

— Это есть такая примета. Считается, что это приносит счастье, если на невесте в день свадьбы надето что-нибудь старое, что-нибудь новое и что-нибудь заемное, — объяснила Микаэла и загадочно улыбнулась. — Правда, боюсь, что Майре придется надеть на свадьбу старые туфли. — Она направилась к комоду. — Ну, а что касается заемного, я могу дать ей кружевной носовой платок.

Она выдвинула ящик и стала в нем рыться. Кружевной платочек она нашла, он лежал на месте, аккуратно свернутый.

Но, доставая его, Микаэла скользнула пальцами по какой-то гладкой поверхности. Она вынула фотографический портрет в рамке и вдруг впилась в него глазами, не в силах оторваться. Она держала в руках фото, которое подарил ей Дэвид перед тем, как уйти на войну. Это был в точности тот самый образ, который Микаэла носила в своем сердце. Но не только это заставило ее вглядываться в милые черты. Было в этом и нечто другое, что не отпускало ее уже несколько дней. Нечто, о чем она не хотела размышлять, но что не шло у нее из головы. Разве не те же самые черты, только постаревшие и искаженные шрамом, встретились ей совсем недавно?

— Ты не нашла что искала? — Веселый голос Колин вернул Микаэлу к действительности.

Она быстро сунула портрет обратно в ящик.

— Нашла, нашла, — ответила она с наигранной легкостью.

Наконец наступило долгожданное воскресенье, на которое было назначено венчание Хореса и Майры. День выдался чудесный, и площадь перед церковью была залита ярким солнечным светом. В глубине сердца Микаэла надеялась, что это хороший знак для молодоженов и он принесет им счастье. Ее семейство в полном составе, включая и Салли, подъехало к площади. Все они принарядились по случаю такого события, и Микаэла про себя отметила, что как будущая семья они смотрятся великолепно.

Еще издали она заметила, что Эндрю Стросс тоже пришел на церковную площадь. Когда Микаэла остановила свою повозку, он решительно шагнул ей навстречу.

— Я хочу с вами проститься, доктор Куин, — сказал он, произнося ее имя с особым ударением.

Микаэла, услышав об его отъезде, испытала своего рода облегчение.

— Разве вы не останетесь на свадьбу? — спросила тем не менее она.

— Боюсь, что мне действительно пора уехать, — отметил мистер Стросс.

— Жаль, а я как раз вчера вечером обнаружил на реке гнездо цапли очень редкого вида. Я бы с удовольствием вам его показал. — Салли спрыгнул с повозки и остановился рядом с биологом. Заплетенная коса, падавшая на его левое плечо, создавала своеобразный, но не лишенный привлекательности контраст с его темным костюмом с бархатными лацканами.

— Да-а… — Мистер Стросс заколебался. Он взглянул на Микаэлу, которая в своем красивом светло-голубом платье все еще сидела на облучке, и по его лицу скользнула улыбка. — Ну хорошо. Я думаю, ничего не случится, если я уеду послезавтра, — сказал он.

— Тогда чего же мы ждем? — спросил Салли, приветливо улыбаясь гостю. — Колокола уже звонят. Пора.

И действительно, почти все места в маленькой церкви были уже заняты. Никто не хотел пропустить такое притягательное зрелище, как свадьба. Все, за исключением хозяина салуна Хэнка, собрались здесь. Но его отсутствие было воспринято как нечто само собой разумеющееся.

Послышались скрипучие звуки маленького органа, который соединил уже не одну пару в Колорадо-Спрингс.

Салли, свидетель жениха, встал в передней части церкви рядом с Хоресом, который был взволнован ожиданием. Микаэла, как свидетельница невесты, встала напротив него. Во время венчания ей придется держать букет невесты. Рядом с ней стояла Колин. В руках она держала корзину, полную цветов, чтобы бросать их под ноги молодоженам. Девочка очень волновалась и то и дело погружалась в мечты, воображая себя счастливой невестой перед алтарем.

Но не одна Колин мысленно забегала вперед. Микаэла тоже с трудом удерживала свое внимание в происходящем. Она боялась поднять глаза на Салли. Когда же наконец наступит тот день, когда и они встанут здесь рука об руку?

Тут открылась дверь церкви, и порог переступила Майра, которую вел под руку Джейк Сликер. Перед ними мерными шагами маршировал Брайен, несмотря на тренировки, с трудом удерживая в равновесии подушечку с кольцами.

Удивленный шепот прошел по рядам, когда невесту в розовом платье с красивым вырезом провели по проходу к алтарю. Только Микаэла не удивилась. Но она с облегчением увидела, что платье достаточно длинное, чтобы прикрыть старые туфли Майры, которые ей пришлось надеть за неимением другой старой вещи. Микаэла взглянула на свою подругу Дороти с заговорщической улыбкой, и миссис Дженнингс подмигнула ей.

Священник приступил к совершению обряда.

— Мы собрались здесь сегодня, чтобы проводить эту женщину и этого мужчину в священное состояние брака. Если кому-нибудь из вас известны основания, препятствующие этому браку, пусть он говорит сейчас или уже замолчит навсегда.

В этот момент дверь церкви грубо распахнули. Присутствующие обернулись. В среднем проходе между скамьями, будто карающий ангел, вырос Хэнк. Он вращал глазами, словно в приступе ярости. Но затем жестом смущения убрал с лица длинную прядь волос и тихо сел на ближайшее свободное место.

В зале было слышно, как священник с облегчением вздохнул.

— …или уже замолчит навсегда, — внушительно повторил он. И затем соединил руки жениха и невесты.

В церкви стало так тихо, что слышно было бы падение булавки. Лишь кое-где слышался тихий вздох или сдержанное пошмыгивание.

— …силой моего сана, — заканчивал речь священник, — перед Богом и законом объявляю вас мужем и женой.

После пережитых волнений венчания каждый был рад подкрепиться в кафе Грейс. Общее настроение было веселое и приподнятое, как никогда. Жители маленького городка танцевали кадриль и кружились в вальсе..

На буфетных столах громоздились пироги всех видов, а посередине красовалась большая чаша с красноватой прозрачной жидкостью. Этот пунш был одним из ударных номеров свадебного стола, и никто не отказывался от дополнительной порции. Жениху предупредительно подливали его друзья Джейк и Лорен, и он не замечал, что в каждую дополнительную рюмку они подливали ему глоток виски.

И вот Грейс вынесла первый поднос с горячим и поставила его перед женихом.

— Вуаля! — воскликнула она и подняла колпак, которым было накрыто блюдо. — Запеканка из рубленого мяса!

— Грейс! — Хорес даже подпрыгнул от приятной неожиданности и чмокнул чернокожую женщину в щеку. — Вы лучшая повариха в мире!

— Ну-ну! — отмахнулась Грейс— И все-таки я надеюсь, что кого-нибудь порадует и рыбный суп, и кролик.

— Еще как! — поспешно ответила Майра. — Я, например, с удовольствием. В такой день!

Микаэла с радостью наблюдала за развитием событий за соседним столом. Она сдержала свое обещание, данное Хоресу, и Грейс и Дороти перешагнули через свои маленькие обиды.

— Ну, как вам нравится у нас? — спросила Микаэла Эндрю, который сидел за столом напротив нее и Салли и поглядывал на все происходящее с несколько отрешенным видом. — Разве не симпатичный городок Колорадо-Спрингс?

— Чрезвычайно симпатичный, — ответил мистер Стросс. — Но у меня сложилось впечатление, что вы воспитаны не для такого образа жизни.

— Это верно, — признала Микаэла. — Однако за последнее время я успела понять, что это именно такая жизнь, которую мне нравится вести.

В эту минуту Хорес поднялся со своего места. Не только доктору Куин было очевидно, что он несколько перебрал крюшона. Судя по всему, он решил выступить с речью.

— Дорогие друзья! — воскликнул он громким голосом, какого от него никто не ожидал. — Моя супруга и я благодарим вас за то, что вы пришли к нам.

Праздничный зал наполнился смехом. Видимо, многих позабавило, что Майра так быстро из девушки для развлечений из салуна превратилась в «супругу» почтового служащего. Но Хореса этот смех нимало не смутил.

— Сегодня я могу сказать, — продолжил он, слегка покачиваясь, — что это счастливейший день в моей жизни. И каждому из присутствующих я желаю встретить такую же большую любовь. Впрочем, впереди нас ждут еще несколько счастливых свадеб. — Он указал на соседний столик. — Вот у нас Мэтью и Ингрид… Попрошу аплодисменты для обоих, — вскинул он руку. Еще никогда Хореса не видели в таком настроении. В нем неожиданно обнаружился темперамент базарного зазывалы. — И потом нас ждет еще один сюрприз! — воскликнул он. — Доктор Майк и Салли!

Микаэла не поверила своим ушам. Салли взглянул на нее вопросительно, но Микаэла в ответ лишь пожала плечами.

В зале кафе поднялись бурные аплодисменты и приветственные восклицания в. адрес будущих пар.

— Стоп! Стоп! — крикнул Хорес, призывая тишину. — Я не имел права говорить об этом. Это тайна.

Но его слова потонули в радостных криках, которые не смолкали до тех пор, пока не поднялся мистер Стросс.

— Я хочу сказать тост, — произнес он, и шум мгновенно стих. — За жизнь и за любовь, которая сильнее смерти. Пусть любовь будет подобна алой розе, что лепестки раскрыла по весне!

Микаэла чуть не выронила свой бокал в то время, как все собравшиеся пили за здоровье и счастье ее и Салли, Мэтью и Ингрид. Ей казалось, что она закаменела.

Когда она отставила свой бокал, мистер Стросс уже исчез. Микаэла вскочила из-за стола и побежала за угол кафе, на улицу. В растерянности она не заметила, что встревоженный Салли последовал за ней.

Она увидела Эндрю Стросса в нескольких метрах. Он хоть и старался как можно скорее удалиться, но по причине своей хромоты не мог уйти далеко.

— Подождите! — крикнула Микаэла. — Эндрю, прошу вас, подождите!

И хотя он не послушался, она без труда догнала его и схватила за рукав. Приезжий прислонился спиной к колонне веранды, запыхавшись от слишком быстрой для него ходьбы.

— Посмотрите мне в глаза! — потребовала Микаэла и повернула к себе его лицо.

Она обежала взглядом его черты, шрамы от ран, глазную повязку, и в ее голове сложился образ, который она никогда в жизни уже не надеялась увидеть.

— Вы не Эндрю Стросс, — вымолвила она дрожащим голосом.

Мужчина стоял, потупив взор. Но потом он посмотрел на доктора Куин и выдержал ее взгляд.

— А кто же я?

Во рту у Микаэлы пересохло. Губы ее отказывались произнести слова, так отчетливо звучавшие в ее сердце. В конце концов она только и смогла прошептать:

— Ты Дэвид.


Содержание:
 0  Меж двух миров : Дороти Лаудэн  1  Глава 2 КАРАНТИН : Дороти Лаудэн
 2  Глава 3 ЧУЖАЯ : Дороти Лаудэн  3  Глава 4 ПРИВЕТЛИВЫЙ ДОМ : Дороти Лаудэн
 4  Глава 5 КРОВАВАЯ ЯРОСТЬ : Дороти Лаудэн  5  Глава 6 В ЧУЖОЙ ВЛАСТИ : Дороти Лаудэн
 6  Глава 7 ПРЕДВЫБОРНАЯ БОРЬБА : Дороти Лаудэн  7  Глава 8 ПРОШЛОЕ : Дороти Лаудэн
 8  вы читаете: Глава 9 СВАДЬБА : Дороти Лаудэн  9  Глава 10 ДВОЕ МУЖЧИН : Дороти Лаудэн
 10  Глава 11 НАСТОЯЩЕЕ : Дороти Лаудэн    



 




sitemap