Приключения : Исторические приключения : Что такое любовь? : Дороти Лаудэн

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11

вы читаете книгу

Глава 1

ОТ ЧЕЛОВЕКА К ЧЕЛОВЕКУ

По-летнему теплое утро заливало своим ранним светом лужайку у маленькой церкви. Жители городка Колорадо-Спрингс уже заполнили улицы, хотя над хребтами гор все еще виднелись бледные очертания месяца. В этот день должен был состояться большой лошадиный аукцион, из Денвера каждый год специально приезжал аукционист, а фермерам из всех окрестностей представлялась возможность заключения сделок.

Доктор Микаэла Куин сдержанно зевнула. И улыбнулась, будто вспомнив о чем-то приятном. Еще каких-нибудь два года тому назад она и представить себе не могла, что она, дочь состоятельных родителей из Бостона и дипломированный врач, застанет себя в такую рань сидящей в старой ветхой повозке и разглядывающей лошадей, среди которых были представлены все виды, от породистых рысаков до заезженных кляч. В Бостоне у них в семье за приобретения такого рода отвечал конюх.

Нежный бриз шевельнул светлые пряди на ее лбу, возвращая ее к действительности. Она по собственной воле променяла жизнь в Бостоне на эти приветливые утра под вольным небом, на ласковый ветерок и на общество фермеров и простых жителей городка «на краю света», как его называли ее домашние, и с каждым днем, проведенным здесь, она укреплялась в уверенности, что приняла тогда правильное решение.

Эти аукционы отнюдь не были ее страстью, но жизнь в Колорадо-Спрингс была так бедна на публичные события, что доктор Куин не могла пропустить одно из них. Нельзя было допустить, чтобы жители городка воспринимали ее как чужую. Она должна быть среди них своим человеком. И без того ей слишком много сил пришлось положить на то, чтобы горожане признали в ней врача.

Микаэла повернулась к Салли, который сидел рядом с ней на облучке. Он с интересом наблюдал происходящее вокруг пульта аукциониста. Поза выдавала его напряженное ожидание. Доктор Майк хорошо знала, с каким азартом и безоглядностью Салли способен предаваться всякому делу; в том числе и любви к ней, которую доктор Куин достаточно долго отвергала. На вопрос, почему она так защищалась от этой любви, Микаэла не знала ответа и с каждым днем все меньше способна была отыскать его. Теперь-то она чувствовала, как сильно ее сердце бьется для этого необыкновенного человека.

Она сунула руку в карман и извлекла свое портмоне.

— Брайен, — обратилась она через плечо к своему младшему приемному сыну, сидящему прямо на грузовой платформе повозки, — не принесешь ли ты нам чего-нибудь попить? А, Брайен?

— А? Что? — встрепенулся мальчик.

— Ты что, еще не проснулся? — засмеялась Микаэла. — Я спросила, не сможешь ли ты сбегать к Грейс за лимонадом для нас?

— Я сейчас, мигом, — Салли очнулся от своей сосредоточенности и поднялся с облучка.

— Но это сможет сделать и Брайен. В конце концов, он же не собирается покупать лошадь, а ты еще, чего доброго, прозеваешь хороший экземпляр, — попыталась Микаэла удержать его.

— Я тоже не собираюсь покупать лошадь, — ответил Салли, спрыгивая на землю. — А Брайен, может, прозевает еще больше моего, если отправится сейчас за лимонадом.

И он бросил в сторону мальчика заговорщический взгляд.

Доктор Майк растерянно обернулась к Брайену. В этот момент мальчик неожиданно перебрался через спинку облучка и уселся рядом со своей приемной матерью.

— Привет, мама, — сказал он и смущенно улыбнулся доктору Майк.

Микаэла непроизвольно повернула голову в другую сторону. Там стояла девочка примерно того же возраста, что и Брайен. Девочка неотрывно смотрела на Брайена, и улыбку на ее лице Микаэла не смогла бы определить иначе, как кокетливую.

— А вот особенно великолепный экземпляр! — воскликнул аукционист, и все внимание Микаэлы отвлеклось на него. — Необычайной красоты вороной жеребец, здоровый и сильный. Исключительно для настоящего мужчины! Двадцать пять долларов, двадцать семь, — перечислял аукционист поступающие предложения, — тридцать, джентльмены. Ну что, все? Тридцать, тридцать пять, сорок. Кто даст больше?

— Сорок пять! — крикнул кто-то позади Микаэлы. Обернувшись, она узнала того, кто сделал эту ставку. Это был лавочник Лорен Брей, который жил под одной крышей со своей свояченицей Дороти Дженнингс с тех пор, как оба они овдовели.

— Лорен! — Дороти не смогла сдержать удивления от неожиданного шага своего зятя.

Но молоток аукциониста уже опустился.

— Сорок пять— раз, сорок пять— два, сорок пять— три! Жеребец переходит вот к этому седому джентльмену. Сердечно поздравляю вас, сэр.

— Ты уверен, Лорен, что сторговал себе подходящего коня? — Цирюльник Джейк Сликер, уперев руки в бока, уставился на пожилого торговца. — Не горячеват ли он для тебя?

— Не лучше ли тебе было присмотреться вон к той кобыле, которая сзади? — поддакнул Хэнк, хозяин салуна.

Лорен Брей поправил свою куртку и выпятил грудь колесом.

— Этот жеребец— именно то, что мне нужно, — ответил он обоим своим собеседникам, которые были заметно моложе его.

Затем извлек пачку банкнот из кармана жилетки и с гордо поднятой головой двинулся к пульту аукциониста.

— Сердечно поздравляю вас, — приветствовал тот подошедшего лавочника. — Вы сделали очень удачное приобретение.

Лорен самодовольно улыбнулся и взял свою новую собственность за поводья. Помедлив всего лишь мгновение, он вскочил верхом на коня.

Жеребец сделал несколько шагов, повинуясь воле своего нового хозяина, но затем остановился как вкопанный. Он заржал и принялся брыкаться и лягаться.

Доктор Майк была кем угодно, но только не опытным знатоком лошадей; хотя этого и не требовалось, чтобы понять, какая нависла угроза и что в любой момент конь может встать на дыбы. Она в тревоге спрыгнула с облучка.

— Сейчас понесет!

— Сильнее натягивай поводья, Лорен!

— Не так сильно, а то он тебя сбросит!

Мужчины, стоящие вокруг, наперебой выкрикивали лавочнику добрые советы, противоречащие один другому. Но на взгляд доктора Майк, все это было пустой тратой слов. Единственное, в чем сейчас нуждался Лорен, была реальная помощь.

В этот момент Салли уже снова очутился у повозки Микаэлы. Коротко бросив: «На!», он сунул ей в руки два стакана лимонада. И тут же развернулся, вскочил верхом на первого попавшегося коня и помчался вдогонку новому жеребцу Лорена, уже ускакавшему на луг. Как только Салли догнал лавочника, он не раздумывая мощным толчком вышиб его из седла и только после этого схватил за уздцы строптивого коня. У него не было выбора: с неопытным всадником в седле животное, того и гляди, понесло бы.

Лорен неподвижно лежал на земле, когда доктор Майк подбежала к нему, опустилась на колени и осторожно тронула его за плечи.

— Лорен, — спросила она, — с вами все в порядке?

— Да, — с усилием ответил торговец. — Где мой конь? Но Микаэла уже не слушала его.

— Отвезите его в мою клинику! — распорядилась она, обращаясь к людям, которые обступили пострадавшего.

— Нет! — резко вскричал Лорен. — Если надо, я и сам дойду.

Он медленно поднялся, отвергая всякую помощь, и, сопровождаемый сочувственными взглядами, заковылял прочь с места своего поражения.

Пациент, которого доктору Куин пришлось пользовать в это утро, представлял собой нелегкий случай. Хотя раны и ссадины теперь уже отчетливо обозначились на теле Лорена, он упорно отказывался признать, что у него что-нибудь болит.

— Лорен, а вам не кажется, что для вас больше подошла бы менее темпераментная лошадь? — осторожно спросила Микаэла, замешивая мазь для торговца.

— С чего бы это вдруг?

— Но ведь с таким необузданным конем вы подвергаете опасности не только себя, но и других, — уклончиво пояснила доктор Куин, чтобы явно не ставить под сомнение силы и возможности Лорена. — Подумайте только, ведь сегодня могло случиться все что угодно.

— Но ведь ничего же не случилось, — сдержанно ответил Лорен и направился к выходу, даже не поблагодарив за помощь.

— Вы забыли мазь! — Микаэла нагнала его у двери. Лавочник молча взял у нее из рук склянку и захромал прочь.

Жители Колорадо-Спрингс, за редким исключением, имели достаточно такта, чтобы не напоминать Лорену о том мучительном для него случае на аукционе. Тем не менее с того самого дня с лавочником, судя по всему, начали происходить какие-то перемены. Одним из заметных тому свидетельств стало то, что однажды он появился за своим прилавком в новом костюме, красные бархатные лацканы которого были подобраны в тон полосатой сатиновой жилетке, тоже новой. Кроме того, несколько дней спустя он вышел из салона Джейка Сликера с темной шевелюрой мужчины в расцвете лет.

Микаэла сомневалась, чтоб Дороти Дженнингс, которая, как известно, была на несколько лет моложе своего зятя, замечала все эти перемены. Однако, когда доктор Майк заглянула в лавку кое-что купить, она обратила внимание, что миссис Дженнингс угрюмо отмалчивается на намеки покупателей.

В последнее время Брайен и его друг Стивен стали все чаще использовать время, когда доктор Майк покидала свой кабинет, уходя за покупками или нанося визиты больным, и рылись в ее медицинских книгах. Вот и теперь Брайен стоял у окна и зорко следил за прохожими, тогда как Стивен с напряженной миной пялился в раскрытую книгу.

— Это же просто невероятно, — прошептал мальчик не дыша.

— Скорее, я тоже хочу посмотреть! — нетерпеливо подгонял своего друга Брайен.

— Доктор Майк! — послышался из коридора чей-то голос. И в следующее мгновение раскрылась дверь, и в кабинет вошел Салли. — Доктор Майк, ты здесь?

Брайен в тот же миг очутился рядом со Стивеном, пытаясь заслонить собой книгу, которую они только что рассматривали.

— А мамы нет! — поспешно выкрикнул он.

От Салли не укрылось, что мальчик покраснел до корней волос.

— Тогда что же вы здесь делаете? — спросил он.

— Да ничего не делаем. Мы как раз собирались уходить! — воскликнул Брайен.

И оба мальчика протиснулись мимо Салли и выскочили за дверь.

Салли проводил их недоуменным взглядом. Затем подошел к столу и взял большую книгу, которую Брайен, должно быть, успел захлопнуть в самый последний момент. Это был атлас женской анатомии.

Так вот отчего так запунцовели щеки Брайена! Они со Стивеном пытались при помощи этих картинок получить информацию о том, что скрыто от глаз. Салли с интересом пролистал несколько страниц.

Неожиданно раскрылась дверь. Салли поднял глаза.

— О, Салли, а я и не думала, что ты можешь здесь оказаться… — Микаэле было приятно неожиданно застать здесь своего жениха. Но тут взгляд ее упал на книгу, которую он держал в руках. Она запнулась и некоторое время не могла подыскать подходящие слова. — Салли, — неуверенно начала она, — если ты… если у тебя есть какие-то вопросы или неясности… ты знаешь, я врач, и я охотно…

Она беспомощно смолкла.

Улыбка скользнула по лицу Салли.

— Нет, Микаэла, никаких вопросов и неясностей у меня нет. Но мне кажется, они есть у Брайена. Я только что застал его за этим занятием: он листал эту книгу.

— Да ты что! — Доктор Майк нервно засмеялась, отставляя свою сумку в сторону.

Салли немного поколебался.

— Вероятно, он хотел бы знать, что происходит между мужчиной и женщиной, когда они любят друг друга, когда они женятся и хотят полностью принадлежать один другому.

На сей раз покраснела Микаэла. Салли, произнося эти слова, подошел к ней ближе. Однако Микаэла поспешно отвернулась от него и принялась сосредоточенно рыться в своей сумке.

— Ты хочешь сказать… э-э… как люди размножаются.

Салли тихо рассмеялся и нежно взял Микаэлу за плечи. Он развернул ее к себе и ласково охватил ладонями ее лицо.

— Это можно сказать другими словами: Брайен хочет знать, откуда берутся дети. Ему уже десять лет, и он начал догадываться о том, что есть некая чудесная связь между любовью и зарождением новой жизни.

Микаэла закусила губу и осторожно выскользнула из рук Салли.

— У меня есть одна очень хорошая книга, я дам ему почитать.

Салли взглянул на нее с дружеской усмешкой.

— На эту тему существует множество таких вопросов, на которые книги не в состоянии ответить. Если хочешь, я мог бы поговорить с Брайеном— так сказать, как мужчина с мужчиной.

— Нет! — воскликнула Микаэла громче, чем хотела. — Я имею в виду… я должна это все обдумать, — торопливо добавила она.

Салли кивнул:

— Хорошо. Только не откладывай надолго. У меня такое чувство, что Брайен спешит.

После этого Салли оставил Микаэлу одну.

Маленький деревянный дом, в котором жила со своими приемными детьми Микаэла, заметно преобразился с тех пор, как она там поселилась. Салли, который так и оставался владельцем этого дома, то и дело производил в нем какие-нибудь улучшения.

Когда Колин подросла, стало совершенно необходимо выделить девочке свою отдельную комнату, где она могла бы чувствовать себя укрытой от взглядов братьев. Мэтью и Брайен спали пока вместе в сарае.

Микаэла с грустью отмечала, что Брайен с некоторого времени потянулся к своему старшему брату. И как младший по пятам следовал за старшим, отдалившись от своей приемной матери, так недалек был и тот день, когда Мэтью женится на своей невесте Ингрид и поселится с ней в своем собственном доме.

Колин в то утро уже надела нижнее белье и расчесывала волосы, стоя перед маленьким зеркальцем, которое привезла ей в подарок мать доктора Майк, когда впервые навестила их здесь. И вдруг ее взгляд упал на дырку от сучка в дощатой стене дома. Она обомлела, а потом быстро набросила на себя платье.

— Мама! — крикнула она, выбегая из комнаты. — Брайен подсматривал за мной, когда я одевалась.

Микаэла, которая как раз готовила завтрак, резко обернулась.

— Что? — Она уставилась на Колин, лишившись дара речи. — Брайен! — крикнула она в следующий момент. — Сейчас же иди сюда!

Тотчас в дверях показался Брайен с выражением подавленности на лице.

— Что?

— Ты сам прекрасно знаешь что, сын мой! — накинулась на него Микаэла. — Ты подсматривал за своей сестрой или нет?

— Ну… но она уже была одета. Не то что в тот раз, на пруду, там Колин и Бекки…

Пронзительный крик перебил слова мальчика.

— Он подсматривал, как мы купались! — Колин была вне себя от негодования. — Бекки, Кэт и я! Он за нами подглядывал!

Микаэла побледнела.

— Брайен, — сказала она затем как можно спокойнее. — После школы зайди ко мне в кабинет. Мы с тобой подробно побеседуем— обо всем, что тебя так интересует.

Уже к полудню Микаэла стояла у окна своего кабинета и поджидала Брайена. Все утро она потратила на то, чтобы подготовиться к вопросам своего приемного сына. И теперь надеялась, что сумеет корректно и доходчиво ответить на любой из них.

Вдруг она заметила, что люди на улице потоком устремились к маленькой площади перед лавкой Лорена Брея, где обычно останавливалась почтовая карета. Но сегодня никакой почтовой кареты не ожидалось. Что же там могло произойти такое важное? Доктор Майк сбросила медицинский фартук, выбежала на улицу и присоединилась к спешащим людям.

Лавочник Лорен Брей в этот момент как раз садился верхом на своего недавно приобретенного коня. На нем была одежда, в которой доктор Куин его еще ни разу не видела: джинсы, тяжелая кожаная куртка и ковбойская шляпа, которую он низко надвинул на глаза. Издали он и впрямь казался лет на двадцать моложе. И только неловкие движения выдавали его истинный возраст.

— Лорен! — крикнула Дороти Дженнингс, выбежав из лавки. — Я тебя не узнаю! Что это на тебя накатило?

— На этот вопрос я могу тебе ответить, — отозвался лавочник. — Сегодня утром у Хореса я телеграфом заказал себе билет на корабль, который отплывает из Лос-Анджелеса в Боливию. И теперь я намереваюсь отправиться туда.

— Что тебе понадобилось в этой Боливии? — На лице Дороти отражалось смешанное чувство недоумения и жалости.

— Мне нужны свежие впечатления, — ответил мистер Брей. — Не бойся, я и тебе привезу из этого путешествия какой-нибудь сувенир.

— Но как же вы можете оставить лавку и все взвалить на одну Дороти? — вмешалась Микаэла.

— А кто вам сказал, что я взваливаю на нее лавку? — возразил торговец. — Пока меня нет, она совсем не обязана вести торговлю. Может вовсе закрыть лавку, если захочет. В конце концов, каждый делает то, что он считает нужным. Как я, так и она.

— Но вы же вернетесь, ведь правда? — Этот вопрос задал Брайен, протиснувшись вперед сквозь толпу собравшихся.

— Да, вот только не знаю когда. Так что всем до свидания!

Лавочник подчеркнуто моложавым жестом помахал шляпой. Затем пришпорил своего коня и поскакал по улице к выезду из города.

Всю оставшуюся половину дня Микаэла потратила на то, чтобы объяснить Брайену процесс развития человека от яйцеклетки до взрослого состояния. И кстати, заметила, что ей и самой на пользу повторение материала, ведь за последние два года ей приходилось касаться этой темы лишь в сугубо практическом аспекте, когда она помогала появиться на свет новым жителям Колорадо-Спрингс.

Когда Микаэла наконец закончила свою лекцию, Брайен сполз со стула.

— Теперь я могу идти? Меня Стивен ждет. Брови Микаэлы непроизвольно поползли вверх.

— Что вы там опять затеваете? — недоверчиво спросила она. Но тут же одумалась. — Да, конечно, ты можешь идти. Только к ужину обязательно будь дома. Брайен? — окликнула она мальчика, когда он уже взялся за ручку двери. И улыбнулась ему — Я рада, что, мы с тобой обо всем как следует поговорили.

Доктор Майк заметила, что в этот вечер Брайен был особенно молчалив. Она то и дело пыталась поймать его взгляд, но всякий раз отводил глаза в сторону. Микаэлу это даже слегка позабавило. Судя по всему, сегодняшняя беседа произвела на мальчика неизгладимое впечатление. Да это и неудивительно, ведь тема ее касалась действительно сложной материи.

— Ну, что вы там опять учинили со Стивеном? — попыталась она начать непринужденный разговор.

Колин скривилась:

— Вот уж про это мне не хотелось бы даже слышать. Микаэла метнула в ее сторону укоризненный взгляд.

— Вы так долго сидели сегодня с Хоресом на веранде, — возобновила она попытку разговора.

— У Хэнка и у Джейка Сликера они тоже побывали, — добавила Колин, осыпая своего младшего брата искрами негодования.

— Колин, тебя пока никто не спрашивает! — окоротила свою приемную дочь доктор Майк. И затем снова повернулась к Брайену. — Так что же вы делали у Хэнка и у Джейка? Ты же знаешь, я не хочу, чтобы ты околачивался у этих людей.

Брайен надулся. Он скрестил руки на груди и уперся взглядом в одну точку на поверхности стола.

— Я устал. Я хочу спать.

Микаэле стало ясно, что больше ей не вытянуть из младшенького ни слова. Видимо, она неумело начала разговор, да и Колин постаралась все испортить.

Мальчик встал. Ни разу не обернувшись, он вышел из их маленькой гостиной.

Доктор Майк и Колин обменялись укоризненными взглядами. На лице Мэтью, напротив, лежала тонкая ухмылка. Однако Микаэла не спросила о причине его довольства. Зачем? Ведь в этот вечер все ее старания и усилия шли насмарку: видимо, неблагоприятное положение звезд.

Как обычно по утрам, вскоре после восхода солнца доктор Майк первым делом кормила кур. Дети еще спали, и Микаэла использовала эти ежедневные полчаса, наслаждаясь тем, что она целиком принадлежала себе самой.

Но все ее блаженство как ветром сдуло, как только распахнулась дверь сарая и оттуда выбежал Мэтью.

— Доктор Майк! Брайен сбежал! — испуганно крикнул он.

Микаэла поставила лукошко с зерном на крышку дождевой бочки.

— Да что ты? Когда?

— Не знаю, — ответил Мэтью. — Может быть, еще ночью. Во всяком случае, одеяло он прихватил с собой.

Не теряя ни секунды, Микаэла взбежала на крыльцо, чтобы взять из дома свое пальто и сумку.

— Седлай лошадей, Мэтью, надо его найти.

— Нет, доктор Майк, — ответил Мэтью. — Тебе не надо с нами ехать. Я сейчас доскачу до Салли и попрошу его помочь мне разыскать Брайена.

— Но вдруг Брайену потребуется срочная медицинская помощь!

— Я думаю, ему понадобится кое-что другое. Микаэла насторожилась.

— И что же именно?

Мэтью твердо посмотрел в глаза своей приемной матери.

— Сочувствие и человек, который мог бы ему кое-что объяснить.

Микаэла скрестила руки на груди.

— Мэтью, что тебе известно о Брайене такое, чего не знаю я?

Молодой человек некоторое время смущенно теребил свой шейный платок.

— Стивен и Брайен побывали вчера под вечер не только у Хореса, Хэнка и Джейка, но и у меня. Они, хотели кое о чем узнать.

— О чем же? — спросила Микаэла, уже догадываясь.

— О женщинах.

Микаэла на мгновение задохнулась.

— И что же… что же ты смог им сказать? — спросила она, стараясь сохранять непринужденность. — Я имею в виду… я ведь уже все объяснила Брайену.

— Есть вещи, которые может объяснить только мужчина мужчине, — ответил Мэтью.

— Но Брайен же не мужчина! — воскликнула Микаэла.

Мэтью посмотрел на нее долгим взглядом, в котором читалась усмешка.

— Но он им станет, — сказал он. — И уж его мама никак не сможет ему в этом воспрепятствовать.

Разбудило Брайена многоголосое пение птиц. Он протер глаза. Потом осторожно попытался принять более удобное положение, что было не так-то просто сделать, ведь он сидел на ветке могучего дерева. После того как он ночью тайком выбрался из сарая и убежал в лес, ему не удалось уйти далеко. На пути у него внезапно возник молодой медведь, заплутавшийся в лесу и по ошибке забредший в долину с гор, и у Брайена была единственная возможность спастись— как можно скорее взобраться на ближайшее дерево.

Это происшествие изрядно испугало его— молодого медведя, впрочем, тоже, поскольку он быстро унес ноги с этого места. Теперь, в свете восходящего солнца, Брайен был почти благодарен зверю, потому что этот случай помог ему встретить одного доброго знакомого: на соседнем дереве сидел Лорен Брей, который таким же образом нашел свое спасение после того, как его конь, натолкнувшись на заблудившегося медведя, встал на дыбы, захрапел и понес.

Наконец проснулся и лавочник.

— Ох, — кряхтел и постанывал он, ухватившись за поясницу. — Где мои семнадцать лет!

— Погодите, мистер Брей, вот доберемся до Боливии и там снова будем спать в настоящей постели! — крикнул лавочнику Брайен.

Лорен скептически поглядел на мальчика.

— Что значит «доберемся»? При чем здесь ты?

— А я еду с вами, — объяснил Брайен. — Я же сбежал из дома.

У лавочника вытянулось лицо.

— Но ты мне совсем не нужен в Боливии, — ответил он. — И от кого же или от чего ты сбежал? — попробовал он сменить тему.

— От полового зрения, — ответил Брайен. — Это что-то вроде болезни.

— Да ну? Что-то вроде болезни? — Лорен Брей приложил все силы, чтобы не рассмеяться и не свалиться при этом с дерева. — Нет, нет, Брайен, это не болезнь. Кроме того, это называется половое созревание.

Лавочник осторожно стал спускаться с дерева. Брайен тоже двинулся вниз.

— Но я все равно не хочу его подхватить. Мистер Брей ступил на землю.

— Тебе нравится думать о девочках, Брайен? — спросил он.

— Гм, — подтверждающе хмыкнул Брайен и, добравшись до нижней ветки, спрыгнул вниз.

— Вот видишь, тогда ты уже подхватил это, — констатировал лавочник. — Скоро ты станешь мужчиной. Еще несколько лет, и ты повзрослеешь. Будешь работать и женишься на красивой женщине. И как ни убегай, от времени никуда не денешься… — Внезапно лавочник перебил сам себя — Время остановить невозможно. И тогда… — Он смолк.

— Что тогда? — спросил Брайен.

— Так же быстро, как ты стал мужчиной, ты превратишься в старого трескуна.

В этот момент из леса послышался приглушенный рык и под чьей-то тяжелой поступью затрещали сухие ветки. Оба вздрогнули и насторожились.

— Быстро, Брайен, скорее влезай наверх! — крикнул мистер Брей.

— Медведь! — сообразил и Брайен, мигом прозревая опасность. — Скорее, мистер Брей! — И он уже вцепился в нижнюю ветку.

Рычание становилось громче, и между деревьев уже показался силуэт бурого медведя-подростка. Он угрожающе встал на задние лапы и целеустремленно двинулся на лавочника.

Того на какой-то момент охватила паника. Но он тут же опомнился, быстро поднял свою сковородку и жестяную кружку, которые валялись на земле еще со вчерашнего его бегства на дерево, и принялся колотить ими друг о друга. Вдобавок он кричал и издавал такой грозный рык, какого Брайен никак не ожидал от него услышать. Медведь, еще за секунду до этого стремившийся к своей жертве, пришел в замешательство и нерешительно остановился. Затем опустился на все четыре лапы, развернулся и исчез в зарослях.

Лорен Брей, ни жив ни мертв, уронил руки с кружкой и сковородкой.

— Мистер Брей! — подал сверху голос Брайен. — А здорово вы придумали! Хоть этот медведь был и подросток, но все равно! Уж старый трескун не обратил бы его в бегство! Я думаю, мне есть чему у вас поучиться.

Он снова спустился с дерева.

Лавочник устало присел на поваленное дерево и подпер голову руками.

— Ах, чему ты хочешь у меня научиться? Я уже старик.

— Зато вы знаете жизнь. У вас богатый опыт. Брайен уселся рядом с ним.

— А теперь, пожалуйста, расскажите мне все!

— О чем же это, интересно?

— О женщинах!

— О женщинах? Ах, Брайен, Брайен! — Лавочник засмеялся. — Женщины! Чтобы их понять, не хватит и целой жизни!

Солнце уже клонилось к горизонту. Целый день Мэтью и Салли провели в тщетных поисках Брайена. Они ускакали очень далеко и теперь возвращались, и вдруг приглушенные голоса заставили их насторожиться.

Они остановили коней, спешились и бросились в чащу. В золотых лучах закатного солнца на поваленном дереве сидели рядышком Брайен и Лорен Брей и оживленно беседовали.

— Брайен! Вот ты где! — с облегчением воскликнул Мэтью, вместе с Салли продираясь сквозь кусты к этой неравной парочке.

— Да, я здесь, хотя намеревался быть гораздо дальше, — ответил мальчик.

— А вы как здесь очутились, Лорен? — удивленно воскликнул Салли.

— О себе я мог бы сказать то же самое, — ответил лавочник. — Я ведь, собственно, направлялся в Боливию. Но теперь, мне кажется, я передумал. Ты ведь тоже, Брайен, а? — спросил он.

Брайен кивнул.

— Я тоже больше не хочу в Боливию. Тем более что это бесполезно. К тому же я теперь все знаю.

— Что ты там такое знаешь? — подозрительно спросил Мютью.

— Все, что он должен знать, — ответил за него Лорен. — Мы тут с ним побеседовали как мужчина с мужчиной.

— И теперь я знаю, чем таким обладают женщины, без чего мужчины не могут обойтись. Почти ни одного дня, — подтвердил Брайен.

Глаза Мэтью удивленно расширились.

— Ты хочешь сказать, что мама…

Но Салли заставил его смолкнуть, слегка тронув за плечо.

— И что же это такое? — благожелательно спросил он, обращаясь к Брайену.

Мальчик заговорщически пошептался с лавочником. И затем подбежал к Салли.

— Я тебе на ухо скажу.

Салли внимательно выслушал то, что прошептал ему Брайен, и затем довольно переглянулся с Мэтью.

— Да, — подтвердил он, кивая головой. — Это именно то, без чего мужчины не могут обойтись.

Лорен Брей поднялся.

— Да, ну что ж, я думаю, пора потихоньку двигаться домой.

Мэтью взглянул на пожилого человека.

— Вы уверены, что хотите вернуться вместе с нами? Лавочник кивнул.

— Совершенно уверен. Потому что сегодня я благодаря Брайену кое-что понял.

Мальчик удивленно поднял глаза.

— Благодаря мне? Что же это?

— Что всему свое время, — ответил Лорен. — Время быть ребёнком, время становиться взрослым и время стареть. И что нет на земле места, где можно от этого скрыться. — Он поднял голову и посмотрел на небо. — Солнце уже садится. И в этом тоже есть свое благо, если каждый день проживаешь так, будто это целая жизнь.


Содержание:
 0  вы читаете: Что такое любовь? : Дороти Лаудэн  1  Глава 2 НАСЛЕДСТВО : Дороти Лаудэн
 2  Глава 3 В ГЛУБИНЕ ПРЕРИИ : Дороти Лаудэн  3  Глава 4 СЧАСТЛИВОЕ ВОЗВРАЩЕНИЕ : Дороти Лаудэн
 4  Глава 5 ОХ УЖ ЭТИ ДЕНЬГИ! : Дороти Лаудэн  5  Глава б ЖЕНСКИЕ ВОПРОСЫ : Дороти Лаудэн
 6  Глава 7 ХОД ВРЕМЕНИ : Дороти Лаудэн  7  Глава 8 НА СЛУЖБЕ СПРАВЕДЛИВОСТИ : Дороти Лаудэн
 8  Глава 9 ГОЛОС КРОВИ : Дороти Лаудэн  9  Глава 10 ОКО ЗАКОНА : Дороти Лаудэн
 10  Глава 11 БЕГЛЕЦЫ : Дороти Лаудэн  11  Глава 12 ЧТО ТАКОЕ ЛЮБОВЬ? : Дороти Лаудэн
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap