Приключения : Исторические приключения : Глава 12 ЧТО ТАКОЕ ЛЮБОВЬ? : Дороти Лаудэн

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11

вы читаете книгу




Глава 12

ЧТО ТАКОЕ ЛЮБОВЬ?

В последующие рождественские дни Микаэле приходилось сдерживать слезы всякий раз, как только она мысленно возвращалась к тем дням, когда ее семья жила под угрозой разлуки. Как это ни казалось ей глупо, но любовь, согласие и мир в семье стали для нее отныне живым символом Рождества. Радость и благодарность переполняли все ее существо, и она из суеверия не смела даже помыслить о Рождестве будущего года, которое они должны будут встретить, как «почти нормальная семья», как выразился однажды Брайен.

Колин и Брайен, казалось, давно пережили тот тяжелый эпизод разлуки со своей приемной матерью. Так бывает, когда просыпаешься от страшного сна, но воспоминания о нем постепенно тускнеют по мере наступления ясного дня.

Новый год стал еще одним знаком для того, чтобы смотреть вперед, в будущее. Первая неделя нового года проходила все еще в сиянии минувшего Рождества, однако колесо времени начинало вращаться все быстрее. Городок постепенно возвращался к своей обычной жизни.

Погруженная в свои мысли, доктор Майк выглянула из окна своего кабинета на улицу. Она размышляла о том, как быстро идут годы. Как же они побегут, когда она состарится? Неужто к тому времени колесо жизни будет вращаться еще быстрее? Так, как написала ей мать из Бостона в своем новогоднем письме?

Все еще глядя из окна, она заметила Брайена, который из школы бежал прямиком к больнице. К удивлению Микаэлы, путь его лежал сегодня к ней, а не к друзьям, как это бывало обычно.

— Привет, мама, — приветствовал мальчик свою приемную мать.

— Привет, Брайен, что-нибудь случилось? Что было в школе?

— Все в порядке. — Брайен наморщил лоб. — Его преподобие Джонсон задал нам на дом сочинение. Но я боюсь, что сам я не сумею его написать.

— На какую же тему? — осведомилась доктор Майк.

— «Что такое любовь», — ответил Брайен.

— «Что такое любовь»? — удивленно повторила Микаэла. — Как это пришло в голову его преподобию?

Брайен пожал плечами.

— Я думаю, это как-то связано с этим дурацким праздником, Днем святого Валентина. И он сказал, что мы можем запросто расспросить родителей, если не справимся сами, — предусмотрительно добавил он.

Доктор Майк немного поразмыслила.

— Знаешь, Брайен, есть много разных форм любви. Каждый человек, которого ты спросишь об этом, ответит по-своему. Может быть, тебе надо расспросить не одного человека, а нескольких, как они понимают любовь. И после этого ты попробуешь сам найти ответ на этот вопрос.

Брайен был не совсем доволен таким решением.

— Ну ладно, — все-таки согласился он. — Но вначале я все-таки спрошу тебя. Итак, что такое любовь?

Микаэла опустилась на стул и притянула Брайена за плечи к себе.

— Любовь— это, например, когда я то и дело вспоминаю о том, как я чуть было не лишилась тебя и Колин, — объяснила она. — И всякий раз при этом плачу, хотя очень радуюсь, что вы со мной. Ведь это ужасно глупо, правда? Но просто я так счастлива, что не могу сдержать слез.

Брайен просиял.

— Я тоже рад, что нам не пришлось уехать в Сан-Франциско, — сказал он. — Так это и есть любовь?

Микаэла кивнула.

— Это один из примеров любви.

Стук прервал их беседу. Однако стучали определенно не в дверь, шум доносился из другого угла. И действительно, из-под письменного стола доктора Майк вдруг показалась голова.

— Салли! — ошеломленно воскликнул Брайен. — Что ты там делаешь?

— Расшибаю голову ради доктора Майк, — с улыбкой ответил Салли. — А попутно чиню ее стол, который давно уже шатается.

Микаэла встала и нежно погладила голову Салли на том месте, которым он ударился.

— Ты, правда, оказываешь мне громадную услугу, — с благодарностью сказала она. — Кстати, о Дне святого Валентина: давай в этот день устроим с тобой пикник в лесу? Только мы с тобой, вдвоем? А вечером вернемся в город и посмотрим представление «Ромео и Джульетта», которое планирует Дороти.

— Пикник в лесу? С тобой вдвоем? — переспросил Салли. — Да ради этого я готов смириться даже с муравьями, которые заползут в масло на бутербродах. А в театре я не был уже с незапамятных времен.

Но тут их отвлек стук в окно. Это был Стивен, друг Брайена, разыскавший его в больнице. Он помахал ему рукой через окно, вызывая наружу.

Брайен вихрем сорвался с места и подхватил свою сумку.

— Меня Стивен ждет. Пока!

— Брайен! — крикнула доктор Майк вдогонку мальчику, который был уже на пороге. — Ну, ты знаешь. Чтоб вы оставили девочек в покое!

Но вместо ответа Брайен только хлопнул дверью.

— Не трогай их, — сказал Салли и дурашливо подергал Микаэлу за косу. — В его возрасте это тоже одна из форм любви.

Дороти Дженнингс уже несколько дней была одержима идеей к Валентинову дню устроить представление пьесы «Ромео и Джульетта». Такие спектакли в Колорадо-Спрингс были редкостью, поэтому Дороти привлекла к себе в помощь нескольких женщин, чтобы успешнее справиться с задачей. На вторую половину дня Дороти назначила сбор комитета по подготовке праздника, и они устроились в уголке лавки Лорена Брея.

— Вы не поверите, как я волнуюсь, — сказала она, обращаясь к Грейс, Майре и Микаэле, которые уже явились. — Это такая романтическая пьеса. Я видела этот спектакль однажды в юности. И до сих пор помню это незабываемое впечатление.

— Романтическая пьеса? — поднял голову Лорен Брей. Он стоял за прилавком и перепроверял свои записи. — Что же там романтического, если гибнут двое молодых людей?

— Романтично то, что они не могут себе представить жизни друг без друга, — объяснила Дороти.

— А я так нахожу это жутким, — проворчал лавочник. — Любовная страсть! От этого не умирают.

— И что ты за бесчувственный чурбан, Лорен! — обиженно обернулась к нему Дороти. — Еще хорошо, что Роберт согласился построить для нас сцену. А еще я не могу забыть, что тогда в театре был занавес из красной парчи…

— Занавес из красной парчи, — снова вмешался Лорен. — Наш город может выделить на это самое большее две простыни.

Дороти от гнева стала еще бледнее, чем была.

— Если тебе хочется мне все отравить, то продолжай в том же духе, Лорен.

— Когда мы начнем прослушивание и распределение ролей? — спросила доктор Майк, чтобы отвлечь их от пикировки. — У нас не так много времени.

— Я хотела бы назначить прослушивание на завтра, на вторую половину дня, — ответила Дороти, оглянувшись на Лорена. — По крайней мере, мой зять в это время будет занят инвентаризацией!

— Ромео! Ромео! Ромео! Я иду к тебе, Ромео! Я выпиваю этот яд ради тебя! — Колин поднесла к губам кубок и затем рухнула на пол.

Микаэла и Салли захлопали в ладоши.

— Чудесно, Колин, из тебя получится великолепная Джульетта, — с восхищением сказала доктор Майк.

Колин поднялась с пола.

— Да, я мечтаю об этой роли, — призналась она. — Я так надеюсь, что миссис Дороти возьмет меня. Я и Бекки уговорила, чтобы она пошла со мной на прослушивание. Но она такая застенчивая.

— Может, это помогло бы ей преодолеть свою застенчивость, если бы она однажды сыграла такую роль, — заметила Микаэла.

— Я ей то же самое сказала, — ответила Колин. — И даже дала ей на завтра камешек-талисман, который мне подарила бабушка.

В этот момент открылась дверь и вошел Мэтью. Он казался немного суетливым и возбужденным.

— Извините, что я так поздно. Мне пришлось помогать Ингрид. Она хочет завтра участвовать в прослушивании, — объяснил он.

— Ах, разве только Ингрид? А я думала, и ты тоже? — Колин широко улыбнулась Мэтью.

— Послушай-ка, сестричка, — строго ответил Мэтью. — Ингрид приезжает из Денвера редко и ненадолго, и мне бы не хотелось, чтобы в эти редкие часы нас еще и подслушивали. И не думай, пожалуйста, что я не слышал, как вы с Бекки хихикали, когда я поцеловал Ингрид, как это полагалось по роли.

— Да, роль зачастую требует от актера больших жертв, — насмешливо заметил Салли. — Иной раз приходится и невесту поцеловать, если так написано в пьесе.

— Ах, ну что за ерунда, конечно, я поцеловал бы Ингрид и так! — Мэтью не на шутку рассердился.

— Прекращайте дебаты, я не потерплю в доме ссоры в преддверии Валентинова дня! — воскликнула Микаэла. — А Колин и Брайену вообще уже пора спать.

Мэтью тоже понял намек.

— И я иду спать. Эти репетиции так утомительны! После того как дети разошлись, Микаэла и Салли остались наконец одни.

— Этот Валентинов день вносит в их жизнь такую радостную сумятицу, — сказала доктор Майк. — Но я тоже радуюсь. В этот день мы с тобой будем совсем одни.

Салли нервно вертел в руках свою чашку.

— Микаэла, мне нужно тебе кое-что сказать. — В голосе Салли звучала подавленность. — Я был сегодня в резервации. В Денвере состоится конференция по проблемам индейцев. Как уполномоченный, я должен в ней участвовать.

— Ну разумеется, в чем же тут вопрос? — удивилась Микаэла.

— Конференция состоится в Валентинов день, — мрачно пояснил он. — Конечно, я могу сказать Танцующему Облаку, что у меня нет времени…

— Что ты, об этом не может быть и речи, — перебила его Микаэла. — В конце концов, это твоя работа— представлять шайонов. Есть обязанности, которыми нельзя пренебрегать. А пикник мы можем устроить и в любой другой день. — Она с трудом заставила себя улыбнуться. — В конце концов, Валентинов день такой же, как и любой другой, не лучше и не хуже, — добавила она. Но сама заметила, что в ее тоне нет убедительности.

— Но это единственный Валентинов день, когда мы с тобой обручены, — виновато сказал Салли.

— Тогда на следующий год мы отпразднуем первый Валентинов день, когда мы женаты, — отважно возразила Микаэла.

— Ты права, конференцию я не в силах перенести на другой день, — со вздохом сказал он. — Спасибо тебе. — Он поцеловал Микаэлу в лоб. — И от шайонов тебе спасибо.

Прослушивания заняли всю вторую половину дня. Дороти внимательно выслушивала каждого из претендентов на роль и делала себе пометки. Потом она на некоторое время удалилась, чтобы продумать распределение ролей.

Когда наконец она сообщила актерам о своем решении, это вызвало некоторые волнения. Ингрид получила роль леди Монтегю, а Мэтью, который читал роль Ромео только для того, чтобы подыграть Ингрид, неожиданно получил главную роль.

— О, Мэтью, я не сомневаюсь, ты замечательно сыграешь, — смеясь сказала Микаэла, хлопая смущенного Мэтью по плечу.

Лицо Колин вытягивалось все больше. К всеобщему удивлению, роль Джульетты досталась Бекки. Дороти была убеждена, что у Бекки настоящий природный талант, ей надо только преодолеть свою застенчивость. Для Колин же остались на выбор только мужские роли.

— Ну что же ты? — спросила Микаэла свою приемную дочь. — Разве ты не рада за подругу? — Она внимательно вглядывалась в лицо девочки.

— Рада-то я рада, — ответила Колин. — Даже очень рада. В конце концов, ведь я же специально для прослушивания отдала ей свой талисман, но… — Она осеклась, потому что в этот момент к ним подошла миссис Дженнингс.

— Мне очень жаль, — сказала она, обращаясь к Микаэле, — я бы с готовностью отдала вам роль Джульетты, но вы же отказались участвовать в прослушивании, — приподнято сказала она, обнимая свою подругу. Но, увидев лица Микаэлы и Колин, она разом посерьезнела. — Что-то не так?

Колин замялась.

— Я… э… я думаю, чем мне играть мужскую роль, лучше я сразу откажусь. По-моему, мужская роль мне не подойдет, — сказала она.

Дороти Дженнингс смущенно взглянула на девочку.

— Ты совершенно права, Колин. Я отнеслась к этому как-то невнимательно. Бекки так меня восхитила, что я просто больше не раздумывала. Но что, если ты будешь второй исполнительницей роли Джульетты? В театре главные роли всегда репетируют два актера.

Лицо Колин немного просветлело.

— Конечно, это было бы лучше, чем мужская роль.

— Ни в коем случае нельзя, чтобы Колин играла Джульетту, — вмешался Мэтью, стоявший неподалеку. — Ведь мне же придется ее целовать.

— О, для этого существует один очень простой прием, — пришла на помощь Колин. — Представь, что я Ингрид. И тогда все получится. Ты же знаешь, что поцелуй полагается по роли!

Подготовка к спектаклю шла полным ходом. Поскольку до Валентинова дня оставалось совсем немного времени, каждая минутка использовалась для репетиций. Актерам то и дело приходилось примерять костюмы, а Роберт тоже не давал себе передышки, строя сцену под открытым небом.

Мэтью уже оделся для пробы в свой сценический костюм и ждал своего выхода, когда к нему подошла Ингрид.

— Мэтью, у меня для тебя кое-что есть. — И она протянула ему пару сапог. — Можешь их надеть. Они подойдут к твоему костюму.

Мэтью поднял сапоги, чтобы получше их рассмотреть.

— Что это за сапоги? Я таких еще никогда не видел. Нет, Ингрид, уволь, я их не надену. Только людей смешить.

С каждым словом Мэтью нежное лицо Ингрид становилось все печальнее.

— Но это сапоги моего отца. Это единственное, что у меня осталось от него.

— Мне, конечно, жаль, Ингрид, но… — пристыженно ответил Мэтью. — Но я правда считаю, что они не подойдут. — Тут его окликнули со сцены. — Извини, мой выход, — сказал он, убегая, чтобы не опоздать к своей реплике.

Но вскоре репетицию пришлось прервать. Голос Бекки становился все более хриплым, пока она не смолкла окончательно. После того как не помогло и питье, девочку быстро отправили в больницу к Микаэле, чтобы скорее принять меры.

— Да, дела не особенно хороши, — с сожалением сказала Микаэла, осмотрев горло. Боюсь, что ты перенапряглась. Несколько дней ты вообще не сможешь говорить, и я бы тебе даже посоветовала лечь в постель, чтобы избежать осложнений. С воспалением гортани и голосовых связок шутить нельзя.

Бекки испуганно раскрыла глаза.

— А как же мои репетиции? — с трудом прошептала она.

Доктор Майк понимала, какой конфликт может завязаться теперь между двумя исполнительницами роли Джульетты. Она повернулась к Колин.

— Для этого есть дублирующая актриса. Договоритесь между собой, а я пока поговорю обо всем этом с Дороти, — сказала она и оставила девочек одних.

Уходя, она еще раз оглянулась от двери и увидела, что Бекки что-то протянула Колин. Насколько Микаэла могла разглядеть, это был гладкий, круглый шлифованный камешек.

Дороти в это время продолжала репетировать с остальными участниками.

— Что, Бекки выпадает из игры? — воскликнула она, выслушав Микаэлу. — Хорошо, тогда вместо нее будет играть Колин.

— У Хореса тоже заболело горло, — заметил Лорен Брей. — Не лучше ли тебе вообще прекратить эту затею с представлением?

— Лорен, как ты можешь! — возмутилась Дороти. — Невольно закрадывается мысль, что ты желаешь мне всяческого зла! И прекрати, наконец, вмешиваться в мои дела! Спектакль состоится! Уж об этом я позабочусь!

Колин готовилась к спектаклю со всей горячностью и азартом. Микаэле казалось, что девочка и ночью зубрит свою роль. Но она решила не обращать на это внимания. Слишком важно было для Колин это выступление. Микаэла втайне размышляла, что же будет, если Бекки выздоровеет до представления.

За три дня до представления Салли уехал в Денвер на конференцию.

— Мне так обидно, что ты не увидишь спектакль, — сказала Микаэла, прощаясь с ним в больнице.

— Мне тоже обидно, что в Валентинов день я не смогу быть с тобой, — ответил Салли.

— Ну что ж, всякая работа имеет и свои неприятные аспекты, — сказала Микаэла. — Но ничего, мы все наверстаем, когда ты вернешься.

Салли кивнул. Он в последний раз поцеловал Микаэлу и с тяжелым сердцем вышел из больницы.

Но не успел он прикрыть за собой дверь, как к Микаэле явилась очередная пациентка. Это была Бекки, пришедшая в назначенный час для осмотра.

— По-моему, ты уже можешь снова приступать к репетициям, — заключила Микаэла, тщательно осмотрев девочку. — Надо будет вам с Колин договориться, кто же из вас двоих сыграет спектакль.

— Нет, нет! — Бекки отрицательно покачала головой. — Играть должна Колин. Она так трепетно к этому относится и так рада, что будет играть.

— А ты? — спросила Микаэла. — Разве ты не радовалась, когда миссис Дороти дала тебе эту роль?

Бекки потупилась.

— Радовалась конечно.

— Тогда вам все-таки надо это обсудить, — повторила доктор Майк. — И лучше не откладывать это на потом. Ведь до представления осталось всего три дня.

Хотя Микаэла с трудом могла обуздать свое любопытство, она все же не стала спрашивать у Колин, как они договорились. Во всяком случае, ничто не указывало на новое перераспределение ролей, потому что Колин, где бы она ни была и что бы ни делала, продолжала заглядывать в текст пьесы. Судя по всему, Бекки отказалась от роли в пользу подруги.

Валентинов день привел в движение весь городок Колорадо-Спрингс. На открытой сцене под руководством Роберта велись последние работы. Дороти, потеряв голову, в последний раз лихорадочно проходила с актерами роли.

Как нарочно, именно в этот день, день всех любящих, никто не имел возможности посвятить свое время любимой или любимому, поскольку все были заняты приготовлениями к спектаклю «Ромео и Джульетта». Доктор Майк радовалась этому обстоятельству, поскольку в общей суматохе не чувствовала себя такой одинокой без Салли. Она была в гуще событий, хотя мало что могла сделать для подготовки представления.

На площадке, где должно было состояться главное событие дня, появилась миссис Дороти, держа в руках экземпляр пьесы со множеством закладок. Она очень нервничала.

— С ума сойти, я же теперь как без рук, — жаловалась она. — У меня куда-то пропали заметки ко второму акту…

— Да вот же они, дорогая, — послышался чей-то голос с другой стороны площадки.

Дороти обернулась на голос и ошеломленно вскрикнула. Посреди сцены между двумя полотнищами красного парчового занавеса стоял Лорен Брей в одеянии, которое вполне подошло бы для спектакля.

Он молодецки спрыгнул с дощатых подмостков и обнял Дороти.

— Я хотел попросить у тебя прощения за то, что тебе порой трудно найти со мной общий язык, — сказал он. — Видишь ли, я живу цифрами, а ты— словами. Я торговец, а ты… — он помедлил, не зная, как получше выразить свою мысль, — ты женщина. Но мне очень хотелось, чтобы этот день был для тебя ничем не хуже того театрального представления в твоей юности, поэтому я заказал из Денвера этот красный парчовый занавес.

— О Лорен! — Дороти не могла опомниться. — Неужто ты правда сделал это для меня? — Она бросилась к нему на шею. — А я-то думала, что ты вообще не хотел, чтобы я все это затевала.

— Ну, может быть, я немножко и ревновал, я же знал, сколько времени это у тебя отнимет, — признался лавочник.

— О, ты как был старый дурень, так им и остался! — смеясь ругалась Дороти. А потом нежно поцеловала Лорена. — Но больше всего на свете я почему-то люблю старых дурней!

Вскоре все наконец было готово, и можно было начинать спектакль.

Брайен занял место в самом первом ряду. В ожидании начала спектакля и в связи с пьесой Шекспира Микаэла вдруг подумала в этот момент, что совсем забыла спросить у Брайена, как дела с его сочинением о любви. Но теперь, пожалуй, было уже поздно. Брайен наверняка уже сдал сочинение. Теперь пусть посмотрит, как понимал любовь Шекспир.

Микаэла предпочла сесть в последнем ряду. Отсюда ей легче будет уйти в себя, когда захочется подумать о своем любимом человеке, а не о Ромео.

Но прежде чем раскрылся занавес, на сцене появилась Колин. К удивлению доктора Майк, на ней не было костюма Джульетты. Он оказался на Бекки, которая тоже промелькнула на сцене позади подруги. Колин спрыгнула с подиума, села рядом с Брайеном и раскрыла на коленях текст пьесы. Бекки помахала ей со сцены и показала свою правую руку. На ее ладони лежал маленький круглый камешек.

Затем красный тяжелый занавес из парчи величественно поднялся, и началось действие пьесы. В первой же сцене перед зрителями появился Мэтью. К своему костюму он надел сапоги, которых Микаэла на нем еще никогда не видела.

Спектакль длился очень долго. Доктор Майк с напряженным вниманием следила за развитием действия, однако, несмотря на всю любовь и страсть, разыгрывавшуюся на сцене, не могла не думать о Салли.

Уже смеркалось, когда занавес опустился в последний раз. Публика воодушевленно аплодировала, и когда Микаэла хлопала в ладоши, кто-то протиснулся к ней и сел рядом.

— Салли, а я думала, что ты на конференции! — ошеломленно воскликнула Микаэла, улыбаясь своему жениху счастливой улыбкой.

— Конференцию я не мог передвинуть. Но есть и другие, не менее важные дела, которые не терпят отлагательства.

Он взял руку Микаэлы, а когда снова отпустил ее, на безымянном пальце поблескивало золотое кольцо.

— О, Салли, обручальное кольцо! — ахнула Микаэла.

— Тс-с-с! — Салли поднес палец к губам и обернулся к сцене, на которой в этот момент появился священник Джонсон.

— А в заключение этого чудесного вечера я хотел бы вам кое-что прочесть. Я дал моим ученикам задание написать к Валентинову дню сочинение под названием «Что такое любовь?» И сочинение Брайена Купера оказалось лучшим из того, что мне когда-либо приходилось читать на эту тему. Как он сам мне сказал, он закончил его писать незадолго до спектакля.

Его преподобие Джонсон подождал, когда стихнут аплодисменты, и начал читать:

— «Что такое любовь? Любовь— это когда человек глупеет, потому что плачет, хотя очень радуется. Любовь— это когда человек расшибает себе голову, чтобы оказать другому услугу, и когда на пикнике готов стерпеть даже муравьев в масле на бутербродах. Любовь— это когда Мэтью целует Ингрид, потому что так полагается по роли. Ради нее Мэтью даже надевает старые сапоги. Любовь— это когда мистер Брей покупает большой красный занавес, а миссис Дороти за это называет его старым дурнем. И может быть, любовь— это когда Колин отдает роль Бекки вместе с талисманом, который достался ей от бабушки. Любовь— это то, о чем следует говорить как мужчина с мужчиной. Потому что она нужна мужчинам чуть ли не каждый день, а женщины носят ее в своем сердце и могут поделиться ею с мужчинами. И в этом великая тайна любви».

Пока священник читал сочинение, Микаэла взяла Салли за руку.

— Это и есть то объяснение, которое Брайен получил от Лорена? — с улыбкой спросила она. — Что женщины делятся с мужчинами своей любовью?

Салли кивнул.

— А ты что подумала?

— Ну, женщины тоже нуждаются в любви. И мужчины могут ею с ними поделиться. А в остальном мне нечего возразить против такого объяснения, — тихо ответила Микаэла. — Но я знаю еще кое-что о любви: любовь— это когда Салли делает Микаэлу бесконечно счастливой.

Салли обнял ее. В глазах Микаэлы отражался свет взошедшей луны и вечерней звезды.

— И я знаю кое-что, — прошептал Салли, лицо которого в сумерках обрисовывалось лишь темным силуэтом. — Любовь— это когда Салли и Микаэла знают, что не хотят больше расставаться никогда.

Микаэла прильнула к его груди и закрыла глаза. Она хотела быть как можно ближе к нему, бесконечно близко. Она ощущала его дыхание на своем затылке и чувствовала, как бьется его сердце— в такт с ее собственным, как будто у них было единое сердце— отныне и навсегда.


Содержание:
 0  Что такое любовь? : Дороти Лаудэн  1  Глава 2 НАСЛЕДСТВО : Дороти Лаудэн
 2  Глава 3 В ГЛУБИНЕ ПРЕРИИ : Дороти Лаудэн  3  Глава 4 СЧАСТЛИВОЕ ВОЗВРАЩЕНИЕ : Дороти Лаудэн
 4  Глава 5 ОХ УЖ ЭТИ ДЕНЬГИ! : Дороти Лаудэн  5  Глава б ЖЕНСКИЕ ВОПРОСЫ : Дороти Лаудэн
 6  Глава 7 ХОД ВРЕМЕНИ : Дороти Лаудэн  7  Глава 8 НА СЛУЖБЕ СПРАВЕДЛИВОСТИ : Дороти Лаудэн
 8  Глава 9 ГОЛОС КРОВИ : Дороти Лаудэн  9  Глава 10 ОКО ЗАКОНА : Дороти Лаудэн
 10  Глава 11 БЕГЛЕЦЫ : Дороти Лаудэн  11  вы читаете: Глава 12 ЧТО ТАКОЕ ЛЮБОВЬ? : Дороти Лаудэн



 




sitemap