Приключения : Исторические приключения : Глава 5 ОХ УЖ ЭТИ ДЕНЬГИ! : Дороти Лаудэн

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11

вы читаете книгу




Глава 5

ОХ УЖ ЭТИ ДЕНЬГИ!

Микаэла прекрасно понимала, что наследство, полученное Мэтью, существенно улучшило общественное положение молодого человека. Владение собственностью приблизило их свадьбу с Ингрид; и Микаэла должна была смириться с этой переменой. То, что она до сих пор считала отдаленным будущим, теперь с пугающей быстротой становилось настоящим, хоть Ингрид все еще работала в одной семье в Денвере.

Но резкие перемены влекла за собой не только женитьба Мэтью. Собственная свадьба Микаэлы с Салли тоже неудержимо надвигалась, особенно после того, как Микаэла несколько недель тому назад поставила в известность своих родных в Бостоне об этих планах. Правда, конкретные сроки не были названы, но событие должно было состояться еще до следующего лета.

Салли уже начал строительство нового дома, в котором хватило бы места для всех— ведь он, в конце концов, женился, что называется, на целом семействе. Они то и дело обсуждали планы, но временами все это казалось Микаэле всего лишь красивой мечтой, которая, того и гляди, лопнет, как мыльный пузырь.

С очередной почтовой каретой помимо обычных поставок для лавки прибыл новый каталог универмага из Чикаго. Микаэла пристроилась в углу лавки и углубилась в изучение каталога, тогда как Салли подбирал себе инструменты для строительства дома. В этом каталоге было все, начиная от дамского нижнего белья и кончая сельскохозяйственным инвентарем и строительными материалами. Доктор Куин бегло перелистывала страницы. Вдруг ее взгляд остановился на изображении фигурного свинцового стекла для застекления дверей.

— О, — восхищенно воскликнула она, — Салли, посмотри-ка!

Салли подошел к своей невесте и внимательно посмотрел на картинку.

— И правда очень красиво, — согласился он. — Может, купить это для нашей двери?

— Замечательно сработанная вещь, — с видом знатока поддакнул Лорен Брей, тоже заглянув в каталог через плечо Микаэлы. — Я знаю, какие вещи делает Корвин Мак-Ги. Однако они и влетают в копеечку. — И он затряс пальцами, будто только что обжег их.

Темные глаза Микаэлы загорелись.

— Сколько же это стоит?

Лавочник принялся перелистывать перечень.

— Двадцать пять долларов. Если вы хотите это заказать, придется заплатить вперед половину суммы.

— Двадцать пять долларов? — недоверчиво переспросил Салли. — Нет, из этого ничего не выйдет. Разве что как-нибудь потом, после того как я расплачусь за материалы для сруба, но сейчас…

Он смолк, потому что в лавку ворвался Брайен. Мальчик был чем-то очень взволнован.

— Салли, идем скорее, я тебе что-то покажу. Там повесили афишу. К нам в Колорадо-Спрингс приезжает шоу «Дикий Запад»!

Видно было, с каким облегчением Салли подчинился требованию Брайена.

— Извините меня! — бросил он остальным, увлекаемый Брайеном из лавки.

Микаэла понимающе переглянулась с лавочником и сказала:

— Мистер Брей, прошу вас, закажите это стекло. И аванс за него запишите на мой счет.

Брайен с восторгом разглядывал афишу, которую мужчины с почтовой кареты только что прибили к одной из деревянных колонн веранды.

— Наверное, и лассо бросать будут, — благоговейно произнес он.

— Да уж непременно, — ответил Салли, — но все это не стоит денег, которые надо заплатить, чтобы посмотреть. Все эти представления лживые и глупые. Они изображают Дикий Запад таким, какого на самом деле не существует. А индейцам, которые заняты в этих представлениях, они платят меньше, чем белым, хотя они делают одну и ту же работу.

— А я все равно хочу пойти, — настаивал Брайен. — Там наверняка можно будет чему-нибудь научиться, — сказал он на всякий случай, заметив свою приемную мать, которая уже стояла у него за спиной.

— В этом я не уверена, — сказала Микаэла, — но для разнообразия можно и сходить.

— Можно, мы пойдем, а, мама? — взмолился Брайен.

Микаэла засмеялась и, порывшись в сумке, достала свое портмоне.

— Ну, так уж и быть. Сейчас же куплю билеты на всех, чтобы каждый из нас чему-нибудь научился. — Она лукаво взглянула на Салли. — За исключением Салли, конечно.

В этот вечер Салли, дети и Микаэла, как всегда, сидели после ужина за столом в своем маленьком деревянном доме. Салли сосредоточенно смотрел на лист бумаги, испещренный цифрами.

— Денег хоть и в обрез, но я думаю, что к свадьбе дом будет готов, — сказал он.

Доктор Майк не могла скрыть радости:

— Салли, это замечательно.

— И что, у меня в комнате будут те обои, которые я выбрала? — спросила Колин.

— А я правда смогу покрасить свою комнату в зеленый цвет? — не отставал Брайен.

— Конечно, — с улыбкой сказал Салли. — Все это у вас будет. Только… — Он запнулся. — Только в дверь нам пока придется вставить простое стекло.

Глаза доктора Куин погасли.

— А вот это жаль, Салли, правда. Знаешь, я тут подумала, — с осторожностью добавила она, придав лицу подчеркнуто веселое выражение. — Я ведь довольно хорошо зарабатываю моей практикой. Давай это стекло куплю я? Ну, пусть это будет что-то вроде моего подарка для всей семьи.

Салли с нежностью взглянул на свою невесту.

— Если это стекло тебе так понравилось, Микаэла, может быть, я смогу купить его тебе в будущем году.

— Но ведь куда проще было бы встроить его сразу, — возразила доктор Майк. — А если уж ты так настаиваешь, то можешь мне потом вернуть деньги. Но когда мы будем женаты, это все равно будут наши общие деньги.

Вместо ответа Салли поднялся.

— Уже поздно, мне пора идти, — сказал он. Простившись с детьми, он наклонился к Микаэле, будто для поцелуя.

— Если мужчина не может обеспечить свою семью, ему не следует жениться, — тихо сказал он и нежно поцеловал Микаэлу в щеку. — Идем, Волк! — позвал он свою собаку и вышел из дома.

Колин навострила уши, поскольку Микаэла уже успела рассказать ей про стекло.

— Что ты теперь будешь делать? — спросила она свою приемную мать. — Еще можно отменить заказ?

Доктор Майк отрицательно покачала головой.

— Пожалуй, это уже невозможно. Но давай просто подождем. Когда стекло доставят, оно наверняка так понравится Салли, что он уже не сможет от него отказаться.

Лучшего места, чем то, которое Салли и Микаэла выбрали для своего нового дома, нельзя было и придумать. Оно, как и усадьба старого дома, располагалось немного на отшибе от города, участок был окружен лесом и примыкал к живописной отвесной стене скалы.

Салли временно обозначил бревнами контуры будущих стен, чтобы видно было, где сложить камин. Очаг должен был стать сердцем дома и возводился прежде стен.

Но вначале нужно было убрать в защищенное от непогоды место бревна, привезенные для сруба. Роберт помогал Салли сложить их у скалистой стены.

— Ты случайно не знаешь, нет ли у кого какой-нибудь работы? — спросил Салли после того, как было уложено последнее бревно.

Кузнец понимающе улыбнулся:

— Что, у хозяина-строителя оскудел карман? Салли пожал плечами.

— На дом-то хватит. Но есть еще кое-какие предметы, которые оказались дороже, чем я думал.

— Знакомая ситуация. Но, к сожалению, я не знаю никого, кто подыскивал бы себе помощника работ— во всяком случае, за плату. Да и кто здесь в состоянии нанимать людей, если не считать железнодорожную компанию? — И он махнул рукой.

Салли кивнул.

— Да, к сожалению, ты прав.

— Но выше голову, — подбодрил его Роберт. — Как-нибудь выкрутишься. Ах да, кстати… — Он вдруг смутился. — Бревна стоят тринадцать долларов. Лорен сказал, чтобы я получил деньги сразу.

— Я… у меня сейчас как раз нет с собой, — быстро сказал Салли, обхлопывая свои карманы. — Я потом занесу Лорену. Это я обещаю.

Роберт некоторое время растерянно смотрел на Салли. Видимо, он догадался, в каком плачевном состоянии находится его друг.

— Ладно, я все улажу, — сказал он наконец, затем простился с Салли и оставил его на стройке одного.

На следующий день к вечеру в Колорадо-Спрингс прибыли участники уже объявленного представления «Дикий Запад». Джед Мак-Кой, хозяин шоу, массивный человек с тонкими усиками и в ковбойской шляпе невероятных размеров, восседал на облучке и, будто своих старых знакомых, приветствовал жителей города, в любопытстве высыпавших на улицу.

Дороти Дженнингс тоже вышла из лавки, чтобы взглянуть на живописное явление, и тут заметила в толпе Салли.

— А, Салли, — окликнула она его. — Ваше стекло уже поступило.

— Какое стекло? Я не заказывал никакого стекла.

— Разве нет? — растерялась рыжеволосая женщина. — Но ведь в журнале заказов было записано. Для доктора Микаэлы Куин и мистера Байрона Салли.

Затем ее светлые глаза немного расширились, и она смолкла.

В этот момент из лавки вышел и Лорен Брей, чтобы взглянуть на артистов.

— Лорен, у нас тут небольшое недоразумение, — сказала Дороти и поспешно скрылась в лавке.

— Я не заказывал стекло, — обратился Салли к лавочнику, не дожидаясь объяснений.

— Верно, зато его заказывала доктор Майк, — с любезной улыбкой ответил Лорен. — Она уже заплатила мне аванс. Осталось выплатить еще двенадцать долларов пятьдесят центов. Выставить их на счет доктора Майк?

— Не надо. — Салли порылся в своих карманах. Затем выудил несколько купюр и монету. — Вот. Честно говоря, я приготовил это заплатить за бревна, которые сегодня привез Роберт. Но за них я занесу вам деньги в ближайшие дни.

На лице его отражалась досада и озабоченность. Но ему, по крайней мере, удалось спасти свое положение перед лавочником.

Доктор Майк даже испугалась, когда Салли ворвался к ней в приемную.

— Как ты могла меня так подвести? — потребовал он объяснений.

И Микаэле никак не удавалось убедить его, что все это получилось непреднамеренно. Кончилось тем, что Салли бросил перед ней на стол несколько долларовых банкнот.

— Что это значит? — спросила его Микаэла.

— Это аванс, который ты заплатила Лорену за стекло.

— Но мне казалось, что ты не можешь себе это позволить?

— А я и не могу себе это позволить, — ответил Салли и, не говоря больше ни слова, выбежал из приемной.

Доктор Майк спешно закрыла клинику. Она надеялась, что в этот день ее помощь уже больше никому не потребуется. Кроме того, в помощи сейчас острее всего нуждалась она сама.

Как она и ожидала, ее подруга Дороти Дженнингс была в лавке, и ей удалось уговорить ее немного пройтись. Обе женщины пересекли лужайку перед церковью, на которой приезжие артисты уже развернули свои приготовления.

— Я просто не могу взять в толк, что плохого Салли находит в том, что я тоже хочу внести в наш дом свою лепту, — пыталась изложить свою точку зрения доктор Майк. — Ведь я достаточно хорошо зарабатываю.

Дороти Дженнингс вздохнула:

— Таковы мужчины! Уж очень они гордые. Содержать семью они считают своей обязанностью и в то же время своим неотъемлемым правом. И если мужчина не в состоянии обеспечить семью всем, в чем она нуждается, он считает себя неудачником.

— Но это же совершеннейшая глупость! — вырвалось у Микаэлы.

— Видимо, да, — согласилась с ней рыжеволосая женщина. — Когда моя газета постепенно начала приносить доход, я хотела поделиться им с Лореном за то, что живу у него. Но он повел себя так, будто я нанесла ему смертельную обиду.

Микаэла вздохнула.

— Точно так же и Салли.

— Лорен тогда сказал мне, что я хочу заплатить ему за то, что деньгами не измеряется. — Дороти заметила испуганный взгляд доктора Майк и поспешила ее успокоить — Нет, нет, вы дослушайте до конца! — Она притянула Микаэлу поближе и что-то шепнула ей на ухо.

— А в другую сторону это правило уже не действует? — насмешливо спросила доктор Майк.

Дороти Дженнингс закатила глаза к небу:

— Тогда бы, наверное, мир перевернулся. И это положение так скоро не изменишь.

Мэтью, как и обещал, пришел на следующий день помочь Салли на стройке. Он подавал ему кирпичи, а Салли, стоя на лестнице, заканчивал кладку камина.

— Салли, доктору Майк действительно очень хочется иметь это стекло. И я думаю, ты спокойно мог бы ей позволить заплатить за него, — вновь коснулся Мэтью этой больной темы, которая испортила им вчерашний вечер.

— Вот уж этого я точно не сделаю, — ответил Салли. — Если только я уступлю сейчас, она и впредь захочет платить за все сама. А мне это вовсе ни к чему. Неужто тебе бы понравилось, если бы Ингрид стала вместо тебя делать заказы?

— Ну конечно же нет, — горячо поддержал его Мэтью. — Но тем не менее она тоже частично финансирует строительство нашего общего дома. Время от времени она дает мне деньги на закупку строительных материалов. А сейчас она копит на мебель. Плачу, конечно, я, но вместе с деньгами Ингрид.

Салли молча продолжал вести кладку.

— Мы с Ингрид никогда бы не смогли пожениться, если бы она мне не помогала, — добавил Мэтью.

Салли повернулся к нему, стоя на лестнице, и внушительно сказал:

— А я хочу обойтись без помощи. Это тебе понятно? Мэтью немного поразмыслил.

— Честно говоря, нет.

Издали послышался стук копыт. Мэтью и Салли замерли и прислушались. Это место находилось на отшибе, и заехать сюда случайно никто не мог.

Неожиданно Мэтью заторопился.

— Салли, к сожалению, мне нужно бежать! — крикнул он, уже направляясь к своему коню. — Я тебе завтра помогу.

— Но ты же сказал, что свободен весь день! — огорчился Салли.

— А ты только что сказал, что хочешь обойтись без помощи, — напомнил Мэтью, вскакивая в седло. — Завтра я снова приеду. Обещаю. Просто я забыл кое о чем.

И он пришпорил своего коня и поскакал прочь. Вскоре на его месте была уже доктор Майк, спешиваясь со своей лошади.

— Куда это Мэтью так спешит? — удивленно спросила она, глядя вслед своему приемному сыну.

— Я бы сам хотел это знать, — ответил Салли, спускаясь с лестницы.

Он вытер руки тряпкой.

Микаэла села на бревно и достала из кармана записную книжку.

— Я тут подсчитала, сколько должна тебе, — начала она. — Итак, в последние два года ты примерно по два раза в неделю приносил нам мясо. Прибавим сюда ремонт дома и дрова, которые ты нам привозил. Всего получается вот эта сумма, — Она ткнула пальцем в устрашающую цифру, которая стояла в конце расчета. — Вот только не знаю, достаточна ли эта почасовая плата за твой труд, — добавила она извиняющимся тоном.

Салли опешил.

— Но, Микаэла, как тебе могло прийти в голову переводить мою помощь на деньги?

Микаэла снова спрятала записную книжку.

— Разве мы не были с тобой едины в том мнении, что помощь надо уметь как предложить, так и принять? — довольно ответила она и прильнула к груди Салли. На лице ее играла улыбка. — Салли, ты даешь мне столько счастья. Твои объятия для меня дороже любых денег. А самое огромное мое богатство— знать, что ты меня любишь.

Пока Микаэла говорила, Салли нежно водил ладонью по ее волосам. Он ощущал их мягкость, любовался их блеском, вдыхал их аромат и чувствовал, как слова Микаэлы проникают в самое его сердце.

— Да, Микаэла, я тебя люблю, — нежно ответил он. — И ты права: все остальное не важно.

Судя по всему, доктор Майк вернулась в город очень вовремя. В этот самый момент шум, доносившийся из салуна, переместился на улицу, перерастая в драку. Микаэла сразу поняла, что в этой драке замешаны приезжие артисты. Местное население выясняло отношения между собой по-другому.

Джед Мак-Кой нанес своему противнику нацеленный удар в челюсть, но тут же сам скривился от боли и схватился за свою правую руку.

К нему подбежала Доктор Майк:

— Дайте взглянуть. Вы можете двигать пальцами? Мужчина попытался сделать это, но застонал от боли.

— Нет, и болит ужасно, — хрипло прошептал он.

— Значит, сломана кисть, — констатировала Микаэла. Сколько таких диагнозов ей уже приходилось ставить! — Идемте, я вас перевяжу.

— Но этой рукой я бросаю нож. Мой номер— это гвоздь программы всего шоу, — открещивался Мак-Кой.

Доктор Куин только пожала плечами.

— Тогда вам придется подыскать для этого номера кого-нибудь другого, — решительно сказала она.

— Ха! — презрительно фыркнул тот. — Да кто, кроме меня, сможет с пятидесяти метров поразить движущуюся цель?

— Салли может. — Брайен, как всегда, был тут как тут, в гуще событий.

Доктор Майк улыбнулась.

— Да, это верно. Но Салли никогда не стал бы в этом участвовать. Идемте, мистер Мак-Кой. — Она легонько подтолкнула пострадавшего. — Моя клиника как раз напротив.

Когда Салли появился вечером в городе, Джед Мак-Кой уже давно поджидал его у салуна.

— Эй, вы ведь Салли, верно? Я Джед Мак-Кой, — представился приезжий. — Не хотите ли заработать немного денег?

Салли недоверчиво оглядел этого массивного человека.

— Каким образом? — спросил он.

— Вы должны будете заменить меня на неделю-другую. Вы умеете метать нож в движущуюся цель?

— Вроде умею. А сколько вы платите? Только обдумайте ваше предложение как следует! Если вы хотите, чтобы я принял участие в таком шоу, как ваше, плата должна быть немалая, — предупредил Салли и выжидательно скрестил на груди руки.

— Отсюда мы поедем в Пуэбло, а потом в Сода-Спрингс и Денвер. Ну, скажем, десять долларов за пять представлений. Это неплохо, а, что вы на это скажете?

Салли осклабился. Несколько секунд он поиграл соблазнительной мыслью быстро заработать такие деньги.

— Меньше чем на двадцати пяти долларах мы не сойдемся, — ответил он и уже повернулся, чтобы уйти.

Джед Мак-Кой громко рассмеялся:

— Тогда, должно быть, вы очень меткий стрелок! Салли снова обернулся к нему.

— Нет ли у вас случайно при себе карт? Прислоните одну к столбу веранды, — потребовал он.

Хозяин аттракциона извлек из кармана колоду карт и поставил одну из них на балюстраду. Не успел он убрать руку, как в воздухе просвистел нож, и обоюдоострый клинок Салли пригвоздил червонную даму к деревянному столбу.

Джед Мак-Кой посмотрел на Салли долгим взглядом.

— Вы приняты, — коротко сказал он.

К ужину Салли принес Микаэле и детям хорошие новости.

— К свадьбе дом будет готов, — гордо сообщил он. — Я заработаю много денег, я нашел постоянную работу. Микаэла удивленно подняла брови. Неужто она неправильно истолковала результат их разговора на стройке?

— Я рада за тебя, Салли, — тем не менее ответила она. — И что же ты будешь делать?

— Я буду выступать в шоу Джеда Мак-Коя. Лицо Микаэлы мгновенно омрачилось.

— Но ты же сам говорил, что это шоу— сплошной обман и что там эксплуатируют индейцев.

Салли отвел глаза.

— Всего пять выступлений. Я поеду с ними до Денвера, и мне хорошо заплатят.

— Ты поедешь в Денвер? — повторила Микаэла, не веря своим ушам.

— Да. Но ведь тебе тоже приходится по работе уезжать на несколько дней.

Салли хотелось оправдаться, но от внимания Микаэлы не ускользнуло, что ее жених далеко не уверен в своей правоте и говорит не то, что думает.

— Значит, по-твоему, лучше странствовать и выступать в этом шоу, чем взять деньги у меня, — сказала Микаэла, отказываясь верить в это.

— Все же это лучше, чем переносить свадьбу из-за того, что дом будет не готов, — ответил Салли.

Еще несколько дней назад Микаэла с радостным предвкушением ждала воскресного представления, чтобы немного развлечься. Но теперь она смотрела на это событие с совершенно другим чувством. Одна только мысль о том, что она увидит Салли выступающим в этом непритязательном зрелище в качестве метателя ножа, вызывала у нее слезы. Но дети ни в коем случае не должны были заметить это. Особенно Брайен, который заранее радовался многим аттракционам.

Семья заняла места в первом ряду. Представление началось и чем дальше близилось к своей кульминации, тем лучше становилось настроение Микаэлы. Это действительно было вполне безобидное развлечение, и Микаэла подумала, что, если бы не участие Салли, она не была бы настроена ко всему происходящему так скептически.

Свое искусство демонстрировал артист, бросающий лассо. Его номер завершался тем, что он набрасывал лассо на одного из зрителей и срывал его с места. Этим зрителем оказался Брайен, и он был очень горд этим обстоятельством.

И тут на импровизированный манеж вышел Джед Мак-Кой, держа свою перевязанную руку подвешенной.

— Почтеннейшая публика! — воскликнул он. — Мы приближаемся к главному номеру нашей программы. Сейчас Дикий Салли покажет нам, насколько он искусен в метании ножа. Он берется поразить любую цель на расстоянии в пятьдесят метров.

Доктор Майк заметно вздрогнула при словах «Дикий Салли». Эта кличка неприятно задела ее, и детям она тоже не понравилась.

На манеж вышел Салли. На нем была кожаная рубашка, вполне в духе представлений ее семьи в Бостоне о «Диком Западе». Этот маскарад не имел ничего общего с повседневной действительностью здешних мест.

Салли и сам чувствовал себя не в своей тарелке. Помимо всего прочего, ему пришлось сменить его индейский амулет на украшение из искусственных медвежьих когтей. Но тем не менее он исправно провел всю программу, о которой они условились с Мак-Коем. Он с пятидесяти метров бросал в мишень нож и томагавк. После этого ему завязали глаза, и он повторил весь номер от начала до конца.

— А теперь самый главный аттракцион, — объявил хозяин. — Дикий Салли будет бросать нож по движущейся цели.

Помощники выкатили на манеж большой деревянный круг диаметром метра в два.

Доктор Майк не поверила своим глазам, увидев, как из-за занавеса выступил индеец, одетый и размалеванный на воинственный манер. Не дрогнув ни единым мускулом, он встал перед кругом и дал привязать себя к нему за щиколотки и запястья.

Салли тоже смотрел на эти приготовления с недоумением. Но вот колесо вместе с привязанным, к нему индейцем толкнули, и оно покатилось. Публика не издала ни звука.

Салли уже держал свой томагавк на изготовку, но вдруг опустил его. Он побежал к колесу, остановил его и, ни слова не говоря, начал отвязывать индейца, приготовленного для него в качестве живой мишени.

К нему подскочил Джед Мак-Кой. Его тонкие усики дрожали от ярости.

— Что вы делаете?

— Я спасаю достоинство этого человека, а заодно и свое, — ответил Салли.

— Чтоб духу твоего здесь не было! — рявкнул хозяин шоу. — И твоего тоже, — повернулся он к индейцу.

Салли пропустил этот приказ мимо ушей и продолжал развязывать узлы. Закончив дело, он молча покинул манеж.

Салли не показывался Микаэле на глаза до середины следующего дня, хотя Микаэла с нетерпением ждала его.

В конце концов она закрыла больницу и отправилась домой. Ну почему у них с Салли всегда все так сложно?

В это утро к ней на прием приходила Майра в сопровождении своего мужа Хореса. Молодая женщина жаловалась на давнюю бессонницу. В первое время она объясняла ее сама себе тем, что у нее изменился распорядок жизни. В качестве девушки из салуна ей приходилось работать ночью, а днем спать. Однако в последнее время стали проявляться и другие симптомы: психическая неуравновешенность и чудовищный аппетит. После обследования Микаэла установила причину такого недомогания: Майра ждала ребенка.

Микаэла даже прослезилась, увидев, с какой радостью супруги встретили это известие.

Еще издали она увидела на стройке Салли, склонившегося над чертежом. Вот он наконец распрямился и швырнул один из листов в уже готовый камин.

Микаэла спрыгнула с лошади, подбежала к столу, на котором лежали остальные чертежи, и, не долго думая, опрокинула его.

Салли резко развернулся.

— Зачем ты это сделала?

— Нам не нужен никакой дом, — ответила Микаэла. — По крайней мере, такой дорогой. Мы не можем вести жизнь не по средствам. И я не хочу, чтобы еще когда-нибудь ты шел против своих убеждений ради того, чтобы исполнить какую-нибудь мою прихоть.

Салли подошел к ней с огорченным лицом.

— Микаэла, я боюсь тебя разочаровать. Я не могу предложить тебе такую жизнь, какую тебе хотелось бы вести.

— Еще как можешь! — Микаэла перешагнула через опрокинутый стол. — От тебя я получаю именно то, что мне нужно, — с напором сказала она. — Ты именно тот человек, которого я люблю и в любви которого нуждаюсь. И мне не нужен ни новый дом, ни фигурное стекло в двери. Мне нужен только ты! — Глаза ее заволокло пеленой слез.

Салли некоторое время неподвижно стоял и смотрел на Микаэлу. Потом повернулся и начал рыться в одном из ящиков.

Такой реакции доктор Майк никак от него не ожидала.

— Что… что ты там делаешь?

Вместо ответа Салли извлек из ящика и поднял вверх фигурное стекло для двери.

— Нравится? — спросил он.

Микаэла сглотнула. Она не знала, что стекло уже доставили. Оно действительно было великолепно.

— Нравится, — призналась она, — но я вижу, что ты не можешь себе его позволить.

Салли осторожно уложил стекло назад в ящик. Он подошел к Микаэле, нежно погладил ее по щеке и поцеловал в губы.

— Да, я не могу себе его позволить, — признал он. — Но МЫ можем.

Микаэла закрыла глаза и предалась ласкам Салли. Чувство безграничного счастья охватило ее. Нет, их любовь друг к другу действительно не нуждалась во внешнем выражении. И тем не менее это стекло в их общем доме навсегда останется символом их глубокой любви. И пусть этот символ всегда будет напоминать им обоим о том, что они должны уважать и принимать во внимание желания друг друга.


Содержание:
 0  Что такое любовь? : Дороти Лаудэн  1  Глава 2 НАСЛЕДСТВО : Дороти Лаудэн
 2  Глава 3 В ГЛУБИНЕ ПРЕРИИ : Дороти Лаудэн  3  Глава 4 СЧАСТЛИВОЕ ВОЗВРАЩЕНИЕ : Дороти Лаудэн
 4  вы читаете: Глава 5 ОХ УЖ ЭТИ ДЕНЬГИ! : Дороти Лаудэн  5  Глава б ЖЕНСКИЕ ВОПРОСЫ : Дороти Лаудэн
 6  Глава 7 ХОД ВРЕМЕНИ : Дороти Лаудэн  7  Глава 8 НА СЛУЖБЕ СПРАВЕДЛИВОСТИ : Дороти Лаудэн
 8  Глава 9 ГОЛОС КРОВИ : Дороти Лаудэн  9  Глава 10 ОКО ЗАКОНА : Дороти Лаудэн
 10  Глава 11 БЕГЛЕЦЫ : Дороти Лаудэн  11  Глава 12 ЧТО ТАКОЕ ЛЮБОВЬ? : Дороти Лаудэн



 




sitemap