Приключения : Исторические приключения : Глава 8 НА СЛУЖБЕ СПРАВЕДЛИВОСТИ : Дороти Лаудэн

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11

вы читаете книгу




Глава 8

НА СЛУЖБЕ СПРАВЕДЛИВОСТИ

К великому облегчению доктора Майк, выздоровление Дороти шло довольно быстро. Микаэла с удивлением замечала, с какой энергией и самодисциплиной ее пациентка приспосабливалась к своим новым жизненным обстоятельствам. Значит, решение Дороти без промедления выступить против неотвратимого факта было правильным.

Микаэла как раз сидела в своем кабинете и размышляла о том, что с последнего выпуска городской газеты, которую издавала Дороти Дженнингс, минуло уже несколько недель, но теперь, видимо, недолго осталось ждать, когда ее подруга снова сможет вернуться к своей нормальной жизни и работе, как тут вошел Салли. В руках он держал газетную вырезку и еще какую-то бумагу с почтовым штемпелем и подписью Хореса.

— Доброе утро, Микаэла, ты представить себе не можешь, что я тебе сейчас покажу, — поздоровался он со своей невестой. — Это телеграмма из Вашингтона.

Микаэла озорно блеснула глазами.

— Конечно же, от правительства на имя мистера Байрона Салли, — в шутку предположила она.

— Именно так. — Он развернул бумагу и показал доктору Майк. — Я буду уполномоченным по делам индейцев в Колорадо. Таким образом, у меня будет наконец постоянная работа. И вместе мы будем зарабатывать достаточно денег на жизнь.

Микаэла пробежала глазами текст.

— Как тебе это удалось? — спросила она с искренним восхищением.

— Но ведь несколько недель назад в газете было объявление, что правительство ищет человека на этот пост. Разве ты не помнишь? — спросил Салли.

Доктор Майк отрицательно покачала головой. Она действительно не заметила этого объявления. Возможно, в то время она была слишком занята своими хлопотами с Дороти.

— И я предложил им на эту должность себя, — продолжил Салли. — Видимо, моя осведомленность о жизни шайонов убедила комиссию. — Он обнял Микаэлу. — Во вторник я буду принимать присягу. Ты пойдешь со мной?

Микаэла Куин засмеялась, глаза ее сияли радостью.

— Неужто ты думаешь, что я пропущу такой важный момент в твоей жизни?

В следующий вторник в первой половине дня в Колорадо-Спрингс прибыл с почтовой каретой мистер Хазен, посланник правительства, для того чтобы провести присягу и ввести в должность нового уполномоченного по делам индейцев.

Весть о новом положении Салли облетела город с быстротой молнии, и к назначенному часу на площади собралось достаточно много народу, чтобы поприсутствовать при торжественном акте.

Мистер Хазен позаботился о том, чтобы был поднят флаг Соединенных Штатов, который хранился у цирюльника в шкафу. Как бургомистр города Джейк Сликер обязан был оберегать эту святыню. Вообще вся церемония была обставлена очень торжественно. Уже само по себе появление мистера Хазена придавало всему происходящему необходимый официальный лоск. В своем сшитом на заказ костюме, с высоким белым воротником и безукоризненной стрижкой, он разительно отличался от жителей городка. Его окутывало облако тончайшего аромата, какого не встретишь среди тех парфюмерных эссенций, которые своими руками составлял Джейк Сликер.

— А, мистер Салли! — приветствовал он будущего уполномоченного по делам индейцев, явившегося на церемонию с доктором Майк и детьми. — Я вижу, вы привели с собой вашу семью и даже вашу собаку.

Голос у мистера Хазена был густой и насыщенный. Он весь излучал уверенность светского человека.

В этот момент овчарка зарычала.

Правительственный уполномоченный отпрянул на шаг назад.

— Это овчарка, но вы ее не бойтесь, она не нападет, — успокоил его Салли. — По крайней мере, если ее не злить.

Мистер Хазен нервно улыбнулся.

— Овчарка? Ну, я должен признаться, все дикое мне чуждо. Пожалуй, пора начинать, — продолжил он, и голос его вновь обрел спокойствие и уверенность. — Ваше преподобие, Библия у вас с собой?

— Мы пока не можем начать, — перебил его Салли. — Еще не прибыли шайоны.

Не роняя своего служебного достоинства, мистер Хазен взглянул на Салли с некоторой оторопью.

— Шайоны? Салли кивнул.

— Да, ведь моя задача будет состоять в том, чтобы осуществлять связь между правительством и индейцами.

Таким образом, при введении в должность должны присутствовать обе стороны. Ведь я здесь как ради правительства, так и ради индейцев.

Мистер Хазен некоторое время молча созерцал будущего уполномоченного по делам индейцев.

— Вы это очень хорошо сформулировали, — сказал он наконец без тени улыбки.

— А вот и они. — Брайен указал в ту сторону, откуда приближались вождь Черный Котел и несколько старейшин племени. Среди них был и Танцующее Облако, шаман, с которым Салли связывала давняя, многолетняя дружба. Как и другие зрители, прибывшие на эту церемонию, индейцы принарядились в праздничные одеяния. К тому же Черный Котел в знак своей доброй воли к сотрудничеству явился с американским флагом, который был передан его племени при вселении в резервацию. Вождь дал на своем языке указания, и его воины остановились несколько поодаль от представителя правительства и от жителей Колорадо-Спрингс.

Салли коротко переглянулся с вождем.

— Теперь можно приступать, — сказал он. Мистер Хазен шумно втянул ноздрями воздух.

— Пожалуйста, положите левую руку на Библию, а правую на грудь, мистер Салли, — начал он. — Мистер Салли, клянетесь ли вы, как представитель правительства Соединенных Штатов Америки, выполнять свою задачу добросовестно, сохраняя доверие шайонов, передавая им волю правительства к миру и справедливости и заботясь об их благосостоянии и безопасности?

Взгляд Салли был очень серьезен. Правая его рука лежала на сердце.

— Я клянусь, — торжественно произнес он.

— Тогда именем закона и правительства я назначаю вас уполномоченным по делам индейцев штата Колорадо. — Судя по всему, подобные фразы мистеру Хазену за годы службы приходилось произносить много раз. Они обкатались на его языке гладко, как морские камешки. — Я поздравляю вас, мистер Салли. На вас возложена почетная миссия, — продолжил он, протягивая Салли руку. — Я надеюсь, что мы с вами сработаемся.

— Я тоже надеюсь, — ответил Салли, пожимая протянутую руку.

Затем представитель правительства передал Салли книгу.

— Это ваш справочник. Здесь вы найдете образцы и формуляры для донесений и отчетов, которые вам придется время от времени посылать нам. И еще кое-что. — Он достал из кармана своей жилетки бумагу. — Пожалуйста, подпишите мне этот документ на ежемесячную выплату вам денежного содержания в сто долларов.

Салли еще не успел поставить свою подпись, а мистер Хазен уже нетерпеливо поглядывал в сторону салуна.

— На этом официальная часть приведения к присяге закончена, — сказал он с улыбкой облегчения. — Я был бы рад, если бы теперь мы отметили это событие в неофициальной обстановке.

— Большое спасибо, сэр, — ответил Салли, — но я бы лучше прямо сейчас доставил в резервацию первый обоз с провиантом.

— О, как вы, однако, нетерпеливы, — с легкой усмешкой ответил Хазен. — Ну что ж, я рад, что вы так серьезно относитесь к своему делу. Пожалуйста, можете приступать к исполнению долга. Все, что предназначено для индейцев, находится на складе.

Повозка доктора Майк погромыхивала на ухабах неровной дороги. Коробки и ящики громоздились на платформе, и Мэтью, сопровождавший Микаэлу и Салли, то и дело поправлял груз.

— То-то удивятся шайоны, — довольно сказала Микаэла. — Надо сказать, на такую щедрую поставку я и не рассчитывала.

Салли бросил в ее сторону скептический взгляд.

— Я-то как раз нахожу эту поставку весьма умеренной. В конце концов, ведь правительство запретило шайонам охоту. Чем же они должны теперь кормиться? Да этой компенсации разве хватит, чтобы возместить им их потери?

— Но ведь могло быть и гораздо хуже, — возразила Микаэла. — По крайней мере, правительство хотя бы придерживается своих договорных обязательств.

Взгляд Салли невольно посуровел.

— Да, и хорошо бы, чтобы так оставалось и впредь. Шайонов и так уже слишком часто обманывали.

Как только повозка прибыла в резервацию, Салли спрыгнул на землю и приветствовал Танцующее Облако, который уже поджидал их.

Шаман скептически окинул взглядом гору ящиков.

— Мы всю нашу жизнь преследовали стада буйволов. Благодаря охоте мы стали тем, что мы есть. Но если Белый Отец из Вашингтона будет теперь присылать нам запасы, мы скоро перестанем быть тем, чем были раньше.

Салли обнял друга за плечи.

— Сейчас все пойдет иначе. Главное, чтобы обе стороны придерживались договора. Правительство будет посылать вам продовольствие до тех пор, пока вы будете оставаться в резервации.

Темные глаза Танцующего Облака отыскали взгляд Салли.

— Раньше я никогда не слышал, чтобы мой бледнолицый брат говорил, принимая сторону правительства.

— Но зато перед правительством я говорю, принимая сторону шайонов, — ответил Салли.

Шаман покачал головой.

— Так не бывает, чтобы человек шел двумя путями сразу.

— Салли! — послышался голос доктора Майк. — Тут что-то перепутали.

Мэтью вместе с шайонами уже вскрыл несколько ящиков.

— Тут не продовольствие, — сказала Микаэла, беря в руки предметы из ящиков. — Тут мыло, вязаные шапки и рыболовные крючки.

Салли сам принялся рыться в ящиках.

— Немного кофе, сахар… и только один мешок муки. А где же вяленое мясо?

— Его здесь не было, — с сожалением сказал Мэтью. — Зато есть кое-что другое. — И он поднял вверх бутылку с прозрачной жидкостью.

— Алкоголь. — Салли оторопело взглянул в сторону Микаэлы. — Должно быть, вышла какая-то ошибка.

Для Микаэлы часто бывало обременительно делать покупки в лавке Лорена Брея. Но в этот день она втайне порадовалась, как мало от нее требуется усилий, чтобы приобрести продукты питания. Насколько же тяжелее приходится шайонам! Брайен и Колин сопровождали свою приемную мать, как всегда, надеясь, что и им перепадет какая-нибудь мелочь.

— Микаэла, как вовремя вы пришли. Я только что сделала специальный выпуск о приведении Салли к присяге.

Дороти обернулась от своего печатного станка, протягивая Микаэле еще влажный лист.

— Вам надо бы себя поберечь, — с мягким укором ответила доктор Майк. Но потом с гордостью принялась читать статью о своем женихе.

Но едва она прочла первые строки, как до нее донесся голос Джейка Сликера.

— А я не думаю, что Салли подходящий для этой должности человек, — говорил цирюльник мистеру Брею в углу магазина. — Он меньше, чем кто бы то ни было другой, способен удержать индейцев в резервации.

Микаэла обернулась.

— А его задача состоит вовсе не в том, чтобы охранять индейцев, — объяснила она твердым голосом. — Скорее он посол для индейцев при американском правительстве.

— Посмотри-ка, мама, это же джоджо! — Брайен, не следя за беседой, взял одну из деревянных игрушек и продемонстрировал на ней ловкость своих рук.

— Я получил целую партию новых товаров, — самодовольно отозвался лавочник.

— О да, и вот эти серьги тоже. — Колин держала в руке пару красивых сережек. — Мама, можно мне выбрать какие-нибудь из них? — попросила она. — Но это будет последняя моя просьба в этом году.

Микаэла с сомнением смотрела на свою приемную дочь.

— Даже не знаю, Колин…

— Я проколю тебе уши, — пообещал девочке цирюльник. — Мне уже не раз приходилось это делать.

— Это не понадобится. Как врач я и сама справлюсь, — резко ответила Микаэла. Она с опозданием поняла, что цирюльник намеренно провоцировал ее. Возможно, и его замечание насчет Салли тоже преследовало эту цель. — Будь то прокалывание ушей или контакты с индейцами, всяким делом должны заниматься специалисты, — быстро добавила она. Затем рассчиталась за покупки и подтолкнула детей к выходу.

В то время когда Микаэла была в магазине, Салли разыскивал представителя правительства. Он заглянул и в салун, и не напрасно: Хазен сидел в одном из дальних углов.

— А, мистер Салли, — приветствовал тот своего нового сотрудника. — А я как раз собираюсь в резервацию индейцев арапахо, чтобы взглянуть на работу вашего коллеги.

Он поднял стаканчик виски и одним глотком осушил его.

Салли положил свой справочник уполномоченного по делам индейцев на стойку.

— Мистер Хазен, в той партии поставок, которую мы только что отвезли шайонам, почти нет продовольствия. Но в этом справочнике указано, что каждый шайон может рассчитывать на полфунта вяленой говядины в день. Кроме того, там есть особый пункт, строго запрещающий поставку индейцам алкоголя.

Мистер Хазен отставил свой стаканчик.

— Я еще в Вашингтоне слышал, что у вас особые отношения с индейцами, — с невозмутимым спокойствием сказал он, пропустив вопрос Салли мимо ушей. — И теперь я вижу, что у вас действительно есть какие-то обязательства перед ними. Скажите, вы в самом деле думаете, что индейцы будут придерживаться договоренности и не покинут пределов резервации?

— Помните, что я вам сказал о своей овчарке? Она не опасна, пока ее не разозлишь. И пока правительство будет придерживаться своих обязательств и шайонам не придется думать о том, как им выжить, они не покинут резервацию, — ответил Салли.

— И до тех пор армия будет воздерживаться от вмешательства, — добавил Хазен, стукнув стаканчиком по столу. — Но только до тех пор. А о недостающем продовольствии я позабочусь.

Уже со следующей почтовой каретой в Колорадо-Спрингс были доставлены новые ящики с пометкой «Собственность индейцев». Салли и Мэтью с облегчением перегрузили их на повозку доктора Майк, чтобы доставить в резервацию.

Но когда они прибыли туда, их взорам открылось ужасное зрелище: воины всех возрастов, которые обычно проводили свои дни в охоте на буйволов, теперь в полной апатии лежали перед своими вигвамами. Повсюду стояли початые и полупустые бутылки.

Салли в ужасе спрыгнул с повозки. Для подтверждения своих худших подозрений он схватил первую попавшуюся бутылку и понюхал ее содержимое.

— Это спиртное! — крикнул он Микаэле и принялся одну за другой бить бутылки о стволы деревьев. Они со звоном лопались, и их содержимое проливалось на песчаную почву.

— Что ты делаешь? — Танцующее Облако вырвал очередную бутылку из рук Салли. — Сейчас же прекрати, это не твое дело!

Салли смотрел на своего друга, не в состоянии ничего понять.

— Но твой народ от этого погибнет, — внушительно сказал он.

— Воины наглотались этого, поскольку другого ничего нет, — ответил шаман. — Свои продукты они отдали женщинам и детям.

— Впредь это не повторится. — Доктор Майк подошла к мужчинам. — Пришли новые поставки. На сей раз хватит на всех. Взгляните! — Она повлекла за собой шамана к ящикам, которые Мэтью уже начал открывать.

Однако взгляд его становился мрачнее от ящика к ящику.

— Тут… опять нет продовольствия. — Он в бессилии опустил руки. — Какие-то лопаты и мотыги, обувь, одежда и даже цилиндры. И… снова спиртное.

— Нет, этого не может быть! — Салли растерянно заглядывал в ящики.

— Должно быть, снова вышла ошибка. — В словах Танцующего Облака слышалась горькая ирония. — Правительство придерживается своих обязательств, как сказал мой бледнолицый брат.

Он отвернулся и пошел прочь, оставив их у повозки.

Его преподобие отец Джонсон вошел в лавку Лорена Брея и огляделся.

— У вас тут становится тесно, — с одобрением отметил он. — Вы и впрямь предлагаете вашим покупателям не меньше, чем можно купить в Денвере. О, а это что такое? — Он склонился над коробкой. Глаза его заблестели. — Кажется, мне еще никогда не приходилось видеть столько новых Библий сразу.

Он взял одну из книг и стал внимательно разглядывать ее красный кожаный переплет.

— Это специальная партия, — пояснил лавочник. — Я продаю их особенно дешево. Всего по пять долларов.

На его преподобие это произвело сильное впечатление.

— А я уже давно собирался приобрести для школы несколько новых экземпляров, — сказал он.

— А вы разве не видели наше объявление? — Из задней комнаты магазина вышла Дороти Дженнингс. В руках у нее был последний номер газеты, и она указала на анонс— При каждой покупке скидка десять процентов. Это вызвано нехваткой места в магазине, — добавила она.

Лавочник недовольно покривился:

— Дороти, лучше бы ты занималась своей газетой.

— На пять долларов еще и десять процентов скидки? Ну, тогда я возьму сразу всю коробку, — с воодушевлением заявил его преподобие и достал свой бумажник.

В этот момент в магазин вошел Салли.

— Лорен, мне нужно муки, овсяных хлопьев и мяса— на все. — И он положил на прилавок две купюры по пятьдесят долларов. — Это для шайонов. Если они немедленно не получат хоть какие-нибудь продукты, они начнут погибать от голода. Обещанное продовольствие к ним так и не поступило.

Священник изумленно взглянул на Салли.

— Но… разве это не все ваше месячное жалованье?

— Все. Но что делать? — ответил Салли. — Боюсь, что этого даже не хватит, чтобы всех накормить досыта.

Дороти Дженнингс смотрела на этого длинноволосого человека широко раскрытыми светлыми глазами.

— Это ужасно несправедливо. Мы живем в избытке, а индейцы голодают. К счастью, сейчас у нас на все товары скидка десять процентов.

— Но только в обмен на вырезку из газеты с объявлением, — быстро добавил Лорен.

Дороти схватила первый попавшийся экземпляр и вырвала из него кусочек с объявлением.

— Вот, отдайте этот купон моему зятю. Тогда вы получите скидку.

Лорен скрипя зубами взял обрывок.

— Это последний раз, Дороти, чтобы я помещал объявления в твоей газете.

После этого он помог Салли вынести из магазина мешки с товаром и погрузить их на повозку. И Салли без промедления отправился в резервацию. По дороге он остановился возле почты.

— Хорес, последняя поставка шайонам была неполной. Когда должна прибыть следующая часть партии? Я с нетерпением жду продовольствия!

Хорес принялся перебирать свои квитанции.

— Она была неполной? Не может быть, я бы это заметил, — бормотал он, ища нужный документ. — А, вот он. — Хорес внимательно прочел бумагу и покачал головой. — По документам все поступило полностью. Глаза Салли сузились.

— В последние дни мистер Хазен делал дополнительный заказ? Он посылал телеграфом требование?

Почтовый служащий взглянул на Салли снизу вверх от своего письменного стола.

— Салли, ты же знаешь, что существует понятие почтовой тайны, и я не имею права разглашать такие сведения. К сожалению, я не могу тебе ответить.

Салли подступил к телеграфисту ближе.

— Хорес, ведь ты наверняка следишь за тем, чтобы Майра в ее положении хорошо питалась, так или нет?

— Конечно, — подтвердил Хорес— Здоровое и регулярное питание для нее сейчас очень важно, так сказала доктор Майк.

— А ты можешь себе представить, — продолжал Салли, — что и среди шайонов есть беременные женщины? И они неделями голодают.

Лицо телеграфиста, и без того длинное, вытянулось еще больше. Пальцы его беспокойно забегали по краю стола.

— Ну ладно, мистер Хазен действительно отправлял в Вашингтон телеграмму. Но там ничего не говорилось о дополнительном продовольствии, — тихо сказал он.

— Спасибо, Хорес, большего от тебя и не требуется, — поблагодарил Салли, однако в голосе его не слышалось ни малейшего облегчения.

Он вышел из тесного помещения почты.

В салуне был такой воздух, что хоть топор вешай. Густые клубы дыма вместе с алкогольными испарениями плавали низко над столами. В углу за стаканчиком виски сидел мистер Хазен.

Салли энергичными шагами направился прямо к нему.

— Мне нужно с вами поговорить.

Представитель правительства поднял на него мутный взгляд.

— А, мистер Салли. Я рад, что мы с вами так часто встречаемся.

— Где продовольствие, которое вы заказали? — без обиняков приступил к делу Салли.

Хазен сделал удивленное лицо.

— Разве оно не поступило? Ну, на этих мясников действительно ни в чем нельзя положиться. Сейчас же отправлю телеграмму в Канзас.

— Но вы даже не заказывали никакого продовольствия! — Салли повысил голос— Терпение шайонов перед лицом надвигающейся зимы небеспредельно, Хазен, кстати, и мое тоже.

Тут правительственный чиновник поднялся из-за стола и угрожающе взглянул на своего собеседника.

— Хотел бы вас предостеречь, мистер Салли, вы превышаете свои полномочия. Ваше дело контролировать не меня, а индейцев. Не знаю, что вы имели в виду, говоря о терпении шайонов, но армия быстро прибудет на место, если понадобится укрепить их в этом терпении.

— Так вот к чему вы стремитесь! — Салли подступил к Хазену на шаг ближе. — Вы преднамеренно толкаете индейцев на путь войны, чтобы армия затем могла их истребить.

— А вы, кажется, до сих пор не усвоили, на кого вы, собственно, работаете? — парировал Хазен. — Вы состоите на службе у американского правительства и от него получаете жалованье!

— Я состою на службе только у справедливости, — ответил на это Салли. — И теперь я хочу знать, где продовольствие.

Хазен некоторое время молча созерцал Салли. Лицо его походило на каменную маску.

— Его нет, — сказал он наконец. — Я нашел на него покупателя, который заплатил Вашингтону хорошую цену. И это справедливо, поскольку правительство вынуждено платить жалованье таким уполномоченным, как вы.

— Правительство уполномочило меня осуществлять посредничество между ним и индейцами. Сюда же входит защита прав шайонов, — сказал Салли. — И в этом мне никто не может воспрепятствовать.

С этими словами он повернулся и вышел из салуна. После этого он решительно направился к магазину.

— Лорен, это вы купили у Хазена продукты? — спросил он, едва переступив порог.

Лавочник с невинным видом пожал плечами.

— Он сказал, что у него лишнее. Дескать, по недосмотру прислали двойную поставку.

— Вы знали, что продовольствие предназначено для шайонов, — жестко сказал Салли.

— Откуда мне было знать? — На лице Лорена было смешанное выражение досады и недоумения. — И вообще, что это за допрос? Меня не в чем заподозрить. Я приобрел эту партию совершенно законным путем.

— Но сперва Хазен украл эти продукты у индейцев! — подчеркнул Салли.

— Почем я знаю, где он их взял? Что касается меня, то я за товар заплатил, — продолжал открещиваться лавочник. — И кроме того, теперь уже ничего не изменишь. Большая часть товара продана. Если бы эти продукты не приобрел я, нашелся бы другой покупатель.

— Если бы вы их не купили, они попали бы по назначению, то есть к шайонам, — вынес свой приговор Салли. И, не добавив больше ни слова, выбежал из магазина.

Немного спустя он постучался в дверь кабинета доктора Майк и вошел.

— Ты не поверишь, что случилось, — взволнованно начал он, не тратя времени на приветствие. — Продовольствие, которое было предназначено индейцам, Хазен продал Лорену.

— Что? Быть того не может! — не поверила Микаэла. — Но если это так, ты должен написать об этом донесение, пусть даже Хазен— твой начальник. К тому же в Вашингтоне должны знать и о поставках алкоголя.

Салли бросил на нее угрюмый взгляд.

— Если бы я был уверен, что правительству желательны такого рода донесения.

В этот момент в дверь кабинета опять постучали, и вошел Хорес. Он огляделся ищущим взглядом.

— А, Салли, ты-то мне и нужен. Тебе тут телеграмма. И он протянул Салли лист бумаги.

Салли пробежал глазами сообщение и бросил лист на стол перед Микаэлой.

— Вот, полюбуйся! — Он негодующе скрестил руки. Хорес ничего не мог понять.

— Но… но ведь там же хорошая весть, разве нет? Доктор Майк взяла бумагу со стола и прочла: «Мы весьма довольны Вашей плодотворной деятельностью под руководством суперинтенданта Хазена. Можете рассчитывать на мою полную поддержку. Подписано: Улисс С. Грант, Президент Соединенных Штатов». Микаэла подняла голову:

— Что это значит?

— Это значит, что меня обманули, причем с самого начала. — Взгляд Салли посуровел. — Правительству вовсе не нужен уполномоченный, который действительно печется об интересах индейцев. Для людей Гранта я не более чем прикрытие. На самом деле они ждут от меня только одного: чтобы я заключал для них прибыльные сделки наподобие этой, с Лореном Бреем.

Почтовый служащий побледнел.

— Салли, доктор Майк, вы знаете, я связан почтовой тайной, — осторожно начал он. — Но поскольку такой случай, я, пожалуй, могу вам сказать, что мистер Хазен посылал в Вашингтон телеграмму, которая состояла почти из одних только цифр. Я тогда не вник в их смысл, да это и не мое дело. Но теперь я понимаю, что речь там могла идти о ценах и количествах.

В маленьком врачебном кабинете воцарилось гробовое молчание.

— Спасибо, Хорес, это очень важная информация, — наконец медленно ответила Микаэла вместо Салли.

— У них только одна цель, — сказал Салли, уставившись на огонь, пылавший в маленьком камине кабинета, — уничтожение индейцев. Они хотят истребить их голодом и алкоголем. А я должен сделаться их инструментом.

Он достал из кармана справочник, который вручил ему на церемонии посвящения Хазен, и швырнул его в огонь.

— Салли! Что ты делаешь? — встревоженно воскликнула доктор Майк. — Неужто ты собираешься отказаться от должности?

— В какой-то момент действительно собирался, — признался Салли. Глаза его сузились до щелочек. И тут лицо его внезапно успокоилось, приняв выражение уверенности и силы. — Но я дал присягу. Я клялся не на этой книге и не правительству, а на Библии и во имя справедливости. И об этой справедливости я буду печься и впредь, и всеми средствами, какие есть в распоряжении уполномоченного правительства по делам индейцев.

В следующее воскресенье в маленькой церкви Колорадо-Спрингс собралась община почти в полном составе. Его преподобие Джонсон закончил свою обязательную проповедь, цитируя пятьдесят шестую главу из Исайи.

«И это псы, жадные душою, не знающие сытости; и это пастыри бессмысленные; все смотрят на свою дорогу, каждый до последнего— на свою корысть».

Во время проповеди головы слушателей то и дело поворачивались в сторону лавочника, и доктор Майк заметила, как Лорен Брей, сидя на скамье рядом с Дороти Дженнингс, все сильнее горбился под этими взглядами.

— Вместо обычного сбора пожертвований Салли поможет нам сейчас собрать то, что нам не принадлежит, — сказал священник. — И начнем мы с Библии.

Салли вышел вперед и встал рядом с кафедрой его преподобия.

— Благодарю вас, святой отец. Однако шайоны сейчас в первую очередь нуждаются не в Библии, а также не в серьгах и не в рыболовных крючках. Им гораздо более необходимы продукты питания. Ибо они близки к голодной смерти.

— Тогда каждый из нас должен отдать столько, сколько он сможет, — решительно прозвучал высокий голос Дороти Дженнингс— Урожай был хороший, а скидка, которую Лорен сделал для всех своих покупателей, дала возможность каждому хорошо пополнить запасы.

— Это очень хорошая мысль, Дороти, — поддержала ее доктор Майк. — Мы не в силах изменить того, что уже случилось. Однако мы можем попытаться хоть немного поправить несправедливость.

— Что же, разве для того Лорен давал нам скидку, чтобы мы посадили себе на шею индейцев? — послышался презрительный голос Джейка Сликера. — От меня лично они больше ничего не получат. Они и так уже забрали моего коня и часы моего отца.

— Каждый получил от скидки выгоду, — попыталась обосновать свое предложение Дороти. — И мы должны поделиться с шайонами хотя бы тем, что у нас в избытке.

— Я думаю, каждый сам решит, что он даст и даст ли вообще, — вмешался лавочник. — Мы все жили и действовали с чистой совестью.

Священник Джонсон вздохнул.

— Справедливость сурова. Пусть каждый в глубине себя спросит свое сердце, как поступить.

На этом воскресное богослужение закончилось.

Как и всякое воскресенье, священник стоял перед церковью и прощался по отдельности с каждым членом общины.

Микаэла выходила из храма вместе со своей подругой.

— Дороти, я благодарю вас, — сказала она, как только они спустились по ступенькам лестницы вниз. — Я уверена, что ваши слова заставят задуматься каждого.

Миссис Дженнингс глубоко вздохнула.

— Видите ли, Микаэла, я нахожусь в очень трудном положении. Лорен— мой зять, муж моей покойной сестры, мы живем с ним под одной крышей… — Она смолкла. — Прошу вас, не судите его слишком строго. Он торговец и зачастую думает только о своих цифрах.

— У каждого из нас есть свои слабые и свои сильные стороны, — попыталась утешить подругу доктор Майк и заглянула ей в лицо. Лишь в последнее время она узнала, насколько непреклонными и требовательными могут быть эти светлые глаза.

— Лорену нужно помочь, — сказала миссис Дженнингс— Он не может отдать запасы, не потеряв своего достоинства. По крайней мере, он так считает. Но я знаю, где он их хранит.

Топор разбил железную цепь на двери сарая. Обломки металла разлетелись во все стороны.

— Невероятно! — ахнул Салли, раскрыв дверь и остановившись перед необозримой стеной нагроможденных друг на друга ящиков, каждый из которых был помечен надписью: «Собственность индейцев».

— Этих запасов хватило бы на месяцы, — сказала Микаэла, вместе с Мэтью протиснувшись в сарай вслед за Салли. — А я и не знала, что ящиков может быть так много. И что же в них?

Салли не медля подошел к первому попавшемуся и раскрыл его. Под слоем чистой бумаги оказалось вяленое мясо.

— Сейчас же отвезем это Черному Котлу. Мэтью, помоги мне, — подозвал он молодого человека, и тот подхватил ящик с другой стороны.

— Ну, что я тебе говорил, Лорен? — послышался в этот момент голос Джейка Сликера. — Если ты не отдашь им свои запасы, они их украдут.

Микаэла вышла из сарая наружу.

— Нельзя украсть то, что принадлежит тебе изначально, — гневно сказала она.

— Эти ящики мои, я за них заплатил наличными, — запротестовал лавочник, но в голосе его не было уверенности.

— Ты можешь подать на нее в суд за разбой, — посоветовал своему другу Джейк Сликер.

— Попробуйте, Лорен, — ответила доктор Куин. — И тогда посмотрим, кому принадлежат эти продукты. Как вы, например, собираетесь объяснить суду, что не увидели этой надписи на ящиках? Мистер Хазен не имел права продавать вам собственность индейцев. И ваш промах состоял в том, что вы закрыли на это глаза.

— Но я же… Да ну его все к черту! — Мистер Брей махнул рукой. — Заберите вы это барахло. Хлопот с ним не оберешься, себе дороже выйдет.

— Ничего себе! — возмутился цирюльник. — Неужто ты допустишь, чтобы из-за каких-то шайонов тебе нанесли такие убытки?

Но Лорен не ответил. Он уже отвернулся и пошел прочь.

Немного спустя Салли и доктор Майк ехали на груженой повозке по главной улице Колорадо-Спрингс. Перед лавкой Лорена Брея они, к своему удивлению, увидели почтовую карету.

Обычно карета приезжала в город по вторникам и пятницам. Значит, сегодня она прибыла по специальному заказу какого-то богатого предпринимателя. Так и оказалось: в карету как раз поднимался великолепно одетый господин.

— А, мистер Салли! — Хазен повернулся к проезжающей мимо повозке. — Мне очень жаль, что мы с вами расстаемся врагами.

Лицо Салли не дрогнуло.

— Что, в самом деле? Вам жаль? Хазен снисходительно улыбнулся.

— Вы еще молоды, мистер Салли, неопытны, настоящий сорвиголова. Но поверьте мне, жизнь меняет людей. И те, кто начинал работать со страстью и самоотверженностью, кончают тем, что всего лишь исполняют свой долг. Именно это я и делаю.

— Вы не делаете ничего из того, что является вашим долгом, — ответил Салли.

Хазен взглянул на него пренебрежительно.

— Видите ли, правительству нужны люди, которые работают в его духе и с полным пониманием. Так будет всегда, и здесь вам ничего не изменить.

Салли равнодушно пожал плечами.

— Ну, это мы еще посмотрим.

— Как бы там ни было, — невозмутимо продолжал Хазен, — я жду от вас отчетов, своевременно и в четырех экземплярах. И только хочу вас предостеречь: не делайте ошибок, за этим мы следим.

— То же самое буду делать и я, мистер Хазен. Можете не сомневаться.

Салли взялся за вожжи, и повозка вновь тронулась, чтобы наконец отвезти индейцам то, что им причиталось.


Содержание:
 0  Что такое любовь? : Дороти Лаудэн  1  Глава 2 НАСЛЕДСТВО : Дороти Лаудэн
 2  Глава 3 В ГЛУБИНЕ ПРЕРИИ : Дороти Лаудэн  3  Глава 4 СЧАСТЛИВОЕ ВОЗВРАЩЕНИЕ : Дороти Лаудэн
 4  Глава 5 ОХ УЖ ЭТИ ДЕНЬГИ! : Дороти Лаудэн  5  Глава б ЖЕНСКИЕ ВОПРОСЫ : Дороти Лаудэн
 6  Глава 7 ХОД ВРЕМЕНИ : Дороти Лаудэн  7  вы читаете: Глава 8 НА СЛУЖБЕ СПРАВЕДЛИВОСТИ : Дороти Лаудэн
 8  Глава 9 ГОЛОС КРОВИ : Дороти Лаудэн  9  Глава 10 ОКО ЗАКОНА : Дороти Лаудэн
 10  Глава 11 БЕГЛЕЦЫ : Дороти Лаудэн  11  Глава 12 ЧТО ТАКОЕ ЛЮБОВЬ? : Дороти Лаудэн



 




sitemap