Приключения : Исторические приключения : ГЛАВА XXII. В ТЮРЬМЕ : Джек Линдсей

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30

вы читаете книгу




ГЛАВА XXII. В ТЮРЬМЕ



Их отвели в сырой подвал, скудно освещенный отдушинами, находившимися под самым потолком, и заковали в цепи. Это и был эргастул, куда заключали строптивых или провинившихся рабов. В течение дня рабтюремщик дважды приносил узникам горячую похлебку; он выказывал свое сочувствие добродушными ужимками, – сказать им ласковое слово он боялся. Малопомалу мрак в подвале сгустился; они догадались, что настал вечер. Тюремщик принес хлеба и сыру, пожелал им, так приветливо, как только осмелился, покойной ночи и ушел, с грохотом захлопнув за собой дверь. Сидя в темноте на охапках соломы, трое узников прислушивались к возне крыс и лязгали цепями, чтобы их отогнать. — Что ж, одно утешение у меня какникак остается, – сказал, тяжко вздохнув, Феликс. – Если мне суждено провести остаток моих дней в этой берлоге, я не буду страдать от того, что у меня только один. глаз. Тут все равно ничего не увидишь, будь ты даже глазаст, как павлин. Они попытались освободиться от цепей, но только поранили себе щиколотки. — Даже если бы нам удалось сбросить цепи, это было бы ни к чему, – сказал Бренн, – дверь тяжелая, дубовая, – а в отдушины не пролезть. И все же они много раз возобновляли свои попытки; их побуждала к этому надежда, что, разорвав цепи, они сразу приблизятся к свободе, даже если потом еще придется долбить каменные стены. Им чудилось, что они уже долгие часы томятся во мраке, но у них не было никакой возможности измерить время; а потом им стало казаться, что они давнымдавно заперты в этой тюрьме, и ледяной ужас сковал их сердца. Их обуяла гнетущая тоска, они перестали разговаривать и неподвижно лежали на прелой соломе. — Чу! Ктото идет! – сказал Марон; все трое приподнялись и насторожились. — Если это хозяин, – проворчал Феликс, – пусть только подойдет ко мне поближе, и я концом цепи размозжу ему череп~ Дверь заскрипела, приоткрылась, и на пороге появилась женская фигура с завешенным фонарем в руке. Завеса спала, резкий переход от тьмы к яркому свету на миг ослепил узников. Затем они различили, кто перед ними. То была жена Барбата. — Тсс, – шепнула она, приложив палец к губам. Выждав, пока сопровождавшая ее молодая служанка плотно закрыла дверь, она нежным, печальным голосом спросила узников: – Можете ли вы простить нас? — Ты ни в чем не виновата, – сказал Бренн. – Мы рады, что спасли тебе жизнь, а если для нас дело плохо обернулось, – это неважно! Женщина обвела подвал глазами и содрогнулась. — Как здесь холодно! – молвила она. – Но вам уж недолго здесь оставаться. Она вытащила изпод своего покрывала большую связку ключей и передала ее служанке. Трепеща от радости, пленники узнали ту самую связку, которую видели, когда стражи замыкали их оковы. Служанка быстрым шагом подошла к ним. Испробовав, при свете фонаря, несколько ключей, она нашла те, которые ей были нужны, и не без усилия повернула их в тяжелых замках. Узники так тихо, как только могли, положили цепи наземь и выпрямились, расправляя затекшие руки и ноги. — Не Думайте о нем дурно, – сказала женщина. – Он ведь привык строго соблюдать законы… Голос ее дрогнул, она опустила покрывало на лицо; узникам показалось, что она беззвучно плачет. — Успокойся, госпожа, – сказал Феликс, – покуда на свете есть не только такие люди, как твой муж, но и такие, как ты, – еще можно жить. — Вы всем нам спасли жизнь, – молвила она едва слышно, – и мне очень совестно, что единственное, чем я могу вас отблагодарить, – это выпустить вас на свободу. — Ничего другого нам и не нужно, – ответил Бренн. – Мы совсем не хотим оставаться в этих местах. — Прошу вас, возьмите вот это, – сказала женщина. Она сняла с шеи золотое ожерелье, но Бренн остановил ее, воскликнув: — Нет, нет! Нам нужно только одно – свобода. Твой муж быстро хватится… Прошу тебя – и не думай об этом. Женщина с явной неохотой снова надела ожерелье и молвила, словно размышляя вслух: — Я освободила вас от оков, а себя не могу освободить… — Пойдем с нами, – сказал Бренн, сгоряча не подумав, что для нее означает такое решение. Она рассмеялась тихим, серебристым смехом. — Спасибо! Мне кажется, за всю мою жизнь ничто не радовало меня так, как твое предложение, но я не могу его принять. Отныне я буду считать, что вы втроем подарили мне эту золотую цепь, и, быть может, мне теперь легче будет носить ее. – Голос женщины снова стал ровным, звучным. – Но вам лучше уйти поскорее, – прибавила она. — Покажи, в какую сторону нам идти, – попросил Марон. Мы не хотим встретиться кое с кем. Ему неприятно было упоминать имя ее мужа. — Он спит, – холодно, спокойно сказала женщина, – он пьян. Помолчав, она пояснила: — Значит, вам нечего бояться. Идите тем же путем, каким пришли. Девушка проводит вас до большой дороги, а крестьяне не сделают вам зла. Они знают, кто спас их от мавров, и завтра будут искать вас не там, где надо. Она повернулась, взяла фонарь, снова завесила его и открыла дверь. Они пошли по направлению к вилле. Женщина шла впереди, служанка следовала за ней, мальчики и Феликс замыкали шествие. Дорогой никто не проронил ни слова. Подойдя к вилле, женщина передала фонарь служанке, движением руки попрощалась с беглецами и бесшумно скользнула в боковую дверь. Девушка вывела их по тропинке к мостику, за которым пролегала большая дорога. — Идите все прямо, – сказала она. – У первого перекрестка свернете налево и попадете в долину. Да хранят вас боги! Она передала фонарь Бренну, помедлила минутудругую, затем, понуря голову, быстро повернула назад – и исчезла во мраке. Трое друзей бодро пошли по дороге. В густой мгле они время от времени оступались и попадали в рытвины. Пройдя около мили, они сняли завесу с фонаря; им стало легче идти. Дорога была достаточно широка, чтобы они могли шагать в ряд и не натыкаться друг на друга, Вновь обретенная свобода так радовала беглецов, что они не чувствовали усталости. Им казалось, что перекресток только что пройден, а они уже были у самой долины, где виднелись следы стоянки мавров. Беглецы углубились в долину. — Надеюсь, у доброй госпожи не будет неприятностей, – сказал Бренн, который никак не мог забыть нежный, печальный голос жены Барбата и весь ее прекрасный облик. — Не хотел бы я завтра быть на ее месте, – отозвался Феликс. Они продолжали путь молча. Им вдруг стало ясно, что Барбат заподозрит жену и рассердится на нее. Несомненно, он дознается, что ктото брал ключи, и если даже его гнев падет на когонибудь, она никогда не даст избить плетьми ни в чем не повинного слугу, Она тотчас признается во всем. Что с ней сделает муж, – этого ни Феликс, ни мальчики себе не представляли. Но они были уверены, что, по своей мстительной натуре, он не оставит безнаказанным открытое сопротивление своей власти. — Я уж и не рад, что она пошла на это! – воскликнул. Бренн. — И я тоже, – признался Марон. — И я, – не столь горячо заявил Феликс. Помолчав немного, он с волнением в голосе прибавил: — Нам следовало перед уходом зайти в дом и в знак признательности доброй госпоже прикончить мучителя. Мальчики тоже были взволнованы. К радостному сознанию свободы примешивалась тревога за женщину, которая, наверно, пострадает изза них. — Но теперь мы бессильны чтолибо сделать, – сказал Бренн, пытаясь успокоить свою совесть. Феликс и Марон согласились с ним. Да, теперь ничего уже нельзя было сделать, и, хотя все они очень жалели женщину, которую, вне всякого сомнения, родители насильно выдали за Барбата, когда она была совсем еще молода, они малопомалу забыли о ней. Все возраставшая необходимость зорко следить за извивами дороги, беречь силы, думать о будущем постепенно изгладила из их памяти прошлое. Они пересекли дубовую рощу, перешли последнюю цепь холмов и при первых лучах зари, сливавшихся с угасавшим огнем фонаря, увидели перед собой хижину пастуха. Уверенные в радушном приеме, они постучали в дверь. Им открыла жена Коракса. Разглядев пришельцев, она широко улыбнулась и сказала: — Да благословят вас боги! Прошлой ночью я молилась за вас, и вот вы здесь, целы и невредимы. Вчера к нам забегал крестьянин из поместья, он сказал, что вас заковали в цепи. Наш господин – изверг! Бренн едва не проговорился, что их освободила сама хозяйка, но вовремя прикусил язык. «Как ни надежны пастух и его жена, – подумал он, – а рассказать им, как было дело, – нехорошо и неосторожно: ведь люди часто без злого умысла болтают лишнее; и если, волею случая, жену Барбата изобличат, – мы, обязанные ей спасением, должны быть непричастны к этому». — Мы бежали из тюрьмы, – сказал он, многозначительно взглянув на своих спутников; те утвердительно кивнули в ответ. — Что же вы теперь думаете делать? – спросила женщина. – Мы будем счастливы, если вы останетесь здесь… — Нет, нет, – возразил Бренн. – Мы не хотим, чтобы вы подвергались опасности изза нас… Да и вообще, мы задумали пробраться в дальние края… — Куда же вы хотите пробраться? — Пойдем вдоль берега, все дальше и дальше на запад… по направлению к Испании… — Я никогда не слыхала о такой стране. Но я знаю, что вдоль берега на многомного миль тянется пустыня… — Какнибудь выдержим переход, – сказал Бренн; его товарищи кивнули в знак согласия. — Все, что вы можете сделать для нас, – сказал Марон, – это дать нам с собой съестного, чтобы мы могли прокормиться в пути… — Мы отдадим вам все наши запасы, – ответила женщина, – отдадим с великой радостью. Пойдем в дом, и я соберу все, что только найдется. И муж хочет вас поблагодарить. Войдя в хижину, трое друзей увидели Коракса, лежавшего на своей убогой подстилке. Ребенок лежал у него в ногах. Пастух сказал, что ему лучше, и особенно полегчало сейчас, когда он убедился, что его спасители – на свободе. — Такого крепыша, как я, одной потерей крови не уморить. Но если бы я остался лежать, без всякой помощи, там в роще, меня сейчас уже не было бы на свете. Вот почему я готов отдать за вас жизнь. Жена сказала ему, что нужно гостям, и он попытался встать, но не мог. — Ах! Какая досада, что я не могу проводить вас хоть немного, – простонал он. — Нам не нужно ничего, кроме еды, – ответил Бренн. — Отдай им все без остатка, – сказал Коракс жене и в изнеможении откинулся на подушку. Женщина уже взялась за дело; она собрала все, что у нее было, – несколько хлебов, вяленое мясо и вяленую рыбу, маслины, дробленый ячмень, сыр, – разделила на три равные доли и каждую долю завернула в кусок холста. Получилось подобие сумок. По просьбе Бренна, женщина разыскала кусок войлока, достаточный, чтобы выкроить из него три шапки для защиты от солнца; затем она принесла сшитый из козьей шкуры, просмоленный по швам мех для воды, сбегала к ручью и наполнила его водой. Еще беглецы попросили несколько длинных полос козьей шкуры и перевязали ими сумки с провизией; каждый вскинул свою сумку на спину, а мех с водой они решили нести по очереди. Выслушав от пастуха и его жены изъявления благодарности, множество добрых пожеланий, советов и предостережений, трое товарищей распрощались с ними и снова пустились в путь, ободренные тем, что их так сердечно приняли и снабдили пищей. После печального опыта с главарем пиратского судна и Барбатом им было особенно отрадно встретить таких людей, как жена Барбата и крестьянская чета в хижине. Даже мимолетное воспоминание о девушке, которая прошлой ночью указала им путь со словами: «Да хранят вас боги!» – способствовало тому, что неведомое будущее теперь представлялось им менее страшным. Уверенность в успехе крепла, а вместе с ней усиливалось желание вернуться домой, жить на свободе в родной стране, среди близких и любимых людей. И хотя ноги у них ныли от усталости, трое беглецов, шагая по дороге, дружно затянули песню.




Содержание:
 0  Беглецы : Джек Линдсей  1  ГЛАВА II. НА ВЕРШИНЕ ХОЛМА : Джек Линдсей
 2  ГЛАВА III. ЧЕРЕЗ УЩЕЛЬЕ : Джек Линдсей  3  ГЛАВА IV. ГОЛОД : Джек Линдсей
 4  ГЛАВА V. НА ВИЛЛЕ : Джек Линдсей  5  ГЛАВА VI. В ПОДВАЛЕ : Джек Линдсей
 6  ГЛАВА VII. НЕСМОТРЯ НА РЕШЕТКУ : Джек Линдсей  7  ГЛАВА VIII. СОЮЗНИК : Джек Линдсей
 8  ГЛАВА IX. ОПЯТЬ В ДОРОГЕ : Джек Линдсей  9  ГЛАВА X. СРЕДИ ВОССТАВШИХ : Джек Линдсей
 10  ГЛАВА XI. СОВЕЩАНИЕ : Джек Линдсей  11  ГЛАВА XII. К МОРЮ : Джек Линдсей
 12  ГЛАВА XIII. УДАЧНАЯ ХИТРОСТЬ : Джек Линдсей  13  ГЛАВА XIV. МОРЕ : Джек Линдсей
 14  ГЛАВА XV. МОРСКОЙ РАЗБОЙ : Джек Линдсей  15  ГЛАВА XVI. ПРОСЧИТАЛИСЬ : Джек Линдсей
 16  ГЛАВА XVII. БУРЯ : Джек Линдсей  17  ГЛАВА XVIII. ЗЕМЛЯ! : Джек Линдсей
 18  ГЛАВА XIX. ПО ДОРОГЕ В ПОМЕСТЬЕ : Джек Линдсей  19  ГЛАВА XX. НОЧНОЙ НАБЕГ : Джек Линдсей
 20  ГЛАВА XXI. НАГРАДА : Джек Линдсей  21  вы читаете: ГЛАВА XXII. В ТЮРЬМЕ : Джек Линдсей
 22  ГЛАВА XXIII. ПУТЬ ПО ВЗМОРЬЮ : Джек Линдсей  23  ГЛАВА XXIV. ПОМОЩЬ С МОРЯ : Джек Линдсей
 24  ГЛАВА XXV. В ОКЕАНЕ : Джек Линдсей  25  ГЛАВА XXVI. ГАДЕС : Джек Линдсей
 26  ГЛАВА XXVII. СДАЮТСЯ КОМНАТЫ : Джек Линдсей  27  ГЛАВА XXVIII. ОСВОБОЖДЕНИЕ ИЗ ЛОВУШКИ : Джек Линдсей
 28  ГЛАВА XXIX. НА ВЫРУЧКУ : Джек Линдсей  29  ЗАКЛЮЧЕНИЕ : Джек Линдсей
 30  Использовалась литература : Беглецы    



 




sitemap