Приключения : Исторические приключения : РАЗНЫЕ ХЛОПОТЫ : Александр Лукин

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34

вы читаете книгу




РАЗНЫЕ ХЛОПОТЫ

Элеватор пылал, пламя бушевало, окутывая здание с четырех сторон. Алексей понял, что делать ему там нечего. Микоша валялся на спине, выкинув над головой кулак с револьвером. Присев на корточки, Алексей наскоро обшарил его карманы. Нашел пачку папирос «Сальве», немного денег, серебряные часы-луковицу и два конвертика с кокаином. Все это он оставил при Микоше. Револьвер тоже не взял. Бидон с керосином на всякий случай опрокинул.

Покружив в лабиринте переулков и тупичков, он выбрался к Потемкинской лестнице.

Навстречу бежали люди. Чтобы не вызывать подозрений, Алексей не торопясь поднялся на Николаевский почувствовал, что у него, как от удара, саднит предплечье. Он остановился, пощупал. Рукав был разорван и влажен.

«Э, да меня ранило!» — подумал он.

Микошина пуля скользнула чуть выше локтя и неглубоко распорола кожу. Ранка была пустяковая, но она сразу изменила планы Алексея… Он свернул на Пушкинскую, потом на Успенскую и припустил со всех ног к Резничуку…

Растерзанный, задыхающийся, предстал он перед Шаворским.

— Микошу убили!..

Вопреки ожиданиям, это известие произвело на Шаворского не слишком сильное впечатление.

— Спокойно! — сказал он. — Где убили? Кто?

Едва переводя дыхание, Алексей рассказал, что все произошло как раз в тот момент, когда они с Микошей собирались поджечь жилые дома вблизи элеватора. Он так, мол, и не разобрал, на кого они напоролись: то ли на милицию, то ли на чекистов. Алексей едва ноги унес, а Микошу сразу наповал.

Шаворский сплюнул:

— Влип… матери его черт! Туда и дорогая..

Против этого Алексей ничего не мог возразить, его только удивило, что Шаворский с такой легкостью отнесся к судьбе своего вернейшего телохранителя.

— Хорошо, что наповал, — сказал Шаворский, — в чека он бы всех выдал. Ты сам-то цел? — спросил он грубо, впервые обращаясь к Алексею на «ты».

— Тоже немного задело…

— А ну, покажи!

Резничук прибавил огоньку в лампе. Алексея внимательно обследовали.

— Вон где скребнула, — сказал Резничук, запуская палец в рваную прореху на его рукаве. — Рядышком прошла, чуть бы левей — и каюк!

Он принес марлю и помог Алексею забинтовать руку.

— Давай, Седой, обмоем удачу, — сказал Шаворский.

Только теперь Алексей заметил, что Шаворский пьян. Глаза его лихорадочно блестели, движения были размашисты и неточны. Он достал из кладовки четвертную бутыль, расплескивая, налил спирт в кружки, одну придвинул Алексею:

— Пей! Чистый, медицинский, из личных погребов… Помянем раба божьего Микошу, имевшего в незапамятные времена христианское имя Николай!.. — Выпив, он с хрипом выдавил воздух из обожженной глотки и, не закусывая, помотал головой. — Убили, значит?.. Та-ак… Ничего-о: в сражениях потери неизбежны… Но бой выигран! Слышите, вы? Бой выигран!.. — заорал он.

— Поаккуратнее, Викентий Михайлович! — попросил Резничук, боязливо оглядываясь на дверь,

Шаворский громыхнул кулаком по столу:

— Не учить меня, холуй! — и неожиданно приказал: — Гаси свет!

Резничук поспешно задул лампу. Шаворский сдернул маскировку с окна, толчком распахнул раму.

Сквозь черные кусты нездоровым воспаленным багрянцем просвечивало небо.

— Горит! — Шаворский лег животом на подоконник. — Горит!.. — бормотал он. — Пылает… Вот так всю Россию очистительным огнем… во искупление!..

Ночевать Алексея отвели на чердак. Остаток ночи он пролежал на жестком волосяном матраце. Перед глазами металось пламя, выплывало окровавленное, все в неровных отсветах пожара лицо Микоши — пуля ударила его над правой бровью. Потом появились еще лица. Люди бежали на пожар, и среди них Алексей увидел Галину. «Что вы наделали?! — спросила она с ужасом. — Что вы наделали?!» Он схватил ее за руку, хотел объяснить, что не виноват, что это предательство… Она не стала слушать, оттолкнула его и легко пробежала по мягкому зеленому изволоку туда, где бушевало пламя. Он догнал ее, крикнул: «Да поймите вы!» Но девушка снова оттолкнула его, и Алексей проснулся.

Рядом стоял Резничук,

— Иди, — сказал он, — хозяин зовет. Мычишь ты во сне, ровно бык…

Было утро. В чердачном окне безмятежно синело небо.

Шаворский, протрезвившийся, выбритый, ходил по комнате, как всегда, сцепив руки за спиной.

— Так что у вас вчера вышло? — спросил он, хмурясь. От ночного панибратства не осталось и следа.

Алексей повторил с самого начала выдуманную им историю гибели Микоши, дополнив ее новыми подробностями: он-де первый заметил каких-то вооруженных людей и сказал об этом Микоше, но тот не придал значения его словам. Хотел во что бы то ни стало довести дело до конца. Вот и довел…

— До чего ж некстати! — Шаворский покривился от досады. — Именно сейчас, когда я разослал людей к атаманам — созывать к приезду Максимова… — Он еще побегал из угла в угол, кусая губу, потом сел на табурет возле Алексея. — Дел у нас невпроворот, а сам я, как вы понимаете, не могу слишком часто показываться в городе. Потеря Микоши будет сейчас особенно ощутима. В ряде вещей он был просто незаменим… Но кое в чем вам все-таки придется заменить его…

— Чего ж, давайте.

— Для начала придется сходить по трем адресам…

«По четырем, — подумал Алексей, — Оловянникова повидать…»

Теперь, казалось, найти предателя не составит труда: достаточно выяснить, кто принял донесение Михалева.

Выяснили; принял помощник ответственного дежурного по губчека Вайнер. Однако Вайнер не смог дать объяснений…

За два часа до того, как начался пожар на элеваторе, в губчека позвонила какая-то женщина. Истерически всхлипывая, она кричала в трубку, что на Пересыпские склады совершен налет, что бандиты повязали охрану и мешками вывозят продовольствие. Вайнер по тревоге поднял дежурную оперативную группу чекистов и вместе с ними выехал на Пересыпь.

Едва машина с чекистами прибыла на место происшествия, в нее полетели бомбы: у продовольственных складов была устроена бандитская засада. Три чекиста были убиты, четвертый — уполномоченный Вайнер тяжело ранен. Через час он скончался, не приходя в сознание.

По установившемуся в Одесской губернской чрезвычайной комиссии порядку сводки о полученных от населения сигналах (а их поступало в течение дня великое множество) дежурный был обязан передавать ответственному дежурному или — наиболее серьезные — начальникам отделов. Сводка, составленная Вайнером, к ответственному дежурному не попала. Лишь к концу следующего дня председатель губчека Немцов нашел ее… на собственном столе. Она была втиснута под зеленое сукно обивки и сверху прикрыта толстой стопкой деловых бумаг. Кто положил ее туда, кому передал Вайнер сводку, — докопаться не удалось.

Среди ответственных сотрудников губчека высказывалось много всяческих предположений. Некоторые придерживались мнения, что та же рука, которая засунула сводку под сукно председательского стола, организовала и убийство Вайнера, чтобы упрятать концы в воду. Другие считали, что это случайное совпадение. Предательство предательством, а бандитская засада — своим порядком: не в первый раз, мол, бандиты откалывают подобные номера, а тут еще им нужно было отвлечь внимание чекистов от пожара на элеваторе.

Находились и такие, которые склонны были подозревать убитого Вайнера. Их версия выглядела следующим образом. Вайнер сам был связан с бандитами. Сводку он, конечно, написал, чтобы после можно было оправдаться: вот, мол, все сделал как положено, но засунул ее в такое место, чтобы сразу не нашли. Наверно, кто-то из погибших товарищей находился в дежурке, когда он принимал донесение о готовящемся поджоге элеватора, и Вайнеру нужно было отделаться от свидетеля. По его предложению бандиты устроили засаду на Пересыпи. Вайнер доехал с чекистами — иначе он поступить не мог — и по неосторожности сам угодил в яму, вырытую им для другого…

Короче говоря, это было сложное построение, которое сводилось к тому, что Вайнер-де был хитер, но и мы не лыком шиты!

И, наконец, существовала еще одна версия, самая простая: кто-то без злого умысла, по рассеянности, засунул сводку под бумаги, оттого все и получилось.

Сложный узелок завязался в Одесской губчека. Развязать его суждено было случаю, но произошел он несколько позже. И предшествовали ему немаловажные события.

Алексей все больше «заменял» Шаворскому Микошу. Он теперь без устали носился по Одессе, связывал «хозяина» с руководителями пятерок. Многие из них уже были известны чекистам, но с каждым днем список их разрастался. Только теперь начал вырисовываться подлинный размах заговора. Он был огромен. Одесской губчека еще не приходилось иметь дело с такой разветвленной и в то же время четко централизованной организацией, как это детище Шаворского. Кроме основных сил заговорщиков, сосредоточенных в нерубайских катакомбах (по агентурным данным, там ждали своего часа более шестисот белогвардейцев), по всей Одессе были рассеяны небольшие группы «боевиков», как романтично именовал их Шаворский. Алексей находил руководителей пятерок в уголовных притонах Молдаванки и в роскошных квартирах на Ришельевской и Дерибасовской, в мелких кустарных мастерских рыночных площадей и на больших заводах, которые только-только начинали оживать. Почти все эти руководители, за редким исключением, были в недавнем прошлом офицерами белогвардейских армий Деникина, Врангеля, Мамонтова, Шкуро… Некоторые жили по чужим документам, работали в советских учреждениях на скромных канцелярских должностях.

Город медленно оправлялся после военной разрухи. Кое-где ремонтировались дома. В порту отшвартовывались первые восстановленные пароходы. По утрам все новые дымки возникали в одесском небе над фабричными трубами. Одесса жила нелегкой трудовой жизнью, не подозревая, что в недрах ее зреют очажки страшной белогвардейской заразы, которая грозит одним ударом свести на нет усилия ее строителей…

Возглавляла заговор тройка. В нее кроме Шаворского входили Баташов-Сиевич и некий Дяглов. Сиевич руководил пятерками. Дяглов командовал «вооруженными силами» в Нерубайском. Однажды по поручению Шаворского Алексей встретился с ним в ресторане Печесского.

Ресторан находился в центре города и имел два выхода — на Гаванную и в городской сад. По этой или по какой другой причине мрачное заведение с замызганными стенами и пулевыми дырами в оконных стеклах было излюбленным местом всякого темного люда.

В первой половине дня в нем было пустовато: несколько сонных пьянчужек, чистенький господинчик, деловито беседовавший с наглым парнем в желтых шоферских крагах, и унылая женщина неопределенного возраста, одетая пестро и грязно.

Как было условлено, Алексей сидел за третьим столиком направо от входа и ждал человека, который предложит ему кило лаврового листа.

Костистый, в чиновничьей тужурке с зелеными бархатными петлицами, усатый мужчина некоторое время присматривался к нему, затем подошел и сел рядом.

— Интересуетесь лавровым листом? Кило найдется…

Лицо его носило следы длительного пребывания в катакомбах: оно было землистое, отечное. Когда Дяглов говорил, казалось, будто горло его набито песком, который медленно пересыпается при каждом звуке.

Алексей сказал отзыв:

— Предпочитаю суп с укропом.

Он передал Дяглову, что совещание атаманов Шаворский предполагает устроить не в Нерубайском, как намечалось ранее, а во флигеле Резничука: это, мол, самое безопасное сейчас место. Кроме того, Шаворский велел отрядить нескольких человек для встречи и охраны Максимова.

— В чье распоряжение?

— В мое, — сказал Алексей.

Так оно и было. Шаворский решил, что уж если заменять Микошу, так заменять до конца. И поскольку его бывший телохранитель возглавлял при нем нечто вроде комендантского взвода, то и эти функции переходили теперь к Алексею.

— Ладно, — кивнул Дяглов, — выделю. — Он осмотрел посетителей ресторана и, не найдя ничего подозрительного, прохрипел: — У меня скверные новости из Киева: чека разгромила «Всеукраинский повстанком».

— Уже?.. — вырвалось у Алексея.

— Почему «уже»? Что значит «уже»? — быстро спросил Дяглов

— Так всего ж две недели назад был здесь их доверенный. Мы с хозяином его и встречали,

— Две недели! — повторил Дяглов. — Их в два дня погромили, почти никто не ушел!.. Скажи Викентию: к приему Нечипоренко все готово.

— Есть.

Дяглов ушел, а вслед за ним, неожиданно протрезвев, поплелся один из пьянчужек, дремавших за столиками.

Сообщение о разгроме «Всеукраинского повстанкома» в тот же день подтвердил Оловянников; Алексей теперь почти каждый день встречался с ним на конспиративной квартире. Немалую роль в ликвидации повстанкома сыграла явка, полученная от Поросенко. Скупой на похвалы, Оловянников сказал:

— Тебя в приказе отметили по вучека,[10] поздравляю! — и руку пожал.

Алексей доложил ему о встрече с Дягловым. Расставаясь, попросил:

— У Петра Синесвитенко сынок остался. Мне все недосуг забежать посмотреть, как он там. Может, поинтересуетесь, Геннадий Михайлович? Его бы хоть на время пристроить, а после я его к себе возьму.

— Это Павлушку-то? — спросил Оловянников, в который раз удивляя Алексея своей осведомленностью. — Опоздал ты немного: его Инокентьев забрал.

— Куда забрал?..

— К себе. Говорит, воспитаю вместо Витьки: у него сына Витьку убили под Перекопом.

— Правда? — изумился Алексей. — А Пашка что?..

— Что — Пашка. Хороший хлопчик. Он к Василию со всей душой.

Алексей почесал голову под фуражкой. Вот те на, Пашка у Инокентьева! А он-то привык считать мальчонку горемыкой, до которого никому дела нет.

— Большая семья у Василия Сергеевича? — спросил он.

— Одна жена осталась, тихая женщина, ласковая. Не сомневайся, мальчонка в хороших руках. Да и сам Василий — душа человек, не смотри, что угрюм.

Алексей вспомнил, как провожал его Иннокентьев к Баташову, и подумал: «Кажись, и впрямь Пашке здорово повезло!..»


Содержание:
 0  Тихая Одесса : Александр Лукин  1  ДОМ НА МОЛДАВАНКЕ : Александр Лукин
 2  ВЕЧЕРНИЙ РАЗГОВОР : Александр Лукин  3  “ТИХАЯ" ОДЕССА : Александр Лукин
 4  МИТИНГ “МЕСТРАНА” : Александр Лукин  5  КУСОЧЕК “ПЕСТРОЙ" ИСТОРИИ : Александр Лукин
 6  НАЧАЛО : Александр Лукин  7  КАК МЕНЯЛИСЬ ОБСТОЯТЕЛЬСТВА : Александр Лукин
 8  "ПЛЕМЯННИК" ЗОЛОТАРЕНКО : Александр Лукин  9  ПОСЛЕДНИЕ НАСТАВЛЕНИЯ : Александр Лукин
 10  “КАПТЕРКА” МАДАМ ГАЛКИНОЙ : Александр Лукин  11  ЕЩЕ ОДИН РАЗГОВОР : Александр Лукин
 12  ПРОВЕРКА : Александр Лукин  13  ОТЪЕЗД РАХУБЫ : Александр Лукин
 14  МНИМАЯ ЧК : Александр Лукин  15  ФЛИГЕЛЕК : Александр Лукин
 16  В ВАГОНЕ : Александр Лукин  17  СТЕПНАЯ НОЧЕВКА : Александр Лукин
 18  НЕЧИПОРЕНКО И ДРУГИЕ : Александр Лукин  19  "ПАСХАЛЬНАЯ ГОЛУБИЦА" : Александр Лукин
 20  ТРАКТИР “ДНЕСТР” : Александр Лукин  21  ГАЛИНА ЛИТВИНЕНКО : Александр Лукин
 22  В БЫЧКАХ : Александр Лукин  23  ПЛАНЫ : Александр Лукин
 24  ОПЯТЬ В ОДЕССЕ : Александр Лукин  25  НА ЭЛЕВАТОРЕ : Александр Лукин
 26  вы читаете: РАЗНЫЕ ХЛОПОТЫ : Александр Лукин  27  СОВЕЩАНИЕ В НЕРУБАЙСКОМ : Александр Лукин
 28  В КАТАКОМБАХ : Александр Лукин  29  ПОДАРОК НЕЧИПОРЕНКО : Александр Лукин
 30  КОНТРАБАНДИСТЫ : Александр Лукин  31  ЛИКВИДАЦИЯ : Александр Лукин
 32  БЕНДЕРСКАЯ АВАНТЮРА : Александр Лукин  33  ЕЩЕ НЕСКОЛЬКО СЛОВ : Александр Лукин
 34  Использовалась литература : Тихая Одесса    



 




sitemap