Приключения : Исторические приключения : Глава II По следам бури : Джонстон Мак-Кэллэй

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38

вы читаете книгу




Глава II

По следам бури

С порывом ветра и дождя, ворвавшимся в комнату, появился и человек. Свечи замигали, одна из них погасла. Внезапное появление нового посетителя во время хвастовства сержанта поразило всех. Гонзалес наполовину выхватил шпагу из ножен, в то время как слова замерли у него на устах. Туземец поспешил снова закрыть дверь, чтобы защититься от ветра.

Вновь прибывший повернулся и посмотрел на всех. Хозяин вздохнул с облегчением. Это был не сеньор Зорро, конечно. Это был дон Диего Вега, красивый юноша знатного происхождения, двадцати четырех лет, известный всему Эль Камино Реаль своей малой заинтересованностью в действительно важных жизненных событиях.

— Ха! — закричал Гонзалес и вложил шпагу в ножны.

— Я, кажется, испугал вас, сеньоры? — вежливо спросил дон Диего тонким голосом, оглядывая большую комнату и кивая людям, стоявшим перед ним.

— Если вы испугали нас, сеньор, то только потому, что вошли по стопам бури, — заявил сержант. — Конечно, ваша энергия вряд ли может испугать кого-либо.

— Хм! — проворчал дон Диего, бросая в сторону свою шляпу и стаскивая с себя насквозь промокший плащ. — Ваше замечание граничит с опасностью, мой грубый друг.

— Не значит ли это, что вы намереваетесь сделать мне выговор?

— Правда, — продолжал дон Диего, — я не имею репутации человека, который ездит верхом, как безумец, рискуя сломать себе шею, не сражаюсь, как идиот, со всяким встречным и не играю на гитаре под окном каждой женщины, но все же я не желаю, чтобы то, что вы считаете недостатками, швыряли мне в лицо в качестве обвинения!

— Ха! — воскликнул Гонзалес полугневно.

— Между нами, сержант Гонзалес, существует соглашение о дружбе, и я забываю большое различие в происхождении и воспитании, которое зияет между нами, но забываю только до тех пор, пока вы удерживаете за зубами язык и остаетесь моим товарищем. Ваше хвастовство забавляет меня, и я покупаю вино, которого вы так страстно жаждете — это прекрасное соглашение. Но если вы, сеньор, еще раз станете высмеивать меня публично или в частной беседе, соглашение окончено. Я должен заметить, что имею некоторое влияние…

— Прошу прощения, кабальеро и мой добрый друг! — воскликнул встревоженный сержант Гонзалес. — Вы бушуете хуже, чем буря снаружи, и только потому, что у меня случайно сорвалось с языка… Впредь, если кто-нибудь спросит, вы — образец остроумия, вы быстро справляетесь со шпагой и всегда готовы сражаться или любить. Вы — человек действия, кабальеро. Ха! Разве кто-нибудь осмелится сомневаться в этом?

Он оглядел комнату, снова вытянув наполовину свою шпагу. Потом швырнул ее обратно в ножны, откинул голову, разразился смехом, а затем похлопал дона Диего по плечу, а жирный хозяин поспешил подать новую порцию вина, зная, что платить за нее будет дон Диего.

Эта странная дружба между доном Диего и сержантом Гонзалесом служила предметом разговора всего Эль Камино Реаль. Дон Диего происходил из знатной семьи, владевшей тысячами акров земли, бесчисленными табунами лошадей и рогатого скота и большими зерновыми полями. Личную собственность его составляла гациенда, похожая на небольшое государство, а также и дом в селе, а от своего отца он должен был унаследовать в три раза больше того, что имел в настоящее время.

Но дон Диего был не похож на других знатных юношей своего времени. По-видимому, он не любил сражений, редко носил свою шпагу, да и то лишь как украшение. Он был чрезмерно вежлив со всеми женщинами, но не ухаживал ни за одной.

Часто сидел на солнце и слушал дикие рассказы о других людях и время от времени улыбался. Он был полной противоположностью сержанту Педро Гонзалесу, но все же они часто бывали вместе. Это по словам дона Диего объяснялось тем, что его забавляло хвастовство сержанта, а сержант наслаждался бесплатным вином. Чего было больше желать в этом прекрасном соглашении?

Дон Диего стал перед камином, чтобы обсохнуть и держал в руке кружку с красным вином. Он был среднего роста, но обладал здоровьем и был недурен собою. Гордые дуэньи приходили в отчаяние из-за того, что он не хотел взглянуть во второй раз ни на одну из прекрасных сеньорит, которых они охраняли и для которых искали подходящих мужей.

Гонзалес, испуганный тем, что он разгневал своего друга и что бесплатное вино может прекратиться, старался восстановить мир.

— Кабальеро, мы говорили о знаменитом сеньоре Зорро, — сказал он. — Мы рассуждали об этом прекрасном «Проклятии Капистрано», как какой-то идиот нашел подходящим назвать эту чуму большой дороги.

— А что с ним? — спросил дон Диего, поставив свою кружку. При этом он зевнул, заслонив рукой рот. Хорошо знавшие дона Диего говорили, что он зевает по двести раз в день.

— Я говорил, кабальеро, — сказал сержант, — что этот прекрасный сеньор Зорро никогда не появляется по соседству со мной и я надеюсь, великодушные святые даруют мне возможность встретиться с ним в один прекрасный день, чтобы я мог заслужить вознаграждение, предложенное губернатором. Ох, этот сеньор Зорро, ох!

— Не будем говорить о нем, — попросил дон Диего, повернувшись и протестующе вытянув руку. — Могу же я когда-нибудь услышать о чем-то ином, кроме кровавых дел и насилий! Неужели невозможно в это бурное время послушать мудрых слов, касающихся музыки или поэзии?

— Мучная подболтка и козье молоко! — с пренебрежением и отвращением проворчал сержант Гонзалес. — Если этот сеньор Зорро хочет рисковать своей шеей, пусть себе, это его собственная шея! Головорез! Вор! Ха!

— Я много слышал о его работе, — продолжал дон Диего, — он, без сомнения, искренен в своей цели. Он не грабил никого, кроме чиновников, которые обворовывали миссии и бедных, и не наказывал никого, кроме тех скотов, которые жестоко обращались с туземцами. Он никого не убил, насколько мне известно. Оставьте ему некоторый ореол в глазах общества, сержант.

— Я бы хотел лучше получить награду!

— Заслужите ее, — предложил дон Диего. — Захватите этого человека.

— Ха! Мертвого или живого, говорит прокламация губернатора. Я сам читал ее.

— Так отправьтесь к нему и захватите, если подобная вещь нравится вам, — заметил дон Диего. — И расскажите мне об этом после. Но теперь избавьте меня.

— Это будет премиленькая история, — воскликнул Гонзалес, — и вы услышите ее всю, кабальеро, от слова до слова. Как я играл с ним, как смеялся над ним, когда мы сражались, как прижал его, спустя некоторое время, и как пронзил его.

— После — но не теперь! — воскликнул дон Диего в отчаянии. — Хозяин, еще вина! Единственный способ остановить этого грубого хвастуна, сделать его широкую глотку такой гладкой от вина, чтобы слова не могли выкарабкаться оттуда.

Хозяин быстро наполнил кружки. Дон Диего пил медленно, маленькими глотками, как подобает джентльмену, между тем как сержант Гонзалес опорожнил свою кружку двумя громадными глотками. Затем потомок рода Вега подошел к скамейке и потянулся за своим плащом и шляпой.

— Как? — воскликнул сержант. — Вы хотите покинуть нас в такой ранний час, кабальеро? Вы хотите испытать ярость этой страшной бури?

— По крайней мере я достаточно храбр для этого, — возразил дон Диего, улыбаясь. — Я выбежал из моего дома лишь за горшком меда. Дурачье, испугались дождя так сильно, что не могли доставить мне меду из гациенды! Дайте мне его, пожалуйста, хозяин.

— Я провожу вас домой под дождем, — воскликнул сержант Гонзалес, так как слишком хорошо знал, что у дона Диего имелось превосходное старое вино.

— Вам лучше оставаться здесь у пылающего камина, — твердо сказал дон Диего. — Мне не нужно эскорта солдат из гарнизона, чтобы перейти через площадь. Я должен произвести расчет с моим секретарем, и возможно, вернусь в таверну позднее. Я хотел получить горшок меда, чтобы есть во время работы.

— Ха! Так почему же вы не послали своего секретаря за медом, кабальеро? Зачем быть богатым и иметь слуг, если нельзя послать их с поручениями в такую бурную ночь?

— Этот человек стар и слаб, — объяснил дон Диего. — Он также является секретарем моего престарелого отца. Буря убила бы его. Хозяин, угостите вином всех здесь присутствующих за мой счет. Я, может быть, вернусь, когда мои книги будут приведены в порядок.

Дон Диего Вега взял горшок с медом, завернулся в плащ с головою, открыл дверь и исчез в темноте.

— Вот человек! — воскликнул Гонзалес, размахивая руками. — Он мой друг, этот кабальеро, и я хотел бы, чтобы все знали об этом. Он редко носит шпагу, и я сомневаюсь, чтобы он умел владеть ею — но он мой друг! Пылающие черные глаза прекрасных сеньорит не трогают его. Все же, клянусь, он образец мужчины! Музыка и поэты, ха! Разве он не имеет права на это, раз это доставляет ему удовольствие? Разве он не дон Диего Вега? Разве в жилах его не течет голубая кровь, и разве у него нет обширных земельных владений, громадных складов, наполненных добром? Разве он не щедр? Он может встать на голову или носить юбки, если ему нравится — все же, клянусь, он образец мужчины!

Солдаты вторили его чувствам, потому что они пили вино дона Диего и не имели мужества оспаривать утверждений сержанта. Толстый хозяин снова обнес их вином, благо дон Диего платил за него. Ведь было ниже достоинства Вега следить за своим счетом в общественной таверне, и толстый хозяин много раз выигрывал от этого.

— Он не может переносить мысли о насилии или кровопролитии, — продолжал сержант Гонзалес, — он нежен, как весенний ветерок, но у него твердая рука и верный проницательный взгляд. Это лишь его способ смотреть на жизнь. Если бы я имел его молодость, красоту и богатство — сколько было бы разбитых сердец от Сан-Диего де Алкала до Сан-Франциско де Азис!

— И разбитых голов! — добавил капрал.

— Да! И разбитых голов, дружище! Я бы управлял страною! Ни один молокосос не стоял бы долго на моем пути. Шпага из ножен, и на них! Попадись Педро Гонзалесу! Ха! Насквозь в плечо — чистенько! Ха! Насквозь легкое!

Гонзалес вскочил на ноги, вытащил шпагу из ножен и принялся размахивать ею в воздухе. Он нападал, парировал и наносил удары, наступал и отступал, выкрикивал проклятия и разражался смехом, сражаясь с призраками.

— Вот способ! — визжал он у камина. — Сколько нас здесь? Двое против одного? Тем лучше, сеньоры, мы любим смелые выпады. Ха! Получай, собака! Издыхай, пес! В сторону, трус!

Он качнулся к стенке, задыхаясь. Острие его шпаги вонзилось в пол, большое лицо побагровело от усилий и количества поглощенного вина. Капрал, солдаты и толстый хозяин долго и громко смеялись над этой бескровной битвой, из которой сержант Педро Гонзалес вышел бесспорным победителем.

— Если бы был… если бы только был этот прекрасный сеньор Зорро передо мной сейчас! — задыхался сержант.

И снова дверь внезапно распахнулась, и в таверну с ревом бури вошел человек.


Содержание:
 0  Знак Зорро : Джонстон Мак-Кэллэй  1  вы читаете: Глава II По следам бури : Джонстон Мак-Кэллэй
 2  Глава III Сеньор Зорро наносит визит : Джонстон Мак-Кэллэй  3  Глава IV Шпаги скрещиваются — а Педро дает объяснение : Джонстон Мак-Кэллэй
 4  Глава V Утренняя поездка : Джонстон Мак-Кэллэй  5  Глава VI Диего ищет невесту : Джонстон Мак-Кэллэй
 6  Глава VII Человек иного рода : Джонстон Мак-Кэллэй  7  Глава VIII Дон Карлос ведет игру : Джонстон Мак-Кэллэй
 8  Глава IX Бряцание шпаг : Джонстон Мак-Кэллэй  9  Глава X Намек на ревность : Джонстон Мак-Кэллэй
 10  Глава XI Три претендента : Джонстон Мак-Кэллэй  11  Глава XII Визит : Джонстон Мак-Кэллэй
 12  Глава XIII Любовь приходит скоро : Джонстон Мак-Кэллэй  13  Глава XIV Капитан Рамон пишет письмо : Джонстон Мак-Кэллэй
 14  Глава XV В гарнизоне : Джонстон Мак-Кэллэй  15  Глава XVI Неудавшаяся охота : Джонстон Мак-Кэллэй
 16  Глава XVII Сержант Гонзалес встречает друга : Джонстон Мак-Кэллэй  17  Глава XVIII Возвращение дона Диего : Джонстон Мак-Кэллэй
 18  Глава XIX Капитан Рамон приносит извинения : Джонстон Мак-Кэллэй  19  Глава XX Дон Диего проявляет интерес : Джонстон Мак-Кэллэй
 20  Глава XXI Наказание кнутом : Джонстон Мак-Кэллэй  21  Глава XXII Скорое наказание : Джонстон Мак-Кэллэй
 22  Глава XXIII Еще наказание : Джонстон Мак-Кэллэй  23  Глава XXIV В гациенде дона Алехандро : Джонстон Мак-Кэллэй
 24  Глава XXV Лига образована : Джонстон Мак-Кэллэй  25  Глава XXVI Соглашение : Джонстон Мак-Кэллэй
 26  Глава XXVII Приказ об аресте : Джонстон Мак-Кэллэй  27  Глава XXVIII Оскорбление : Джонстон Мак-Кэллэй
 28  Глава XXIX Дон Диего нездоров : Джонстон Мак-Кэллэй  29  Глава XXX Знак лисы : Джонстон Мак-Кэллэй
 30  Глава XXXI Освобождение : Джонстон Мак-Кэллэй  31  Глава XXXII По пятам : Джонстон Мак-Кэллэй
 32  Глава XXXIII Побег и погоня : Джонстон Мак-Кэллэй  33  Глава XXXIV Кровь Пулидо : Джонстон Мак-Кэллэй
 34  Глава XXXV Снова скрещение шпаг : Джонстон Мак-Кэллэй  35  Глава XXXVI Все против них : Джонстон Мак-Кэллэй
 36  Глава XXXVII Лисица в крайней опасности : Джонстон Мак-Кэллэй  37  Глава XXXVIII Человек без маски : Джонстон Мак-Кэллэй
 38  Глава XXXIX Мучная подболтка и козье молоко : Джонстон Мак-Кэллэй    



 




sitemap