Приключения : Исторические приключения : Глава XXVI Соглашение : Джонстон Мак-Кэллэй

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38

вы читаете книгу




Глава XXVI

Соглашение

Остаток ночи кабальеро проведи в громком хвастовстве тем, что они намеревались предпринять, и в составлении планов, которые должны были быть предложены сеньору Зорро на его одобрение; и хотя они видимо смотрели на этот вопрос, как на шутку и повод для приключений, тем не менее в их манере чувствовалось просыпавшееся серьезное настроение. К тому же они хорошо знали положение вещей и понимали, что дела обстояли не так, как должны были бы обстоять. И действительно, кабальеро следовало быть для всех образцом, примером честности и справедливости; они часто думали об этом, но ничего не предпринимали, потому что не были организованы и не имели вождя, и каждый молодой кабальеро ждал, чтобы другой подал пример и положил начало. Но сеньор Зорро явился в удачный психологический момент, и дело было сделано.

Дона Диего ознакомили с положением вещей, и его отец также подтвердил, что сын должен принять участие в соглашении и проявить себя мужчиной. Дон Диего долго возмущался и заявил, что такая вещь причинит ему смерть, но все же он сделает это ради отца.

Рано утром кабальеро съели завтрак, который дон Алехандро велел приготовить для них, и потом направились обратно в Рейна де Лос-Анжелес. Дон Диего ехал с ними. Решено было ничего не говорить о тайных планах. Они решили набрать рекрутов из тех тридцати, которые отправились в погоню за сеньором Зорро. Знали, что некоторые охотно присоединятся к ним, тогда как другие — истинные приверженцы губернатора — должны быть в неведении относительно всего предполагавшегося.

Ехали медленно, за что дон Диего выразил им свою благодарность. Бернардо все так же следовал за ним на муле, немножко огорченный тем, что дон Диего не остался дольше в доме своего отца. Бернардо знал, задумано что-то важное, но он, конечно, не мог догадаться что именно, и сожалел, что не мог, подобно другим людям, ни слышать, ни говорить.

Когда они достигли площади, то увидели, что два других отряда уже находились там. Они не нашли разбойника. Некоторые из них объявляли, что видели его в отдалении, а один рассказывал, что он выстрелил в него, на что кабальеро, бывшие в доме дона Алехандро, прикусили языки и многозначительно взглянули друг на друга.

Дон Диего покинул своих товарищей и поспешил домой, где освежился и переоделся. Он отпустил Бернардо на кухню, где тот должен был ожидать зова хозяина. Затем приказал подать себе экипаж. Это была одна из самых великолепных карет в Эль Камино Реаль, и почему дон Диего купил ее, всегда оставалось тайной. Один говорила, будто он сделал это с целью показать свое богатство, в то время как другие заявляли, будто один агент так надоел ему, что дон Диего купил у него эту карету лишь бы отвязаться.

Дон Диего вышел из дому, одетый во все лучшее, но не успел сесть в экипаж. Снова поднялась суматоха на площади, так как туда прибыли сержант и его кавалеристы. Человек, которого капитан Рамон послал за ними, легко настиг отряд, ибо он ехал медленно и не успел еще добраться до шоссе.

— Ха! Дон Диего, мой друг! — крикнул Гонзалес. — Все еще живете в этом беспокойном мире?

— По необходимости, — ответил дон Диего. — Поймали вы этого сеньора Зорро?

— Эта прелестная птичка улетела от нас, кабальеро. Видимо он свернул в Сан-Габриель этой ночью, в то время как мы охотились за ним по направлению Палас. Но ладно! Маленькая ошибка ничего не значит! Тем значительнее будет наша месть, когда мы его найдем.

— А что вы сейчас будете делать, сержант?

— Мои люди освежаются, а потом мы поедем в Сан-Габриель. Говорят, что разбойник находится в этой местности, хотя около тридцати знатных молодых людей не могли найти его прошлой ночью, после того как он приказал высечь судью. Наверное прятался по кустам и смеялся, когда кабальеро проезжали мимо.

— Да будет ваша лошадь быстра, а ваша рука сильна! — пожелал дон Диего и сел в экипаж. Две великолепные лошади были впряжены в него и кучер-туземец, в богатой ливрее, управлял ими. Дон Диего откинулся на подушки и полузакрыл глаза, когда карета тронулась. Кучер проехал через площадь, повернул на большую дорогу и направился к гациенде дона Карлоса Пулидо.

Сидя на веранде, дон Карлос увидел приближавшуюся великолепную карету, тихо проворчал что-то себе под нос, потом встал и поспешил в дом к жене и дочери.

— Сеньорита, дон Диего едет, — сказал он. — Я говорил с тобой об этом молодом человеке и надеюсь, что ты обратила внимание на мои слова, как подобает послушной и почтительной дочери.

Затем он повернулся и снова вышел на террасу, а сеньорита кинулась в свою комнату и со слезами бросилась на кушетку. Как ей хотелось бы почувствовать хоть немного любви к дону Диего и выйти за него замуж! Это восстановило бы положение ее родителей, но все же она ощущала, что не может этого сделать.

Почему он не действует, как подобает кабальеро? Почему у него нет хоть капельки здравого смысла, почему он не покажет, что он молодой человек, пышущий здоровьем, вместо того, чтобы поступать подобно престарелому кабальеро, стоящему одной ногой в могиле.

Дон Диего вышел из экипажа и дал знак кучеру проехать к конюшне. Он вяло приветствовал дона Карлоса, который удивился, заметив подмышкой у дона Диего гитару. Он положил гитару на пол, снял сомбреро и вздохнул.

— Я виделся с моим отцом, — сказал он.

— А! Надеюсь дон Алехандро здоров.

— Он в превосходном здравии, как всегда. Приказал мне настаивать на предложении сеньорите Лолите. Если я не женюсь в течение известного времени, сказал он, то завещает после смерти все свое богатство францисканцам.

— Неужели?

— Он сказал так, а мой отец из числа людей, не бросающих слов на ветер. Дон Карлос, я должен завоевать сеньориту. Не знаю ни одной другой женщины, которая была бы более приемлемой невесткой для моего отца.

— Немножко поухаживайте, дон Диего, прошу вас. Не будьте таким рационалистом.

— Я решил ухаживать подобно другим молодым людям, хотя, конечно, это будет несносно. Как вы посоветуете мне начать?

— Затруднительно давать советы в таком случае, — ответил дон Карлос, напрасно силясь припомнить, что он делал, когда сам ухаживал за доньей Каталиной. — Человек должен быть или опытным в этом деле или таким, которому такие вещи приходят сами собой.

— Я боюсь, что я не из таких, — сказал дон Диего, снова вздыхая и подымая усталые глаза на дона Карлоса.

— Быть может, следует смотреть на сеньориту так, чтобы дать ей почувствовать, что вы обожаете ее. Вначале ничего не говорить о браке, но говорить о любви. Старайтесь разговаривать тихим, задушевным, глубоким голосом, и говорите те ничего не значащие пустяки, в которых молодая женщина может найти целый мир. Это тонкое искусство говорить одно, а подразумевать другое.

Я боюсь, что это выше моего умения — сказал дон Диего, — но, конечно, я все же должен постараться. Могу ли я теперь видеть сеньориту?

Дон Карлос подошел к двери и позвал жену и дочь. Первая ободряюще улыбнулась дону Диего, а последняя также улыбнулась, хотя с испугом и дрожью, потому что она отдала свое сердце неизвестному сеньору Зорро и не могла любить другого человека, не могла выйти замуж за нелюбимого, даже ради спасения отца от бедности.

Дон Диего повел сеньориту на скамейку в конце веранды и начал говорить на разные темы, перебирая в то же время струны гитары, тогда как дон Карлос и его жена отошли на другой конец веранды, надеясь, что дела пойдут хорошо. Сеньорита Лолита была рада, что дон Диего не заговаривал о браке, как он делал это раньше. Вместо этого он рассказывал ей, что случилось в селе, как высекли брата Филиппа и как сеньор Зорро наказал судью, дрался с дюжиной людей и удрал. Несмотря на вялый вид, дон Диего говорил интересно, и сеньорита нашла, что он ей нравится больше, чем раньше; он рассказывал ей также, как он съездил в гациенду отца и как кабальеро провели там ночь, пьянствуя и веселясь. Но он ничего не сказал о визите сеньора Зорро и о союзе, который там образовался. Клятва молчания обязывала его.

— Мой отец угрожает лишить меня наследства, если я не женюсь в течение назначенного им времени, — сказал наконец дон Диего. — Неужели вы захотите, чтобы я лишился имений, сеньорита?

— Конечно, нет, — сказала она. — Есть много девушек, которые были бы горды стать вашей женой, дон Диего.

— Но не вы?

— Конечно, и я гордилась бы этим. Но разве девушка виновата, если ее сердце молчит? Хотели бы вы иметь жену, которая не любила бы вас? Подумайте о долгих годах, которые вам пришлось бы провести около нее без любви. А ведь это было бы невыносимо!

— Вы, значит, не думаете, что можете когда-нибудь полюбить меня, сеньората?

Девушка внезапно посмотрела на него серьезно и заговорила более тихим голосом:

— Вы кровный кабальеро, сеньор, я могу довериться вам.

— Конечно, сеньорита.

— Тогда я должна вам кое-что сказать, и прошу вас, чтобы это осталось в тайне. Примите своего рода объяснение.

— Продолжайте, сеньорита.

— Если бы сердце позволило, то ничто бы не доставило мне большего удовольствия, чем стать вашей женой, так как я знаю, что это поправит дела моего отца. Но, быть может, я чересчур честна, чтобы выходить замуж без любви. Есть одна важная причина, почему я не могу полюбить вас.

— Ваше сердце занято другим?

— Вы отгадали, сеньор. Мое сердце полно им. Вы сами не захотите, чтобы я стала вашей женой при таких обстоятельствах. Мои родители ничего не знают. Вы должны сохранить мою тайну. Клянусь святыми, что я говорю правду!

— Этот человек достоин любви?

— Я чувствую, что достоин, кабальеро. Если он окажется иным, я буду горевать всю жизнь, но я никогда не буду любить другого. Теперь вы понимаете меня?

— Вполне понимаю, сеньорита. Могу я выразить надежду, что вы найдете его достойным вас и, когда настанет время, сделаете его вашим избранником?

— Я знала, что вы будете настоящим кабальеро!

— И если вас постигнет какая-нибудь неудача, и вам понадобится друг, призовите меня, сеньорита.

— Мой отец не должен пока ничего подозревать. Нужно устроить так, чтобы он думал, будто вы все еще добиваетесь моей руки, а я сделаю вид, что размышляю о вас больше прежнего. Потом постепенно вы сможете прекратить свои визиты.

— Я понимаю, сеньорита, но все же я остаюсь в плохом положении. Я просил у вашего отца разрешения свататься за вас, а если я начну сватать другую девушку, то я вызову против себя справедливый гнев вашего отца. Если же я не посватаюсь вообще, тогда мой собственный отец станет упрекать меня. Это печальное положение.

— Может быть, это будет не долго, сеньор.

— Ха! Я придумал! Что делает человек, когда он разочарован в любви? Он приходит в уныние, лицо его вытягивается, он отказываться принимать участие в событиях и развлечениях своего времени. Сеньорита, с одной стороны, вы спасли меня! Я буду томиться, потому что вы отвергли мою любовь. Тогда все поймут причину моих мечтаний и размышлений на солнышке. Меня оставят в покое и позволят идти своим путем, и вокруг меня создастся ореол романтизма. Превосходная мысль!

— Сеньор, вы неисправимы! — воскликнула сеньорита Лолита, смеясь.

Дон Карлос и донья Каталина услышали этот смех, оглянулись и обменялись быстрым взглядом. Дон Диего Вега делает прекрасные успехи в своих ухаживаниях за сеньоритой, подумали они. Дон Диего продолжал вводить их в обман, играя на гитаре и распевая романс, говоривший о сверкающих глазах и любви. Дон Карлос и его жена снова обменялись взглядом, на этот раз с некоторым опасением, так как они предпочли бы, чтобы он перестал петь. Как музыкант и певец, потомок Вега уступал многим, и они боялись, чтобы он не потерял позицию, которую успел завоевать в мыслях сеньориты.

Но хотя Лолита была неважного мнения о песне кабальеро, она ничего не сказала об этом и не высказывала никакого неудовольствия. Разговор стал более оживленным, и как раз перед часом сиесты дон Диего попрощался со всеми и уехал в пышной карете. На повороте дороги он помахал им рукой.


Содержание:
 0  Знак Зорро : Джонстон Мак-Кэллэй  1  Глава II По следам бури : Джонстон Мак-Кэллэй
 2  Глава III Сеньор Зорро наносит визит : Джонстон Мак-Кэллэй  3  Глава IV Шпаги скрещиваются — а Педро дает объяснение : Джонстон Мак-Кэллэй
 4  Глава V Утренняя поездка : Джонстон Мак-Кэллэй  5  Глава VI Диего ищет невесту : Джонстон Мак-Кэллэй
 6  Глава VII Человек иного рода : Джонстон Мак-Кэллэй  7  Глава VIII Дон Карлос ведет игру : Джонстон Мак-Кэллэй
 8  Глава IX Бряцание шпаг : Джонстон Мак-Кэллэй  9  Глава X Намек на ревность : Джонстон Мак-Кэллэй
 10  Глава XI Три претендента : Джонстон Мак-Кэллэй  11  Глава XII Визит : Джонстон Мак-Кэллэй
 12  Глава XIII Любовь приходит скоро : Джонстон Мак-Кэллэй  13  Глава XIV Капитан Рамон пишет письмо : Джонстон Мак-Кэллэй
 14  Глава XV В гарнизоне : Джонстон Мак-Кэллэй  15  Глава XVI Неудавшаяся охота : Джонстон Мак-Кэллэй
 16  Глава XVII Сержант Гонзалес встречает друга : Джонстон Мак-Кэллэй  17  Глава XVIII Возвращение дона Диего : Джонстон Мак-Кэллэй
 18  Глава XIX Капитан Рамон приносит извинения : Джонстон Мак-Кэллэй  19  Глава XX Дон Диего проявляет интерес : Джонстон Мак-Кэллэй
 20  Глава XXI Наказание кнутом : Джонстон Мак-Кэллэй  21  Глава XXII Скорое наказание : Джонстон Мак-Кэллэй
 22  Глава XXIII Еще наказание : Джонстон Мак-Кэллэй  23  Глава XXIV В гациенде дона Алехандро : Джонстон Мак-Кэллэй
 24  Глава XXV Лига образована : Джонстон Мак-Кэллэй  25  вы читаете: Глава XXVI Соглашение : Джонстон Мак-Кэллэй
 26  Глава XXVII Приказ об аресте : Джонстон Мак-Кэллэй  27  Глава XXVIII Оскорбление : Джонстон Мак-Кэллэй
 28  Глава XXIX Дон Диего нездоров : Джонстон Мак-Кэллэй  29  Глава XXX Знак лисы : Джонстон Мак-Кэллэй
 30  Глава XXXI Освобождение : Джонстон Мак-Кэллэй  31  Глава XXXII По пятам : Джонстон Мак-Кэллэй
 32  Глава XXXIII Побег и погоня : Джонстон Мак-Кэллэй  33  Глава XXXIV Кровь Пулидо : Джонстон Мак-Кэллэй
 34  Глава XXXV Снова скрещение шпаг : Джонстон Мак-Кэллэй  35  Глава XXXVI Все против них : Джонстон Мак-Кэллэй
 36  Глава XXXVII Лисица в крайней опасности : Джонстон Мак-Кэллэй  37  Глава XXXVIII Человек без маски : Джонстон Мак-Кэллэй
 38  Глава XXXIX Мучная подболтка и козье молоко : Джонстон Мак-Кэллэй    



 




sitemap