Приключения : Исторические приключения : II : Янка Мавр

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9

вы читаете книгу




II

За дровами. – Встреча с кораблем.

Как сшили лодку. – Человек в птичьей одежде. –

Охота на моржей. – Ссора из-за шкуры.


Еще в ту пору, когда Манг был совсем маленьким, он остро почувствовал одно неудобство их жизни – все они были накрепко связаны друг с другом. Ему хотелось куда-либо пойти, взобраться на далекую скалу, посмотреть, что делается вон там, за поворотом улицы, но это было невозможно: лодка, семья приковывали его.

И с той далекой поры он все время мечтал только об одном: быть свободным, иметь возможность плыть, куда хочешь, останавливаться, где тебе нравится. А для этого нужно было обзавестись своей собственной кану. Но ведь кану могли иметь только взрослые, самостоятельные люди. И Мангу ничего не оставалось, как только ожидать, когда и он станет взрослым.

Наконец ему пошел восемнадцатый год. Уже сам отец начал поговаривать о том, чтобы разделиться: очень уж тесно становилось в лодке.

– Вот подрастет Мгу, – говорил он, – возьмешь ее в жены. Славная девушка, мастерица. Хорошую кану тебе сошьет.

Сердце Манга взволнованно забилось при мысли о… лодке, а не о девушке. Не про женитьбу думал он – ему нужна была свобода. Вот если бы заполучить только кану, без жены!

Он высказал эту мысль отцу, но старый Тайдо даже не понял, чего он хочет.

– Зачем тебе одна лодка, когда можно взять вместе и лодку и жену? Я уже договорился об этом с Косом.

Мангу приходилось ждать.

Чтобы построить кану, нужно было сперва сделать из жердей каркас, скелет лодки, а потом обшить его корой. Для начала требовалось раздобыть дерева, что было нелегкой задачей, затея найти достаточно коры, что было еще труднее, и, наконец, обшить кану – тут уже не обойтись без настоящего мастерства. Надо было так подогнать лубяные нити-ленты, чтобы ни одна капля воды не просачивалась в лодку. Не многие владели этим искусством.

Поездку за топливом Манг решил использовать для того, чтобы достать жердей и коры. Там видно будет, что делать дальше.

Всю ночь шли лодки на север по улицам и переулкам. На другой день пополудни перед ними открылся широкий водный простор. Ни Тайдо, ни Манг, конечно, не знали, что это был Магелланов пролив.

Далеко впереди поднимались к небу высокие оснеженные горы: там начинался континент Америки. Он был изрезан разными заливчиками и проливчиками, как и те острова, откуда приплыли наши путешественники. Точно так же там громоздились отвесные голые скалы, к которым страшно было подступиться. Только дальше, в теснинах, пробивалась растительность.

Слева начинался Тихий океан, а справа пролив терялся в скалах.

– Смотрите, смотрите, кану белых плывет! – закричали дети.

И правда – из-за скалы показался корабль, большой, могучий. Оживились дикари, гортанно закричали, засмеялись, начали размахивать руками. Даже солидные мужчины шумели и жестикулировали, не отставая от детей.

Это значило, что им уже приходилось видеть корабли, они знали, что это такое, и нисколько не боялись, а, наоборот, радовались, заранее зная, что им кое что перепадет. Они поплыли наперерез кораблю.

Там уже заметили их и собрались у борта подивиться ни такую невидаль морских дикарей. Сверху полетели куски хлеба. Фуиджи бросались за ним прямо и море и тут же поедали пропитанный горько-соленой водой хлеб. И каким вкусным он им казался!

Кто-то швырнул детям апельсин, и он был мгновенно съеден вместе с кожурой. Некий сердобольный господин не пожалел хорошего складного ножа, который достался Мангу.

Недаром радовались фуиджи встрече с кораблем: добыча была завидная. Зато тот же корабль чуть не наделал беды: проходя, он поднял такую волну, что только этим морским людям было под силу справиться с лодками, не дать им перевернуться.

Корабль удалялся. Долго глядели ему вслед фуиджи – пока он не повернул направо и не скрылся за скалами. Редко им случалось видеть корабли – раз или два в год, а то и меньше: не станешь ведь подстерегать их тут, на дороге. Да и вообще корабли по Магелланову проливу ходят редко, особенно после того, как прорыли Панамский канал.

Корабль прошел, и снова все стало на свои места, как будто и не было этой встречи: вода, скалы и два челна. Если б не нож в руках у Манга, можно было бы подумать, что все это только приснилось.

"А откуда они плывут и куда? – думал Манг. – Как построили они эту огромную лодку? Откуда берут такие удивительные вещицы, как вот эта? – Он подбросил нож на ладони. – Почему они так редко встречаются? Жалко, что нельзя увидеть их совсем близко, рядом. Что это за люди, да и вообще люди ли?.."

Манг был уверен, что эти люди, как и все остальные, живут тоже на воде, только не в лодках, а в этих огромных кану. Но где обычно стоят их кану, почему они всегда проплывают мимо не останавливаясь?

И он спросил об этом у отца.

– Белые – удивительные люди, – ответил старый Тайдо. – Они все время живут на земле, на берегу, и очень далеко. Говорят, что у них на земле построены такие же громадные кану. А на этих они иногда только переезжают с места на место.

– Значит, они всегда живут на одном месте, на берегу? – удивился Манг.

– Да.

– А зачем же им сидеть на берегу, когда на таких кану можно жить всюду, где захочешь? Разве можно жить все время на одном месте? А что они есть будут?

Но на такие вопросы старый Тайдо не мог ответить. И Манг твердо решил посмотреть на этих людей вблизи, когда у него будет собственная кану.

Между тем лодки Тайдо и Коса пересекли Магелланов пролив, немного попетляли между скалами и очутились в довольно большом красивом озере. Окруженное со всех сторон горами, всегда тихое, это озеро было прекрасным убежищем не только для кану фуиджи, но и для любого другого судна. Обрывок бумаги на берегу говорил, что какое-то судно еще недавно пользовалось этим убежищем.

На северном и западном берегах виднелась какая-то растительность, но прошло много времени, пока нашли удобное место, чтобы пристать и выбраться на сушу. Добрых полкилометра пришлось еще карабкаться по голым камням, прежде чем добрались до кустарника. Но и кустарник этот был какой-то нелепый: корявый, скрученный, твердый, как железо. И рос он не вверх, как обычно, а стлался у самой земли, переплетаясь так густо, что получался зыбкий древесный настил, по которому можно было идти, правда, рискуя каждую минуту провалиться. А внизу было темно, влажно. Попробовали ломать и рубить этот кустарник, но скоро убедились, что ничего путного не получится. Не со ржавым топором Тайдо было браться за такую работу.

Обрадовали их только какие-то красные ягоды, вроде нашей смородины, которые росли среди этого ползучего кустарника. Ягоды были им знакомы; из них фуиджи даже умели приготовлять хмельной напиток.

Женщины и дети остались собирать ягоды, а мужчины пошли дальше, туда, где виднелся лес.

Впереди шел Манг, шел и думал, как найти подходящих жердей и коры для кану.

Лес был тоже какой-то странный. Он как будто съежился от холода, и в то же время здесь преобладали буковые и миртовые породы, которые произрастают только в теплых краях. Такова уж природа этого уголка земли, что не разберешь, холодный тут климат или теплый.

Дров в лесу было хоть отбавляй, однако Мангу пришлось изрядно побегать, прежде чем он нашел десятка полтора более-менее ровных жердей. Зато надрать коры удалось быстро: тут Манга выручил складной нож, которым он успел уже овладеть.

– А ты все-таки за свое? – недовольно ворчал отец.

– Так ведь все равно пригодится, – оправдывался Манг.

Особенно трудно было перетащить собранные дрова и жерди к лодкам: приходилось пробираться через кустарниковый настил, а потом еще долго карабкаться по скалам. До вечера они успели принести только по одной вязанке.

– А ну его! – сказал усталый Тайдо. – Лучше морской травой обходиться, чем тут лезть из кожи вон.

– Раз уж приехали, так нужно набрать дров, – настаивал Кос.

Зато ночевали на берегу у костра, более щедрого, чем обычно. Да и приятно было свободно растянуться на земле после долгого сидения в лодке.

Утром принесли еще по нескольку вязанок, а Манг переправил на берег все свои материалы.

– Ну, а что теперь с ними делать будешь? – усмехнулся Тайдо.

– Лодку, – ответил Манг, принимаясь связывать жерди.

Старики взглянули друг на друга и покачали головами.

– Вот ведь какой упрямый! – суровым тоном сказал Тайдо, но по всему было видно, что он вовсе не сердится.

– Дело хорошее, – поддержал Манга Кос, – все равно: не сейчас, так на будущий год делать придется.

И уже на другой день обе семьи вместе трудились над лодкой. Мужчины связывали из жердей каркас, женщины сшивали кору. Кос пожертвовал и то, что у них было сшито раньше. А Манг носился, как на крыльях.

Все – и старики, и дети – считали, что это шьется дом для Манга и Мгу. Один только Манг не хотел думать об этом.

Через несколько дней рядом с двумя лодками появилась третья. И ни одного железного гвоздя не было в этой лодке.

– Пусть пока потешится, – говорили между собой родители, – все равно Мгу еще рановато замуж.

Знала ли сама Мгу, что судьба ее связывалась с этой лодкой? Конечно, она не раз слышала об этом и рассуждала очень просто: если старшие говорят, значит, так нужно. Да, собственно говоря, она ничего и не могла иметь против. Их семьи давно уже живут дружно, держатся всегда вместе, как близкие люди. Другие соседи предпочитали жить сами по себе, да и условия не позволяли собираться нескольким лодкам вместе. Даже две кану рядом были редкостью.

Лодки вышли в открытое море. Манг носился на своей кану, как те молодые китеныши: то перегонит остальных, то отстанет, то отплывет в сторону. Он был свободен, он мог отлучиться, когда захочет, направиться, куда только угодно! Он чувствовал себя счастливым, как никогда.

Спустя немного времени они увидели еще одну лодку, которая, как видно, направлялась к ним.

– Кажется, это Нгара, – проговорил Кос.

– И, наверно, у него к нам дело, – добавил Тайдо.

– Эй, стойте! – закричал мужчина в лодке.

Все три кану остановились. Подъехал Нгара. Это был мужчина лет двадцати пяти, одетый самым удивительным образом: весь его наряд состоял из птичьих шкурок. Такая одежда ничуть не уступала шкуре моржа или котика, и все же каждый мужчина мечтал о том, чтобы иметь одежду настоящую – из звериных шкур. Беда только в том, что добыть их было нелегким делом. Убить, например, моржа трудно даже хорошо вооруженным людям, не говоря уже о наших фуиджи.

Нгара как раз и явился, чтобы предложить совместно двинуться на охоту.

– У белой горы появились моржи, – сказал он. – Пошли на них.

Мужчины с радостью согласились.

– А справимся? – спросил Тайдо. – Сколько их там?

– Я видел трех. Вчетвером должны справиться.

И лодки снова свернули в лабиринт улочек и закоулков. Часа через два они были уже у последних скал, которые грядой выступали в океан.

– Тише! – подал знак Нгара. – Вон там.

Лодки остановились. Мужчины вылезли на берег и осторожно выглянули из-за скалы.

У подножья скалы была ровная площадка. С двух сторон высились каменные стены, а третья открывалась в море. На площадке грелись на солнце два моржа, третий, маленький, плескался в море.

– Если выскочить внезапно, – шептал Нгара, – да загородить им дорогу, чтоб в море не ушли, можно обоих прикончить.

– Так ведь по суше к ним не подступишься: придется на лодках.

– Все равно, можно и на лодках.

Начались приготовления. Женщин и детей высадили на берег. Выгрузили и имущество. В каждой из четырех лодок было по одному мужчине. Выстроились в ряд и по команде с криком вылетели из-за скалы. Мигом четыре лодки загородили берег площадки.

Моржи были так ошеломлены и напуганы, что сначала бросились на стену. Люди тем временем начали вылезать на берег. Но не прошло и минуты, как моржи смекнули, в чем дело, и, хрюкая, повернули на людей. Они неуклюже двигали своими ластами-лапами, били по земле короткими хвостами и, опираясь на огромные клыки, двигались к берегу.

Тут возле лодки Коса показался из воды маленький моржонок. Увидев его, моржиха напрягла все силы, неловко подпрыгнула и покатилась к берегу. Кос, который не поспел вылезть из лодки, отпрянул в сторону. Тайдо бросился на моржиху с топором, но успел только слегка задеть ее по спине. Моржиха плюхнулась в воду, одним нечаянным движением перевернула лодку Коса и исчезла вместе с детенышем. Тайдо бросился на выручку к Косу, и они оба забыли про другого моржа.

А он между тем устремился к лодке Нгары. Берег в этом месте был отлогий, и Нгара не мог пристать к нему вплотную. Между его кану и площадкой оставалась неширокая полоска воды, куда и направился морж. Однако Нгара уже вылез из лодки и, чтобы не дать зверю уйти, метнул в него копье, стоя по колено в воде.

Копье попало моржу в бок, но сам Нгара поскользнулся и полетел в воду. Разъяренный зверь бросился за ним. В этот миг Манг, который был уже на берегу, пришел на помощь. В руках у него был тот самый длинный кусок железа с крюком на конце, который мы видели уже в лодке Тайдо. Хрустнул под ударом череп, зверь закрутился на месте и даже хвостом успел сшибить Манга с ног. Но тут подоспели Тайдо с Косом, а потом и сам Нгара, и спустя минуту все было кончено.



Тогда перевезли сюда семьи и весело принялись разделывать тушу зверя.

Но вскоре радость победы была омрачена досадным недоразумением. Возник вопрос: кому отдать шкуру? Казалось бы, что ее по праву должен получить Манг, однако Нгара никак не соглашался с этим.

– Я нашел моржей, я привел вас сюда, – доказывал свое он.

– Найти – еще не значит убить, – отвечали ему.

– Я первый всадил в него копье; он уже был ранен, вы только добили его, – не сдавался Нгара.

– Ну, братец, с твоим копьем он едва тебя самого не съел.

– Но ведь если бы не я, у вас ничего этого не было бы.

– Ну, а если бы не я, тебя самого в живых бы не было, – разозлился Манг.

– Скажи спасибо, что тебя самого спасли, – добавил Тайдо.

– Вы пользуетесь тем, что вас тут трое против одного! – зло кричал Нгара.

– Никто здесь не против тебя, – миролюбиво сказал Кос, – все вместе охотились. Но ведь нужно по справедливости: кто убил – тому и шкура.

– Значит, по-вашему, кто последний ударил чуть живого зверя, тот и убил? – насмешливо спросил Нгара.

Все началось сначала.

Наконец Нгара отказался от своей доли мяса, прыгнул в лодку и, отплывая от берега, сказал:

– Посмотрим, чья возьмет, когда мы встретимся с равными силами!

Хотя угроза и не напугала мужчин, но настроение было испорчено.

– А может, лучше было отдать этому сумасшедшему шкуру, чтобы не связываться с ним? – сказал миролюбивый Кос.

Но отец и сын стали возражать:

– С какой стати? Спроси кого хочешь, каждый скажет, что он неправ. А насчет угроз – так их на каждом шагу можно слышать. Особенно от него.


Содержание:
 0  Сын воды : Янка Мавр  1  вы читаете: II : Янка Мавр
 2  III : Янка Мавр  3  IV : Янка Мавр
 4  V : Янка Мавр  5  VI : Янка Мавр
 6  VII : Янка Мавр  7  VIII : Янка Мавр
 8  IX : Янка Мавр  9  X Четыре года спустя (послесловие) : Янка Мавр



 




sitemap