Приключения : Исторические приключения : Арабская авантюра : Талбот Мэнди

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14

вы читаете книгу

Роман Талбота Мэнди переносит нас в Дамаск, в начало XX века, где волею судьбы воедино сплелись интересы французской и английской разведок, пытающихся противостоять исконным правителям Востока.

Глава 1.

«Я СДЕЛАЮ ВСЕ, ЧТО СМОГУ, ДЛЯ ЭТОГО ФЕЙСАЛА»

Кто бы ни изобрел шахматы, разбирался он в делах этого мира не хуже, чем иные разбираются в часовых механизмах. Он признал некий факт и основал на нем игру. А признал он, ясное дело, следующее: король не играет особой роли, пока счастье на вашей стороне. Пусть стоит себе в углу и тешится своим бессмысленным величием. Однако стоит вам начать проигрывать, и король становится фигурой, требующей вашего постоянного внимания.

В так называемой реальной жизни (это всего лишь большая игра, пусть весьма недурная) король может называться как угодно. Зовите его Папой, Президентом или Председателем. Значение его растет по мере того, как противник развивает атаку. И вы должны постоянно защищать свой символ власти. Иначе проиграете.

И все же игра не проиграна, пока ваш король в состоянии сделать ход. Потому-то люди, которым не терпится открыть новую эру в политике, бросают королей в темницы и отрубают им головы. Без головы на плечах ваш король может сделать ход только в направлении кладбища, а оно за чертой жизни, и это уже не в счет.

Я люблю добрую драку, хотя мне часто говорили, что этого следует стыдиться. Однако я заметил, что люди, которые стремятся привить мне основы морали, сражаются языками не менее сурово, чем иные из нас кулаками, и не так достойно. Также мне говорили, и частенько, что мне — равно как и американцам — стыдно драться на стороне короля. Милые старые дамы и господа уверяли меня, что это безнравственно — оказывать помощь и поддержку разбойнику с большой дороги, ведь он вдобавок еще и безбожник-магометанин. И уж совсем отвратительно, что он храбро и без всякой злобы стремится держать слово и спасти свою страну.

Но если вы получили все, что душе угодно, знаете ли вы большее удовольствие, чем предложить руку тому, кто вам по нраву, когда он пытается добиться своей цели? Я — нет. Конечно, некоторые слишком многого хотят, и навязывать им свое мнение суть проявление дурного тона и пустая трата времени. Но если есть разумная цель и друг, которому нужна ваша помощь, есть ли большее удовольствие на свете, чем рисковать своей шеей ради того, чтобы ему это удалось?

Держитесь подальше от того — и, в особенности, от той, — кто поднимает шум, вознамерившись подкинуть вам от своих щедрот или помочь вам встать на путь истинный. Мой друг Джон Шюлер Грим — альтруист, но производит в таких случаях меньше шума, чем пантера темной ночью. И я не знаю человека, менее склонного кого-либо в чем-то убеждать. Если у него есть цель, он почти никогда о ней не говорит. Мы давно знакомы и никогда не пудрим друг другу мозги, но готов поспорить: не заговори он первым, я бы еще долго оставался относительно нее в неведении.

Все вести из Азии от Александретты до Персидского залива и от Северного Туркестана до Южной Аравии рано или поздно достигают ушей Грима. Он зарабатывает на хлеб тем, что собирает их и систематизирует, а затем делает выводы и действует внезапно и без предупреждения. Грим в одиночку справляется лучше, чем армейский корпус, особенно в странах, где единственный закон — это чье-то личное толкование Корана.

И только после того, как мы помогли Джереми Россу в Абу-Кема, Грим в открытую признался, что собирается сделать Фейсала, третьего сына короля Мекки, властителем всех арабов, которые согласятся его таковым признать. Это был кот, которого он держал в мешке семь лет.

До той самой минуты, когда мы с Гримом, Джереми и Бен-Саудом по прозвищу «Мститель» уселись на поле боя при Абу-Кеме, цель Грима оставалась загадкой даже для меня, а я был одним из самых близких ему людей. В итоге Грим — верный сторонник Фейсала, не скрывающий своих взглядов, и Джереми, неожиданно оказавшийся обладателем тайных золотых копей, так ловко все провернули, что Мститель был готов встать на их сторону.

Грим выкладывает то, что у него на уме, с большей неохотой, как шотландец шиллинги из кошелька. Но шотландцы щедры, когда нужно. Грим тоже. И это был как раз тот случай, когда он разговорился и выложил все, что думал. Все до конца. Посвятив, нас в свою тайну, он не умолкал всю дорогу до Иерусалима и сообщил все, что знал о Фейсале (а этого хватило бы на целую книгу). Временами он разводил настоящую лирику. Особенно когда описывал случаи, доказывающие, что Фейсал, прямой потомок пророка Мухаммеда, — самый благородный араб и самый доблестный предводитель своего племени со времен Саладдина. По мнению Грима, то, что убедило его самого, должно было убедить и нас.

Зная Грима, и особенно то, насколько тщательно он обычно подавляет свои страсти, я не мог не загореться, слушая его россказни. А что до Джереми… для него это было как глоток чистого воздуха. Людей, более или менее похожих на Джереми Росса, можно встретить в любом первозданном уголке Земли, хотя редко встретишь равного ему по отваге, нахальству и не знающей границ верности в дружбе. По большому счету, он далеко не единственный австралиец, который стоит за Австралию кулаком и языком с поразительной доблестью, но все никак не выберется домой. Джереми никакой силой не удержишь на месте, он всегда найдет способ вырваться на волю. Он слишком надолго застрял в сердце Аравии, чтобы мысли об утесах Сиднея и усадьбах, оставшихся где-то далеко, мучили его больше, чем в первые несколько дней после отъезда.

— Айда со мной, ребята, — твердит он. — Бросай армию. Грим, я покажу тебе страну, где коровам стоит выгнуть спины, и солнышко скатится по ним. Ха-ха-ха! А еще покажу женщин с алыми губками и девиц в шляпках от солнца… А как они хороши! Не чета косолапым воронам, на которых мы насмотрелись здесь. Вот что я вам скажу. Садимся на восточное судно в Порт-Саиде, никаких тихоокеанских — я пассажир на борту, а не пример кое-кому в назидание. И подадимся в Баллз-Кид. Чтоб мне пусто было! А иначе и жратва не жратва! Доберемся туда от силы за неделю и затеряемся среди ребят, что держат путь домой, — ну, знаете, всяких хвастунов, что любят легкую наживу. Те, что начинают сорить деньгами, едва какая-нибудь Бесс за стойкой им улыбнется, и поднимают бучу, если девушка решит потянуть удовольствие… Понаблюдаем за ними малость, потремся там да сям… И деру из Сиднея! Куда глаза глядят, а? Что-нибудь подвернется — так всегда бывает. У меня есть деньги в банке и примерно две тысячи в виде золотого песка — это у меня всегда при себе. И если ты говоришь правду, Грим, — насчет того, что я пока на службе, — то армия должна мне жалованье за три года. И я его получу. На худой конец, подамся в Букингемский дворец и получу свой кусок лично из рук королевы! Мы капиталисты, клянусь Юпитером. Кроме того, парни… согласны присоединиться ко мне, если я закрою копи в Абу-Кеме? Будем одной командой — Грим, Рэмсден и Росс.

— По рукам, если ты не подведешь, когда придет срок, — ответил Грим.

— Спорим, не подведу. Рэмми, мы втроем можем горы свернуть. Мы сила. Что с нами сделает время?

— Нам надо воспользоваться твоими приисками, — ответил Грим.

— Согласен. Но давайте сперва увидим Австралию.

— Допустим, мы уладим вопрос с твоим увольнением, и ты смотаешься домой, — предложил Грим. — Возвращайся, когда нагуляешься. А к тому времени мы с Рэмсденом сделаем все, что сможем, для Фейсала. Он теперь в Дамаске, но французы загнали его в угол. Денег ни шиша, с припасами не лучше, французская пропаганда морочит головы его людям. Время работает против него, и не остается ничего другого, только ждать.

— А какого черта туда ввязались французы?

— Им нужна Сирия. Они уже завладели прибрежными городами. И теперь намерены получить Дамаск. Если смогут, то схватят Фейсала и бросят в тюрьму, чтобы не путался под ногами.

— Проклятье! Разве они не обещали, что Фейсал будет королем Сирии, Палестины, Месопотамии и прочего?

— Обещали. Все союзники обещали, включая Францию. Но после перемирия британцы подарили Палестину евреям, и французы потребовали для себя Сирию. Британцы за Фейсала, но французы согласны терпеть его только мертвым или за решеткой. Они понимают, что обошлись и с ним, и с арабами как последние свиньи. Похоже, теперь они считают, что проще всего будет выпутаться, очернив Фейсала и утопив его. Если французы доберутся до него в Дамаске, с ним покончено, и дело арабов проиграно.

— Почему проиграно? — спросил Джереми. — Ведь арабов тоже не два с половиной человека.

— Но Фейсал только один. Он единственный, кто может их всех объединить.

— Я знаю, как ему помочь, — заявил Джереми. — Пусть едет с нами в Австралию. Там найдутся тысячи парней, которые согласятся биться с ним бок о бок и которым начхать на лягушатников. Эти ребята все вверх тормашками перевернут, прежде чем позволят его утопить.

— Хм… Лондон для него — самое подходящее место, — отозвался Грим. — Он по сердцу британцам. К тому же они чувствуют себя виноватыми за то, что с ним так обошлись. Они отдадут ему Месопотамию. Багдад — древняя арабская столица, для начала это сойдет… Ну, а дальше пусть сами арабы постараются.

— Ну, а при чем тут мои золотые прииски? — спросил Джереми.

— У Фейсала нет денег. Если дать ему понять, что арабам будет больше проку, если он съездит в Лондон, он подумает на эту тему. Есть только одно «но»: нужно загодя решить вопрос с боровами-финансистами, они через Министерство иностранных дел могут попытаться закрыть все концессии по нефти, рудникам и орошению. Если мы расскажем ему о твоих золотых приисках в Абу-Кеме — само собой, с глазу на глаз, — он сможет при случае послать господ финансистов куда подальше.

— Отлично, — произнес Джереми. — Я отдам ему золотые прииски. Пусть строит современное предприятие и получает миллионы.

— Хм…. Ты только не проболтайся. Пусть он съездит в Лондон и договорится насчет Месопотамии. Пока же господа толстосумы могут найти много способов оспорить его право на прииски. Но как только он станет королем, все арабы будут за него горой, и ситуация изменится. И он о тебе не забудет, когда придет срок, не беспокойся.

— Это я-то беспокоюсь? — хмыкнул Джереми. — Меня только одно беспокоит: как провернуть это дельце, прежде чем мы подадимся в Сидней. Ностальгия заела. Но сейчас это неважно. Порядок, ребята: я сделаю все, что смогу, для этого Фейсала.


Содержание:
 0  вы читаете: Арабская авантюра : Талбот Мэнди  1  Глава 2. АТЧА, ДЖИМГРИМ САХИБ, АТЧА! : Талбот Мэнди
 2  Глава 3. ХУМ ДЕКТА ХАЙ! : Талбот Мэнди  3  Глава 4. НО ЭТО ПРОСТО УЖАСНО! : Талбот Мэнди
 4  Глава 5. НИКТО НЕ УЗНАЕТ. НИКАКИХ БУКЕТОВ : Талбот Мэнди  5  Глава 6. ЗНАКОМЫЙ ВРАГ ЛУЧШЕ… : Талбот Мэнди
 6  Глава 7. ЭТО РЕЧИ БЕЗУМЦА! : Талбот Мэнди  7  Глава 8. ОН ПРОСТИТ ЛЮБОГО, КТО ПОДНЕСЕТ ЕМУ ВИСКИ : Талбот Мэнди
 8  Глава 9. ОСТАЛЬНОЕ БУДЕТ ПРОСТО : Талбот Мэнди  9  Глава 10. НА ЭТОТ РАЗ ТЫ ПРОМАХНУЛСЯ : Талбот Мэнди
 10  Глава 11. У НИХ ВСЕ В ПОРЯДКЕ : Талбот Мэнди  11  Глава 12. ЗАВАРИ КАШУ, ПРЕЖДЕ ЧЕМ ОНИ БУДУТ ГОТОВЫ : Талбот Мэнди
 12  Глава 13. БИСМАЛЛА! БЛАГОДАРЕНИЕ НЕБЕСАМ, Я ВСТРЕТИЛ ВАС! : Талбот Мэнди  13  Глава 14. ТЫ СТАНЕШЬ МОЕЙ ПЕРВОЙ ЖЕРТВОЙ! : Талбот Мэнди
 14  Глава 15. ЗАСТАНЬ АЛФИЕВ ВРАСПЛОХ И ЗАДАЙ ИМ ЖАРУ! : Талбот Мэнди    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap