Приключения : Исторические приключения : Глава 15 : Юрий Никитин

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  3  6  9  12  14  15  16  18  21  24  27  30  33  36  39  42  45  48  51  54  57  60  63  66  69  72  75  78  81  84  87  90  93  96  99  100

вы читаете книгу




Глава 15

Идея, конечно, малость бредовая, хотя удалось бы одним камнем прибить несколько зайцев. Чем больше он обговаривал ее с крестьянами, а по возвращении уже с Беннетом и Хильдом, тем больше нравилась. Даже Аустин одобрил, хоть и напомнил, что самый крупный замок у графа Вальтера Тубаха, как и дружина, что уже не дружина, а целое войско.

Гай спросил с недоверием:

– А зачем ему столько?

Беннет покачал головой.

– Как зачем? Для важности. Зато сразу видят, кто самый-самый, когда приезжает на турнир во главе своего отряда, где только рыцарей около сотни! И две сотни тяжеловооруженных конных воинов.

– Ну тогда, – проговорил Гай, – возможно, заинтересуется идеей использовать их во имя благой цели?

Беннет покачал головой.

– Нет.

– Не заинтересуется?

– Цель неинтересна, – объяснил Беннет.

– А заслужить благосклонность от короля, если поможет укреплять его власть?

– Он короля не любит, – предостерег Беннет.

– Избавить лес от разбойников, – пояснил Гай, – уже укрепить власть короля. Защитить крестьян, чтоб могли жить богаче и безопаснее, – укрепить власть короля.

Беннет поморщился.

– Ваша милость, вы в церкви не пробовали выступать? Может быть, Хильда в шерифы, а вы в монастырь?

Гай сказал сердито:

– А что предлагаешь ты?

– Охоту, – сказал Беннет.

– Охоту?

– На людей, – уточнил Беннет. – Про благо и справедливость лучше промолчать, а вот славную и благородную охоту на людей, когда можно убивать их безнаказанно, – это распишите поярче. На такое граф клюнет скорее.

Гай посмотрел на него внимательно.

– А ты хитрый, гад. Попробую.

Беннет довольно заулыбался.

– Пойду седлать коней?

Гай покачал головой.

– Нет. Сперва съезжу в те села. И попробую договориться с разбойниками.

Даже Аустин ахнул, а Беннет вообще вытаращил глаза.

– Они же вне закона!

– Сейчас я – закон, – ответил Гай. – Даже разбойник имеет шанс войти в Царство Небесное, если раскается и возместит. Оставайтесь на хозяйстве, а я пока проедусь до того села, куда разбойники захаживают как к себе домой.

Беннет сказал встревоженно:

– Может быть, нам с вами?

– Нет-нет, – сказал Гай, – я еду только на переговоры.

Аустин пробурчал:

– Это же не сарацины, ваша милость! С разбойниками договариваться трудно.

Гай кивнул и быстро вышел, пока сам не передумал, и так чувствует, что затевает глупость, однако нужно попробовать договориться, прежде чем затевать беспощадную чистку леса. Да и будет оправдание, если вдруг начнут обвинять в излишнем кровопролитии…

Конь донес до села в охотку, Гай велел детишкам быстро собрать родителей, а когда те поспешно потянулись из домов и огородов на середину улицы, выждал, пока соберется побольше, вскинул руку.

– Слушайте все! И не говорите потом, что не слышали. Я, королевский шериф Гай Гисборн, объявляю всеобщую амнистию разбойникам. Всяк может выйти из леса и заняться мирным трудом, не опасаясь преследования властей. За это отвечаю я!.. Говорю вам, я прибыл для того, чтобы сделать вашу жизнь безопасной. И я сделаю. Но если какие-то разбойники не внемлют моим словам и голосу своей совести, то пусть пеняют на себя. Я объявляю их вне закона! Каждый, кто увидит любого из них, волен тут же убить без суда и следствия, так как они уже осуждены и приговорены. Срок – три дня!.. Через три дня пусть пеняют на себя.

По лицам собравшихся видел, что слова его не вызывают особого отклика. Разбойникам, конечно, передадут, вполне возможно, среди крестьян уже кто-то из разбойников стоит и слушает, но в любом случае должен такое сказать и предупредить, чтобы потом не чувствовать вины.

– Запомните! – прокричал он. – Я предупреждал!.. Три дня!

Он повернул коня и понесся в сторону величественного замка графа Вальтера Тубаха, стараясь держаться в седле ровно и уверенно. Со спины он смотрится, как сам понимал, красивым и сосредоточенным, и никто не знает, насколько растерян, не знает, за что ухватиться, когда со всех сторон приходят все более тревожные новости.

На этот раз замок показался еще громаднее, он выпрямился и сделал лицо беспечным и уверенным, а когда подъехал к воротам, прокричал наверх охранникам самым жизнерадостным голосом, какой только сумел изобразить:

– Королевский шериф Гай Гисборн к сэру Вальтеру!

После паузы внизу послышался топот, ворота распахнулись, он въехал уверенно и по-хозяйски, подковы звонко стучат по каменным плитам двора, с плеч красиво ниспадает плащ, расшитый непонятными англичанам символами, а золотые рыцарские шпоры позвякивают тихонько и деликатно.

Во дворе слуги, занятые своими делами, оставили работу и смотрели, как он направил коня к главной башне. Все одеты добротно, хоть и просто, морды сытые, держатся вольно, как люди, вовсе не заморенные тяжелой работой, хотя двор чист, плиты под ногами блестят, их не только подмели, но и сбрызнули водой, а то и помыли.

Один из стражников перехватил свободной рукой повод.

– Я держу его, ваша милость!

Гай покинул седло, второй стражник сказал торопливо:

– Лорд сейчас выйдет к вам, шериф.

– Я подожду, – ответил Гай кротко.

Оба в дорогой одежде, даже пышной, что должно без слов говорить о могуществе и богатстве владельца замка, тяжелые пояса с накладками из серебра, кинжалы в узорных ножнах, а сапоги такие, что иные лорды позавидуют.

Первый стражник вернулся к дверям и застыл, второй увел лошадь к коновязи, а Гай ощутил на себе взгляд, но не враждебный, а, скорее, скучающе-любопытный. Он научился их чувствовать всей кожей, иначе не выжить в чужой стране и переполненных людьми городах, даже умел различать те, от которых веет приближающейся угрозой, от всех остальных.

Стараясь не показывать виду, что заметил или ощутил нечто, он начал вроде бы оглядывать двор, а краем глаза ловил мутные образы, пока не увидел на балконе девушку в голубом платье, что склонилась на перила и рассматривает его с любопытством.

Он чуть повернул голову, вроде бы всматриваясь в узорную доску коновязи, девушка видна отчетливее, золотые, как солнце, волосы блестят, разбрасывая зайчики…

С лязгом отворилась массивная дверь, граф Вальтер Тубах вышел, надменный и величественный, крупный, с таким же широким, как и он весь, лицом и тяжелой нижней челюстью, осанистый, в поясе объемен, но брюхо не свисает через ремень, достаточно поджар, а руки толстые, не растерявшие с возрастом мышцы.

Подбородок чисто выбрит, а небольшие усы торчат в стороны, как у рассерженного кота. В крупных глазах навыкате раздраженно-брезгливое выражение.

Гай вежливо поклонился.

– Сэр Вальтер…

Граф окинул его с головы до ног холодным взглядом.

– Слышал о ваших подвигах, сэр Гай.

Гай приятно изумился:

– Кто-то из моих знакомых вернулся из Палестины?

Сэр Вальтер некоторое время жевал ус, пыхтел, наконец сказал с неудовольствием:

– Ну да, крестоносец… Для вас все остальное здесь не победы, а так… даже не забавы.

Гай наклонил голову.

– Вы абсолютно правы. Я двенадцать лет наносил удары, стараясь бить насмерть… потому что там враги, а здесь приходится бить по англичанам, что как-то не по сердцу, я где-то глубоко в нем вроде бы милосерден, как временами кажется. Однако мир таков и такова наша судьба, которую нам определил Господь, которому виднее. Я пришел пригласить вас поучаствовать в потехе, более близкой к войне… хотя это, конечно, не война… и вообще намного безопаснее.

Сэр Вальтер смотрел на него исподлобья.

– И что же это такое?

– Лагерь разбойников, – ответил Гай. – В лесу. У меня есть право казнить таких на месте без суда и следствия. И привлекать в помощь всех, кого сочту нужным.

Граф поморщился.

– Знаете ли, сэр…

– Сэр Гай, – напомнил Гай. – Гай Гисборн.

– Сэр Гай, – сказал граф, – я в состоянии двинуть свою дружину и самостоятельно очистить лес от разбойников!

Он гордо приосанился, а девушка на балконе посмотрела на Гая, как ему показалось, с брезгливой жалостью.

– Двинуть вы можете, – согласился Гай. – Но, сэр… можно я начистоту?

Сэр Вальтер недовольно дернул щекой.

– Говорите.

– Вы бы это давно сделали, – сказал Гай, – если бы смогли.

– Что-о?

– Во-первых, – сказал Гай безжалостно, – вы не знаете, где их лагерь, а прочесывать весь лес – уйдет не одна неделя, и вернетесь ни с чем. Во-вторых, вам пришлось бы отчитываться за каждого убитого. Ваши недоброжелатели легко могут сказать, что среди разбойников были и мирные крестьяне, а это уже уголовное преступление. Да и самих разбойников никто не разрешает вот так убивать… если вы не при исполнении закона. Надо ли продолжать?

Сэр Вальтер поморщился.

– Вот из-за таких, как вы, – сказал он с презрением, – у лордов связаны руки! Мы бы давно с ними расправились!.. Ладно, что вы хотите?

Гай напомнил:

– Я уже сказал.

Сэр Вальтер оглянулся, махнул рукой.

– Ладно, пойдемте внутрь. Там переговорим подробнее.

Стражники по обе стороны двери с поспешностью распахнули ее перед графом и его гостем, Гай переступил порог, вежливо приноравливаясь к неспешному шагу хозяина, зал открылся просторный, со свисающими сверху красными и пурпурными длинными полотнищами, на стенах укреплены скрещенные копья, в двух местах они высовываются из-за массивных боевых щитов…

Граф очень неспешно, явно гордясь впечатлением, вел его через зал к дальней двери, но Гай невольно замедлил шаг, засмотревшись на спускающуюся по лестнице девушку в нежно-голубом платье с длинным шлейфом, что тащится следом, грациозно спрыгивая со ступеньки на ступеньку, как широкая струя горного ручья. Башня золотых волос перевита жемчужными нитями, и кажется, само солнце то ли запуталось в ее волосах, то ли нашло там норку и не желает выбираться наружу.

Ее движения чем-то напомнили ему царственно плывущего по ровной глади пруда лебедя. Она ощутила его взгляд, так как замедленно начала поворачивать голову, крупные ярко-синие глаза скользнули безучастным взглядом по залу, Гаю показалось, что ребенок обнял его за шею и поцеловал, но взгляд ушел дальше… а потом вернулся, и девушка уже в упор посмотрела на него, брови ее сердито сдвинулись, этот неизвестный рыцарь смотрит слишком пристально, даже неприлично…

Граф сказал с неудовольствием:

– Вильгельмина, разве ты не должна сейчас заниматься вышиванием?

Девушка сердито надула и без того пухлые розовые губы.

– Папа, это я уже умею!..

– Ну так делай, – велел граф. – Сэр Гай, прошу сюда.

Он сам открыл дверь, Гай шагнул в небольшую, но пышно обставленную комнату, а девушка обиженно осталась в зале.

Граф коротко повел рукой.

– Садитесь, шериф. И рассказывайте подробнее.

Сам он опустился в кресло по ту сторону массивного стола, Гай ощутил на себе его испытующий взгляд.

– Спасибо, – поблагодарил Гай и сел. – У меня план прост: устроить налет на их лагерь и перебить как можно больше. Если у нас будет достаточно людей, то можно даже попытаться перехватывать убегающих. И послать погоню, пока не уничтожат всех. Ответственность беру на себя, я буду с вами.

Граф дернул за шнур, моментально появился сдержанно одетый слуга, замер в полупоклоне.

– Вина, – распорядился граф, – и две чаши.

Слуга исчез, Гай выжидал, он свое сказал, очередь за графом, а тот нарочито тянет время, прикидывая, какую позицию занять, все земельные лорды ревниво подчеркивают свою независимость и всячески стараются ее расширить за счет ослабления королевской власти.

После короткого ожидания слуга распахнул дверь, лицо несколько ошарашенное, а в кабинет смирно и с опущенными глазками вошла дочь графа с подносом в руках, где высятся серебряный кувшин и две чаши.

– Вильгельмина! – воскликнул граф с упреком.

Она сказала живо:

– Отец, я увидела, что он подошел к закрытой двери, но мое достоинство не позволяет открывать ее слуге, потому я взяла у него поднос, а дверь открыл он…

Гай наблюдал, как она быстро и ловко расставила чаши и кувшин, от нее пахнет чистотой и свежестью, на миг совсем близко блеснули ее любопытные глаза, кожа нежная и чистая, как у ребенка, золотая башня волос накренилась и вот-вот рассыплется, чувствуется, что сооружала ее впопыхах.

Граф произнес с неловкостью:

– Моя дочь Вильгельмина!.. Мое сокровище… Была фрейлиной королевы, но я забрал ее домой, пора выдавать замуж. В наших краях, к счастью, немало молодых людей самого высокого происхождения, которые готовы бросить к ее ногам свои сердца и души.

Гай произнес с вежливой прохладностью:

– Да… это, видимо, весьма достойный жест для здешних молодых людей.

Леди Вильгельмина посмотрела на него с высокомерием королевы на пьяного конюха, с самым независимым видом опустилась в кресло в сторонке от стола, а граф ухмыльнулся в усы.

– Вижу, вы этим не интересуетесь… Вы еще ничего себя не присмотрели?

Гай покачал головой.

– Я только сошел на берег, как меня сразу к лорд-канцлеру и принцу. Не успел опомниться, уже сунули в зубы полномочия шерифа и забросили сюда. Я до сих пор не то что не успел осмотреться, вообще как в тумане!

Граф ухмыльнулся шире.

– Только в первый же день отрубили руку барону Тошильдеру, убили его сына и оруженосца. Нет-нет, я знаю, вы только защищались, даже не обнажили своего меча!.. Вы человек дела, сэр Гай?

– И слова, – произнес Гай сдержанно.

Граф кивнул, лицо стало задумчивое.

– Надеюсь, вы приживетесь здесь, сэр Гай. Вы жестокий человек, в другое время сами бы очутились в Тауэре, но сейчас многие смотрят на вас с надеждой. Так что вы говорите насчет лагеря разбойников?

Гай посмотрел на его дочь. Она поняла, поморщилась, Гай молча восхитился той невинной грациозности, с которой вспорхнула из-за стола.

– Отец, – произнесла она несколько протяжно, – у меня что-то совсем разболелась голова… Видимо, от простонародного запаха, хотя вроде бы откуда он?.. С вашего позволения пойду отдохну в свои покои.

Граф коротко усмехнулся, а она, не удостаивая Гая даже мимолетным взглядом, подошла к отцу, нежно поцеловала в щеку, чему тот вроде бы даже удивился, хотя старается не подавать виду, и красиво ушла, левой рукой приподнимая длинный подол и таким небрежным жестом подчеркивая грациозную фигуру.

– Это у них там при дворе, – объяснил граф, – вроде игры такой. Постоянно обмениваются колкостями.

– Гм, – сказал Гай, – странный обычай.

– Она у меня малость избалована, – объяснил граф смущенно. – Единственный ребенок, мы в ней души не чаем! Вот и позволяем… больше обычного.

Гай кивнул.

– Да-да, она весьма, да. Ну так вот, я хотел бы сперва узнать, какими силами вы располагаете…

Граф нахмурился, глаза блеснули подозрением.

– У меня весьма немалые силы, шериф. Очень даже немалые!

– Не сомневаюсь, – ответил Гай. – Тогда зайдем с другой стороны. Какие силы вы в состоянии собрать и выставить на борьбу с разбойниками?

– Тоже немалые, – ответил сэр Вальтер сварливо.

– А выставите?

На этот раз граф на мгновение задумался.

– Думаю, никого из вассалов привлекать не придется. У меня сейчас в замке двадцать рыцарей и сорок человек тяжеловооруженной панцирной конницы. Арбалетчиков наберется десятков пять…

– Лучше лучников, – сказал Гай кротко. – Разбойники, как мне почему-то кажется, будут без доспехов. Лучники зато мобильнее, а стрелами бьют дальше…

– Да ну? – спросил граф язвительно. – Вы меня прямо поражаете своими знаниями.

– А вы меня, – отпарировал Гай, – как легко подхватываете не самые лучшие привычки вашей дочери!

Граф посмотрел на него с интересом.

– Что, в самом деле?.. Вообще-то да, есть нечто… Хорошо, мне понадобится дня два-три, чтобы собрать отряд. Многие сейчас по деревням, приходится охранять, вы это заметили верно.

Гай поднялся, вежливо поклонился.

– Тогда мы договорились. Я как раз дал разбойникам трое суток на явку с повинной.

Граф так изумился, что даже привстал, затем снова рухнул в кресло.

– Верите, кто-то явится?

– Нет, – ответил Гай честно. – Но тогда буду помнить, что давал им шанс, который они отвергли. И буду убивать с чистой совестью, так как сам Господь направляет мою руку с карающим мечом.

Сэр Вальтер посмотрел на него очень внимательно, что-то изменилось в его суровом лице, глаза чуть погрустнели, а кончики усов опустились.

– Да-да, – произнес он тускло, – вы правы… очень важно, чтоб ничто потом не терзало…

Граф поднялся, Гай тут же вскочил, откланялся и направился к двери. Граф с минуту смотрел ему вслед: шериф идет так, словно в самом деле миром правит закон.

– Я передам дочери, – сказал он дежурную любезность, – от вас самые лучшие пожелания!

Гай ответил:

– Она вам не поверит.


Содержание:
 0  О доблестном рыцаре Гае Гисборне : Юрий Никитин  1  Часть I : Юрий Никитин
 3  Глава 3 : Юрий Никитин  6  Глава 6 : Юрий Никитин
 9  Глава 9 : Юрий Никитин  12  Глава 12 : Юрий Никитин
 14  Глава 14 : Юрий Никитин  15  вы читаете: Глава 15 : Юрий Никитин
 16  Глава 16 : Юрий Никитин  18  Глава 18 : Юрий Никитин
 21  Глава 3 : Юрий Никитин  24  Глава 6 : Юрий Никитин
 27  Глава 9 : Юрий Никитин  30  Глава 12 : Юрий Никитин
 33  Глава 15 : Юрий Никитин  36  Глава 18 : Юрий Никитин
 39  Глава 3 : Юрий Никитин  42  Глава 6 : Юрий Никитин
 45  Глава 9 : Юрий Никитин  48  Глава 12 : Юрий Никитин
 51  Глава 1 : Юрий Никитин  54  Глава 4 : Юрий Никитин
 57  Глава 7 : Юрий Никитин  60  Глава 10 : Юрий Никитин
 63  Глава 13 : Юрий Никитин  66  Глава 2 : Юрий Никитин
 69  Глава 5 : Юрий Никитин  72  Глава 8 : Юрий Никитин
 75  Глава 11 : Юрий Никитин  78  Глава 14 : Юрий Никитин
 81  Глава 17 : Юрий Никитин  84  Глава 2 : Юрий Никитин
 87  Глава 5 : Юрий Никитин  90  Глава 8 : Юрий Никитин
 93  Глава 11 : Юрий Никитин  96  Глава 14 : Юрий Никитин
 99  Глава 17 : Юрий Никитин  100  Послесловие : Юрий Никитин



 




sitemap