Приключения : Исторические приключения : Глава 7 : Юрий Никитин

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  3  6  9  12  15  18  21  24  27  30  33  36  39  42  45  48  51  54  56  57  58  60  63  66  69  72  75  78  81  84  87  90  93  96  99  100

вы читаете книгу




Глава 7

Сэр Джозеф Сэпмтон молча провел Гая через множество комнаток в личные покои хозяина замка, распахнул перед ним дверь, но сам остался в коридоре.

Гай перешагнул порог, воздух влажный, сильно пахнет восточными притираниями и маслами. Полуголый принц лежит на столе, прикрыты только чресла, а хмурый старый слуга мощно разминает ему ноги.

Принц постанывает, иногда жалобно взвывает, закатывая в страдании глаза, но слуга не обращает внимания, растирает, давит, щиплет и свирепо поколачивает костяшками пальцев.

Гай произнес озадаченно:

– Ваше высочество?

Принц повернул к нему голову.

– А, – произнес он хриплым страдальческим голосом, – бравый шериф, могучий и неустрашимый… Простите, сэр Гай, что принимаю в таком виде, но что у простых людей считается признаком неуважения, то у царствующих особ – знаком особого доверия. Показаться без штанов – это знак расположения, поняли?

Гай сдержанно поклонился.

– Да, я что-то слышал о таком.

– Правда?.. Где же?

– Да все в той же Франции, – ответил Гай. – Откуда все болезни и разврат идут в Англию.

– Ах, вы об этом, – протянул принц, – ну, ладно, оттуда пусть… Я сейчас вижу: на вашем глупо-честном лице крупными буквами написано насчет того, как это вы такое счастье заслужили – видеть принца без штанов? Да так вот заслужили… Ой, Беард, ты мне все пальцы сломаешь, палач!

Слуга буркнул:

– Надо, Джон.

К удивлению Гая, старый слуга, что называет принца по имени, продолжал разминать ступню принца с той же мощью, тот кривился и закатывал глаза, даже задержал дыхание, и только когда тот перешел к другой ступне, с облегчением перевел дыхание.

– Да садитесь же, сэр Гай, не стойте надо мной столбом, а то решу, что пришли придушить меня. Я человек злобный и подозрительный, разве не слышали?

– Еще не то слышал, – заверил Гай, он отступил на пару шагов, нащупал кресло и сел, не отводя от принца взгляда. – Могу пересказать, если вдруг возжелаете…

Принц посмотрел на него волком.

– С чего бы я возжелал?

– Так вы же… как говорят… не совсем нормальный…

– Не продолжайте, – предупредил принц. – Бессонницей из-за этого мучиться не буду, но все-таки по-человечески неприятно. Я же для них стараюсь, а обо мне всякое такое… Вы заметили, дорогой шериф, что я единственный из королей, кто торчит в холодной туманной Англии, где солнца не видать годами, все это время? Я да еще Вильгельм Завоеватель, он тоже не мог оставить захваченные земли, а все остальные короли Англии жили и живут в теплой и солнечной Франции!

– Не совсем так, – возразил Гай. – Они живут на английских землях, расположенных на материке. На землях, что по закону принадлежат Англии.

Принц оборвал смех, глаза стали злыми.

– Ах, шериф, а я было подумал, что вы человек умный!..

– Какой есть, – ответил Гай почтительно. – Стране нужны не только умные, как вы сказали, когда изволили призвать меня первый раз, но и деятельные.

– Простите, – сказал принц внезапно, – это от усталости и раздражения. Отчасти и по причине моего дурного нрава. У нас с братцем это наследственное, но я смотрю на него и… сдерживаюсь. По возможности, конечно. Вы не только деятельный, но и умный, иначе бы не поставил вас шерифом. Правда-правда. Конечно, ум у вас не от рождения, с чего вы вдруг стали бы умным с таким умением драться, но вы повидали мир, это расширило ваш кругозор, а били вас так часто, что… кое-что и вбили, хотя, понимаю, это было непросто… Ох, что ты делаешь?

Слуга проворчал:

– У вас сала на боках столько, что, если заколоть на праздник, неделю можно семью из двенадцати человек кормить от пуза. Еще и гостей позвать.

– Ладно, – простонал принц, – только полегче, полегче! Я же принц или не принц?

– Прынц, – согласился слуга, – только бока какие-то… гм… не прынцовые совсем. И вообще, ваше высочество, заниматься своим здоровьем надо не за три дня до смерти, а за три года до болезни.

Принц перевел дыхание и сказал негромко:

– Сэр Гай, вы даже не представляете, с чем мне приходится работать! Вы хоть знаете, что мой брат, изыскивая средства на войну где-то там в чужих странах, продавал здесь, в Англии, высокие должности за деньги?

Гай пробормотал с неловкостью:

– Ваше высочество, но что оставалось делать? Деньги на Крестовый поход нужны были срочно. Потому король и пошел на такое…

Принц прошипел, как рассерженная змея:

– На что «такое»?.. Вы хоть представляете, что это, когда все шерифы в Англии – люди, которые купили эти должности у моего брата за деньги? И которые абсолютно не годятся для такой работы?.. Троих, к счастью… прости меня, Господи!.. уже убили, слишком уж заносились, я их поспешно заменил… как вот и вас сунул взамен одного богатого дурака… Господь и его прибрал, но для всей Англии это капля в море!..

Гай пробормотал:

– Ну… я вообще-то не смотрел… с этой стороны…

– Еще бы, – прошипел принц. – Все вы смотрите только с той стороны!.. Он собрал деньги, не важно, каким путем, и уехал, а я остался расхлебывать в полностью разоренной им стране, где еще и все должности проданы никчемнейшим людям!.. Хуже того…

Он сделал паузу и посмотрел на Гая люто, словно это он виноват. Гай пробормотал:

– Господи, что еще может быть хуже?

– А то, – сказал принц с горечью, – что если хоть одного из таких дураков смещу за неспособность управлять… а из них ни один не справляется со своей работой!.. меня тут же обвинят, что я подкапываюсь под Ричарда!.. Хотя то вовсе не его люди, он продавал должности любому, кто даст деньги. Потому на вас особая ответственность, шериф! Вы работаете и за себя, и еще за соседей. Помните, я лично вас поддержу, но вы старайтесь не дать поймать себя на превышении, на грабеже, на утаивании налогов. Записывайте, куда истратили каждый шиллинг!.. Это единственная ваша защита!


Обратную дорогу Хильд распевал песни, время от времени вынимал из мешка золотой кубок, любовался на рубины, хвалил изысканную чеканку, снова прятал и громко предвкушал, как ахнут Беннет с Аустином и вообще все их люди после такой блистательной победы.

Гай ехал мрачный. Хотя и раньше понимал, что в стране полнейшая разруха, но как-то не связывал ее с Крестовым походом и попыткой отвоевать у сарацин Святой Город. Возможно, король Ричард поторопился, слишком срочно изыскивая средства для снаряжения большой и хорошо вооруженной армии, а теперь еще нужно отдать сто пятьдесят тысяч марок серебра, и он с ужасом понимает, что из-за этого страна стремительно катится к краю пропасти, народу уже нечем платить налоги, обозлены не только простолюдины, но и бароны в своих неприступных замках…

В замке его встречал весь гарнизон. Среди бойцов Гай увидел нового человека, молодого рослого парня с широкими плечами и толстыми мускулистыми руками, привыкшими к тяжелой работе.

Он дружелюбно кивнул ему, догадываясь, что за его короткое отсутствие Беннет и Аустин подобрали для команды еще одного человека, но не стал расспрашивать. Эти двое свое дело знают, оставил Хильда восторженно рассказывать, а сам пошел к себе наверх.

Когда уезжал на турнир, оставил на полпути кучу дел, а теперь надо доделать срочно и смотреть, что навалилось новое…

В дверь тихо постучали, слуга засунул голову в щель и скромненько проговорил:

– Ваша милость, пора.

Гай оторвал затуманенный взгляд от бумаг и перевел на заискивающе улыбающееся лицо.

– Куда?

– В большой зал, – сказал слуга и объяснил, видя его лицо: – Столы уже накрыты, ждут вас.

– Чего это вдруг?

– Так вы ж победитель турнира! – напомнил слуга. – Это событие!.. Все об этом только и говорят. И нам такая честь, такая честь… Хильд все еще рассказывает, а ваш кубок уже посреди стола, все ходят смотреть…

Гай молча ругнулся, ощущение бессилия нахлынуло мощной волной, а покидало по капельке. То, что он двенадцать лет дрался за справедливость, за Святой Город, отстаивал честь и величие Англии, проливал кровь в жарких песках сарацинского мира, – это здесь проходит незамеченным, а вот потешная победа в дурацком соревновании…

А может быть, так и надо жить? Другие живут и… счастливы.

– Скажи, – велел он сердито, – сейчас иду.

Слуга исчез, Гай поднялся, размял спину, за бумагами время тоже летит, никогда бы не подумал…

Внизу в зале ярко и празднично горят все свечи, два стола накрыты, поменьше для хозяина и двух, кого он усадит с собой, и второй побольше – для остальных. Расположены тоже традиционно: хозяйский стол развернут лицом к остальным, но за тем столом сидят с двух сторон, потому он поставлен вдоль, чтобы никто не сидел к властелину замка спиной.

Они уже сидят чинно и ждут, а когда Гай показался в проеме двери, дружно поднялись и, склонившись в поклоне, застыли.

Хильд выждал, когда сюзерен приблизился к столу, и, пока он не успел сесть, сложил ладони у груди и сказал торжественно:

– Господи наш, не взыщи с нас, если мы забыли или погрешили… Господи наш, не возлагай на нас тяготы, как ты возложил на тех, кто был до нас. Господи наш, не возлагай на нас также то, что нам невмочь, избавь нас, прости нам и помилуй нас… Ты наш Владыка, так укрепи наш дух, чтобы мы достойно несли нашу нелегкую ношу!

– Аминь, – сказал Гай нетерпеливо. – За победы!

Он вскинул чашу, простую, медную, его золотой кубок хвастливо остался посреди стола, к Гаю потянулись руки с кубками, чашами и чашками, морды у всех довольные и счастливые, отблеск славы падает и на его людей, и всяк стремится служить у того, кто именит и силен.

Гай отпировал быстро, кивнул Беннету и Аустину, остальным жестом велел продолжать, раз уж еще есть что пить и есть, а с помощниками вышел сперва из-за стола, потом и вовсе из замка на свежий воздух под низкое хмурое небо.

Некоторое время постоял, стараясь угадать, где за тучами прячется заходящее солнце, уже начинает смеркаться, но все еще нет привычного для юга величественного зарева на полнеба, когда небосвод в пурпуре, а пышные облака громоздятся, как огненные горы.

– Все, – сказал он, – праздник кончился, завтра с утра едем проверять работу бейлифов.

Беннет сказал с готовностью:

– У нас никто из них не спит!.. Только вот…

Он умолк, как и Гай, насторожившись, к замку во весь опор скачет всадник в кольчуге до колен, на голове шлем, конь крупный, таких покупают для сражений, а не для упряжи.

И хотя всадник один, в этом неспокойном мире даже одинокий человек может представлять опасность.

Меньше всего Гай ожидал увидеть Дарси Такерда, но это именно он, мальчишка, которому он тогда разбил рот, вот и сейчас видно шрамик на верхней губе.

Все трое молчали, а тот торопливо спрыгнул с коня, подбежал к Гаю и красиво преклонил колено, ладонь правой руки приложив к сердцу, левой упираясь в колено. Голову покорно склонил и так остался.

Гай посмотрел на него, на Беннета и Аустина, те пожали плечами и смолчали.

Гай нахмурился, поинтересовался холодно:

– И что это значит?

Дарси вскинул голову, лицо молодое, в глазах непонятные им страх и отчаяние.

– Ваша милость, я умоляю вас взять меня в оруженосцы!

Гай поморщился, отрезал холодно:

– Разве гонец вашего отца не привез мой ответ?

– Он привез, ваша милость…

Гай рыкнул, распаляясь гневом:

– И что? Моего слова «нет» уже недостаточно? Граф высокомерно полагает, что я буду делать то, что возжелает его светлость?

– Но, ваша милость…

– Молчать, – сказал Гай резко. – Вы когда-нибудь слышали о твердом мужском слове?

– Ваша милость!

Гай повторил четко и раздельно:

– Я в оруженосце не нуждаюсь! У меня нет богатого замка, нет обучальщиков… многого нет, что необходимо для воспитания молодого оболтуса. К тому же мне кажется, вы уже так обучились у барона Тошильдера, что вам теперь хоть кол на голове теши.

Дарси, не поднимаясь с колен, вскричал:

– Ваша милость! Я клянусь выполнять все ваши приказы! Беспрекословно! По первому же слову!

Беннет буркнул:

– А надо по взгляду!

Дарси вскрикнул моментально:

– По первому взгляду, жесту! Я буду угадывать ваши желания!

Гай чувствовал нарастающее раздражение и неудобство, по-настоящему сильный не любит, когда перед ним униженно стоят на коленях, вообще не нуждается в таких явных и подчеркнутых знаках подчинения.

– Но все-таки, – сказал он с нажимом, – почему?

– Мой отец считает вас одним из лучших рыцарей Англии!

Гай хмыкнул.

– То отец, а вы ведь себе на уме, у вас свои взгляды, и вы уверены, что тот старый дурак ничего не понимает?

Дарси взглянул на него неожиданно твердо.

– Мой отец не старый дурак. Он участвовал во Втором крестовом, прошел там же, где шли вы с королем Ричардом! И потому, наверное, он о вас такого высокого мнения.

Беннет пробормотал:

– Думаю, не только потому…

Он окинул выразительным взглядом юное румяное лицо со шрамом на губе, полученным вовсе не в бою за правое дело. Щеки Дарси вспыхнули, он было потупил взгляд, но превозмог себя и вскинул голову, вперив в шерифа умоляющий взгляд.

Гай проговорил медленно:

– Давай начистоту. Что-то мне кажется, ты недоговариваешь самое важное.

Дарси сказал торопливо:

– Я все сказал!

Гай поинтересовался:

– И даже можешь поклясться святой Богородицей?

Дарси вздрогнул, поежился, опустил взгляд и пробормотал:

– Ну… какие-то мелочи, может быть, и упустил…

Беннет и Аустин заинтересованно поглядывали то на шерифа, то на бывшего оруженосца барона Тошильдера.

– Знаешь, – сказал Гай, – я не родился шерифом и никогда им не был. Даже не думал, что стану. Но раз уж стал, то стараюсь соответствовать. А это значит, я должен чувствовать, где мне врут, чтобы успевать предотвращать преступления. И вот, представь себе, уже вижу, что врешь. Врешь, стоя на коленях и вот так невинно глядя в глаза.

– Но я не вру, – взмолился Дарси.

Гай отступил на шаг, лица закаменело, кивнул помощникам.

– Проследите, чтобы этот лжец покинул наши земли. Если будет упираться… можете немножко побить.

– Это мы с удовольствием, – отозвался Беннет бодро.

Аустин широко заулыбался, они подхватили Дарси вдвоем, подняли на ноги, но тот отчаянным рывком вырвался и снова упал на колени, теперь уже на оба.

– Ваша милость! – вскричал он отчаянно. – Да, я соврал!.. Отец сказал, что если не сумею получить у вас рыцарские шпоры, то лишит меня не только наследства, но даже имени! Я могу потерять имущество, но быть вычеркнутым из нашего славного рода…

Из глаз хлынули слезы и побежали блестящими струйками по щекам. Гай оторопел, никогда не видел, чтобы слез было так много, даже девушки не ревут так отчаянно. Впечатление такое, что все накопленные с детства слезы выплеснулись вот именно сейчас.

– Значит, – произнес он с отвращением, – дело в деньгах…

Дарси поднял к нему залитое слезами лицо, в глазах отчаянная мольба, вскричал торопливо:

– Нет!.. Я обойдусь без них!.. Но честь? У меня отнимут честь принадлежать к великому роду!

Беннет и Аустин поглядывали уже в нерешительности, Аустин вообще выглядит смущенным, а Беннет повернулся к Гаю.

– Ваша милость…

Гай огрызнулся:

– Что?.. Ради того, чтобы он получил свое, я должен жертвовать своими интересами?

Беннет предположил:

– А если не жертвовать?

– Это как? – спросил Гай зло. – Рыцарь обучает оруженосца всем премудростям, начиная с владения оружием и кончая благородным обхождением! А это займет время и усилия!

– А если не займет? – спросил Беннет. – Он будет с нами, и если ничему не научится, находясь с вами рядом и слушая вас, его в самом деле стоит вычеркнуть отовсюду.

Аустин, даже не промычавший ни слова за все это время, повернулся к Гаю.

– Ваша светлость, – громыхнул он. – Даже если спровадим сейчас, отец его снова пришлет, как только до него докатится весть о вашей победе на турнире!

Беннет подтвердил:

– Здесь победы ценятся!

Гай повернулся к коленопреклоненному и, чувствуя, что делает очередную крупную глупость в жизни, сказал сухо:

– Все слышал? Никто с тобой нянчиться не будет. Будешь оруженосцем, а это значит – слугой рыцаря, а вовсе не лихим собутыльником, как у барона Тошильдера.

Дарси вскрикнул:

– Ваша милость! Клянусь…

– Не перебивай, – рыкнул Гай. – Все мои приказы выполняются беспрекословно!..

– Клянусь…

– Запомни, ты ничуть не лучше этих двух моих помощников. Да и остальных в замке. Твое происхождение не дает тебе никакого преимущества. Более того, их опыт и воинское умение ставят их выше тебя. Если все это устраивает… что ж, уважу я просьбу твоего отца, хотя мне это вот так поперек горла!

Дарси рывком ухватил его руку и поцеловал.

– Клянусь, сэр! Всем, что еще есть у меня, клянусь!


Содержание:
 0  О доблестном рыцаре Гае Гисборне : Юрий Никитин  1  Часть I : Юрий Никитин
 3  Глава 3 : Юрий Никитин  6  Глава 6 : Юрий Никитин
 9  Глава 9 : Юрий Никитин  12  Глава 12 : Юрий Никитин
 15  Глава 15 : Юрий Никитин  18  Глава 18 : Юрий Никитин
 21  Глава 3 : Юрий Никитин  24  Глава 6 : Юрий Никитин
 27  Глава 9 : Юрий Никитин  30  Глава 12 : Юрий Никитин
 33  Глава 15 : Юрий Никитин  36  Глава 18 : Юрий Никитин
 39  Глава 3 : Юрий Никитин  42  Глава 6 : Юрий Никитин
 45  Глава 9 : Юрий Никитин  48  Глава 12 : Юрий Никитин
 51  Глава 1 : Юрий Никитин  54  Глава 4 : Юрий Никитин
 56  Глава 6 : Юрий Никитин  57  вы читаете: Глава 7 : Юрий Никитин
 58  Глава 8 : Юрий Никитин  60  Глава 10 : Юрий Никитин
 63  Глава 13 : Юрий Никитин  66  Глава 2 : Юрий Никитин
 69  Глава 5 : Юрий Никитин  72  Глава 8 : Юрий Никитин
 75  Глава 11 : Юрий Никитин  78  Глава 14 : Юрий Никитин
 81  Глава 17 : Юрий Никитин  84  Глава 2 : Юрий Никитин
 87  Глава 5 : Юрий Никитин  90  Глава 8 : Юрий Никитин
 93  Глава 11 : Юрий Никитин  96  Глава 14 : Юрий Никитин
 99  Глава 17 : Юрий Никитин  100  Послесловие : Юрий Никитин



 




sitemap