Приключения : Исторические приключения : Глава 13 : Юрий Никитин

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  3  6  9  12  15  18  21  24  27  30  33  36  39  42  45  48  51  54  57  60  62  63  64  66  69  72  75  78  81  84  87  90  93  96  99  100

вы читаете книгу




Глава 13

Крестьянин, к которому послал аббат, сперва упирался и уверял, что ничего не видел и не знает, Гай заметил, строго глядя ему в глаза, что может привлечь за браконьерство, улики найдет, это нетрудно, но если укажет логово разбойников, то он, ноттингемский шериф, закроет глаза на его прошлые грехи.

Бедный браконьер вздыхал и охал, потом проговорил тихонько:

– Если узнают, меня со всей семьей уничтожат! А у меня жена еще молодая и детей семеро…

Гай сказал так же тихо:

– А ты разве не слышал, что мы в трех милях отсюда истребили две шайки?.. Ни один не ушел!

– Хорошо, – сказал он обреченно, – я проведу. Только отряд надо большой. Их побольше, чем у Кнуда Железнорукого…

– Откуда знаешь? – спросил Гай. – Ладно, не отвечай. Даже если сам был одним из них, мне важнее то, что сейчас живешь с семьей и растишь детей. Я соберу отряд и приеду. Никуда не исчезай!

– Ваша милость, теперь мне уже отступать некуда!

– Вот и хорошо, – сказал он.

Конь понесся было обратно, дорогу помнит, но Гай посмотрел на небо, солнце еще высоко, можно успеть заглянуть еще в один монастырь, что поблизости, кажется, там тринитарии, если Хильд ничего не перепутал…

По прямой, как ворона летит, в самом деле близко, но ему пришлось пересекать три ручья, объезжать болото и потому увидел перед собой громаду монастыря, только когда солнце, судя по мутному пятну, уже склонялось к краю земли.

С ворот его заметили даже раньше, чем обычно замечают с башни замка, суровый голос окликнул строго:

– Кто тревожит покой мирных монахов?

– Мирный шериф графства, – ответил Гай дружелюбно.

– С какой целью?

Гай ответил в том же дружеском тоне:

– Друзья могут заходить и без цели. Кстати, шериф графства имеет право заходить как в замки баронов, так и в монастыри! Без их приглашения.

Голос сверху сказал удрученно:

– С этом спорить можно… но не сейчас.

Гай ждал, что отворят калитку, но распахнули ворота, монахи со своим трудом не считаются, обе створки такие, что десять таранов разобьют лбы, прежде чем поцарапают окованное толстыми железными полосами дерево.

– Заходите, шериф, – сказал монах настороженно. – Что вам нужно?

Гай пустил коня вперед, а по ту сторону ворот соскочил на землю.

– Да я заехал по дороге, – ответил он легко, – узнать, вдруг вам что нужно. И сообщить заодно, что власть восстановлена, закон и порядок снова… работают. Ну, как получается.

Монах изучающе разглядывал его серьезными глазами исподлобья, наконец сказал все еще сомневающимся тоном:

– Ну, если так… Оставьте коня, вам вон туда, там наш отец-настоятель. Правда, сейчас подошло время трапезы, у нас она строго в одно и то же время…

Гай сказал с интересом:

– А если опоздать – рухнет мир?

Монах ответил серьезно:

– Дисциплина – это то, что отличает людей от… мирян.

– Ладно, – сказал Гай, – если думаете, что я откажусь, вы ошибетесь очень сильно.

Монах пожал плечами.

– Да кто знает, что у вас в миру едят. У нас же только дозволенное уставом.

– Ничего, – ответил Гай бодро, – я непривередлив.

Оставив коня монаху, он прошел, как уже понял, в главное жилое здание, там встретил еще людей в черных сутанах, его отвели к настоятелю, тот как раз переодевался к ужину, выслушал Гая и вежливо пригласил потрапезовать с ними, а потом поговорить о том, кто чем кому сможет быть полезным.

Гай потянул носом, запахи больно знакомые, но переспросил на всякий случай:

– Это мясом пахнет?

Настоятель сказал кротко:

– Увы, кухня недалеко, а ветер в эту сторону.

– Нет, – пояснил Гай, – я имел в виду… Ну, в монастыре цистерианцев мясо не едят.

Аббат вздохнул.

– Что просто для галлов или италиков, непросто для нас, живущих в холодных северных краях. Святой Отец в Риме это прекрасно понимает, он одобрил нашу замену оливкового масла сливочным, также употребление мяса. Здесь главное, ваша милость, соблюдение норм и строгость исполнения.

Гай подумал, кивнул.

– Да, без дисциплины никак.

– Говядину, – пояснил аббат, – мы едим не каждый день, с этим строго, а только по воскресеньям, вторникам и четвергам, свинину по понедельникам, к мясу добавляем еще и солонину, а по воскресеньям делаем обязательно мясную кулебяку. На ужин каждый монах получает по жареной курице и порцию жареной свинины. Можно жарить также мясо на углях, а вот баранину употреблять запрещено.

Гай сглотнул слюну. Снизу снова донесся едва уловимый аромат жареного мяса, ну да, сегодня же вторник…

– И когда у вас ужин? – поинтересовался он.

Аббат повел взглядом в сторону, там горит свеча, освещая келью, огонек как раз подошел к туго натянутой нити, что обвивает свечу, вот-вот коснется…

Он проследил за нитью, на противоположном конце небольшая чаша, что перевернется, если нить перестанет ее удерживать, оттуда выкатится вот тот металлический шар… ага, а на полу медный таз. Грохот будет такой, что звонарь, если даже спит, моментально пробудится и прозвонит сигнал к трапезе.

– Остроумно, – согласился он. – Головы у вас работают!

Аббат заметил кротко:

– Мы не расходуем мысли и силы на презренные мирские утехи, вся сила разума направлена Господу, а ему можно служить и такими делами, как осушая болота, засевая отвоеванные у него земли, обучая крестьянских детей грамоте…

Нить лопнула, шар скатился в таз, грохнуло так, что Гай едва не подпрыгнул.

– Пройдемте в трапезную, – пригласил аббат. – Пока доберемся, братья как раз займут свои места.

– Да, – согласился Гай, – нехорошо заставлять людей ждать. Особенно за столом.

Аббат едва заметно улыбнулся. Когда они вошли в зал, монахи дружно встали и не двигались, пока аббат и его мирской гость не сели за стол.

Ужин проходил в молчании, Гай все время напоминал себе, что надо вести себя не как человек, что значит – свинья, а подобно монахам, сдержанным и цивилизованным, не набрасывающимся на еду, как стая голодных псов, что у людей на каждом шагу.

После трапезы, на удивление сытной, он даже отяжелел, Гай пошел за аббатом, что принялся показывать хозяйство монастыря и работу монахов.

Прежде чем добраться до Святой Земли, ему пришлось пройти через всю Европу, часто останавливаясь для ночлега именно в местных монастырях, чтобы к их отряду успели присоединиться местные искатели справедливости, и он успел увидеть, чем занимаются монахи, и еще тогда подивился их трудолюбию.

Еще дома он знал, что в Шотландии монахи добывают уголь, у аббатства Калрес сто пятьдесят судов только для перевозки угля в другие земли, премонстранты добывают торф и мрамор, свинец, сланец, гипс, квасцы, все монастыри успешно разрабатывают серебро, золото и железо, если находят поблизости. В Бредской долине, в Дофине, в Шампани монахи устроили подземные штольни с деревянной крепью – нечто небывалое для других горняков – и добывают там железо. В Сентонже и Они во Франции, в Честере, Бартоне, Биркенхеде в Англии, а также во многих других местах умело разрабатывают соляные копи. В Штейермарке аббатства объединяются друг с другом для использования соляных копей Магдебурга, Марлоу и Люнебурга.

В других местах монахи создали настоящие промышленные центры: дубильное, кожевенное и суконное производства, маслобойни, мельницы, черепичные заводы, а также занимаются торговлей. Аббатства специализируются на производстве стекла, те же картезианцы и цистерцианцы делают витражи и редкие эмали, занимаются ювелирным делом, топят воск. Цистерцианцы изготовляют кирпичи больших размеров с несколькими отверстиями для облегчения обжига и последующего использования. Они известны как «кирпичи св. Бернара». В Безе монахи устроили множество черепичных мастерских и везут оттуда черепицу и кирпич во все монастыри и приораты своего аббатства, к большому неудовольствию местного сеньора…

– У нас четырнадцать мельниц, – сообщил аббат со скромной гордостью, – сукноваляльные машины, пивоварня, стекольная мастерская, две прядильни и две кузницы с бронной…

Гай прервал:

– Бронной? Вы что, делаете доспехи?

Аббат сказал смиренно:

– Оружие производить не можем, это грех, но доспехи для защиты бренного тела весьма угодны Господу, потому мы их иногда делаем, чтобы проверить то или другое новшество…

Гай спросил настороженно:

– Что за новшество?

– Сплавы, – объяснил аббат и опустил глаза долу, – разные методы закалки, добавление других металлов… Иногда получаются, знаете ли, весьма интересные материалы. Если хотите, можем и вам сделать доспехи по вашей фигуре. Возьмем недорого, вы же свой, да и работа ваша угодна Господу, ибо вы защищаете мир и покой простого народа…

– Это было бы неплохо, – пробормотал Гай. – А то мои старые доспехи столько раз уже побывали в ремонте у деревенских кузнецов, что либо не налезают вовсе, либо совсем рассыпались. Так что в Англии я вообще без доспехов. А то, что надеваю, доспехами и называть стыдно.

Аббат заверил:

– Сделаем!..

Гай поблагодарил, монахи если что и делают, то всегда лучше, чем немонахи. И вообще, то, чем занимаются монахи, мир сперва высмеивает или встречает враждебно, потом и сам потихоньку берет себе. В Англии, вон, рыцарство и мещанство почему-то резко выступили против строительства водяных мельниц, но монахи сумели доказать, что колесо крутит не черт, а божья вода, они же изобрели и построили первую ветряную мельницу в аббатстве Сен-Совер-де-Виконт, он сам видел ее, когда шли через Нормандию, еще новенькую, и дивился, как ветер крутит лопасти, а вместе с ними и огромные жернова.

Он знал, что монастыри, кроме того, что сами умеют использовать все, до чего дотягиваются руки, всячески помогают крестьянам, что трудятся вблизи монастырей, дают советы, как лучше обрабатывать землю, иногда дарят переселенцам улучшенные плуги, позволяющие глубже вспахивать почву и красиво отваливать пласт в сторону.

– Сам Господь направил вас к нам, – сказал аббат и перекрестился. – А то мы уже сами хотели обращаться к вам.

– Я слушаю вас, святой отец!

– Подать бедняку, – сказал аббат, – это услужить Богу. А промотать состояние – сделаться убийцей бедняков. Потому мы всегда жертвовали на бедных треть суммы, что идет на содержание всего монастыря. Мы раздаем хлеб, мясо, рыбу, зерно, вот брат Антоний сообщает, что за двадцать пять воскресений мы раздали две с половиной тысячи хлебов! Раздаем обувь и одежду, у нас кормится сто сорок нищих, восемьдесят вдов, а еще на постоянном пансионе находится сорок бедняков… Однако, ваша милость…

Он умолк, лицо опечалилось. Гай спросил нетерпеливо:

– Что изменилось?

– Бедных становится слишком много, – ответил аббат. – Мы не в состоянии прокормить всех.

– Это печально, – пробормотал Гай.

– Это опасно! – возразил аббат.

Гай вздохнул.

– Вы совершенно правы, святой отец.

– Бедных нельзя доводить до исступления, – сказал аббат твердо. – Они тогда не видят, кто прав, кто виноват. Для них все, кто не в лохмотьях, – становятся врагами. Они будут врываться в дома и забирать все, заполнят монастыри и разграбят, убив монахов, они составят армию голодных, что как саранча двинется на Лондон…

Гай зябко передернул плечами.

– Упаси Господи, – сказал он и перекрестился. – Я для того и назначен сюда, чтобы как можно быстрее принять меры. Где не помогают лекарства, надо выжигать каленым железом.

Аббат окинул его внимательным взглядом, тяжело вздохнул.

– Я понимаю, сегодня же скажу брату Генувию, он глава оружейников, чтобы немедленно снял с вас мерку…

Гай попробовал пошутить:

– Для гроба?

Аббат посмотрел строго.

– Пока для доспеха! Все должны стараться жить как можно дольше, чтобы делать больше добрых дел на земле. Вы уже начали!

Гай горько усмехнулся.

– Я был уверен, что начал, когда ушел в Крестовый поход, а когда вернулся, то и добрые дела… закончились, что ли. И вообще душа моя в смятении, святой отец. Был недавно в одной глухой деревушке саксов, до сих пор смотрят, как на захватчика… Уж и не знаю, на какой козе к ним подъехать!

Сочувствующий взгляд аббата потвердел, как и голос, где прозвучали так несвойственные священнослужителю воинственные нотки:

– Пусть сочувствие к побежденным не затмит ваш разум, сэр Гай. Да, у поверженных нами всегда находим больше доблести, чем они выказывали… и вообще всяческие достоинства, которых они и вовсе не обнаруживали. Совестливые люди тем самым как бы отдают им дань… или воинские почести над их могилами. Но вы не просто топтатель этой земли, вы – шериф, вы должны видеть правду и отстаивать ее. Посмотрите на хилые деревянные хатки саксов!.. Их верховные лорды все еще живут в домах из глины и дерева, в то время как даже простые норманны не поленились выстроить – не дома, коровники! – из прочного камня!

Гай пробормотал:

– Ну, не все, святой отец, не все…

Аббат перекрестился.

– К сожалению, норманны осаксониваются. Опускаться легче, чем пониматься. Саксы как жили своим деревенским укладом, так и жили, хотя во времена римлян здесь строили каменные здания, арки, водопроводы, однако саксы остались верны своим примитивным бревенчатым хаткам!.. Но пришли мы, норманны, и, как и римляне, тоже строим только каменные здания – прекрасные, несокрушимые и величественные! Мы – новые римляне, но мы не уйдем.

– Это уж точно…

– Дорогой шериф, два поколения норманнов похоронены в этой земле! Они родились здесь, прожили и считают ее своей по рождению. Правильно поступили те немногие саксы, что на норманнов начали смотреть как на соседей, когда увидели, как хорошо и привольно жить в каменном замке! И наш общий народ уже позабыл о разногласиях, и если бы не эта злополучная война с Францией…

Гаю показалось, что настоятелю монастыря не нравится начавшаяся война с Францией, сказал пылко:

– Святой отец, но ведь король Ричард в самом деле имеет права на французский престол! Нормандия принадлежит ему, как и графство Анжу, а еще и богатейшая Аквитания, которую его отец получил в качестве приданого за Алиенору!

Аббат развел руками, Гаю показалось, что вид у него слишком смущенный, как у человека, который явно не прав.

– Все так, но…

– Что «но»? – потребовал Гай. – Почему королю отказывают в его законных правах?

Аббат тяжело вздохнул.

– Законные права… Абсолютно законны только те заветы, которые дал Господь. Люди же на их основании написали свои законы, обычно правильные и справедливые, однако ими трудно предусмотреть все…

– Что именно?

– Ну вот такое… гм… юридическая неточность или малейшая возможность иного истолкования… и начинается долгая кровавая война, когда истребляется множество людей, горят города и села, гибнут посевы, засыпаются колодцы… Земля пропитывается кровью больше, чем водой после ливня! Это нехорошо…

Гай потребовал яростно:

– Так пусть уступят! Французы держат чужое.

Аббат снова вздохнул и опустил голову.

– Да, конечно, кому-то надо бы уступить… Но если бы вовсе не начинать эту кровавую войну, было бы еще лучше.

Гай ощутил укол, войну начал все-таки король Ричард, собрав в Англии огромное войско и высадив на берегах Франции.

– Иногда, – пробормотал он, – свои права необходимо защищать и силой. Мир таков.

Аббат сказал невесело:

– Да, конечно. Мир, увы, таков. Все дело в том, чтобы не переборщить с защитой прав… Но это к вам не относится, шериф!.. Я уже слышал, что вы действуете больше по совести, что есть Глас Божий, чем по статьям закона, а это Господу куда более угодно…


Содержание:
 0  О доблестном рыцаре Гае Гисборне : Юрий Никитин  1  Часть I : Юрий Никитин
 3  Глава 3 : Юрий Никитин  6  Глава 6 : Юрий Никитин
 9  Глава 9 : Юрий Никитин  12  Глава 12 : Юрий Никитин
 15  Глава 15 : Юрий Никитин  18  Глава 18 : Юрий Никитин
 21  Глава 3 : Юрий Никитин  24  Глава 6 : Юрий Никитин
 27  Глава 9 : Юрий Никитин  30  Глава 12 : Юрий Никитин
 33  Глава 15 : Юрий Никитин  36  Глава 18 : Юрий Никитин
 39  Глава 3 : Юрий Никитин  42  Глава 6 : Юрий Никитин
 45  Глава 9 : Юрий Никитин  48  Глава 12 : Юрий Никитин
 51  Глава 1 : Юрий Никитин  54  Глава 4 : Юрий Никитин
 57  Глава 7 : Юрий Никитин  60  Глава 10 : Юрий Никитин
 62  Глава 12 : Юрий Никитин  63  вы читаете: Глава 13 : Юрий Никитин
 64  Глава 14 : Юрий Никитин  66  Глава 2 : Юрий Никитин
 69  Глава 5 : Юрий Никитин  72  Глава 8 : Юрий Никитин
 75  Глава 11 : Юрий Никитин  78  Глава 14 : Юрий Никитин
 81  Глава 17 : Юрий Никитин  84  Глава 2 : Юрий Никитин
 87  Глава 5 : Юрий Никитин  90  Глава 8 : Юрий Никитин
 93  Глава 11 : Юрий Никитин  96  Глава 14 : Юрий Никитин
 99  Глава 17 : Юрий Никитин  100  Послесловие : Юрий Никитин



 




sitemap