Приключения : Исторические приключения : Глава 8 : Юрий Никитин

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  3  6  9  12  15  18  21  24  27  30  33  36  39  42  45  48  51  54  57  60  63  66  69  72  75  78  81  84  87  89  90  91  93  96  99  100

вы читаете книгу




Глава 8

Суд получился на удивление коротким, даже Гай полагал, что будут какие-нибудь подвохи или судебные ухабы, однако барон Дельмер подробно изложил суть жалобы, а многочисленные свидетели все подтвердили, даже люди графа не стали отпираться, когда их заставили поклясться, положив руку на Библию, что будут говорить правду и только правду.

Присяжные смотрели на графа с острым недоброжелательством, тот досадливо морщился, вздымал очи к потолку, ну что за времена пришли, простолюдины получили права судить лордов, но когда Гай повернулся к нему и спросил резко, признает ли обвинения, он лишь пожал плечами.

– Да. Ну и то?

– Барону нанесен ущерб, – произнес Гай. – Его люди побиты и унижены, что скажется на их работе, а этот случай, если оставить его безнаказанным, повредит репутации барона. За избиение и унижение его людей я приговариваю вас к штрафу в двадцать марок серебра, а за ущерб достоинству барона – десяти тысячам марок!

В толпе дружно охнули, граф дернулся и застыл, зато барон радостно завозился, глаза его распахнулись, как ставни навстречу солнцу.

Граф просипел перехваченным горлом:

– Десять… тысяч… серебром?

– Точно, – подтвердил Гай. – За моральный ущерб. Репутация стоит дорого, не так ли? То, что побили, – ерунда, заживет, за это хватит и двадцати марок, можно даже снизить до пятнадцати, а вот унижение, которое терпел барон… Вы ему, как говорят в народе, плюнули в душу! А как это оценить? Господь говорит, что у человека нет ничего ценнее души.

Граф повторил осевшим голосом:

– Но… десять тысяч…

– Если бы барон нанес такой же ущерб вам, – пояснил Гай, – я бы потребовал с него двадцать тысяч! Я уверен, ваша репутация стоит еще выше.

Граф взглянул на него исподлобья, а судья повернулся к присяжным.

– Господа, нам и вам нужно посоветоваться.

Крестьяне дружной толпой проводили их до пустых домов, ревниво следя, чтобы в разные и чтобы никто с ними не разговаривал, потом все остались терпеливо ждать.

Присяжные – люди простые, крестьяне-фригольдеры, чей годовой доход в сорок шиллингов позволяет им заседать в судах, потому сочли сумму в десять тысяч непомерной и снизили ровно наполовину.

Гай подозревал, что снизили бы намного больше, если бы не желание все-таки наказать спесивого графа.

– Пять тысяч марок серебра за оскорбление барона Дельмера, – сказал председатель жюри, рослый мужик с огромной бородой на всю впалую грудь, – и двадцать марок за избиение его людей.

Гай зорко наблюдал за лицом графа и успел заметить, как тот с явным облегчением, стараясь делать это незаметно, перевел дыхание.

Прогадали, мелькнула мысль. Можно было бы выдавить и все десять… ну да ладно, все равно дело закончилось быстро. Теперь вся трудность, чтобы граф все-таки заплатил…

– Беннет, – велел он, – возьми графа под стражу.

Граф дернулся, глаза выпучились.

– За что?

– Штраф должен быть уплачен, – объяснил Гай любезно. – У нас нет времени стучать в ворота вашего замка и напоминать снова и снова, что вы оштрафованы и что штраф нужно все-таки заплатить. Думаю, вы можете дождаться и здесь, пока принесут указанную сумму. Наш король Ричард именно так ждал!

Граф сказал надменно:

– Но мое слово!

Беннет сказал осторожно:

– Можно мне предложить некий компромисс?

Гай кивнул.

– Слушаю.

– Графа можно отпустить под залог, – объяснил он, – пусть внесет хотя бы тысячу марок, а остальное потом, когда соберет. Думаю, что даже у такого могущественного человека деньги не лежат бесполезно в сундуке.

Гай кивнул:

– Согласен.

Председатель суда сказал громко:

– Граф освобождается под залог в тысячу марок!


Недостающие деньги граф все-таки внес через неделю, решил не рисковать с бешеным шерифом, закусившим удила. Тем более что где уже отдал тысячу, лучше отдать еще четыре, но снять с себя обвинения в подготовке мятежа.

Гай получил третью часть, как положено по закону, возликовал при виде такой огромной суммы, тут же отложил больше половины для уплаты налогов, на остальные нанял еще воинов, стараясь отбирать бывалых и решительных, а также взял с десяток лучников.

На стене исполинского замка графа Вальтера Тубаха издали заметили скачущего к ним во весь опор всадника на красивом пепельно-сером коне, Гай даже не сомневался, что его узнали, но все равно стражник над воротами прокричал важно:

– Кто?.. К кому?.. Зачем?

– Шериф Ноттингема, – ответил Гай. – Отворяй быстрее, а то я человек злопамятный, а власть людей ох как портит, подумать страшно…

Ворота ему распахнули раньше, чем стражник успел спуститься, серый конь пронесся по двору с грозным цокотом копыт, там стражник ухватил повод и крикнул:

– Я держу, ваша милость!

Гай соскочил на каменные плиты, чувствуя, как от усталости подгибаются ноги.

– Поводи малость, а то запарился. Потом напои.

И, не слушая ответа, заторопился в здание. Уже в холле услышал знакомое звяканье металла, скрежет и глухие удары. В соседнем зале, оборудованном под тренировочный, граф бьется на мечах с оруженосцем, оба в доспехах и с опущенными забралами.

Гай крикнул:

– Граф! Я могу вас арестовать за нападение на человека!

Граф Вальтер оглянулся, поднял забрало, Гай увидел потное раскрасневшееся лицо.

– Какой он человек, – возразил граф, – это пока оруженосец! Но, чую, скоро придется опоясать его мечом и вручить золотые шпоры… С чем прибыли, сэр Гай?

Он по-прежнему называл его только сэром Гаем, благо этот шериф, в отличие от многих королевских назначенцев, в самом деле настоящий рыцарь, отмеченный многими подвигами.

Второй поединщик тоже поднял забрало, учтиво поклонился шерифу. Гай узнал Конрада, старшего оруженосца барона, юношу из знатной семьи, что уже пятый год проходит курс обучения благородным манерам рыцарства.

– Новости, – ответил Гай. – Тревожные. И, возможно, ваш оруженосец получит золотые шпоры раньше, чем сейчас ожидает.

Глаза Конрада вспыхнули, как трехфунтовые свечи в темной часовне, а граф, посерьезнев, сказал другим голосом:

– Тогда сейчас мы сбросим латы, переведем дух, а вы расскажете, что стряслось.

– Обязательно, – сказал Гай, – но сперва дайте наказ собраться вашим вассалам! С оружием и отборными отрядами. Срочно.

Граф посмотрел пытливо, затем ударил рукоятью меча в щит. В зал вбежал паж, граф коротко отдал необходимые распоряжения, затем обнял шерифа за плечи, и они пошли в трапезную.

Доспехи с них содрали по дороге, граф пренебрегал многими церемониями, а за столом, где сперва осушил две кружки эля, восполняя потерю жидкости в организме, сказал довольным голосом:

– Сейчас принесут холодное, а вы, дорогой Гай, рассказывайте. Конраду полезно слышать и запоминать, если хочет быть настоящим рыцарем.

Конрад держался с достоинством, то есть тише мыши, слушал старших почтительно и всегда готов был услужить, опережая слуг, а Гай, тоже после кружки эля, сказал с нажимом:

– Сэр Хейнц начал строить замок!

Граф вскинул брови, поиграл ими, припоминая, проговорил с неуверенностью в голосе:

– Это какой сэр Хейнц… не тот ли, у которого поместье между лесом и рекой возле той странной горы, где похоронен кто-то из рыцарей Круглого стола?..

– У вас отличная память, – похвалил Гай, хотя что там запоминать, не простолюдин же, которых как муравьев в лесу. – Именно он!

Граф в удивлении покрутил головой.

– Откуда у него такие средства?.. В самом деле настоящий укрепленный замок?

– Сведения надежные, – подтвердил Гай. – Я сам там не был, но этим людям доверяю.

– И что там сейчас?

– Пока возводят стены, – доложил Гай, – но уже провели черту, где будут ров и защитный вал! Говорят, это будет чудовище, а не замок. Побольше вашего.

Граф подумал, кивнул.

– Насколько помню, – проговорил он замедленно, – место там удобное. С одной стороны защищает река, берег обрывистый, не забраться, к тому же излучина, замок удачно так впишется в нее… а еще там, если не ошибаюсь, выпирает скальная плита…

– Всего на высоту человеческого роста, – подтвердил Гай, – но этого достаточно, а дальше уже растут стены.

– Сразу начали класть стены?

– Да. И под такой замок уже не сделать подкоп…

Граф снова покачал головой, лицо постепенно темнело.

– Ишь, какой быстрый… Совсем же недавно там приобрел земли. У короля Ричарда купил, кстати.

Гай сказал с легким раздражением, не любил, когда имя Ричарда задевали:

– Король остро нуждался в деньгах для войны с Францией. Не мог же он знать, что продает землю опасному человеку!

Граф сказал в раздумье:

– Может, он и не опасен?

Гай сказал твердо:

– У нас не Франция, дорогой граф!.. Никто не имеет права строить замки без позволения короля.

Граф пробормотал:

– Ну, а если он для собственной безопасности?

– За безопасность подданных отвечает король, – отрезал Гай. – Я понимаю вас, любезный сэр Вальтер, этот Хейнц как бы отстаивает свои вольности, вы ему симпатизируете, но скажите, а вам лично нужен такой опасный сосед?.. С сэром Канцергом, что у вас слева, дружите, с сэром Инвигом, что справа, – в нейтральных отношениях, с сэром Хельгом – приятели… А сэр Хейнц, как вы уже видели на турнире, свиреп, напорист, жаден до драк и конфликтов… Вы уверены, что уживетесь мирно? И будут ли обе ваши дочери в безопасности от его посягательств?

Удар попал в цель, граф Вальтер потемнел, стиснул челюсти, а пальцы на подлокотниках кресла сжались с такой силой, что могли выдавить сок, будь дерево чуть помоложе.

Оруженосец смотрел на обоих умоляющими глазами, уже зачуял возможность отличиться и страшился, что все сорвется.

Граф медленно выпустил из груди воздух, лицо становилось все мрачнее.

– Кажется, – произнес он с неохотой, – вы меня поймали. Вот уж не думал, что пойду на брата-барона под знаменем шерифа!

– Вы пойдете под своим знаменем, – заверил Гай. – Если хотите, я сам с удовольствием встану под него!

Граф фыркнул, посмотрел на него внимательно.

– Вы серьезно?.. Странный вы человек. Это же надо так отдаваться работе, чтобы мчаться под дождем всю ночь… Но, похоже, вы не сомневались в моем решении, раз просили послать за отрядами? Да, вы правы, мне лучше вмешаться. Тем более что окажусь, как ни странно, под защитой закона, вот уж диво дивное… Конрад, распорядись насчет обеда, а то, пока соберут отряд, помрем с голоду.

Гай надеялся быстро перекусить и в седло, однако стол накрыли в большом зале, они с графом сели на противоположные концы длинного стола, а под стеной выстроилось шестеро слуг, будто здесь пирует целое войско.

Когда подали первое блюдо, граф улыбнулся и посмотрел поверх плеча Гая.

Гай обернулся, поспешно вскочил: по лестнице грациозно спускается, словно плывет лебедь, Вильгельмина, сказочно прекрасная, с чарующей улыбкой, в ярко-зеленом платье, удивительно гармонирующем с ее золотыми волосами, перевязанными лентами изумрудного цвета.

Гай заторопился навстречу, подал ей руку и помог сойти с последней ступеньки, словно она, такая дура, обязательно промахнется и рухнет в невесть откуда взявшийся подвал.

Она позволила проводить себя к столу, села ровно посредине между отцом и гостем, слуга тут же поставил перед нею свежий букет только что срезанных цветов, но красавица есть их не стала, перевела взгляд прекрасных глаз на Гая.

– Вы сравнительно галантны, – произнесла она несколько озадаченно. – Где вы этому научились?.. Я такие манеры видела только во Франции, где побывала в прошлом году у родственников, мне посчастливилось съездить с ними в Париж и…

Она запнулась, щеки ее порозовели, а глаза заблестели, как две утренние звезды, омытые росой.

– И что там? – спросил он осторожно.

Она вздохнула.

– Я побывала в сказке. И как подумаю, что наши грубые солдаты подминают те прекрасные земли и вводят свои грубые английские порядки и обычаи…

Он произнес несколько уязвленно:

– Солдаты, леди Вильгельмина, везде грубые. Французы ничуть не лучше…

Ее щечки вспыхнули алым.

– Французы? Как вы можете такое говорить?.. Французы все деликатные, галантные, умеют говорить комплименты, всегда хорошо одеты…

– Солдаты? – переспросил он. – Леди Вильгельмина, наши вельможи в Лондоне тоже одеты… неплохо, я бы сказал.

Она чуть откинула голову, глаза ее сердито сузились.

– Вы со мной спорите?

– Как я посмею, – возразил он галантно, – я лишь дополняю вами сказанное.

– Вы не так дополняете! – возразила она. – И дополнять не умеете, во Франции бы сказали именно то, что нужно…

– Что хочет услышать женщина, – сказал он и тут же уточнил: – А это и нужно, как мы понимаем.

Она сердито блеснула глазами, еще не разобравшись, сказал ли он комплимент, как обычно, по-английски непонятный, англичане все говорят с серьезными лицами, а французы сами начинают хохотать еще до того, как начнут рассказывать что-то веселое или смешное. Наверное, потому, что у них там солнца больше и виноград растет всюду…

Граф неторопливо ел и наблюдал за ними с веселой насмешкой. Перед Вильгельминой поставили медовые пирожки и фигурное печенье, еще один слуга налил ей в чашу темно-красный сок из ягод.

– А здесь в Англии, – сказала она капризно, – так холодно, уныло и серо… А я вижу в грезах, как прекрасный благородный рыцарь на белом коне спасает меня из рук злодеев, повергая их направо и налево могучими ударами, а потом мы сливаемся в сладостном поцелуе и клянемся в вечной любви…

– Гм, – сказал он, – как красиво и возвышенно… И очень жаль, что конь у меня серой масти.

Она сказала насмешливо:

– Как и вы сами, сэр Гай.

Он развел руками.

– Что делать, весь сплошная серость.

– И что, – спросила она ядовито, – вас это не тревожит?

– Господь сказал, – заметил он благочестиво, – надо жить незаметно.

– То есть серо?

– Леди, – произнес он мирно, – серенький и невзрачный соловей поет лучше всех. А вы слышали, как отвратительно орут павлины?

Она окинула его надменным взглядом.

– Значит, вы у нас соловей?

– Вообще-то я не у вас, – напомнил он, – хотя, возможно, не отказался бы, наверное… оказаться в ваших нежных лапках.

Она мило наморщила носик и оглядела его сверху вниз и обратно.

– И не надейтесь! Да еще это ваши «возможно» и «наверное»! Вы подговариваете отца напасть на благородного Робина Гуда?

Граф смолчал, Гай переспросил в удивлении:

– Благородного? Вы сказали, благородного?

Она ответила с вызовом:

– Что, не нравится?.. А я вот знаю, он грабит богатых и отдает бедным! И вам это очень не нравится!

Он пробормотал:

– Да, мне это очень не нравится, вы правы, прекрасная леди.

– Я знала, – заявила она победно, – вам не нравятся борцы за справедливость!.. И то, что он больше всех собрал денег на выкуп короля Ричарда из плена!

Гай переспросил ошарашенно:

– Что-что?

Она сказала с удовольствием:

– Что, притворяетесь, что не знали? И не охотились за теми деньгами?


Содержание:
 0  О доблестном рыцаре Гае Гисборне : Юрий Никитин  1  Часть I : Юрий Никитин
 3  Глава 3 : Юрий Никитин  6  Глава 6 : Юрий Никитин
 9  Глава 9 : Юрий Никитин  12  Глава 12 : Юрий Никитин
 15  Глава 15 : Юрий Никитин  18  Глава 18 : Юрий Никитин
 21  Глава 3 : Юрий Никитин  24  Глава 6 : Юрий Никитин
 27  Глава 9 : Юрий Никитин  30  Глава 12 : Юрий Никитин
 33  Глава 15 : Юрий Никитин  36  Глава 18 : Юрий Никитин
 39  Глава 3 : Юрий Никитин  42  Глава 6 : Юрий Никитин
 45  Глава 9 : Юрий Никитин  48  Глава 12 : Юрий Никитин
 51  Глава 1 : Юрий Никитин  54  Глава 4 : Юрий Никитин
 57  Глава 7 : Юрий Никитин  60  Глава 10 : Юрий Никитин
 63  Глава 13 : Юрий Никитин  66  Глава 2 : Юрий Никитин
 69  Глава 5 : Юрий Никитин  72  Глава 8 : Юрий Никитин
 75  Глава 11 : Юрий Никитин  78  Глава 14 : Юрий Никитин
 81  Глава 17 : Юрий Никитин  84  Глава 2 : Юрий Никитин
 87  Глава 5 : Юрий Никитин  89  Глава 7 : Юрий Никитин
 90  вы читаете: Глава 8 : Юрий Никитин  91  Глава 9 : Юрий Никитин
 93  Глава 11 : Юрий Никитин  96  Глава 14 : Юрий Никитин
 99  Глава 17 : Юрий Никитин  100  Послесловие : Юрий Никитин



 




sitemap