Приключения : Исторические приключения : ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ : Макс Пембертон

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27

вы читаете книгу




ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

Танец смерти.

Никакие слова не в силах передать моего удивления при виде человека, осмелившегося остаться на острове, несмотря на несомненную смертельность «сонного времени». Кто был этот неожиданный обитатель жилища мисс Руфь? Сообщник ли «губернатора» или такая же жертва, как и мы все? Могли ли мы довериться ему, или не лучше ли было бы нам оставаться умирать в саду, где, по крайней мере, нам нечего было бояться долгих мучений? Все эти вопросы вихрем пронеслись в моей больной голове, в короткие мгновения, пока Сэт Баркер втаскивал обессилевшего Питера в освещенный коридор и заботливо затворял наружные двери. Но таинственный незнакомец прервал мои колебания несколькими дружелюбными словами:

— Входите скорее, господа! — быстро проговорил он, открывая дверь из коридора в комнату, которую я еще не видал во время моего посещения мисс Руфь. — Входите, не теряя времени. Я вижу, вы прогуливались, пока здешний милый воздух не обессилил вас в достаточной степени, но, благодаря Богу, вы еще вовремя добрались до спасительного порта!

Он первым вошел в ярко освещенную комнату, помогая мне нести бесчувственного Долли. Мое недоверие как-то сразу исчезло. Ласковый голос незнакомца, его симпатичное, умное и открытое лицо и более всего какое-то непреодолимое внутреннее чувство убедило меня в том, что Провидение во второй раз чудесно спасло нас, послало нам в последнюю, отчаянную минуту помощь преданного друга. С любопытством оглядел я небольшую, но прекрасно убранную комнату, с плотно занавешенными окнами и дверями. Добрую треть ее занимали какие-то странные машины, напоминающие отчасти электрические, отчасти гидравлические аппараты...

Длинные стеклянные цилиндры, соединенные каучуковыми трубками, проведены были по стенам и потолку. На небольшом очаге горел яркий газовый огонь, распространяя не теплоту, как следовало бы ожидать, а какую-то особенную свежесть, показавшуюся моему больному мозгу райским блаженством. С чувством невыразимой признательности протянул я руку нашему неизвестному спасителю.

— Мы не верили в ядовитость здешнего воздуха и неосторожно спустились с гор в лесную долину! — проговорил я слабым голосом. — Почувствовав отраву, мы инстинктивно искали спасения под кровлей этого дома. К несчастью, этот бедный мальчик оказался чувствительней нас всех. Если вы знаете причину и свойство его болезни, в чем я не сомневаюсь после ваших слов, то помогите ему, ради Бога, если это еще возможно. Докончите спасение, начатое вами!

Незнакомец внимательно осмотрел неподвижного юношу, с закрытыми глазами лежащего на софе, затем взор его скользнул по осунувшемуся лицу Питера, бессильно опустившегося на первый попавшийся стул, и по ярко-красной роже великана шотландца Баркера, пострадавшего менее всех нас, хотя и в его глазах виднелся тот мутный блеск, который замечается в безумных взглядах горячечных больных. Улыбка удовольствия скользнула по тонким губам нашего гостеприимного хозяина, и он проговорил успокоительным тоном:

— Юноша придет в себя через четверть часа, вы же, остальные, и того раньше. Минут через пять вы все уже будете здоровее прежнего. Благодарите Бога приведшего вас благополучно до этой комнаты. Здесь вы в безопасности пока. Как видите, я заранее предпринял нужные предосторожности, закупорив двери и окна. При помощи этих машин, изобретенных мной, воздуха хватит здесь на всех нас. Правда, я не рассчитывал на такое значительное прибавление потребителей кислорода, но все же рад неожиданным гостям. Нас пятеро, значит, воздуха хватит на три дня. А потом... Ну, да потом увидим! — докончил доктор с добродушной улыбкой, очевидно, не сознавая даже своего великодушного геройства.

Я же не находил слов для выражения своей благодарности и своего удивления. Откуда взялся этот ученый? Цель его пребывания в этом доме была очевидна: он остался на берегу для того, чтобы исследовать ядовитые газы «сонного времени» и, быть может, найти для них противоядие, но каким образом допустил мистер Кчерни этого, несомненно порядочного и дальновидного, человека поселиться в своем доме? Этого я не мог себе объяснить в том состоянии нервного возбуждения, которое все еще наполняло меня лихорадочным беспокойством, очевидным последствием отравления. Товарищи мои молчали, понемногу приходя в себя. Долли Вендт открыл глаза и слегка шевельнулся. Доктор, — я не ошибся, считая нашего спасителя ученым врачом, — доктор поспешил придвинуть к юноше одну из банок, через воронкообразное горлышко которой вылетала непрерывная струя свежего, живительного воздуха. Затем он слегка уменьшил огонь газового очага и принялся протирать различные стеклянные трубки, в то же время обращаясь ко мне с короткими вопросами.

— Каким образом остались вы на берегу, господа, а не последовали за вашими товарищами? — внезапно спросил он, очевидно, считая нас принадлежащими к «команде» мистера Кчерни.

С минуту я не знал, что ответить. Осторожнее было бы выдать себя за друзей хозяина, особенно перед, очевидно, близким к нему человеком, но, с другой стороны, мне казалось невыносимым прослыть за участника в грабежах и убийствах, да, кроме того, было бы неблагодарностью обманывать человека, спасающего нам жизнь, жертвуя собственной безопасностью. Поэтому я решил отвечать вполне откровенно.

Сообщив наши имена, я наскоро объяснил, что хотя мы и знакомы с мистером Кчерни, но уже никак не можем быть причислены к его друзьям, упомянув при этом, что я приехал на остров не ради его самого, а ради его жены, мистрисс Руфь Кчерни.

— Да разве здесь существует какая-нибудь мистрисс Кчерни? — недоверчиво проговорил доктор. — Уверены ли вы в том, что дама, о которой вы говорите, действительно законная жена князя, владетеля Кеннского острова?

Несмотря на свою слабость, я вскочил от негодования, услыша подобное сомнение.

— Уверен ли я? Да как я могу быть не уверенным, когда я сам был шафером мисс Руфь Белленден, теперешней Кчерни! А вот почему вы называете этого господина «князем», я не могу понять! Я достоверно знаю, что он просто венгерский скрипач-виртуоз, называющий себя графом только на афишах, на самом же деле не имеющий никаких серьезных прав на какой бы то ни было титул. Жена его добрейшее и совершеннейшее создание, заслуживающее лучшей участи, чем быть жертвой такого мужа!

Доктор задумчиво покачал головой и как-то загадочно улыбнулся.

— Вот так открытие! Признаюсь, я не ожидал ничего подобного, высаживаясь три дня тому назад. Я приехал сюда из Сан-Франциско вместе с князем, или графом, или просто мистером Кчерни на его яхте и в первый раз слышу о существовании здесь законной княгини. Это преинтересная новость! Чрезвычайно интересная новость — особенно для дам. Я знаю нескольких прекрасных леди, которые крайне огорчились бы, услышав ваше невероятное сообщение!

С досадой перебил я словоохотливого ученого.

— Ради Бога объясните ясней, доктор! Ваши слова, и еще больше ваши улыбки и недомолвки возбуждают во мне самые печальные подозрения. Умоляю вас, скажите мне всю правду! Если хотите, я вам подам пример откровенности, сообщив, что я давнишний друг мистрисс Кчерни. Я знал ее еще ребенком, будучи капитаном яхты «Мангатан», принадлежащей ей тогда еще мисс Руфь Белленден!

В первый раз с начала нашего разговора спокойное и слегка насмешливое лицо доктора заметно оживилось неподдельным участием.

— Белленден! — воскликнул он. — Это имя мне знакомо. Оно пользуется большой известностью у нас в Америке! Вы говорите, что здешняя супруга князя Кчерни — мисс Белленден?

— Да, она дочь миллионера, который погиб во время знаменитого крушения «Эльбы». Теперь она круглая сирота. Ее единственный брат Руперт Белленден живет частью в Лондоне, частью в Нью-Йорке. Она же вышла замуж немного больше года тому назад в Ливорно. Ради нее-то я и приехал сюда на специально зафрахтованном пароходе. Стечение несчастных обстоятельств задержало нас четверых на берегу. Судно же наше принуждено было искать спасения от бури в открытом океане, но, вероятно, оно и там не могло выдержать страшного урагана, так как вот уже больше недели, как мы не имеем о нем известий!

Вкратце рассказал я дальнейшую историю наших злоключений. Американский ученый выслушал мой рассказ с величайшим вниманием.

— Понимаю! — задумчиво проговорил он. — Вы приехали на собственном пароходе и надеялись уехать на нем же, быть может, даже в обществе мистрисс Кчерни... Но скажите, она знала о том, что вы должны были приехать?

— Конечно, знала! Я исполнял ее специальную просьбу, зафрахтовывая пароход. Но, прося меня приехать через год после ее свадьбы, бедная невеста, конечно, не могла предполагать всего, что ожидало ее здесь. Ах, доктор, если бы вы знали, как ужасна судьба этой несчастной молодой женщины!

Громкий стон Питера прервал меня. Доктор с беспокойством оглянулся и увидел нашего почтенного ирландца раскачивающимся на своем стуле и издающим жалобные звуки.

— Что с вами, мистер Блэй? — заботливо спросил доктор, уже знавшие наши имена. — Болит у вас что-нибудь?

— Желудок, — простонал Питер. — Еще бы не болеть, когда он пустует со вчерашнего утра. Чуть не двое суток не евши. Шутка ли! Такой марки никакая собака не выдержит!

Доктор весело рассмеялся и поспешил открыть большой резной буфет, стоящий между двумя окнами.

— Простите рассеянность ученого, господа! Забота о доставлении здорового воздуха заставила меня позабыть об ужине. Пожалуйста, помогите мне хозяйничать, мистер Блэй. Здесь, в буфете, вы найдете различные консервы, хлеб, яйца и т.п. Остальные запасы внизу, на кухне, куда вы можете спуститься через эту маленькую дверь, ведущую на лестницу, приняв предосторожность надеть вот этот респиратор. Благодаря ему вы можете провести около часу в кухне, где успеете развести огонь и изжарить пару бифштексов. Мы же здесь, тем временем, накроем на стол и будем ожидать вас с нетерпением!

Действительно, через полчаса мы уже сидели за существенным ужином, веселые и беззаботные, забыв на некоторое время не только о перенесенных, но и об ожидающих нас опасностях.

Не раз вспоминал я впоследствии этот ужин и предшествующую ему сцену. Не раз рисовались мне все подробности этого неправдоподобного вечера. Так невероятны были наши приключения, что, казалось, ничто уже не могло удивить нас более. Мои товарищи, по-видимому, так и решили и ничему не удивлялись более. Самым спокойным образом поедали они прекрасные бифштексы, как будто бы мы сидели не в единственной комнате, гарантированной от смертельного тумана, а в столовой нашего собственного судна. Питер Блэй совсем развеселился после третьего стакана виски и не переставал уверять нашего гостеприимного хозяина в своей безграничной признательности.

— Мы, ирландцы, умеем чувствовать благодарность, потому что у нас нежное сердце. Вы, как док-тор, должны знать это. Извините, благородный друг, но я не имел удовольствия расслышать имя знаменитого ученого, которому мы обязаны не только жизнью, но и этим превосходным ужином!

Наш амфитрион скромно улыбнулся.

— Слово «знаменитый», пожалуй, излишнее, мистер Блэй. Хотя, надо правду сказать, если вы назовете доктора Дункана Грэя в Соединенных Штатах, то шесть человек из десяти наверно скажут вам, что это имя им небезызвестно. В Бостоне же, пожалуй, и каждый грамотный объяснит вам, что профессор Грэй посвятил свою жизнь изучению токсикологии и специально ядовитых газов. Ради этих-то милых газов я попал на Кеннский остров, и они же доставили мне честь и удовольствие познакомиться с вами, джентльмены!

— Признаюсь, мне было бы приятнее познакомиться с вами в другом месте, доктор! Как ни прекрасна природа этого острова, но он мне далеко не симпатичен. Удивляюсь только, как мало знают в Европе о его милых особенностях. Правда, лет 15 тому назад Кеннский остров был занесен на морские карты, но о его убийственном «сонном времени» я никогда и ни от кого не слышал. Вы, доктор, знали, конечно, больше моего, это доказывает уже ваше присутствие здесь, и эти, очевидно, специально изготовленные удивительные машины. Я всегда жалею, что учился на медные деньги. Химия и естественные науки ужасно интересовали меня, но когда же было учиться бедному моряку, содержащему старую мать и маленькую сестру?! А как бы я желал быть знаменитым ученым, подобно вам, мистер Грэй...

Худощавое лицо американского профессора осветилось необыкновенно симпатичной, слегка юмористической улыбкой, придающей его умной и энергичной физиономии особенно приятное выражение. В ответ на мой комплимент он только скромно улыбнулся.

— Я начинаю понимать, что ничего не знаю. И это уже очень много, капитан. Венгерский князь, граф или виртуоз, хозяин этого острова, привез меня в своего рода природный университет для дальнейшего образования. Надеюсь, что мне удастся выйти из этой школы с некоторым запасом новых знаний. Я вижу, вас интересует, почему мистер Кчерни решился допустить меня сюда? Мне кажется, я догадываюсь о причинах любезности. Недаром же я знаю того, кто раньше мистера Кчерни посетил этот берег, знаю также и то, как и когда он встретился с теперешним владельцем Кеннского острова!

При этих словах доктор как-то загадочно улыбнулся и замолчал, очевидно, не желая продолжать разговора на эту тему. Я не настаивал из чувства понятной деликатности, и через минуту наш хозяин предложил нам прилечь, так как часы показывали уже полночь. Никто не возражал против этого предложения, и четверть часа спустя мы все уже расположились по возможности удобно. Долли на диване, Питер в большой качалке, к которой он пододвинул мягкий пуф, Сэт Баркер прямо на ковре у окошка, а сам хозяин в гамаке, приспособленном в одном из углов комнаты. Я остался сидеть в своем удобном кресле, пожелав «доброй ночи» товарищам. Беспокойные мысли долго не давали мне уснуть. Мне то чудились стоны и крики, вой ветра и свист пуль, то слышался милый голос мисс Руфь, зовущий меня на помощь, то громкая команда мистера Джэкоба, торопящего матросов. Словом, целый рой бессвязных, но мучительных видений преследовал меня даже тогда, когда усталость осилила меня и заставила задремать... Сколько времени продолжался мой сон, но он был внезапно прерван громким криком отчаяния. Никогда не слыхал я такого ужасного, душераздирающего крика. Казалось, где-то, в двух шагах от нас, кричала несчастная жертва кровавого насилия, и так ужасен был этот крик, что мы все разом вскочили на ноги и замерли, не смея шевельнуться, не зная, что делать, куда бежать, что предпринять для спасения призывающих на помощь. Доктор первым пришел в себя. Подбежав к окну, он откинул двойные портьеры и отшатнулся. Мы кинулись к нему и, припав к прозрачным зеркальным стеклам, так и замерли при виде фантастически ужасного зрелища.

Перед нами расстилался роскошный цветник, весь залитый тем чудесным золотисто-лиловым светом, которым окрашивал лунные лучи таинственный туман Кеннского острова. В этом волшебном освещении плясала целая толпа людей — мужчин и женщин... европейцев и туземцев. Одни — одетые в матросские куртки, другие — едва прикрытые какой-нибудь тряпкой. Увлекаемые безумием, они прыгали, вертелись и кривлялись с дикими судорожными жестами. Адский хоровод кружился с бешеной быстротой, недостижимой даже фанатическим дервишам и факирам. Часть несчастных безумцев подымала руки к небу то с злобной угрозой, то с отчаянной мольбой. Другие рвали на себе волосы и одежды или размахивали ножами, не замечая, что кровь лилась уже из их порезанных членов. Третьи катались по траве, бешено взрывая землю ногтями, или впивались зубами в кисти собственных рук. Все это сопровождалось дикими криками, отчаянными стонами, истерическим хохотом, бешеными проклятиями и безумными рыданиями! Ужасная картина, дающая понятие об адских мучениях преисподней. Ежеминутно один из несчастных падал, чтобы более не подниматься. Другие судорожно катались по земле в муках бесконечной агонии, третьи, бессильно скорчившись, замирали где-нибудь под кустом и оставались неподвижными в самых неестественных позах, с вывернутыми руками и ногами, с искаженными лицами. Минут пять продолжалась эта адская пляска смерти, пять минут, показавшихся нам целой вечностью. Затем судорожные движения распростертых на земле тел прекратились. Последний жалобный стон умолк. Наступила торжественная тишина, которой равнодушная природа отвечала на отчаянные крики несчастных. А над их обезображенными трупами по-прежнему переливался волшебно прекрасный золотисто-лиловый свет, и пестрые группы роскошных тропических цветов качали своими душистыми головками, нежно перешептываясь с ночным ветерком. Какое дело вечной природе до мучительной смерти нескольких жалких человеческих созданий!

Мы долго стояли, как прикованные, у окошка, не будучи в силах отвести глаз от ужасной картины. Наконец доктор Грэй медленно опустил портьеру своими дрожащими руками и молча принялся поправлять свою машину.

Никто из нас не решался заговорить, но он понял наш немой вопрос и отвечал глухим голосом:

— Своего рода белая горячка. Токсикология давно знает отравления подобного рода, хотя до сих пор признавали спирт — единственной причиной, производящей столь ужасное расстройство. Это нечто вроде так называемой пляски святого Витта со всеми ее мучениями!

Доктор замолчал и, еще раз поправив газовый огонь, проговорил задумчиво:

— На три дня нам воздуха хватит. А дальше?.. Ну что ж, теперь мы знаем, что ожидает нас дальше, если Бог не сделает для нас третьего чуда: не пошлет скорого окончания «сонного времени»!


Содержание:
 0  Подводное жилище : Макс Пембертон  1  ГЛАВА ВТОРАЯ, : Макс Пембертон
 2  ГЛАВА ТРЕТЬЯ : Макс Пембертон  3  ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ : Макс Пембертон
 4  ГЛАВА ПЯТАЯ : Макс Пембертон  5  ГЛАВА ШЕСТАЯ : Макс Пембертон
 6  ГЛАВА СЕДЬМАЯ : Макс Пембертон  7  ГЛАВА ВОСЬМАЯ : Макс Пембертон
 8  ГЛАВА ДЕВЯТАЯ : Макс Пембертон  9  ГЛАВА ДЕСЯТАЯ : Макс Пембертон
 10  ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ : Макс Пембертон  11  ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ : Макс Пембертон
 12  вы читаете: ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ : Макс Пембертон  13  ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ : Макс Пембертон
 14  ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ : Макс Пембертон  15  ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ : Макс Пембертон
 16  ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ : Макс Пембертон  17  ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ : Макс Пембертон
 18  ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ : Макс Пембертон  19  ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ : Макс Пембертон
 20  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ : Макс Пембертон  21  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ : Макс Пембертон
 22  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ : Макс Пембертон  23  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ : Макс Пембертон
 24  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ : Макс Пембертон  25  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ШЕСТАЯ : Макс Пембертон
 26  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ СЕДЬМАЯ. : Макс Пембертон  27  Использовалась литература : Подводное жилище



 




sitemap