Приключения : Исторические приключения : 5. ЛАДА : Михаил Рапов

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  33  66  99  132  165  198  231  263  264  265  297  330  363  396  429  462  495  528  561  594  627  660  693  726  759  792  825  858  891  924  957  990  1000  1001

вы читаете книгу




5. ЛАДА

А Семка опять на коне, но теперь уже по своему делу.

После удачи с Новгородом Великим, который, известно, сам себе господин и потому мог ни полушки не дать да в придачу еще князя осрамить, Дмитрий Костянтинович на радостях все посольство одарил щедро. Семке гривну кун [23] пожаловал. Отродясь не держал парень в руках такой казны, разбогател во как! Разбогатев, поклонился князю, просил отпустить на недолгое время и вот теперь скачет на родину.

Осталась у Семки в родном селе зазноба. Эх, Настя! Вспомнишь — сердце всколыхнется: уж больно красна девица, высокая да ладная, как вон та елочка, что стоит на пригорке, запушенная снегом. Весело скакать так–то. Любо на белый свет взглянуть. Вокруг леса, в иней одетые, не шелохнутся; зимняя дрема одолела их. Морозное солнце, да искры снежные, да тени по снежным увалам протянулись синие–синие, посмотришь на них — и Настин взор вспомнишь.

Сам на себя удивлялся Семка: другим человеком с ней становился, и озорства как не бывало, и к вину не тянет, и мысли в голове бродят хорошие, ласковые.

Давно приглянулась ему Настя, но до поры до времени и думать было нечего засылать сватов — отец ее богат и горд, а Семка кем был? Бобыль — ни кола ни двора. Теперь иное дело. Легко вымолвить — княжой человек! Князь Дмитрий Костянтинович до него ласков. Конь под парнем добрый. Кольчуга, шелом, меч, нельзя сказать, чтобы очень богатые, но в люди показаться не стыдно: доспех справный. Эх!

Семка встал на стременах, гикнул молодецки. Еловая лапа больно хлестнула его по глазам, засыпала снегом: не кичись, дескать. А все невтерпеж скорее приехать — охота, конечно, перед односельчанами покрасоваться, да и о Насте сердце ноет.

Как–то она там? Может, замужем. От такой мысли пот прошиб, несмотря на мороз… Да нет, не бывать тому! Любит его Настя, клялась ждать, уходил из села — плакала.

Тревожно и сладко вспомнить лицо ее и тяжелую косу цвета мытого льна.

Нет, Настя не забудет! Но все же, кто знает? Отец суров, а ее дело девичье, не спрося могли выдать…

Когда въезжал в село, заметил на отшибе под знакомой березой черный обрушенный избяной сруб, голые жерди вместо крыши, от соломы помина не осталось. Здесь прошло веселое и горькое сиротское детство.

Из–за изб увидел прокопченную клеть соляной варницы, а немного поодаль полузанесенную снегом узорную резьбу по коньку крутой крыши над расписными воротами, за ними новые хоромы и заморскую диковину: окно в светлице, набранное из мелких кусков стекла, подумал: «Знать, Андрей Спиридонович идет в гору, богатеет на соляном промысле».

Не слезая с коня, застучал в ворота. В ответ залаяли, загремели цепями собаки.

Случилось так — хозяин был на дворе, сам пошел к воротам, окликнул. Семка узнал его по голосу, отвечал вежливо:

— Здрав будь, Андрей Спиридонович, как живешь можешь, как тебя бог хранит? Прими гостя!

Соскакивая с коня, спросил:

— Не признал? Где признать! Семку–пастушонка помнишь? Он самый!

Вошли в горницу, помолились на образа, сели. Разговор повели издалека — о здоровье, о делах деревенских, об урожае. Хозяин не утерпел, первый спросил гостя про жизнь его, про удачу, а сам все глядел, глядел. Точно, он, Семка. Меч при бедре в красных сафьяновых ножнах со светлыми бляхами. Кольчугой позвякивает. Ну дела! Привалило парню счастье!

О том же говорил и Семен:

— Так, значит, и жил. Торговый гость Некомат удаль мою знал, не один раз доверял блюсти мечом обозы свои. Вроде дело и неплохое, а только и сейчас ходить бы мне за купецким добром, кабы не случай. Некомат меня к Суздальскому князю гонцом послал, я у князя и остался. Вот так–то: на селе коров пас, теперь княжим гриднем [24] стал. — Семка замолк, приосанился.

Андрей Спиридонович своим ушам не верил. «Ишь ты, гриднем! Слово–то какое! Старое слово, звонкое. Ныне скажут проще: воином, дружинником, а он гриднем назвался. Вот те и пастух…»

И только тут опомнился старик, засуетился:

— Что же я? Человек с дороги устал, проголодался, а я, старый, одурел совсем. Да, правду молвить, Семен, не ждал тебя таким увидеть.

Семка встал. Отвечал просто:

— Не хлопочи, Андрей Спиридонович, не за угощеньем к тебе приехал, — и вдруг бухнулся старику в ноги.

— Отдай дочь свою за меня. Прости, не по обычаю сделал — сам с поклоном пришел, да ведь прогнал бы ты моих сватов.

Андрей Спиридонович нахмурился было, да быстро сообразил: лучшей пары не сыскать, велел встать, отвечал строго:

— Не порядок так–то, но твоих сватов, Семен, я поворотил бы, это ты правду говоришь… — Помолчал, подумал. — Иное дело ты сам, такому соколу отказать грех. Постой, постой, Семен, я не все сказал. Дочь моя Анастасия Андреевна — чадо любимое, холеное, неволить ее не буду. Надо Настиного согласия спросить, — и, видя, как брызнула радость из Семкиных глаз, добавил уже совсем сурово:

— Погоди радоваться, парень, Настя не больно льстится на женихов, а сама не пойдет — не прогневайся…

Не весела спускалась Настя из светлицы.

«Нарядиться заставил. Не иначе опять сваты. И чего батюшка хочет? Сказала нейду — и нейду! Лучше в монастырь!»

Вошла потупясъ, поклонилась, не подняла глаз, и вдруг такой знакомый, такой ласковый голос:

— Настенька, лада [25] моя…

Ахнула. «Он и не он. Нет, нет, померещилось». — Провела рукой до глазам, а ноги сами собой понесли к нему: «Он! Он! Желанный! Любимый! Жданный!..»

«Ах, бесстыжая! Сама к парню целоваться полезла! Совсем ополоумела девка, бесстыжая и есть! Настя! Настька!..» Хотел было прикрикнуть на дочь построже Андрей Спиридонович, да где там: глядя на них, почуял — слеза прошибает. Осталось сидеть на лавке, утирать глаза рукавом рубахи.

— Ну довольно, довольно вам. Хоть ты, Семен, постыдись малость… Вставайте на колени… — Андрей Спиридонович полез в красный угол снимать образ.


Содержание:
 0  Зори над Русью : Михаил Рапов  1  ЗОРИ НАД РУСЬЮ Повесть лет, приведших Русь на Куликово поле : Михаил Рапов
 33  13. ТРЕВОГА : Михаил Рапов  66  6. ЯРЛЫК АЗИС–ХАНА : Михаил Рапов
 99  6. СВАДЕБНАЯ КАША : Михаил Рапов  132  17. НА РАСПУТЬЕ : Михаил Рапов
 165  3. ШМЕЛЬ : Михаил Рапов  198  16. В ОРДУ : Михаил Рапов
 231  4. СНОВА В ЛЕСАХ МОРДОВСКИХ : Михаил Рапов  263  4. В МОСКВЕ : Михаил Рапов
 264  вы читаете: 5. ЛАДА : Михаил Рапов  265  6. МИЗГИРЬ : Михаил Рапов
 297  1. КАФФА ГЕНУЭЗСКАЯ : Михаил Рапов  330  13. КНЯЖИЙ СУД : Михаил Рапов
 363  14. ЧЕСНОК : Михаил Рапов  396  12. БЫЛИ ВЕЛИКИЕ ХАНЫ : Михаил Рапов
 429  7. НЕЗВАНЫЙ ГОСТЬ : Михаил Рапов  462  5. КНЯЗЬ : Михаил Рапов
 495  6. СВАДЕБНАЯ КАША : Михаил Рапов  528  17. НА РАСПУТЬЕ : Михаил Рапов
 561  5. МАЯЧНЫЕ ДЫМЫ : Михаил Рапов  594  8. СТРОИТЕЛИ : Михаил Рапов
 627  20. В МАМАЕВОЙ ОРДЕ : Михаил Рапов  660  8. КОРЫСТЬ : Михаил Рапов
 693  17. ОЛЬГЕРД : Михаил Рапов  726  9. ГРОЗА : Михаил Рапов
 759  ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ : Михаил Рапов  792  10. ВЛАДЫКИ : Михаил Рапов
 825  12. БЕРЕСТЯНАЯ ГРАМОТА : Михаил Рапов  858  5. СВЯТОЙ ОТШЕЛЬНИК : Михаил Рапов
 891  19. ПЕРВАЯ ЧАРА : Михаил Рапов  924  9. ОВЕЧЬИ НОЖНИЦЫ : Михаил Рапов
 957  20. У ПРОСТЫХ ЛЮДЕЙ : Михаил Рапов  990  22. В ЧАСЫ ТРУДНЫХ ДУМ : Михаил Рапов
 1000  СТРАНИЦЫ НАРОДНОЙ ГЕРОИКИ (О романе Зори над Русью и его авторе) : Михаил Рапов  1001  Использовалась литература : Зори над Русью



 




sitemap