Приключения : Исторические приключения : Одиссея капитана Блада : Рафаэль Сабатини

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8

вы читаете книгу

Рафаэль Сабатини

Одиссея капитана Блада.


Рафаэль Сабатини. Одиссея Капитана Блада

-


изд. Минск, "Юнацва", 1990 г.
OCR Палек, 1998 г.

-


Глава I. ПОСЛАНЕЦ

Питер Блад, бакалавр note 1 медицины, закурил трубку и склонился над
горшками с геранью, которая цвела на подоконнике его комнаты, выходившей
окнами на улицу Уотер Лэйн в городке Бриджуотер.
Блад не заметил, что из окна на противоположной стороне улицы за ним с
укором следят чьи-то строгие глаза. Его внимание было поглощено уходом за
цветами и отвлекалось лишь бесконечным людским потоком, заполнившим всю
узенькую улочку. Людской поток вот уж второй раз с нынешнего утра струился
по улицам городка на поле перед замком, где незадолго до этого Фергюсон,
капеллан герцога, произнес проповедь, в которой было больше призывов к
мятежу, нежели к богу.
Беспорядочную толпу возбужденных людей составляли в основном мужчины с
зелеными веточками на шляпах и с самым нелепым оружием в руках. У некоторых,
правда, были охотничьи ружья, а кое у кого даже мечи. Многие были вооружены

только дубинками; большинство же тащили огромные пики, сделанные из кос,


страшные на вид, но мало пригодные в бою. Среди этих импровизированных
воинов тесы, каменщики, сапожники и представители других мирных профессий.
Бриджуотер, так же как и Таунтон, направил под знамена незаконнорожденного
герцога почти все свое мужское население. Для человека, способного носить
оружие, попытка уклониться от участия в этом ополчении была равносильна
признанию себя трусом или католиком.
Однако Питер Блад – человек, не знавший, что такое трусость, –
вспоминал о своем католичестве только тогда, когда это ему требовалось.
Способный не только носить оружие, но и мастерски владеть им, он в этот
теплый июльский вечер ухаживал за цветущей геранью, покуривая трубку с таким
безразличием, будто вокруг ничего не происходило, и даже больше того, бросал
время от времени вслед этим охваченным военной лихорадкой энтузиастам слова

из любимого им Горация note 2: "Куда, куда стремитесь вы, безумцы? "


Теперь вы, быть может, начнете догадываться, почему Блад, в чьих жилах
текла горячая и отважная кровь, унаследованная им от матери, происходившей
из рода морских бродяг Сомерсетшира, оставался спокоен в самый разгар
фанатичного восстания, почему его мятежная душа, уже однажды отвергшая
ученую карьеру, уготованную ему отцом, была невозмутима, когда вокруг все
бурлило. Сейчас вы уже понимаете, как он расценивал людей, спешивших под так
называемые знамена свободы, расшитые девственницами Таунтона, воспитанницами
пансионов мадемуазель Блэйк и госпожи Масгров. Невинные девицы разорвали
свои шелковые одеяния, как поется в балладах, чтобы сшить знамена для армии
Монмута. Слова Горация, которые Блад презрительно бросал вслед людям,
бежавшим по мостовой, указывали на его настроение в эту минуту. Все эти люди
казались Бладу глупцами и безумцами, спешившими навстречу своей гибели.

Дело в том, что Блад слишком много знал о пресловутом Монмуте и его


матери – красивой смуглой женщине, чтобы поверить в легенду о законности
притязаний герцога на трон английского короля. Он прочел нелепую
прокламацию, расклеенную в Бриджуотере, Таунтоне и в других местах, в
которой утверждалось, что "… после смерти нашего государя Карла II право
на престол Англии, Шотландии, Франции и Ирландии со всеми владениями и
подвластными территориями переходит по наследству к прославленному и
благородному Джеймсу, герцогу Монмутскому, сыну и законному наследнику Карла
II".
Эта прокламация вызвала у него смех, так же как и дополнительное

сообщение о том, что "герцог Иоркский Яков note 3 приказал отравить покойного


короля, а затем захватил престол".
Блад не смог даже сказать, какое из этих сообщений было большей ложью.
Треть своей жизни он провел в Голландии, где тридцать шесть лет назад
родился этот самый Джеймс Монмут, ныне объявивший себя милостью всевышнего
королем Англии, Шотландии и т.д. и т.п. Блад хорошо знал настоящих родителей
Монмута. Герцог не только не был законным сыном покойного короля, якобы
сочетавшегося секретным браком с Люси Уолтере, но сомнительно даже, чтобы
Монмут был хотя бы его незаконным сыном. Что, кроме несчастий и разрухи,
могли принести его фантастические притязания? Можно ли было надеяться, что
страна когда-нибудь поверит такой небылице? А ведь от имени Монмута
несколько знатных вигов note 4 подняли народ, на восстание.

– "Куда, куда стремитесь вы, безумцы? "


Блад усмехнулся и тут же вздохнул. Как и большинство самостоятельно
мыслящих людей, он не мог сочувствовать этому восстанию. Самостоятельно же
мыслить его научила жизнь. Более мягкосердечный человек, обладающий его
кругозором и знаниями, несомненно нашел бы немало причин для огорчения при
виде толпы простых, ревностных протестантов, бежавших, как стадо овец на
бойню.
К месту сбора – на поле перед замком – этих людей сопровождали
матери, жены, дочери и возлюбленные. Они шли, твердо веря, что оружие в их
руках будет защищать право, свободу и веру. Как и всем в Бриджуотере, Бладу
было известно о намерении Монмута дать сражение нынешней ночью. Герцог
должен был лично руководить внезапным нападением на королевскую армию,
которой командовал Февершем, – она стояла лагерем у Седжмура. Блад был
почти уверен, что лорд Февершем прекрасно осведомлен о намерениях своего
противника. Даже если бы предположения Блада оказались ошибочными, он все же
имел основания думать именно так, ибо трудно было допустить, чтобы
командующий королевской армией не знал своих обязанностей.
Выбив пепел из трубки, Блад отодвинулся от окна, намереваясь его

закрыть, и в это мгновение заметил, что из окна дома на противоположной


стороне улицы за ним следили враждебные взгляды милых, сентиментальных
сестер Питт, самых восторженных в Бриджуотере обожательниц красавца Монмута.
Блад улыбнулся и кивнул этим девушкам, с которыми находился в дружеских
отношениях, а одну из них даже недолго лечил. Ответом на его приветствие был
холодный и презрительный взгляд. Улыбка тут же исчезла с тонких губ Блада;
он понял причину враждебности сестер, возросшей с тех пор, как на горизонте
появился Монмут, вскруживший головы женщинам всех возрастов. Да, сестры
Питт, несомненно, осуждали поведение Блада, считая, что молодой и здоровый
человек, обладающий военным опытом, мог бы помочь правому делу, а он в этот
решающий день остается в стороне, мирно покуривает трубку и ухаживает за
цветами, в то время как все мужественные люди собираются примкнуть к

защитнику протестантской церкви и готовы даже отдать за него свои жизни,


лишь бы только он взошел на престол, принадлежащий ему по праву.
Если бы Бладу пришлось обсуждать этот вопрос с сестрами Питт, он сказал
бы им, что, вдоволь побродив по свету и изведав множество приключений, он
намерен сейчас продолжать заниматься делом, для которого еще с молодости был
подготовлен своим образованием. Он мог бы сказать, что он врач, а не солдат;
целитель, а не убийца. Однако Блад заранее знал FIX ответ. Они заявили бы
ему, что сегодня каждый, кто считает себя мужчиной, обязан взять в руки
оружие. Они указали бы ему на своего племянника Джереми, моряка по
профессии, шкипера торгового судна, к несчастью для этого молодого человека
недавно бросившего якорь в бухте Бриджуотера. Они сказали бы, что Джереми
оставил штурвал корабля и взял в руки мушкет, чтобы защищать правое дело.
Однако Блад не принадлежал к числу людей, которые спорят. Как я уже сказал,
он был самостоятельным человеком.
Закрыв окна и задернув занавески, он направился в глубь уютной,
освещенной свечами комнаты, где его хозяйка, миссис Барлоу, накрывала на
стол. Обратившись к ней, Блад высказал вслух свою мысль:

– Я вышел из милости у девушек, живущих в доме через дорогу.


В приятном, звучном голосе Блада звучали металлические нотки, несколько
смягченные и приглушенные ирландским акцентом, которые не могли истребить
даже долгие годы блужданий по чужим странам. Весь характер этого человека
словно отражался в его голосе, то ласковом и обаятельном, когда нужно было
кого-то уговаривать, то жестком и звучащем, как команда, когда следовало
кому-то внушать повиновение. Внешность Блада заслуживала внимания: он был
высок, худощав и смугл, как цыган. Из-под прямых черных бровей смотрели
спокойные, но пронизывающие глаза, удивительно синие для такого смуглого
лица. И этот взгляд и правильной формы нос гармонировали с твердой,
решительной складкой его губ. Он одевался во все черное, как и подобало
человеку его профессии, но на костюме его лежал отпечаток изящества,
говорившего о хорошем вкусе. Все это было характерно скорее для искателя
приключений, каким он прежде и был, чем для степенного медика, каким он стал
сейчас. Его камзол из тонкого камлота note 5 был обшит серебряным позументом, а
манжеты рубашки и жабо украшались брабантскими кружевами. Пышный черный

парик Камлот – тонкое сукно из верблюжьей шерсти отличался столь же


тщательной завивкой, как и парик любого вельможи из Уайтхолла note 6.
Внимательно приглядевшись к Бладу, вы невольно задали себе вопрос:
долго ли сможет такой человек прожить в этом тихом уголке, куда он случайно
был заброшен шесть месяцев назад? Долго ли он будет заниматься своей мирной
профессией, полученной им еще до начала самостоятельной жизни? И все же,
когда вы узнаете историю жизни Блада, не только минувшую, но и грядущую, вы
поверите – правда, не без труда, – что, если бы не превратность судьбы,
которую ему предстояло очень скоро испытать, он мог бы долго еще продолжать

тихое существование в глухом уголке Сомерсетшира, полностью довольствуясь


своим скромным положением захолустного врача. Так могло бы быть…
Блад был сыном ирландского врача и уроженки Сомерсетширского графства.
В ее жилах, как я уже говорил, текла кровь неугомонных морских бродяг, и
этим, должно быть, объяснялась некоторая необузданность, рано проявившаяся в
характере Питера. Первые признаки ее серьезно встревожили его отца, который
для ирландца был на редкость миролюбивым человеком. Он заранее решил, что в
выборе профессии мальчик должен пойти по его стопам. И Питер Блад, обладая
способностями и жаждой знаний, порадовал своего отца, двадцати лет от роду
добившись степени бакалавра медицины в дублинском колледже. После получения
столь радостного известия отец прожил только три месяца (мать умерла за
несколько лет до этого), и Питер, наследовав после смерти отца несколько сот
фунтов стерлингов, отправился поглядеть на мир, с тем чтобы удовлетворить
свой неугомонный дух. Забавное стечение некоторых обстоятельств привело его
на военную службу к голландцам, воевавшим в то время с французами, а любовь
к морю толкнула его во флот. Произведенный в офицеры знаменитым де Ритером",

он участвовал в той самой морской битве на Средиземном море, когда был убит


этот знаменитый флотоводец.
Полоса жизни Блада после подписания Неймегенского note 7 мира нам почти
совершенно неизвестна. Мы знаем, однако, что Питер провел два года в
испанской тюрьме, но за что он попал туда, осталось для нас неясным. Быть
может, именно благодаря этому он, выйдя из тюрьмы, поступил на службу к
французам и в составе французской армии участвовал в боях на территории
Голландии, оккупированной испанцами. Достигнув наконец тридцати двух лет,
полностью удовлетворив некогда томившую его жажду приключений и чувствуя к
тому же, что его здоровье пошатнулось в результате запущенного ранения, он
вдруг ощутил сильнейшую тоску по родине и сел в Нанте на корабль,
рассчитывая пробраться в Ирландию. Однако здоровье Блада во время
путешествия ухудшилось, и, когда буря загнала его корабль в Бриджуотерскую
бухту, он решил сойти на берег, тем более что здесь была родина его матери.

Таким образом, в январе 1685 года Блад прибыл в Бриджуотер, имея в


кармане примерно такое же состояние, с каким одиннадцать лет назад он
отправился из Дублина бродить по свету.
Место, куда попал Блад, ему понравилось, да и здоровье его здесь быстро
восстановилось. После многих приключений, каких другой человек не испытает
за всю свою жизнь, Питер решил обосноваться в этом городе и вернуться
наконец к своей профессии врача, от которой он, с такой небольшой выгодой
для себя, оторвался.
Такова краткая история Питера Блада, или, вернее, та ее часть, которая
закончилась в ночь битвы при Седжмуре, спустя полгода после его прибытия в
Бриджуотер.
Считая, что предстоящее сражение не имеет к нему никакого отношения, –

а это вполне соответствовало действительности, – и оставаясь равнодушным к


возбуждению, охватившему в эту ночь Бриджуотер, Блад рано улегся спать. Он
спокойно уснул задолго до одиннадцати часов, когда, как вы знаете, Монмут во
главе повстанцев двинулся по дороге на Бристоль, чтобы обойти болото, за
которым находилась королевская армия. Вы знаете также, что численное
превосходство повстанцев и некоторое преимущество, заключавшееся в том, что
повстанцы имели возможность внезапно напасть на сонную королевскую армию,
оказались бесполезными из-за ошибок командования, и сражение было проиграно
Монмутом еще до того, как началась рукопашная схватка.
Армии встретились примерно в два часа ночи. Блад не слышал отдаленного
гула канонады. Только в четыре часа утра, когда начало подниматься солнце,
разгоняя остатки тумана над печальным полем битвы, мирный сон Блада был
нарушен.
Сидя в постели, он протирал глаза, пытаясь прийти в себя. В дверь его
дома сильно стучали, и чей-то голос что-то бессвязно кричал. Этот шум и
разбудил Питера. Полагая, что его срочно вызывают к какойнибудь роженице, он
набросил на плечи ночной халат, сунул ноги в туфли и выбежал из комнаты,
столкнувшись на лестничной площадке с миссис Барлоу. Перепуганная грохотом,
она ничего не понимала и металась без толку. Блад успокоил ее и спустился
открыть дверь.

На улице в золотых лучах восходящего солнца стоял молодой человек в


изодранной одежде, покрытой грязью и пылью. Он тяжело дышал, глаза его
блуждали. Находившаяся рядом с ним лошадь была вся в пене. Человек открыл
рот, но дыхание его прерывалось и он ничего не мог произнести.
Блад узнал молодого шкипера Джереми Питта, племянника девушек, которые
жили напротив его дома. Улица, разбуженная шумным поведением моряка,
просыпалась: открывались двери, распахивались ставни окон, из которых
выглядывали головы озабоченных и недоумевающих соседей.

– Спокойней, спокойней, – сказал Блад. – Поспешность никогда к добру


не приводит.
Однако юноша, в глазах которого застыл ужас или, быть может, страх, не
обратил внимания на эти слова. Кашляя и задыхаясь, он наконец заговорил:

– Лорд Гилдой тяжело ранен… он сейчас в усадьбе Оглторп… у реки…


я перетащил его туда… он послал меня за вами… Скорее к нему… скорей!
Он бросился к доктору, чтобы силой увлечь его за собой в ночном халате
и в домашних туфлях, но доктор уклонился от тянущихся к нему рук.

– Конечно, я поеду, – сказал он, – но не в этом же наряде.


Блад был расстроен. Лорд Гилдой покровительствовал ему со дня его
приезда в Бриджуотер. Бладу хотелось отплатить чем-нибудь за хорошее
отношение к нему, и он был огорчен тем, что для этого представился такой
печальный случай. Ему хорошо было известно, что молодой аристократ был одним
из горячих сторонников герцога Монмута.

– Конечно, я поеду, – повторил Блад. – Но прежде всего мне нужно


одеться и захватить с собой то, что нам может понадобиться.

– Мы теряем время!

– Спокойно, спокойно. Мы доедем скорее, если не будем спешить. Войдите


и подождите меня, молодой человек.
Жестом руки Питт отклонил его приглашение:

– Я подожду здесь. Ради бога, поспешите!


Блад быстро поднялся наверх, чтобы одеться и захватить сумку с
инструментами. Расспросить о ранениях лорда Гилдоя он мог по дороге в
усадьбу Оглторп. Обуваясь, Блад разговаривал с миссис Барлоу, дал несколько
поручений, распорядившись заодно и насчет обеда, которого, увы, ему так и не
суждено было отведать.
Когда доктор наконец спустился на улицу вместе с миссис Барлоу,
кудахтавшей, как обиженная наседка, он нашел молодого Питта в окружении
толпы напуганных, полуодетых горожан. В большинстве это были женщины,
поспешно сбежавшиеся за новостями о битве. Не составляло труда догадаться,
какие именно новости сообщил им Питт, ибо утренний воздух сразу же
наполнился плачем и горестными стенаниями.
Увидев доктора, уже одетого и с сумкой для инструментов под мышкой,
Питт освободился от окружавшей его толпы, стряхнул с себя усталость и
отстранил обеих своих тетушек, в слезах цеплявшихся за него. Схватив лошадь
за уздечку, он вскочил в седло.

– Поехали! – закричал он. – Садитесь позади меня!


Не тратя слов, Блад последовал этому совету, и Питт тут же дал шпоры
лошади. Толпа расступилась. Питер Блад сидел на крупе лошади, отяжеленной
двойным грузом. Держась за пояс своего спутника, он начал свою одиссею.
Питт, которого Блад считал только посланцем раненого мятежника, на самом
деле оказался посланцем Судьбы.

Глава II. ДРАГУНЫ КИРКА

Усадьба Оглторп стояла на правом берегу реки примерно в миле к югу от
Бриджуотера. Это был серый приземистый, в стиле эпохи Тюдоров, дом,
фундамент которого покрывала густая зелень плюща. Приближаясь к усадьбе по
дороге, проходившей среди душистых фруктовых садов, мирно дремавших на
берегу Парретта, искрившегося под лучами утреннего солнца, Блад с трудом мог
поверить, что находится в стране, раздираемой кровопролитной междоусобицей.
На мосту, при выезде из Бриджуотера, их встретил авангард усталых,
измученных беглецов с поля битвы. Среди них было много раненых. Напрягая
остатки своих сил, они торопливо ковыляли в город, тщетно надеясь найти там
кров и защиту. Их глаза, выражавшие усталость и страх, жалобно глядели на
Блада и его спутника. Несколько охрипших голосов предупредили их, что погоня
уже близка. Однако молодой Питт, не обращая внимания на предупреждения,
мчался по пыльной дороге, на которой количество беглецов из-под Седжмура все
увеличивалось. Вскоре он свернул в сторону на тропинку, проходившую через
луга, покрытые росой. Даже здесь им встречались разрозненные группы
беглецов, разбегавшихся во всех направлениях. Пробиваясь сквозь высокую
траву, они боязливо оглядывались, ожидая, что вот-вот покажутся красные
камзолы королевских драгун.

Но поскольку Питт и его спутник приближались к месту расположения штаба


Февершема, человеческие обломки битвы вскоре перестали уже им встречаться.
Сейчас мимо них тянулись мирные фруктовые сады; деревья были отягощены
плодами, но никто не собирал их, хотя время приготовления сидра уже
наступило.
Наконец они спешились на каменные плиты двора, где их приветствовал
опечаленный и взволнованный владелец усадьбы – Бэйнс.
В огромной комнате с каменным полом доктор нашел лорда Гилдоя –
высокого человека с массивным подбородком и крупным носом. Его лицо
покрывала свинцовая бледность, он лежал с закрытыми глазами, вытянувшись на
сделанной из тростника кушетке, стоявшей у большого окна. Лорд с трудом
дышал, и с каждым вздохом с его синих губ срывались слабые стоны. Около
раненого хлопотали жена Бэйнса и его миловидная дочь.
Несколько минут Блад молча рассматривал своего пациента, сожалея, что
этот молодой аристократ с блестящим будущим должен был рисковать всем – и,
вероятно, даже своей жизнью – ради честолюбия бесчестного авантюриста.

Вздохнув, Блад опустился на колени перед раненым и, приступая к своим


профессиональным обязанностям, разорвал его камзол и нижнее белье, чтобы
обнажить изуродованный бок молодого лорда, а затем велел принести воды,
полотна и все, что ему требовалось.
Полчаса спустя, когда драгуны ворвались в усадьбу, Блад еще занимался
раненым, не обращая внимания на стук копыт и грубые крики. Его вообще
нелегко было вывести из равновесия, особенно когда он был поглощен своей
работой. Однако раненый, придя в сознание, проявил серьезную озабоченность,
а Джереми Питт, одежда которого выдавала его причастность к событиям,
поспешил спрятаться в бельевом шкафу. Владелец усадьбы заметно волновался,
его жена и дочь дрожали от страха, и Бладу пришлось их успокаивать.

– Ну, чего вы боитесь? – говорил он. – Ведь мы живем в христианской


стране, а христиане не воюют с ранеными и с теми, кто их приютил.
Блад, как можно судить по этим словам, еще питал какие-то иллюзии в
отношении христиан. Затем он поднес к губам раненого стакан с лекарством,
приготовленным по его указаниям:

– Успокойтесь, лорд. Худшее уже позади.


В это мгновение в комнату с грохотом и бряцанием ворвалось человек
двенадцать драгун Танжерского полка, одетых в камзолы цвета вареного рака.
Драгунами командовал мрачный коренастый человек в мундире, обильно расшитом
золотыми позументами.
Бэйнс остался стоять на месте в полувызывающей позе, а его жена и дочь
отпрянули в сторону. Блад, сидевший у изголовья больного, обернулся и
взглянул на ворвавшихся.
Офицер приказал солдатам остановиться, а затем, позвякивая шпорами и
держа руку в перчатке на эфесе своей сабли, важно прошел вперед еще
несколько шагов.

– Я – капитан Гобарт из драгун полковника Кирка, – сказал он громко.

– Вы укрываете мятежников?


Бэйнс, встревоженный грубым тоном военного, пролепетал дрожащим
голосом:

– Я… я не укрыватель мятежников, сэр. Этот джентльмен ранен…

– Это ясно без слов! – прикрикнул на него капитан и, тяжело ступая,


подошел к кушетке. Мрачно нахмурясь, он наклонился над лордом. Лицо раненого
приняло серо-землистый оттенок. – Нет нужды спрашивать, где ранен этот
проклятый мятежник… Взять его, ребята! – приказал он своим драгунам.
Но тут Блад загородил собою раненого.

– Во имя человечности, сэр! – сказал он с ноткой гнева в голосе. –


Мы живем в Англии, а не в Танжере. Этот человек тяжело ранен, его нельзя
трогать без опасности для жизни.
Заступничество доктора рассмешило капитана:

– Ах, так я еще должен заботиться о здоровье мятежников! Черт побери!


Вы думаете, что мы будем его лечить? Вдоль всей дороги от Вестона до
Бриджуотера расставлены виселицы, и он подойдет для любой из них. Полковник
Кирк научит этих дураковпротестантов кое-чему такому, о чем будут помнить их
дети, внуки и правнуки!

– Вешать людей без суда?! – воскликнул Блад возмущенно. – Я,


наверно, ошибся. Очевидно, мы сейчас не в Англии, а в Танжере" где стоял
когда-то ваш полк.
Гобарт внимательно посмотрел на доктора, и во взгляде капитана начал
разгораться гнев. Разглядывая Блада с ног до головы, он обратил внимание на
его сухощавое, мускулистое телосложение, надменную посадку головы, на тот
заметный налет властности, который так мало соответствовал профессии
доктора, и, сам будучи солдатом, узнал солдата и в Бладе. Глаза капитана
сузились. Он начал кое-что припоминать.

– Кто вы такой, черт бы вас побрал? – закричал он.

– Моя фамилия – Блад, Питер Блад. К вашим услугам.

– А… ага… Припоминаю вашу фамилию. Вы служили во французской


армии, не так ли?
Если Блад и был удивлен, то не показал этого:

– Да, служил.

– Так, так… Лет пять назад, или около того, вы были в Танжере?

– Да, я знал вашего полковника.

– Клянусь честью, я помогу возобновить это знакомство! – И капитан


неприятно засмеялся. – Как вы здесь очутились?

– Я врач, и меня привезли сюда для оказания помощи раненому.

– Вы – доктор?


В голосе Гобарта, убежденного в том, что Блад лжет, прозвучало явное
презрение.

– Medicinae baccalaureus, – ответил Блад латинским термином,


означавшим в переводе "бакалавр медицины".

– Не тычьте мне в нос вашим французским языком! – свирепо закричал


Гобарт. – Говорите по-английски!
Улыбка Блада раздражала и бесила капитана.

– Я – врач, практикующий в городе Бриджуотере.


Гобарт криво усмехнулся:

– А в этот город вы приехали из Лаймского залива note 8, сопровождая


вашего приблудного герцога?
Насмешливая улыбка скользила по губам Блада.

– Если бы ваш ум был бы так же остер, как громоподобен ваш голос, то


вы давно уже были бы великим человеком.
Драгун на мгновение потерял дар речи, и на лице его выступил густой
румянец.

– Вы убедитесь, что я достаточно велик, когда вас повесят! –


прохрипел он злобно.

– Не сомневаюсь, – спокойно сказал Блад. – У вас и внешность и


манеры палача. Однако если вы попрактикуетесь в вашем ремесле на моем
пациенте, то этим самым завяжете петлю на собственной шее. Он не принадлежит
к категории людей, которых вы можете вздернуть, не задавая вопросов. Он
имеет право требовать суда, суда пэров note 9.

– Суда пэров?


Капитан был ошеломлен этими двумя словами, подчеркнутыми Бладом.

– Разумеется. Любой человек, если он не идиот или не дикарь, прежде


чем посылать человека на виселицу, спросил бы его фамилию. Этот человек –
лорд Гилдой.
Тут раненый пошевелился и слабым голосом произнес:

– Я не скрываю своей связи с герцогом Монмутским и готов отвечать за


все последствия. Однако, с вашего разрешения, я буду отвечать за эти
последствия перед судом пэров, как правильно заметил доктор.
Он умолк, и в комнате воцарилось молчание. Как у многих хвастливых
людей, в натуре Гобарта таилась значительная доля робости, и сообщение о
титуле раненого разбудило в нем это чувство. Будучи раболепствующим
выскочкой, он благоговел перед титулами. Но наряду с этим капитан трепетал и
перед своим полковником, потому что Перси Кирк не прощал ошибок своим
подчиненным.
Жестом руки Гобарт остановил своих людей. Он должен был все обдумать и
взвесить. Заметив его нерешительность, Блад добавил еще один аргумент,
давший Гобарту пищу для дополнительных размышлений:

– Запомните, капитан, что лорд Гилдой имеет в лагере тори note 10 друзей


и родственников, которые не преминут сказать кое-что полковнику Кирку, если
с его светлостью обойдутся, как с обычным уголовным преступником. Будьте
осторожны, капитан, или, как я уже сказал, нынче утром вы сплетете веревку
себе на шею.
Капитан Гобарт с презрением отмахнулся от этого предупреждения, хотя на
самом деле и учел его.

– Возьмите кушетку! – приказал он. – И доставьте на ней


арестованного в Бриджуотер, в тюрьму.

– Он не перенесет этого пути, – запротестовал Блад. – Его нельзя


сейчас трогать.

– Тем хуже для него. Мое дело – арестовывать мятежников! – И жестом


руки он подтвердил ранее отданное им приказание.
Двое из его людей подняли кушетку и направились с ней к двери. Гилдой
сделал слабую попытку протянуть Бладу руку.

– Я ваш должник, доктор, – сказал он, – и если выживу, то постараюсь


заплатить этот долг.
Вместо ответа Блад только поклонился, а затем сказал солдатам:

– Несите осторожно, ибо от этого зависит его жизнь.


Как только Гилдоя унесли, капитан оживился и, повернувшись к Бэйнсу,
спросил:

– Ну, кого еще из проклятых мятежников вы укрываете?

– Больше никого, сэр. Его светлость…

– Мы уже разделались с его светлостью. А вами займемся, как только


обыщем дом, и, клянусь богом, если вы мне лжете…
Он прорычал соответствующее приказание своим драгунам: трое из них тут
же вышли в соседнюю комнату, откуда через минуту послышался производимый ими
грохот. Между тем капитан внимательно осматривал комнату, простукивая панели
рукояткой пистолета.
Блад, считая, что ему не следует здесь больше задерживаться, сказал,
обращаясь к Гобарту:

– С вашего разрешения, хочу пожелать вам всего хорошего, капитан.

– С моего разрешения, вы задержитесь здесь еще! – резко ответил ему


Гобарт.
Блад пожал плечами и сел.

– Вы нестерпимо скучны, – сказал он. – Удивляюсь, как этого еще не


заметил ваш полковник.
Однако капитан не обратил на него внимания, ибо, нагнувшись, чтобы
поднять чью-то потрепанную и запыленную шляпу, заметил прикрепленный к ней
маленький пучок дубовых веток. Шляпа лежала у бельевого шкафа" где прятался
бедный Питт.
Капитан со злорадной улыбкой вновь оглядел комнату, остановив свой
насмешливый взгляд на Бэйнсе, затем на двух женщинах, стоявших позади, и
наконец на Бладе, который сидел, положив ногу на ногу, с видом безразличия,
но на самом деле ему было далеко не безразлично, как развернутся дальнейшие
события.
Подойдя к шкафу, Гобарт широко распахнул одну из его массивных дубовых

створок и, схватив за воротник камзола скорчившегося там Питта, вытащил его


наружу.

– А это что за тип? – спросил он. – Еще один вельможа?


Воображение Блада немедленно нарисовало картину виселиц, о которых
говорил капитан, и несчастного молодого моряка, без суда вздернутого на одну
из них взамен другой жертвы, обманувшей ожидания Гобарта. Блад тут же
придумал молодому повстанцу не только титул, но и целую знатную семью.

– Вы угадали, капитан. Это виконт Питт, двоюродный брат сэра Томаса


Вернона, женатого на красотке Молли Кирк – сестре вашего полковника. Вам
должно быть известно, что она была фрейлиной жены короля Якова.
Капитан и его пленник едва не задохнулись от удивления. Но в то время
как Питт счел за лучшее скромно промолчать, капитан отвратительно выругался,
с интересом рассматривая свою новую жертву.

– Он лжет, не правда ли? – проговорил Гобарт, схватив юношу за плечи


и свирепо глядя ему в лицо. – Клянусь богом, он издевается надо мной!

– Если вы в этом уверены, – сказал Блад, – то повесьте его – и


увидите, что с вами сделают.
Драгун гневно взглянул на доктора, а затем на своего пленника.

– Взять его! – приказал он, толкнув юношу в руки своих людей. –


Свяжите и этого тоже, – указал капитан на Бэйнса. – Мы покажем ему, как
укрывать мятежников!
Солдаты набросились на хозяина дома. Бэйнс бурно протестовал, пытаясь
вырваться из цепких и грубых рук солдат. Перепуганные женщины кричали от
страха до тех пор, пока к ним не подошел капитан. Он схватил дочь Бэйнса за
плечо. Прелестная золотоволосая девушка с нежными голубыми глазами умоляюще
глядела прямо в лицо капитану. Его глаза вспыхнули, и приподняв голову
девушки за подбородок, драгун грубо поцеловал ее в губы, заставив бедняжку
вздрогнуть от отвращения.

– Это задаток, – мрачно улыбаясь, сказал он. – Пусть он успокоит


тебя, маленькая мятежница, пока я не разделаюсь с этими мошенниками.
И он отошел от девушки, оставив ее в полуобморочном состоянии на руках
перепуганной матери. Его люди, посмеиваясь в ожидании дальнейших
распоряжений, стояли около двух крепко связанных пленников.

– Убрать! – приказал Гобарт. – Корнет Дрэйк отвечает за них головой.


Его горящие глаза снова остановились на съежившейся от страха девушке.

– Я ненадолго здесь задержусь, – сказал он своим драгунам. – Надо


обыскать это логово – не прячутся ли тут и другие мятежники. – Как бы
мимоходом вспомнив о чем-то, он, небрежно указав на Блада, добавил: – И
этого парня прихватите с собой тоже. Да пошевеливайтесь!
Блад, словно очнувшись от глубокого раздумья, изумленно взглянул на
Гобарта. В эту минуту он как раз думал о том, что в его сумке с
инструментами лежал ланцет, с помощью которого можно было бы осуществить над
капитаном Гобартом благодетельную операцию, весьма полезную для
человечества: драгун, несомненно, страдал полнокровием, и кровопускание
никак не повредило бы его здоровью. Однако осуществить этот план было
нелегко. Блад уже начал прикидывать в уме, не следует ли ему отозвать
капитана в сторону, якобы для того, чтобы поведать лакомую сказку о
спрятанных сокровищах, но несвоевременное вмешательство Гобарта положило
конец занимательным домыслам доктора.
Он все же попытался выиграть время.

– Клянусь честью, меня это устраивает, – сказал он. – Я как раз и


собирался идти домой, в Бриджуотер. Если бы вы не задержали меня, то я бы
уже давно был в пути.

– Вам и придется идти туда – но только не домой, а в тюрьму.

– Ба! Вы, конечно, шутите!

– Там найдется и виселица, если вас это устраивает. Вопрос лишь в том,


когда вас повесят – сейчас или несколько позже.
Грубые руки схватили Блада, а его замечательный ланцет остался в сумке
с инструментами, лежавшей на столе. Будучи сильным и гибким человеком, он
вырвался из рук солдат, но на него тут же набросились и повалили на пол,
связали руки за спиной и грубо поставили на ноги.

– Взять его! – коротко сказал Гобарт и, повернувшись к остальным


драгунам, распорядился: – Обыскать этот дом от чердака до подвала.
Результаты доложите мне. Я буду здесь.
Солдаты разбежались по всему дому. Конвоиры вытолкали Блада во двор,
где уже находились Питт и Бэйнс, ожидавшие отправки в тюрьму. На пороге дома
Блад повернулся лицом к Гобарту, и в синих глазах доктора вспыхнул гнев. С
его уст готово было сорваться обещание того, что он сделает с капитаном,
если ему удастся выжить. Однако он вовремя сдержался, сообразив, что
высказать такое обещание вслух было бы равносильно тому, если бы он сам
захотел погубить все надежды сохранить жизнь, нужную для осуществления этого
обещания. Сегодня люди короля были владыками на Западе note 11, где они вели
себя, как в завоеванной стране, и простой кавалерийский капитан играл роль
властелина жизни и смерти людей.
Блад и его товарищи по несчастью стояли под яблонями сада, привязанные
к стременам седел. По отрывистой команде корнета Дрэйка маленький отряд
направился в Бриджуотер. Страшное предположение Блада о том, что для драгун
эта часть Англии стала оккупированной вражеской страной, полностью
подтвердилось. Из дома послышался треск отдираемых досок, грохот
переворачиваемой мебели, крики и смех грубых людей, для которых охота за
повстанцами была лишь предлогом для грабежа и насилия. И в довершение всего,
сквозь этот дикий шум донесся пронзительный крик женщины.

Бэйнс остановился и с выражением муки на пепельно-бледном лице


обернулся к дому. Но рывок веревки, которой он был привязан к стремени,
свалил его с ног, и пленник беспомощно протащился по земле несколько ярдов,
прежде чем драгун остановил лошадь. Осыпая Бэйнса грубой бранью, солдат
несколько раз ударил его плоской стороной своей сабли.
В это чудесное и душистое июльское утро Блад шел среди яблоневых
деревьев, склонившихся под тяжестью плодов, и думал, что человек, как он
давно уже подозревал, – это не венец природы, а ее отвратительнейшее
создание, и только идиот мог избрать себе профессию целителя этих созданий,
которые заслуживали уничтожения.

Глава III. ВЕРХОВНЫЙ СУДЬЯ

Только два месяца спустя – 19 сентября 1685 года, – если вы
интересуетесь точной датой, Питер Блад предстал перед судом по обвинению в
государственной измене. Мы знаем, что он не был в ней повинен, но можно не
сомневаться в том, что ко времени предъявления ему обвинения он полностью
подготовился к такой измене. За два месяца, проведенных в тюрьме в
нечеловеческих условиях, трудно поддающихся описанию, Блад страстно
возненавидел короля Якова и всех его сторонников. Уже одно то, что Блад
вообще смог сохранить разум в такой обстановке, свидетельствует о наличии у
него большой силы духа. И все же каким бы ужасным ни было положение этого
совершенно невинного человека, он мог еще благодарить судьбу прежде всего за
то, что его вообще вызвали в суд, а затем за то, что суд состоялся именно 19
сентября, а не раньше этой даты. Задержка, столь раздражавшая Блада,

представляла для него единственную возможность спастись от виселицы, хотя в


то время он не отдавал себе в этом отчета.
Могло, разумеется, случиться и так, что он оказался бы среди тех
арестованных, которых на следующий же день после битвы вывели из
переполненной тюрьмы в Бриджуотере и по распоряжению жаждавшего крови
полковника Кирка повесили без суда на рыночной площади. Командир Танжерского
полка, безусловно, поступил бы так же и с остальными заключенными, если бы
не вмешался епископ Мьюсский, положивший конец этим беззаконным казням.
Только за одну неделю, прошедшую после Седжмурской битвы, Февершем и
Кирк, не устраивая комедии суда, казнили свыше ста человек. Победителям
требовались жертвы для виселиц, воздвигнутых на юго-западе страны; их ничуть
не беспокоило, где и как были захвачены эти жертвы и сколько среди них было
невинных людей. Что, в конце концов, стоила жизнь какого-то олуха! Палачи

работали не покладая рук, орудуя веревками, топорами и котлами с кипящей


смолой… Но я избавлю вас от описания деталей отвратительных зрелищ, ибо, в
конце концов, нас больше занимает судьба Питера Блада, нежели участь
повстанцев, обманутых Монмутом.
Блад дожил до того дня, когда его вместе с толпой других несчастных,
скованных попарно, погнали из Бриджуотера в Таунтон. Не способных ходить
заключенных, с гноящимися и незабинтованными ранами, солдаты бесцеремонно
бросили на переполненные телеги. Кое-кому посчастливилось умереть в пути.
Когда Блад, как врач, пытался получить разрешение оказать помощь наиболее
страдавшим, его сочли наглым и назойливым, пригрозив высечь плетьми. Если он
сейчас о чем-либо и сожалел, так только о том, что не участвовал в
восстании, организованном Монмутом. Это, конечно, было нелогично, но едва ли
следовало ожидать логического мышления от человека в его положении.
Весь кошмарный путь из Бриджуотера в Таунтон Блад прошел в кандалах

плечом к плечу с тем самым Джереми Питтом, который в значительной степени


был причиной его несчастий. Молодой моряк все время держался рядом с Бладом.
Июль, август и сентябрь они задыхались от жары и зловония в переполненной
тюрьме, а перед отправкой их в суд они вместе были скованы кандалами.
Обрывки слухов и новостей понемножку просачивались сквозь толстые стены
тюрьмы из внешнего мира. Кое-какие слухи умышленно распространялись среди
заключенных – к их числу относился слух о казни Монмута, повергший в
глубочайшее уныние тех, кто переносил все мучения ради этого фальшивого
претендента на престол. Многие из заключенных отказывались верить этому
слуху. Они безосновательно утверждали, что вместо Монмута был казнен
какой-то человек, похожий на герцога, а сам герцог спасся, для того чтобы
вновь явиться в ореоле славы.
Блад отнесся к этой выдумке с таким же глубоким безразличием, с каким
воспринял известие о подлинной смерти Монмута. Однако одна позорная деталь
не только задела Блада, но и укрепила его ненависть к королю Якову. Король
изъявил желание встретиться с Монмутом. Если он не имел намерения помиловать
мятежного герцога, то эта встреча могла преследовать только самую низкую и
подлую цель – насладиться зрелищем унижения Монмута.

Позднее заключенные узнали, что лорд Грей, фактически возглавлявший


восстание, купил себе полное прощение за сорок тысяч фунтов стерлингов. Тут
Питер Блад уже не мог не высказать вслух своего презрения к королю Якову.

– Какая же низкая и грязная тварь сидит на троне! Если бы мне было


известно о нем столько, сколько я знаю сегодня, несомненно я дал бы повод
посадить меня в тюрьму гораздо раньше, – заявил он и тут же спросил: – А
как вы полагаете, где сейчас лорд Гилдой?
Питт, которому он задал этот вопрос, повернул к Бладу свое лицо,
утратившее за несколько месяцев пребывания в тюрьме почти весь морской
загар, и серыми округлившимися глазами вопросительно посмотрел на товарища
по заключению.

– Вы удивляетесь моему вопросу? – спросил Блад. – В последний раз мы


видели его светлость в Оглторпе. Меня, естественно, интересует, где другие
дворяне – истинные виновники неудачного восстания. Полагаю, что история с
Греем объясняет их отсутствие здесь, в тюрьме. Все они люди богатые и,
конечно, давно уж откупились от всяких неприятностей. Виселицы ждут только
тех несчастных, которые имели глупость следовать за аристократами, а сами
аристократы, конечно, свободны. Курьезное и поучительное заключение. Честное
слово, насколько же еще глупы люди!
Он горько засмеялся и несколько позже с тем же чувством глубочайшего
презрения вошел в Таунтонский замок, чтобы предстать перед судом. Вместе с
ним были доставлены Питт и Бэйнс, ибо все они проходили по одному и тому же
делу, с разбора которого и должен был начаться суд.
Огромный зал с галереями, наполненный зрителями, в большинстве дамами,
был убран пурпурной материей. Это была чванливая выдумка верховного судьи,
барона Джефрейса, жаждавшего крови. Он сидел на высоком председательском
кресле. Пониже сутулились четверо судей в пурпурных мантиях и тяжелых черных
париках. А еще ниже сидели двенадцать присяжных заседателей.
Стража ввела заключенных. Судебный пристав, обратившись к публике,
потребовал соблюдения полной тишины, угрожая нарушителям тюрьмой. Шум
голосов в зале стал постепенно затихать, и Блад пристально разглядывал
дюжину присяжных заседателей, которые дали клятву быть "милостивыми и
справедливыми". Однако внешность этих людей свидетельствовала о том, что они
не могли думать ни о милости, ни о справедливости. Перепуганные и

потрясенные необычной обстановкой, они походили на карманных воров,


пойманных с поличным. Каждый из двенадцати стоял перед выбором: или меч
верховного судьи, или веление своей совести.
Затем Блад перевел взгляд на членов суда и его председателя – лорда
Джефрейса, о жестокости которого шла ужасная слава.
Это был высокий, худой человек лет под сорок, с продолговатым красивым
лицом. Синева под глазами, прикрытыми набрякшими веками, подчеркивала блеск
его взгляда, полного меланхолии. На мертвенно бледном лице резко выделялись
яркие полные губы и два пятна чахоточного румянца.
Верховный судья, как было известно Бладу, страдал от мучительной
болезни, которая уверенно вела его к могиле наиболее кратким путем. И доктор
знал также, что, несмотря на близкий конец, а может, и благодаря этому,
Джефрейс вел распутный образ жизни.

– Питер Блад, поднимите руку!


Хриплый голос судебного клерка вернул Блада к действительности. Он
повиновался, и клерк монотонным голосом стал читать многословное
обвинительное заключение: Блада обвиняли в измене своему верховному и
законному владыке Якову II, божьей милостью королю Англии, Шотландии,
Франции и Ирландии. Обвинительное заключение утверждало, что Блад не только
не проявил любви и почтения к своему королю, но, соблазняемый дьяволом,
нарушил мир и спокойствие королевства, разжигал войну и мятеж с преступной
целью лишить своего короля короны, титула и чести, и в заключение Бладу
предлагалось ответить: виновен он или не виновен?

– Я ни в чем не виновен, – ответил он не задумываясь.


Маленький остролицый человек, сидевший впереди судейского стола,
подскочил на своем месте. Это был военный прокурор Полликсфен.

– Виновен или не виновен? – закричал он. – Отвечайте теми же


словами, которыми вас спрашивают.

– Теми же словами? – переспросил Блад. – Хорошо! Не виновен. – И,


обращаясь к судьям, сказал: – Я должен заявить, что не сделал ничего, о чем
говорится в обвинительном заключении. Меня можно обвинить только в
недостатке терпения во время двухмесячного пребывания в зловонной тюрьме,
где мое здоровье и моя жизнь подвергались величайшей опасности…
Он мог бы сказать еще многое, но верховный судья прервал его мягким,
даже жалобным голосом:

– Я вынужден прервать вас. Мы ведь обязаны соблюдать общепринятые


судебные нормы. Как я вижу, вы не знакомы с судебной процедурой?

– Не только не знаком, но до сих пор был счастлив в своем неведении.


Если бы это было возможно, я вообще с радостью воздержался бы от подобного
знакомства.
Слабая улыбка на мгновенье скользнула по грустному лицу верховного
судьи.

– Я верю вам. Вы будете иметь возможность сказать все, что хотите,


когда выступите в свою защиту. Однако то, что вам хочется сказать сейчас, и
неуместно и незаконно.
Блад, удивленный и обрадованный явной симпатией и предупредительностью
судьи, выразил согласие, чтобы его судили бог и страна note 12. Вслед за этим
клерк, помолившись богу и попросив его помочь вынести справедливый приговор,
вызвал Эндрью Бэйнса, приказал ему поднять руку и ответить на обвинение. От
Бэйнса, признавшего себя невиновным, клерк перешел к Питту, и последний
дерзко признал свою вину. Верховный судья оживился.

– Ну, вот так будет лучше, – сказал он, и его коллеги в пурпурных


мантиях послушно закивали головами. – Если бы все упрямились, как вот эти
несомненные бунтовщики, заслуживающие казни, – и он слабым жестом руки
указал на Блада и Бэйнса, – мы никогда бы не закончили наше дело.
Зловещее замечание судьи заставило всех присутствующих содрогнуться.
После этого поднялся Полликсфен. Многословно изложив существо дела, по
которому обвинялись все трое подсудимых, он перешел к обвинению Питера
Блада, дело которого разбиралось первым.
Единственным свидетелем обвинения был капитан Гобарт. Он живо обрисовал
обстановку, в которой он нашел и арестовал трех подсудимых вместе с лордом
Гилдоем. Согласно приказу своего полковника, капитан обязан был повесить
Питта на месте, если бы этому не помешала ложь подсудимого Блада, который
заявил, что Питт является пэром и лицом, заслуживающим внимания.
По окончании показаний капитана лорд Джефрейс посмотрел на Питера
Блада:

– Есть ли у вас какие-либо вопросы к свидетелю?

– Никаких вопросов у меня нет, ваша честь. Он правильно изложил то,


что произошло.

– Рад слышать, что вы не прибегаете к уверткам, обычным для людей


вашего типа. Должен сказать, что никакие увиливания вам здесь и не помогли
бы. В конце концов, мы всегда добьемся правды. Можете не сомневаться.
Бэйнс и Питт, в свою очередь, подтвердили правильность показаний
капитана. Верховный судья, вздохнув с облегчением, заявил:

– Ну, если все ясно, так, ради бога, не будем тянуть, ибо у нас еще


много дел. – Сейчас уже в его голосе не осталось и признаков мягкости. – Я
полагаю, господин Полликсфен, что, коль скоро факт подлой измены этих трех
мерзавцев установлен и, более того, признан ими самими, говорить больше не о
чем.
Но тут прозвучал твердый и почти насмешливый голос Питера Блада:

– Если вам будет угодно выслушать, то говорить есть о чем.


Верховный судья взглянул на Блада с величайшим изумлением, пораженный
его дерзостью, но затем изумление его сменилось гневом. На неестественно
красных губах появилась неприятная, жесткая улыбка, исказившая его лицо.

– Что еще тебе нужно, подлец? Ты опять будешь отнимать у нас время


своими бесполезными увертками?

– Я бы хотел, чтобы ваша честь и господа присяжные заседатели


выслушали, как это вы мне обещали, что я скажу в свою защиту.

– Ну что же… Послушаем… – Резкий голос верховного судьи внезапно


сорвался и стал глухим. Фигура судьи скорчилась. Своей белой рукой с
набухшими синими венами он достал носовой платок и прижал его к губам. Питер
Блад понял как врач, что Джефрейс испытывает сейчас приступ боли, вызванной
разрушающей его болезнью. Но судья, пересилив боль, продолжал: – Говори!
Хотя что еще можно сказать в свою защиту после того, как во всем признался?

– Вы сами об этом будете судить, ваша честь.

– Для этого я сюда и прислан.

– Прошу и вас, господа, – обратился Блад к членам суда, которые


беспокойно задвигались под уверенным взглядом его светло-синих глаз.
Присяжные заседатели смертельно боялись Джефрейса, ибо он вел себя с
ними так, будто они сами были подсудимыми, обвиняемыми в измене.
Питер Блад смело вышел вперед… Он держался прямо и уверенно, но лицо
его было мрачно.

– Капитан Гобарт в самом деле нашел меня в усадьбе Оглторп, – сказал


Блад спокойно, – однако он умолчал о том, что я там делал.

– Ну, а что же ты должен был делать там в компании бунтовщиков, чья


вина уже доказана?

– Именно это я и прошу разрешить мне сказать.

– Говори, но только короче. Если мне придется выслушать все, что здесь


захотят болтать собакипредатели, нам нужно будет заседать до весны.

– Я был там, ваша честь, для того, чтобы врачевать раны лорда Гилдоя.

– Что такое? Ты хочешь сказать нам, что ты доктор?

– Да, я окончил Тринити-колледж в Дублине.

– Боже милосердный! – вскричал Джефрейс, в голосе которого вновь


зазвучала сила. – Поглядите на этого мерзавца! – обратился он к членам
суда. – Ведь свидетель показал, что несколько лет назад встречал его в
Танжере как офицера французской армии. Вы слышали и признание самого
подсудимого о том, что показания свидетеля правильны.

– Я признаю это и сейчас. Но вместе с тем правильно также и то, что


сказал я. Несколько лет мне пришлось быть солдатом, но раньше я был врачом и
с января этого года, обосновавшись в Бриджуотере, вернулся к своей профессии
доктора, что может подтвердить сотня свидетелей.

– Не хватало еще тратить на это время! Я вынесу приговор на основании


твоих же собственных слов, подлец! Еще раз спрашиваю: как ты, выдающий себя
за врача, мирно занимавшегося практикой в Бриджуотере, оказался в армии
Монмута?

– Я никогда не был в этой армии. Ни один свидетель не показал этого и,


осмеливаюсь утверждать, не покажет. Я не сочувствовал целям восстания и
считал эту авантюру сумасшествием. С вашего разрешения, хочу спросить у вас:
что мог делать я, католик, в армии протестантов?

– Католик? – мрачно переспросил судья, взглянув на него. – Ты –


хныкающий ханжа-протестант! Должен сказать тебе, молодой человек, что я
носом чую протестанта за сорок миль.

– В таком случае, удивляюсь, почему вы, обладая столь чувствительным


носом, не можете узнать католика на расстоянии четырех шагов.
С галерей послышался смех, немедленно умолкший после направленных туда
свирепых взглядов судьи и криков судебного пристава.

Подняв изящную, белую руку, все еще сжимавшую носовой платок, и
подчеркивая каждое слово угрожающим покачиванием указательного пальца,
Джефрейс сказал:

– Вопрос о твоей религии, мой друг, мы обсуждать не будем. Однако


запомни, что я тебе скажу: никакая религия не может оправдать ложь. У тебя
есть бессмертная душа. Подумай об этом, а также о том, что всемогущий бог,
перед судом которого и ты, и мы, и все люди предстанем в день великого
судилища, накажет тебя за малейшую ложь и бросит в бездну, полную огня и
кипящей серы. Бога нельзя обмануть! Помни об этом всегда. А сейчас скажи:
как случилось, что тебя захватили вместе с бунтовщиками?
Питер Блад с изумлением и ужасом взглянул на судью:

– В то утро, ваша честь, меня вызвали к раненому лорду Гилдою. По


долгу профессии я считал своей обязанностью оказать ему помощь.

– Своей обязанностью? – И судья с побелевшим лицом, перекошенным


усмешкой, гневно взглянул на Блада. Затем, овладев собой, Джефрейс глубоко
вздохнул и с прежней мягкостью сказал: – О, мой бог! Нельзя же так
испытывать наше терпение. Ну хорошо. Скажите, кто вас вызывал?

– Находящийся здесь Питт. Он может подтвердить мои слова.

– Ага! Подтвердит Питт, уже сознавшийся в своей измене. И это – ваш


свидетель?

– Здесь находится и Эндрью Бэйнс. Он скажет то же самое.

– Дорогому Бэйнсу еще предстоит самому ответить за свои прегрешения.


Полагаю, он будет очень занят, спасая свою собственную шею от веревки. Так,
так! И что все ваши свидетели?

– Почему же все, ваша честь? Можно вызвать из Бриджуотера и других


свидетелей, которые видели, как я уезжал вместе с Питтом на крупе, его
лошади.

– О, в этом не будет необходимости, – улыбнулся верховный судья. – Я


не намерен тратить на вас время. Скажите мне только одно: когда Питт, как вы
утверждаете, явился за вами, знали ли вы, что он был сторонником Монмута, в
чем он уже здесь сознался?

– Да, ваша честь, я знал об этом.

– Вы знали! Ага! – И верховный судья грозно посмотрел на присяжных


заседателей, съежившихся от страха. – И все же, несмотря на это, вы поехали
с ним?

– Да, я считал святым долгом оказать помощь раненому человеку.

– Ты называешь это святым долгом, мерзавец?! – заорал судья. – Боже


милосердный! Твой святой долг, подлец, служить королю и богу! Но не будем
говорить об этом. Сказал ли вам этот Питт, кому именно нужна была ваша
помощь?

– Да, лорду Гилдою.

– А знали ли вы, что лорд Гилдой был ранен в сражении и на чьей


стороне он сражался?

– Да, знал.

– И тем не менее, будучи, как вы нас пытаетесь убедить, лояльным


подданным нашего короля, вы отправились к Гилдою?
На мгновение Питер Блад потерял терпение.

– Меня занимали его раны, а не его политические взгляды! – сказал он


резко.
На галереях и даже среди присяжных заседателей раздался одобрительный
шепот, который лишь усилил ярость верховного судьи.

– Господи Исусе! Жил ли еще когда-либо на свете такой бесстыжий


злодей, как ты? – И Джефрейс повернул свое мертвенно-бледное лицо к членам
суда. – Я обращаю ваше внимание, господа, на отвратительное поведение этого
подлого изменника. Того, в чем он сам сознался, достаточно, чтобы повесить
его десять раз… Ответьте мне, подсудимый, какую цель вы преследовали,
мороча капитана Гобарта враньем о высоком сане изменника Питта?

– Я хотел спасти его от виселицы без суда.

– Какое вам было дело до этого негодяя?

– Забота о справедливости – долг каждого верноподданного, – спокойно


сказал Питер Блад. – Несправедливость, совершенная любым королевским
слугой, в известной мере бесчестит самого короля.
Это был сильный выпад по адресу суда, обнаруживающий, как мне кажется,
самообладание Блада и остроту его ума, особенно усиливавшиеся в моменты
величайшей опасности. На любой другой состав суда эти слова произвели бы
именно то впечатление, на которое и рассчитывал Блад. Бедные, малодушные
овцы, исполнявшие роли присяжных, заколебались. Но тут снова вмешался
Джефрейс.
Он громко, с трудом задышал, а затем неистово ринулся в атаку, чтобы
сгладить благоприятное впечатление, произведенное словами Блада.

– Владыка небесный! – закричал судья. – Видали вы когда-нибудь


такого наглеца?! Но я уже разделался с тобой. Кончено! Я вижу, злодей,
веревку на твоей шее!
Выпалив эти слова, которые не давали возможности присяжным прислушаться
к голосу своей совести, Джефрейс опустился в кресло и вновь овладел собой.
Судебная комедия была окончена. На бледном лице судьи не осталось никаких
следов возбуждения, оно сменилось выражением тихой меланхолии. Помолчав, он
заговорил мягким, почти нежным голосом, однако каждое его слово отчетливо
раздавалось в притихшем зале:

– Не в моем характере причинять кому-либо вред или радоваться


чьей-либо гибели. Только из сострадания к вам я употребил все эти слова,
надеясь, что вы сами позаботитесь о своей бессмертной душе, а не будете
способствовать ее проклятию, упорствуя и лжесвидетельствуя. Но я вижу, что
все мои усилия, все мое сострадание и милосердие бесполезны. Мне не о чем
больше с вами говорить. – И, повернувшись к членам суда, он сказал: –
Господа! Как представитель закона, истолкователями которого являемся мы –
судьи, а не обвиняемый, должен напомнить вам, что если кто-то, хотя бы и не
участвовавший в мятеже против короля, сознательно принимает, укрывает и
поддерживает мятежника, то этот человек является таким же предателем, как и
тот, кто имел в руках оружие. Таков закон! Руководствуясь сознанием своего
долга и данной вами присягой, вы обязаны вынести справедливый приговор.
После этого верховный судья приступил к изложению речи, в которой
пытался доказать, что и Бэйнс и Блад виновны в измене: первый – за укрытие
предателя, а второй – за оказание ему медицинской помощи. Речь судьи была

усыпана льстивыми ссылками на законного государя и повелителя – короля,


поставленного богом над всеми, и бранью в адрес протестантов и Монмута, о
котором он сказал, что любой законнорожденный бедняк в королевстве имел
больше прав на престол, нежели мятежный герцог.
Закончив свою речь, он, обессиленный, не опустился, а упал в свое
кресло и несколько минут сидел молча, вытирая платком губы. Потом, корчась
от нового приступа боли, он приказал членам суда отправиться на совещание.
Питер Блад выслушал речь Джефрейса с отрешенностью, которая
впоследствии, когда он вспоминал эти часы, проведенные в зале суда, не раз
удивляла его. Он был так поражен поведением верховного судьи и быстрой
сменой его настроений, что почти забыл об опасности, угрожавшей его
собственной жизни.
Отсутствие членов суда было таким же кратким, как и их приговор: все
трое признавались виновными. Питер Блад обвел взглядом зал суда, и на одно
мгновение сотни бледных лиц заколебались перед ним. Однако он быстро овладел

собой и услышал, что кто-то его спрашивает: может ли он сказать, почему ему


не должен быть вынесен смертный приговор note 13 после признания его виновным в
государственной измене?
Он внезапно засмеялся, и смех этот странно и жутко прозвучал в мертвой
тишине зала. Правосудие, отправляемое больным маньяком в пурпурной мантии,
было сплошным издевательством. Да и сам верховный судья – продажный
инструмент жестокого, злобного и мстительного короля – был насмешкой над
правосудием. Но даже и на этого маньяка подействовал смех Блада.

– Вы смеетесь на пороге вечности, стоя с веревкой на шее? – удивленно


спросил верховный судья.
И здесь Блад использовал представившуюся ему возможность мести:

– Честное слово, у меня больше оснований для радости, нежели у вас.


Прежде чем будет утвержден мой приговор, я должен сказать следующее: вы
видите меня, невинного человека, с веревкой на шее, хотя единственная моя
вина в том, что я выполнил свой долг, долг врача. Вы выступали здесь,
заранее зная, что меня ожидает. А я как врач могу заранее сказать, что
ожидает вас, ваша честь. И, зная это, заявляю вам, что даже сейчас я не
поменялся бы с вами местами, не сменял бы той веревки, которой вы хотите
меня удавить, на тот камень, который вы в себе носите. Смерть, к которой вы
приговорите меня, будет истинным удовольствием по сравнению с той смертью, к
которой вас приговорил тот господь бог, чье имя вы здесь так часто
употребляете.
Бледный, с судорожно дергающимися губами, верховный судья неподвижно
застыл в своем кресле. В зале стояла полнейшая тишина. Все, кто знал
Джефрейса, решили, что это затишье перед бурей, и уже готовились к взрыву.
Но никакого взрыва не последовало. На лице одетого в пурпур судьи
медленно проступил слабый румянец. Джефрейс как бы выходил из состояния
оцепенения. Он с трудом поднялся и приглушенным голосом, совершенно
механически, как человек, мысли которого заняты совсем другим, вынес
смертный приговор, не ответив ни слова на то, о чем говорил Питер Блад.
Произнеся приговор, судья снова опустился в кресло. Глаза его были
полузакрыты, а на лбу блестели капли пота.
Стража увела заключенных.

Один из присяжных заседателей случайно подслушал, как Полликсфен,


несмотря на свое положение военного прокурора, втайне бывший вигом, тихо
сказал своему коллеге-адвокату:

– Клянусь богом, этот черномазый мошенник до смерти перепугал


верховного судью. Жаль, что его должны повесить. Человек, способный
устрашить Джефрейса, пошел бы далеко.

Глава IV. ТОРГОВЛЯ ЛЮДЬМИ

Полликсфен был прав и неправ в одно и то же время.
Он был прав в своем мнении, что человек, способный вывести из себя
такого деспота, как Джефрейс, должен был сделать хорошую карьеру. И в то же
время он был неправ, считая предстоящую казнь Питера Блада неизбежной.
Я уже сказал, что несчастья, обрушившиеся на Блада в результате его
посещения усадьбы Оглторп, включали в себя и два обстоятельства
положительного порядка: первое, что его вообще судили, и второе, что суд
состоялся 19 сентября. До 18 сентября приговоры суда приводились в
исполнение немедленно. Но утром 19 сентября в Таунтон прибыл курьер от
государственного министра лорда Сэндерленда с письмом на имя лорда
Джефрейса. В письме сообщалось, что его величество король милостиво
приказывает отправить тысячу сто бунтовщиков в свои южные колонии на Ямайке,
Барбадосе и на Подветренных островах.
Вы, конечно, не предполагаете, что это приказание диктовалось какими-то
соображениями гуманности. Лорд Черчилль, один из видных сановников Якова II,

был совершенно прав, заметив как-то, что сердце короля столь же


чувствительно, как камень. "Гуманность" объяснялась просто: массовые казни
были безрассудной тратой ценного человеческого материала, в то время как в
колониях не хватало людей для работы на плантациях, и здорового, сильного
мужчину можно было продать за 10-15 фунтов стерлингов. Немало сановников при
дворе короля имели основания претендовать на королевскую щедрость, и сейчас
представлялся дешевый и доступный способ для удовлетворения их насущных
нужд.
В конце концов, что стоило королю подарить своим приближенным некоторое
количество осужденных бунтовщиков?
В своем письме лорд Сэндерленд подробно описывал все детали королевской
милости, заключенной в человеческой плоти и крови. Тысяча осужденных
отдавалась восьми царедворцам, а сто поступали в собственность королевы.

Всех этих людей следовало немедленно отправить в южные владения короля, где


они и должны были содержаться впредь до освобождения через десять лет. Лица,
которым передавались заключенные, обязывались обеспечить их немедленную
перевозку.
От секретаря лорда Джефрейса мы знаем, как в эту ночь верховный судья в
пьяном бешенстве яростно поносил это недопустимое, на его взгляд,
"милосердие" короля. Нам известно, что в письме, посланном королю, верховный
судья пытался убедить его пересмотреть свое решение, однако король Яков
отказался это сделать. Не говоря уже о косвенных прибылях, которые он
получал от этого "милосердия", оно вполне соответствовало его характеру.
Король понимал, что многие заключенные умрут мучительной смертью, будучи не
в состоянии перенести ужасы рабства в Вест-Индии, и судьбе их будут
завидовать оставшиеся в живых товарищи.
Так случилось, что Питер Блад, а с ним Эндрью Бэйнс и Джереми Питт,

вместо того чтобы быть повешенными, колесованными и четвертованными, как


определялось в приговоре, были отправлены вместе с другими пятьюдесятью
заключенными в Бристоль, а оттуда морем на корабле "Ямайский купец". От
большой скученности, плохой пищи и гнилой воды среди осужденных вспыхнули
болезни, унесшие в океанскую могилу одиннадцать человек. Среди погибших
оказался и несчастный Бэйнс.
Смертность среди заключенных, однако, была сокращена вмешательством
Питера Блада. Вначале капитан "Ямайского купца" бранью и угрозами встречал
настойчивые просьбы врача разрешить ему доступ к ящику с лекарствами для
оказания помощи больным. Но потом капитан Гарднер сообразил, что его, чего
доброго, еще притянут к ответу за слишком большие потери живого товара. С
некоторым запозданием он все же воспользовался медицинскими познаниями
Питера Блада. Улучшив условия, в которых находились заключенные, и наладив
медицинскую помощь, Блад остановил распространение болезней.
В середине декабря "Ямайский купец" бросил якорь в Карлайлской бухте, и
на берег были высажены сорок два оставшихся в живых повстанца.
Если эти несчастные воображали (а многим из них, видимо, так и

казалось), что они едут в дикую, нецивилизованную страну, то одного взгляда


на нее, брошенного во время торопливой перегрузки живого товара с корабля в
лодки, было достаточно, для того чтобы изменить это представление. Они
увидели довольно большой город с домами европейской архитектуры, но без
сутолоки, характерной для городов Европы. Над красными крышами возвышался
шпиль церкви. Вход в широкую бухту защищался фортом, из амбразур которого во
все стороны торчали стволы пушек. На отлогом склоне холма белел фасад
большого губернаторского дома. Холм был покрыт яркозеленой растительностью,
какая бывает в Англии в апреле, и день напоминал такой же апрельский день в
Англии, поскольку сезон дождей только кончился.
На широкой мощеной набережной выстроился вооруженный отряд милиции,
присланный для охраны осужденных. Здесь же собралась толпа зрителей, по
одежде и по поведению отличавшаяся от обычной толпы в любом морском порту
Англии только тем, что в ней было меньше женщин и больше негров.
Для осмотра выстроенных на молу осужденных приехал губернатор Стид –
низенький полный человек с красным лицом, одетый в камзол из толстого
голубого шелка, обильно разукрашенный золотыми позументами. Он слегка
прихрамывал и потому опирался на прочную трость из черного дерева. Вслед за

губернатором появился высокий, дородный мужчина в форме полковника


барбадосской милиции. На большом желтоватом лице его словно застыло
выражение недоброжелательства. Рядом с ним шла стройная девушка в элегантном
костюме для верховой езды. Широкополая серая шляпа, украшенная алыми
страусовыми перьями, прикрывала продолговатое, с тонкими чертами лицо, на
котором тропический климат не оставил никаких следов. Локоны блестящих
каштановых волос кольцами падали на плечи. Широко поставленные карие глаза
открыто смотрели на мир, а на лице ее вместо обычного задорного выражения
сейчас было видно сострадание.
Питер Блад спохватился, поймав себя на том, что он не сводит удивленных
глаз с очаровательного лица этой девушки, находившейся здесь явно не на
месте. Обнаружив, что она, в свою очередь, также пристально его
разглядывает, Блад поежился, чувствуя, какое печальное зрелище он
представляет. Немытый, с грязными и спутанными волосами и давно не бритой
черной бородой, в лохмотьях, оставшихся от некогда хорошего камзола, который
сейчас обезобразил бы даже огородное пугало, он совершенно не подходил для
того, чтобы на него смотрели такие красивые глаза. И тем не менее эта

девушка с какимто почти детским изумлением и жалостью продолжала его


рассматривать. Затем она коснулась рукой своего компаньона, который с
недовольным ворчанием повернулся к ней.
Девушка горячо говорила ему о чем-то, но было совершенно очевидно, что
полковник слушал ее невнимательно. Взгляд его маленьких блестящих глаз,
расположенных близко к мясистому крючковатому носу, перешел с нее и
остановился на светловолосом крепыше Питте, стоявшем рядом с Бладом.
Но тут к ним подошел губернатор, и между ними завязался общий разговор.
Девушка говорила очень тихо, и Блад ее совсем не слышал; слова
полковника доносились до него в форме неразборчивого мычания. Губернатор же,
обладавший пронзительным голосом, считал себя остроумным человеком и любил,
чтобы ему все внимали.

– Послушайте, мой дорогой полковник Бишоп. Вам предоставляется право


первого выбора из этого прекрасного букета цветов и по той цене, которую вы
назначите сами. А всех остальных мы продадим с торгов.
Полковник Бишоп кивнул головой в знак согласия:

– Ваше превосходительство очень добры. Но, клянусь честью, это не


партия рабочих, а жалкое стадо кляч. Вряд ли от них будет какой-нибудь толк
на плантациях.
Презрительно щуря маленькие глазки, он вновь осмотрел всех осужденных,
и выражение злой недоброжелательности на его лице еще более усилилось.
Затем, подозвав к себе капитана "Ямайского купца" Гарднера, он несколько
минут разговаривал с ним, рассматривая полученный от него список.
Потом полковник сунул список обратно Гарднеру и подошел к осужденным
повстанцам. Подле молодого моряка из Сомерсетшира Бишоп остановился. Ощупав
мускулы на руках Питта, он приказал ему открыть рот, чтобы осмотреть зубы;
облизнулся, кивнул головой и, не поворачиваясь, буркнул шедшему позади него
Гарднеру:

– За этого – пятнадцать фунтов.


Капитан скорчил недовольную гримасу:

– Пятнадцать фунтов? Это не составит и половины того, что я хотел


просить за него.

– Это вдвое больше того, что я был намерен заплатить, – проворчал


полковник.

– Но ведь и тридцать фунтов за него – слишком дешево, ваша честь.

– За такую цену я могу купить негра. Эти белые свиньи не умеют


работать и быстро дохнут в нашем климате.
Гарднер начал расхваливать здоровье Питта, его молодость и
выносливость, словно речь шла не о человеке, а о вьючном животном.
Впечатлительный Питт стоял молча, не шевелясь. Лишь румянец, то
появлявшийся, то исчезавший на его щеках, выдавал внутреннюю борьбу, которую
вел с собой молодой человек, пытаясь сохранить самообладание. У Питера Блада
эта гнусная торговля вызывала чувство глубочайшего отвращения.
В стороне от всего этого прогуливалась, разговаривая с губернатором,
девушка, на которую Блад обратил внимание. Губернатор прыгал около нее,
глупо улыбаясь и прихорашиваясь. Девушка, очевидно, не понимала, каким
мерзким делом занимался полковник. А быть может, подумал Блад, это было ей
совершенно безразлично?
В эту секунду полковник Бишоп повернулся на каблуках, собираясь
уходить.

– Двадцать фунтов – и ни пенса больше. Это моя предельная цена. Она


вдвое больше той, какую вам предложит Крэбстон.
Капитан Гарднер, поняв по его тону, что это действительно окончательная
цена, вздохнул и согласился. Бишоп направился дальше, вдоль шеренги
заключенных. Блада и стоявшего рядом с ним худого юношу полковник удостоил
только мимолетным взглядом. Однако, следующий за ними мужчина средних лет и
гигантского телосложения, по имени Волверстон, потерявший глаз в сражении
при Седжмуре, привлек к себе его внимание, и торговля началась снова.
Питер Блад стоял в ослепительных лучах солнца, глубоко вдыхая
незнакомый душистый воздух. Он был насыщен странным ароматом, состоящим из
смеси запахов кампешевого дерева note 14, ямайского перца и душистого кедра.
Необычайный этот аромат заставил его забыть обо всем и погрузиться в
бесполезные размышления. Он совершенно не был расположен к разговорам. Так
же чувствовал себя и Питт, молча стоявший возле Блада и думавший о
неизбежной разлуке с человеком, рядом с которым, плечом к плечу, он прожил
смутные месяцы и полюбил его, как друга и старшего брата. Чувства
одиночества и тоски властно охватили его, и по сравнению с этим все, что он
пережил раньше, показалось ему незначительным. Разлука с доктором была для
Питта мучительным завершением всех обрушившихся на него несчастий.

К осужденным подходили другие покупатели, рассматривали их, проходили


мимо, но Блад не обращал на них внимания. Затем в конце шеренги осужденных
произошло какое-то движение. Это Гарднер громким голосом сообщал что-то
толпе остальных покупателей, ожидавших, пока полковник Бишоп отберет нужный
ему человеческий товар. После того как Гарднер закончил свою речь, Блад
заметил, что девушка говорила о чем-то Бишопу и хлыстом с серебряной
рукояткой показывала на шеренгу. Бишоп, прикрыв глаза рукой от солнца,
поглядел на осужденных и двинулся к ним тяжелой, раскачивающейся походкой
вместе с Гарднером и в сопровождении шедших позади девушки и губернатора.
Медленно идя вдоль шеренги, полковник поравнялся с Бладом и прошел бы мимо,
если бы девушка не коснулась своим хлыстом руки Бишопа.

– Вот тот человек, которого я имела в виду, – сказала она.

– Этот? – спросил полковник, и в его голосе прозвучало презрение.


Питер Блад пристально всматривался в круглые глазки полковника, глубоко
сидевшие, как изюминки в пудинге, на его желтом мясистом лице. Блад
чувствовал, что этот оскорбительный осмотр вызывает краску на его лице.

– Ба! – услышал он голос Бишопа. – Мешок костей. Пусть его берет кто


хочет.
Он повернулся, чтобы уйти, но тут вмешался Гарднер:

– Он, может быть, и тощ, но зато вынослив. Когда половина арестантов


была больна, этот мошенник оставался на ногах и лечил своих товарищей. Если
бы не он, то покойников на корабле было бы больше… Ну, скажем, пятнадцать
фунтов за него, полковник? Ведь это, ей-богу, дешево. Еще раз говорю, ваша
честь: он вынослив и силен, хотя и тощ. Это как раз такой человек, который
вынесет любую жару. Климат никогда не убьет его.
Губернатор Стид захихикал:

– Слышите, полковник? Положитесь на вашу племянницу. Женщина сразу


оценит мужчину, едва лишь на него взглянет.
Он рассмеялся, весьма довольный своим остроумием. Но смеялся он один.
По лицу племянницы Бишопа пронеслось облачко раздражения, а сам полковник
был слишком поглощен мыслями об этой сделке, чтобы обратить внимание на
сомнительный юмор губернатора. Он пошевелил губами и почесал рукой
подбородок. Джереми Питт почти перестал дышать.

– Хотите десять фунтов? – выдавил из себя наконец полковник.


Питер Блад молил бога, чтобы это предложение было отвергнуто. Мысль о
том, что он может стать собственностью этого грязного животного и в какойто
мере собственностью кареглазой молодой девицы, вызывала у него величайшее
отвращение. Но раб есть раб, и не в его власти решать свою судьбу. Питер
Блад был продан пренебрежительному покупателю, полковнику Бишопу, за
ничтожную сумму в десять фунтов стерлингов.

Глава V. АРАБЕЛЛА БИШОП

Солнечным январским утром, спустя месяц после прихода "Ямайского купца"
в Бриджтаун, мисс Арабелла Бишоп выехала из красивого дядиного дома,
расположенного на холме к северо-западу от города. Ее сопровождали два
негра, бежавших за ней на почтительном расстоянии. Она направлялась с
визитом к жене губернатора: миссис Стид в последнее время жаловалась на
недомогание. Доехав до вершины отлогого, покрытого травой холма, Арабелла
увидела идущего навстречу ей высокого человека в шляпе и парике, строго и
хорошо одетого. Незнакомцы не часто встречались здесь на острове. Но ей все
же показалось, что она где-то видела этого человека.

Мисс Арабелла остановила лошадь, будто для того, чтобы полюбоваться
открывшимся перед ней видом: он в самом деле был достаточно красив, и
задержка ее выглядела естественной. В то же время уголками карих глаз она
пристально разглядывала этого человека, по мере того как он приближался.
Первое ее впечатление о костюме человека было не совсем правильно, ибо хотя
одет он был достаточно строго, но едва ли хорошо: камзол и брюки из
домотканой материи, а на ногах – простые чулки. Если такой костюм хорошо
сидел на нем, то объяснялось это скорее природным изяществом незнакомца,
нежели искусством его портного. Приблизившись к девушке, человек почтительно
снял широкополую шляпу, без ленты и пера, и то, что на некотором расстоянии
она приняла за парик, оказалось собственной вьющейся, блестяще-черной
шевелюрой.

Загорелое лицо этого человека было печально, а его удивительные синие


глаза мрачно глядели на девушку. Он прошел бы мимо, если бы она его не
остановила.

– Мне кажется, я вас знаю, – заметила она.


Голос у нее был звонкий и мальчишеский, да и вообще в манерах этой
очаровательной девушки было что-то ребяческое. Ее непосредственность,
отвергавшая все ухищрения ее пола, позволяла ей быть в отличных отношениях
со всем миром. Возможно, этим объяснялось и то странное на первый взгляд
обстоятельство, что, дожив до двадцати пяти лет, Арабелла Бишоп не только не
вышла замуж, но даже не имела поклонников.
Со всеми знакомыми мужчинами она обращалась, как с братьями, и такое
непринужденное обращение осложняло возможность ухаживать за ней, как за
женщиной.
Сопровождавшие Арабеллу негры остановились и присели на корточки в
ожидании, пока их хозяйке заблагорассудится продолжить свой путь.
Остановился и незнакомец, к которому обратилась Арабелла.

– Хозяйке полагается знать свое имущество, – ответил он.

– Мое имущество?

– Или вашего дяди. Позвольте представиться: меня зовут Питер Блад, и


моя цена – ровно десять фунтов. Именно такую сумму ваш дядя уплатил за
меня. Не всякий человек имеет подобную возможность узнать себе цену.
Теперь она вспомнила его.

– Боже мой! – воскликнула она. – И вы можете еще смеяться!

– Да, это достижение, – признал он. – Но ведь я живу не так плохо,


как предполагал.

– Я слыхала об этом, – коротко ответила Арабелла.


Ей действительно говорили, что осужденный повстанец, к которому она
проявила интерес, оказался врачом. Об этом стало известно губернатору Стиду,
страдавшему от подагры, и он позаимствовал Блада у его владельца. Благодаря
своему искусству или просто в результате счастливого стечения обстоятельств,
но Блад оказал губернатору помощь, которую не смогли оказать его
превосходительству два других врача, практикующих в Бриджтауне. Затем
супруга губернатора пожелала, чтобы Блад вылечил ее от мигрени. Блад
обнаружил, что она страдает не столько от мигрени, сколько от сварливости,
явившейся следствием природной раздражительности, усиленной скукой жизни на
Барбадосе. Тем не менее он приступил к лечению губернаторши, и она убедила
себя, что ей стало лучше. После этого доктор Блад стал известен всему
Бриджтауну, так как полковник Бишоп пришел к выводу, что для него
значительно выгоднее разрешать новому рабу заниматься своей профессией,
нежели использовать его на плантациях.

– Мне нужно поблагодарить вас, сударыня, за то, что я живу в условиях


относительной свободы и чистоты, – сказал Блад. – Пользуюсь случаем, чтобы
выразить вам свою признательность.
Однако благодарность, выраженная в словах, не чувствовалась в его
голосе.
"Не издевается ли он?" – подумала Арабелла, глядя на него с такой
испытующей искренностью, которая могла бы смутить другого человека.
Но он понял ее взгляд как вопрос и тут же на него ответил:

– Если бы меня купил другой плантатор, то можно не сомневаться в том,


что мои врачебные способности остались бы неизвестными и сейчас я рубил бы
лес или мотыжил землю так же, как бедняги, привезенные сюда вместе со мной.

– Но почему вы благодарите меня? Ведь вас купил мой дядя, а не я.

– Он не сделал бы этого, если бы вы не уговорили его. Хотя надо


признаться, – добавил Блад, – что в то время я был возмущен этим.

– Возмущены? – В ее мальчишеском голосе прозвучало удивление.

– Да, именно возмущен. Не могу сказать, что не знаю жизни, однако мне


никогда еще не приходилось быть в положении живого товара, и едва ли я был
способен проявить любовь к моему покупателю.

– Если я убедила дядю сделать это, то только потому, что пожалела вас.

– В тоне ее голоса послышалась некоторая строгость, как бы порицающая ту


смесь дерзости и насмешки, с которыми он, как ей показалось, разговаривал.

– Мой дядя, наверно, кажется вам тяжелым человеком, – продолжала она. –


Несомненно, это так и есть. Все плантаторы – жестокие и суровые люди.
Видимо, такова жизнь. Но есть плантаторы гораздо хуже его. Вот, например,
Крэбстон из Спейгстауна. Он тоже был там, на молу, ожидая своей очереди
подобрать себе то, что останется после дядиных покупок. Если бы вы попали к
нему в руки… Это ужасный человек… Вот почему так произошло.
Блад был несколько смущен.

– Но ведь там были и другие, достойные сочувствия, – пробормотал он.

– Вы показались мне не совсем таким, как другие.

– А я не такой и есть, – сказал он.

– О! – Она пристально взглянула на него и несколько насторожилась. –


Вы, должно быть, очень высокого мнения о себе.

– Напротив, сударыня. Вы не так меня поняли. Те, другие, – это


заслуживающие уважения повстанцы, а я им не был. В этом и заключается
различие. Я не принадлежал к числу умных людей, которые считали необходимым
подвергнуть Англию очищению. Меня удовлетворяла докторская карьера в
Бриджуотере, тогда как люди лучше меня проливали свою кровь, чтобы изгнать
грязного тирана и его мерзавцев-придворных…

– Мне кажется, вы ведете изменнические разговоры, – прервала она его.

– Надеюсь, что я достаточно ясно изложил свое мнение, – ответил Блад.

– Если услышат то, что вы говорите, вас запорют плетьми.

– О нет, губернатор не допустит этого. Он болен подагрой, а у его


супруги – мигрень.

– И вы на это полагаетесь? – бросила она презрительно.

– Вижу, что вы не только никогда не болели подагрой, но даже не


страдали от мигрени, – заметил Блад.
Она нетерпеливо махнула рукой и, отведя на мгновение свой взгляд от
собеседника, поглядела на море. Ее брови нахмурились, и она снова взглянула
на Блада:

– Но если вы не повстанец, то как же попали сюда?


Он понял, что она сомневается, и засмеялся.

– Честное слово, это длинная история, – сказал он.

– И вероятно, она относится к числу таких, о которых вы предпочли бы


умолчать.
Тогда он кратко рассказал ей о том, что с ним приключилось.

– Боже мой! Какая подлость! – воскликнула Арабелла, выслушав его.

– Да, Англия стала "чудесной" страной при короле Якове. Вам не нужно


жалеть меня. На Барбадосе жить лучше. Здесь по крайней мере можно еще верить
в бога.
Говоря об этом, он посмотрел на высившуюся вдали темную массу горы
Хиллбай и на бесконечный простор волнуемого ветрами океана. Блад невольно
задумался, как бы осознав под впечатлением чудесного вида, открывшегося
перед ним, и свою собственную незначительность и ничтожество своих врагов.

– Неужели жизнь так же грустна и в других местах? – печально спросила


она.

– Ее делают такой люди, – ответил Блад.

– Понимаю. – Она засмеялась, но в смехе ее звучала горечь. – Я


никогда не считала Барбадос раем, но вы, конечно, знаете мир лучше меня. –
Она тронула лошадь хлыстом. – Рада все же, что ваша судьба оказалась не
слишком тяжелой.
Он поклонился. Арабелла поехала дальше. Негры побежали за ней.
Некоторое время Блад стоял, задумчиво рассматривая блестевшую под
лучами солнца поверхность огромной Карлайлской бухты, чаек, летавших над ней
с пронзительными криками, и корабли, отдыхавшие у набережной.
Здесь действительно было хорошо, но все же это была тюрьма. В разговоре
с девушкой Блад преуменьшил свое несчастье.
Он повернулся и мерной походкой направился к группе беспорядочно
расположенных хижин, сделанных из земли и веток. В маленькой деревушке,
окруженной палисадом, ютились рабы, работавшие на плантации, а с ними вместе
жил Блад.
В его памяти зазвучала строфа из Ловласа note 15:
Железные решетки мне не клетка,
И каменные стены – не тюрьма…

Однако он придал этим словам новое значение, совсем противоположное


тому, что имел в виду поэт.
"Нет, – размышлял он. – Тюрьма остается тюрьмой, даже если она очень
просторна и у нее нет стен и решеток".
Он с особой остротой понял это сегодня и почувствовал, что горькое
сознание рабского положения с течением времени будет только все больше
обостряться. Ежедневно он возвращался к мысли о своем изгнании из мира и все
реже и реже к размышлениям о той случайной свободе, которой ему дали
пользоваться. Сравнение относительно легкой его участи с участью несчастных
товарищей по рабству не приносило ему того удовлетворения, которое мог бы
ощущать другой человек. Больше того, соприкосновение с их мучениями
увеличивало ожесточение, копившееся в его душе.
Из сорока двух осужденных повстанцев, привезенных одновременно с Бладом
на "Ямайском купце", двадцать пять купил Бишоп. Остальные были проданы
другим плантаторам – в Спейгстаун и еще дальше на север. Какова была их
судьба, Блад не знал; с рабами же Бишопа он общался все время и видел
ужасные их страдания. С восхода до заката они трудились на сахарных
плантациях, подгоняемые кнутами надсмотрщиков. Одежда заключенных
превратилась в лохмотья, и некоторые остались почти нагими; жили они в

грязи; кормили же их так плохо, что два человека заболели и умерли, прежде


чем Бишоп предоставил Бладу возможность заняться их лечением, вспомнив, что
рабы являются для него ценностью. Один из осужденных, возмутившийся
свирепостью надсмотрщика Кента, в назидание остальным был насмерть запорот
плетьми на глазах у своих товарищей. Другой, осмелившийся бежать, был
пойман, доставлен обратно и выпорот, после чего ему на лбу выжгли буквы "Б.
К. ", чтобы до конца жизни все знали, что это беглый каторжник. К счастью
для страдальца, он умер от побоев.
После этого тоскливая безнадежность охватила осужденных. Наиболее
строптивые были усмирены и стали относиться к своей невыносимо тяжелой
судьбе с трагической покорностью отчаяния.
Только один Питер Блад, счастливо избегнув всех этих мучений, внешне не
изменился, хотя в его сердце день ото дня росли ненависть к поработителям и
стремление бежать из Бриджтауна, где так безжалостно глумились над людьми.
Стремление это было еще слишком смутным, но он не поддавался отчаянию. Храня
маску безразличия, Блад лечил больных с выгодой для полковника Бишопа и все
более уменьшал практику двух других медицинских мужей Бриджтауна.
Избавленный от унизительных наказаний и лишений, ставших печальным

уделом его товарищей, он сумел сохранить уважение к себе, и даже бездушный


хозяин-плантатор обращался с ним не так грубо, как с остальными. Всем этим
он был обязан подагре губернатора Стида и, что еще более важно, мигрени его
супруги, которой губернатор во всем потакал.
Изредка Блад видел Арабеллу Бишоп. Каждый раз она разговаривала с ним,
что свидетельствовало о наличии у нее какого-то интереса к доктору. Сам Блад
не проявлял склонности к тому, чтобы затягивать эти встречи. Он убеждал
себя, что не должен обманываться ее изящной внешностью, грациозностью
молодости, мальчишескими манерами и приятным голосом. За всю свою богатую
событиями жизнь он не встречал большего негодяя, чем ее дядя, а ведь она
была его племянницей, и какие-то пороки этой семьи – быть может, так же
безжалостная жестокость богачей-плантаторов могла перейти и к ней. Поэтому
он избегал попадаться на глаза Арабелле, а когда уж нельзя было уклониться
от встречи, то держался с ней сухо и вежливо.
Какими бы правдоподобными ни казались ему свои предположения, Блад
поступил бы лучше, если бы поверил инстинкту, подсказывающему ему совсем
иное.

Хотя в жилах Арабеллы и текла кровь, родственная полковнику Бишопу, у


нее не было его пороков, к счастью, этими пороками обладал только он, а не
вся их семья. Брат полковника Бишопа – Том Бишоп, отец Арабеллы, был добрым
и мягким человеком. Преждевременная смерть молодой жены заставила Тома
Бишопа покинуть Старый Свет, чтобы забыться в Новом. С пятилетней дочкой
приехал он на Антильские острова и стал вести жизнь плантаторов. С самого
начала его дела пошли хорошо, хотя он мало о них заботился. Преуспев в Новом
Свете, он вспомнил о младшем брате, военном, служившем в Англии и
пользовавшемся репутацией вздорного, жестокого человека. Том Бишоп
посоветовал ему приехать на Барбадос, и этот совет подоспел как раз в то
время, когда Вильяму Бишопу из-за необузданности его характера потребовалась
срочная перемена климата. Вильям приехал на Барбадос, и брат сделал его
совладельцем плантаций. Шесть лет спустя Бишоп-старший умер, оставив
пятнадцатилетнюю дочь на попечение дяди. Пожалуй, это была единственная его
ошибка, но, будучи добрым и отзывчивым человеком, он приукрашивал и других
людей. Он сам воспитывал Арабеллу, выработал в ней самостоятельность
суждений и независимость характера, но, видимо, все же преувеличивал
значение своего воспитания.
Обстоятельства сложились так, что в отношениях между дядей и
племянницей не было ни сердечности, ни теплоты. Она его слушалась; он в ее
присутствии вел себя настороженно. В свое время у Вильяма Бишопа хватило ума

признать высокие достоинства своего старшего брата, и всю жизнь он испытывал


перед ним какой-то благоговейный страх. После смерти брата он начал
испытывать нечто похожее и в отношении дочери покойного. К тому же она была
его компаньоном по плантациям, хотя и не принимала активного участия в
делах.
Питер Блад недостаточно знал Арабеллу, чтобы справедливо судить о ней.
И вскоре ему пришлось убедиться в своей неверной оценке ее душевных качеств.
В конце мая, когда жара стала гнетущей, в Карлайлскую бухту медленно
втащился искалеченный английский корабль "Прайд оф Девон". Его борта зияли
многочисленными пробоинами; на месте рубки чернела большая дыра, а от
бизань-мачты, снесенной пушечным ядром, торчал жалкий обрубок с зазубренными
краями. По словам капитана, его корабль встретился у берегов Мартиники с
двумя испанскими кораблями, перевозившими ценности, и подлые испанцы якобы
навязали ему неравный морской бой. Капитан клялся, что он не нападал, а
только оборонялся. Но никто не верил, что бой был начат испанцами.
Один из испанских кораблей лежал, и если "Прайд оф Девон" не
преследовал его, то потому лишь, что из-за повреждений он потерял свою
скорость. Второй испанский корабль был потоплен, но это случилось уже после
того, как англичане сняли большую часть находившихся на нем ценностей.

По существу, это была обычная пиратская история, одна из многих


историй, являвшихся источником постоянных трений между Сент-Джеймским двором
и Эскуриалом note 16, которые попеременно жаловались друг на друга.
Тем не менее Стид, подобно большинству колониальных губернаторов,
сделал вид, будто верит сообщению английского капитана. Так же как и многие
люди – от обитателей Багамских островов до жителей Мэйна, – он питал к
надменной и властной Испании вполне заслуженную ею ненависть и поэтому
предоставил "Прайд оф Девон" убежище в порту и все, что требовалось для
починки корабля.
Прежде чем приступить к этой работе, английский капитан высадил на
берег десятка два своих покалеченных в бою моряков и шесть раненых испанцев.
Всех их поместили в длинном сарае на пристани, поручив заботу о них трем
врачам Бриджтауна, в том числе и Питеру Бладу. На его попечение отдали

испанцев – не только потому, что он хорошо владел испанским языком, но и


потому, что, будучи невольником, он занимал среди других врачей низшее
положение.
Блад не любил испанцев. Двухлетнее пребывание в испанской тюрьме и
участие в кампаниях на оккупированной испанцами территории Голландии дали
ему возможность познакомиться с такими сторонами испанского характера,
которые никто не счел бы привлекательными. Но он честно выполнял врачебные
обязанности и относился к своим пациентам с дружественным вниманием.
Испанцы, искренне удивленные тем, что о них заботятся, что их лечат, вместо
того чтобы повесить без всяких разговоров, проявляли истинное смирение.
Однако жители Бриджтауна, приходившие в госпиталь с фруктами, цветами и
сладостями для английских моряков, не скрывали своей враждебности к
испанцам.
Когда Блад с помощью негра, присланного для ухода за ранеными,

перевязывал одному из испанцев сломанную ногу, он услышал ненавистный


хриплый голос своего хозяина.

– Ты что здесь делаешь?


Блад, не поднимая глаз и не прекращая перевязки, ответил:

– Лечу раненого.

– Я вижу это сам, идиот! – И над Бладом выросла массивная фигура


полковника.
Лежавший на соломе полуобнаженный человек со страхом уставился черными
глазами на желтое лицо полковника. Не требовалось знания английского языка,
чтобы понять враждебные намерения пришедшего.

– Я вижу это, идиот! – повторил полковник Бишоп раздраженно. – Так


же как вижу и кого именно ты лечишь. Кто тебе это позволил?

– Полковник Бишоп, я – врач и выполняю свои обязанности.

– Свои обязанности? – иронически спросил Бишоп. – Если бы ты о них


помнил, то не попал бы на Барбадос.

– Вот поэтому-то я здесь и оказался.

– Хватит болтать, мне уже известны твои лживые россказни! – Он


приходил все в большее бешенство, видя, что Блад спокойно продолжает
заниматься своим делом. – Прекратишь ли ты свою возню с этим мерзавцем,
когда с тобой говорит хозяин?!
Блад оторвался на секунду и взглянул на полковника.

– Этот человек мучается, – коротко ответил он и снова наклонился над


раненым.

– Очень рад, что эта проклятая собака мучается. Но с тобой я поговорю


по-иному. Я тебя заставлю слушаться! – вскричал полковник и поднял свою
длинную бамбуковую трость, чтобы ударить Блада.
Но доктор быстро заговорил, стремясь предотвратить удар:

– Кем бы я ни был, но непослушным меня назвать нельзя. Я выполняю


распоряжение господина губернатора.
Полковник остолбенел; желтое лицо его побагровело, а рот широко
раскрылся.

– Губернатора… – повторил он и, опустив трость, быстро зашагал в


другой конец сарая, где стоял губернатор.
Блад довольно усмехнулся. Его свирепому хозяину не удалось выместить на
нем свой гнев.
Испанец приглушенным голосом спросил доктора, что случилось. Блад
молчаливо покачал головой и, напрягая слух, пытался уловить, о чем говорят
Стид и Бишоп. Полковник, массивная фигура которого высилась над маленьким,
сморщенным, разодетым губернатором, бушевал и неистовствовал.
Однако маленького щеголя не так-то легко было запугать. Его
превосходительство понимал, что его поддерживает общественное мнение, а
таких лиц, которые разделяли бы жестокие взгляды полковника Бишопа, было
сравнительно немного. Кроме того, его превосходительство считал нужным
отвести посягательства на свои права. Да, действительно, он распорядился,
чтобы Блад занимался ранеными испанцами, его распоряжения должны
выполняться, и вообще больше не о чем разговаривать.
Но полковник Бишоп считал, что разговаривать есть о чем. И он, кипя от
бешенства, громко высказал свое непристойное мнение по поводу раненых
врагов.

– Вы разговариваете, как настоящий испанец, полковник, – сказал


губернатор, чем нанес жестокую рану тщеславию полковника.
В ярости, не поддающейся описанию, Бишоп выбежал из сарая.
На следующий день высокопоставленные дамы Бриджтауна – жены и дочери
богатых плантаторов и купцов – явились на пристань с подарками для раненых
моряков.
Питер Блад был на своем месте, оказывая помощь испанцам. Никто
по-прежнему не обращал на них внимания. Общественное мнение как бы
поддерживало Бишопа, а не губернатора. Все подарки шли только морякам
команды "Прайд оф Девон", и Питеру Бладу это казалось естественным, но, к
своему удивлению, он увидел вдруг, что какая-то дама положила несколько
бананов и пучок сочного сахарного тростника на плащ, служивший одному из его
пациентов одеялом. Даму, изящно одетую в бледно-лиловый шелк, сопровождал
негр, тащивший большую корзину.
Питер Блад, без камзола, в одной рубашке с засученными до локтей
рукавами и с кровавой тряпкой в руке, пристально глядел на эту даму. Словно
почувствовав его взгляд, она обернулась. Блад увидел улыбку на губах
Арабеллы Бишоп.

– Этот раненый – испанец, – сказал он, словно пытаясь исправить


возможное недоразумение, и в голосе его едва заметно прозвучала нотка злой
иронии.
Улыбка сошла с лица Арабеллы. Ее брови нахмурились, лицо приняло
надменное выражение.

– Я знаю, – сказала она. – Но он, кажется, тоже человек.


Ответ, в котором содержался явный упрек по адресу Блада, поразил его.

– Ваш дядя придерживается иного мнения, – заметил он, придя в себя.

– Полковник Бишоп считает этих раненых паразитами, которых лечить незачем.


Она почувствовала насмешку в его голосе и, пристально глядя на него,
спросила:

– Зачем вы мне об этом говорите?

– Хочу предупредить вас, чтобы вы не навлекли на себя неудовольствие


полковника. Я не имел бы возможности перевязывать их раны, если бы он и
здесь мог проявить свою власть.

– И вы, конечно, полагаете, что я обязана думать так же, как и мой


дядя? – В ее голосе прозвучала какая-то враждебность, а в карих глазах
сверкнула злая искорка.

– Даже в мыслях я не могу быть грубым с женщиной, – сказал он. – Но


если полковник узнает, что вы раздаете подарки испанцам… – Он запнулся,
не зная, как закончить свою мысль.
Арабелла с трудом сдерживала возмущение:

– Замечательно! Вначале вы приписываете мне жестокость, потом


трусость. Для человека, который даже в мыслях не бывает грубым с женщиной,
это совсем недурно. – Она засмеялась, но в ее мальчишеском смехе на этот
раз прозвучала горечь.
Ему показалось, что сейчас он впервые понял Арабеллу.

– Простите меня, мисс, но как я мог догадаться… что племянница


полковника Бишопа – ангел? – вырвалось у Блада.
Она бросила на него уничтожающий взгляд.

– Да, к сожалению, вы не обладаете догадливостью, – насмешливо


сказала она и, наклонившись над корзиной, которую держал ее негр, начала
вынимать фрукты и сладости, обильно оделяя ими всех раненых испанцев. На
долю англичан у нее ничего не осталось, да они, впрочем, и не нуждались в ее
помощи, так как их щедро одарили другие дамы.
Опустошив корзину, Арабелла позвала своего негра и, высоко подняв
голову, удалилась, не только не сказав Бладу ни слова, но даже не удостоив
его взглядом.
Питер со вздохом поглядел ей вслед.
Он был удивлен, что мысль о гневе Арабеллы причиняет ему беспокойство.
Вчера он этого не почувствовал бы, ибо только сегодня перед ним раскрылся ее
подлинный характер.
"Нет, я совеем не знаю людей, – думал Блад и пытался оправдать себя.

– Но кто бы мог допустить, что семья, вырастившая такого изверга, как


полковник Бишоп, воспитала и такое совершенство милосердия, как Арабелла? "

Глава VI. ПЛАН БЕГСТВА

С этого времени Арабелла Бишоп стала ежедневно посещать барак на
пристани. Вначале она приносила испанским пленникам фрукты, а потом деньги и
одежду. Девушка старалась приходить в те часы, когда, по ее расчетам, она не
могла встретиться с Питером Бладом. Впрочем, и молодой доктор стал бывать
здесь все реже и реже, по мере того как его пациенты один за другим
поднимались на ноги. Последнее обстоятельство немало способствовало росту
популярности Питера Блада среди жителей Бриджтауна. Возможно, они несколько
переоценивали его врачебное искусство, но, как бы то ни было, его больные
поправлялись, а раненые, которых пользовали местные врачи – Вакер и
Бронсон, постепенно переселялись из барака на кладбище. Горожане сделали из
этого факта должный вывод, и практика Вакера и Бронсона заметно сократилась,
тогда как у Питера Блада, наоборот, работы прибавилось, а вместе с тем
увеличились и доходы его хозяина. Следствием этого явился план, после
длительного размышления выношенный Вакером и Бронсоном, который повлек за
собой столько важных событий… Но не будем забегать вперед.

Однажды, явившись на пристань на полчаса раньше обычного, Питер Блад


встретил Арабеллу Бишоп, только что вышедшую из барака. Он снял шляпу и
посторонился, уступая ей дорогу, но девушка, гордо подняв голову и не глядя
на него, прошла мимо.

– Мисс Арабелла! – умоляюще произнес Блад.


Арабелла сделала вид, что только сейчас заметила доктора. Бросив на
него насмешливый взгляд, она сказала:

– Ах, это вы, воспитанный джентльмен!

– Неужели я никогда не буду прощен? Умоляю вас, мисс, сменить гнев на


милость!

– О, какое самоуничижение!

– Вы издеваетесь надо мной, – сказал он с подчеркнутым смирением. –


Я, конечно, только раб… но ведь и вы когда-нибудь можете заболеть.

– Ну и что же?

– Вы сочтете неудобным для себя прибегать к моим услугам, если будете


считать меня своим недругом.

– Разве вы единственный врач в Бриджтауне?

– Зато я самый безвредный из них!


Арабелла уловила в тоне Питера Блада нотку насмешки. Окинув его
надменным взглядом, она раздраженно заметила:

– Не кажется ли вам, что вы ведете себя слишком свободно?

– Возможно, – согласился Блад. – Но доктор имеет на это право.


Его спокойный ответ еще больше рассердил Арабеллу.

– Но я не ваша пациентка! – с возмущением воскликнула она. –


Запомните это раз и навсегда!
Не попрощавшись, Арабелла круто повернулась и быстро пошла вдоль
пристани.
Блад долго смотрел ей вслед, затем сокрушенно развел руками и
воскликнул:

– Что же это такое?! Либо она мегера, либо я болван! Пожалуй, и то и


другое справедливо…
И, придя к такому заключению, он вошел в барак.
Этому утру суждено было стать утром волнений. Примерно через час после
ухода Арабеллы, когда Блад покидал барак, к нему подошел Вакер – как помнит
читатель, один из двух других врачей Бриджтауна.
Блад очень удивился этому, ибо до сих пор врачи старались не замечать
его, лишь изредка снисходя до сухого приветствия.

– Если вы идете к полковнику Бишопу, то, с вашего согласия, я немного


провожу вас, – любезно сказал Вакер, приземистый, широкоплечий человек лет
сорока пяти, с обвислыми щеками и тусклыми голубыми глазами.
Предложение Вакера удивило Блада еще более, но внешне он не показал
этого.

– Я иду в дом губернатора, – ответил он.

– Да?! Вернее, к супруге губернатора? – многозначительно хихикнул


Вакер. – Я слыхал, что она отнимает у вас уйму времени. Что ж, молодость и
привлекательная внешность, доктор Блад! Молодость и красота! Это дает врачу
огромное преимущество, особенно когда он лечит дам!
Питер пристально взглянул на Вакера:

– Мне кажется, я угадываю вашу мысль. Поделитесь ею не со мной, а с


губернатором Стидом. Быть может, это его позабавит.

– Вы неправильно поняли меня, дорогой! – поторопился исправить свои


неосторожные слова Вакер. – У меня вовсе не было таких мыслей.

– Надеюсь, что так! – усмехнулся Блад.

– Не будьте так вспыльчивы, мой друг, – вкрадчиво заговорил Вакер и


доверительно взял Питера под руку. – Я хочу помочь вам! – Голос доктора
понизился почти до шепота. – Ведь рабство должно быть очень неприятно для
такого талантливого человека, как вы.

– Какая проницательность! – насмешливо воскликнул Блад.


Однако доктор не заметил этой насмешки или не счел нужным ее заметить.

– Я не дурак, дорогой коллега, – продолжал он. – Я вижу человека


насквозь и могу даже сказать, что он думает.

– Вы убедите меня в этом, если скажете, о чем думаю я, – заметил


Блад.
Доктор Вакер окинул взглядом пустынную пристань, вдоль которой они шли
в этот момент, и, еще ближе придвинувшись к Бладу, сказал вкрадчивым
голосом:

– Не раз наблюдал я за вами, когда вы тоскливо всматривались в морскую


даль. И вы полагаете, что я не знаю ваших мыслей? Если бы вам удалось
спастись из этого ада, вы могли бы, как свободный человек, с удовольствием и
выгодой для себя всецело отдаться своей профессии, украшением которой вы
являетесь. Мир велик, и, кроме Англии, есть еще много стран, где такого
человека, как вы, всегда тепло встретят. Помимо английских колоний, есть и
другие. – Вакер оглянулся по сторонам и продолжал тоном заговорщика: –
Отсюда совсем недалеко до голландской колонии Кюрасао. В это время года туда
вполне можно добраться даже в небольшой лодке. Кюрасао может стать мостиком
в огромный мир. Он откроется перед вами, как только вы освободитесь от
цепей.
Доктор Вакер умолк и выжидающе уставился на своего невозмутимого
спутника. Но Блад молчал.

– Что вы на это скажете? – с нетерпением спросил Вакер.


Блад ответил не сразу. Ему нужно было время, чтобы хладнокровно
разобраться в потоке мыслей, нахлынувших на него при этом неожиданном
предложении. Подумав, он начал с того, чем другой бы кончил:

– У меня нет денег, а ведь для такого путешествия их потребуется


немало.

– Разве я не сказал, что хочу быть вашим другом? – воскликнул Вакер.

– Почему? – в упор спросил Блад, хотя в ответе на свой вопрос он не


нуждался.
Доктор Вакер стал пространно объяснять, как обливается кровью его
сердце при виде коллеги, изнывающего в рабстве и лишенного возможности
применить на деле свои чудесные способности. Но Питер Блад сразу понял
истинную причину: любым способом врачи стремились отделаться от конкурента,
присутствие которого разоряло их.
Медлительность в принятии решений не являлась недостатком Блада. До сих
пор он даже не помышлял о бегстве, понимая, что всякая попытка бежать без
посторонней помощи окончилась бы провалом. Сейчас же, когда он мог
рассчитывать на помощь Вакера и, в чем Блад не сомневался, его друга
Бронсона, побег уже не казался ему безнадежным предприятием. И мысленно он
уже сказал Вакеру: "Да! "
Выслушав длинные разглагольствования Вакера, Блад сделал вид, что
искренне верит в дружеские побуждения своего коллеги.

– Это очень благородно с вашей стороны, коллега, – сказал он. –


Именно так поступил бы и я, если бы мне представился подобный случай.
В глазах Вакера мелькнула радость, и он поспешно, даже слишком поспешно
спросил:

– Значит, вы согласны?

– Согласен? – улыбнулся Блад. – А если меня поймают и приведут


обратно, то мой лоб на всю жизнь украсится клеймом!

– Риск, конечно, велик, – согласился Вакер. – Но подумайте – в


случае успеха вас ждет свобода, перед вами откроется весь мир!
Блад кивнул головой:

– Все это так. Однако для побега, помимо мужества, нужны и деньги.


Шлюпка обойдется, вероятно, фунтов в двадцать.

– Деньги вы получите! – поторопился заверить Вакер. – Это будет


заем, который вы нам вернете… вернете мне, когда сможете.
Это предательское "нам" и столь же быстрая поправка оговорки лишний раз
подтвердили правильность предположения Блада. Сейчас у него не было и тени
сомнения в том, что Вакер действовал вкупе с Бронсоном.
Навстречу им стали все чаще попадаться люди, что заставило собеседников
прекратить разговор. Блад выразил Вакеру свою благодарность, хотя понимал,
что благодарить его, в сущности, не за что.

– Завтра мы продолжим нашу беседу, – сказал он. – Вы приоткрыли мне


двери надежды, коллега!
Блад говорил правду: он чувствовал себя, как узник, перед которым
внезапно приоткрылись двери темницы.
Распрощавшись с Вакером, Блад прежде всего решил посоветоваться с
Джереми Питтом. Вряд ли можно было сомневаться, чтобы Питт отказался
разделить с ним опасности задуманного побега. К тому же Питт был штурманом,
а пускаться в неведомое плавание без опытного штурмана было бы по меньшей
мере неразумно.
Задолго до наступления вечера Блад был уже на территории, огороженной
высоким частоколом, за которым находились хижины рабов и большой белый дом
надсмотрщика.

– Когда все уснут, приходи ко мне, – шепнул Блад Питту. – Я должен


кое-что сообщить тебе…
Молодой человек удивленно посмотрел на Блада. Его слова, казалось,
пробудили Питта от оцепенения, в которое его вогнала жизнь, мало похожая на
человеческую. Он кивнул головой, и они разошлись.
Полгода жизни на плантациях Барбадоса ввергли молодого моряка в
состояние полной безнадежности. Он уже не был прежним спокойным, энергичным
и уверенным в себе человеком, а передвигался крадучись, как забитая собака.
Его лицо, утратив былые краски, стало безжизненным, глаза потускнели. Он
выжил, несмотря на постоянный голод, изнуряющую работу под жестокими лучами
тропического солнца и плети надсмотрщика. Отчаяние притупило в нем все
чувства, и он медленно превращался в животное. Лишь чувство человеческого
достоинства еще не совсем угасло в Питте. Ночью, когда Блад изложил план
бегства, молодой человек словно обезумел.

– Бегство! О боже! – задыхаясь, – сказал он и, схватившись за


голову, зарыдал, как ребенок.

– Тише! – прошептал Блад. Его рука слегка сжала плечо Питта. – Держи


себя в руках. Нас запорют насмерть, если подслушают, о чем говорим.
Одна из привилегий, которыми пользовался Блад, состояла также в том,
что он жил теперь в отдельной хижине. Она была сплетена из прутьев и
свободно пропускала каждый звук. И хотя лагерь осужденных давно уже
погрузился в глубокий сон, поблизости мог оказаться какой-нибудь слишком
бдительный надсмотрщик, а это грозило непоправимой бедой. Питт постарался
взять себя в руки.
В течение часа в хижине слышался едва внятный шепот. Надежда на
освобождение вернула Питту его прежнюю сообразительность. Друзья решили, что
для участия в задуманном предприятии следует привлечь человек восемь-девять,
не больше. Из двух десятков еще оставшихся в живых повстанцев, которых купил
полковник Бишоп, предстояло выбрать наиболее подходящих. Было бы хорошо,
если бы все они знали море, но таких людей насчитывалось всего лишь двое –
Хагторп, служивший в королевском военно-морском флоте, и младший офицер
Николае Дайк. И еще один – артиллерист, по имени Огл, знакомый с морем, –
также мог стать полезным спутником. Договорились, что Питт начнет с этих
трех, а затем завербует еще человек шесть – восемь. Блад советовал Питту
действовать осторожно: выяснить сначала настроение людей, а потом уж
говорить с ними более или менее откровенно.

– Помни, – говорил Блад, – что, выдав себя, ты погубишь все: ведь ты

– единств


Содержание:
 0  вы читаете: Одиссея капитана Блада : Рафаэль Сабатини  1  продолжение 1
 2  продолжение 2  3  продолжение 3
 4  продолжение 4  5  продолжение 5
 6  продолжение 6  7  продолжение 7
 8  Использовалась литература : Одиссея капитана Блада    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap