Приключения : Исторические приключения : Глава 10 ЖЕСТОКОЕ СРАЖЕНИЕ : Эмилио Сальгари

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33

вы читаете книгу




Глава 10

ЖЕСТОКОЕ СРАЖЕНИЕ

Матросы, уже готовые бросить якоря и спустить паруса, прервали свою работу и бросились каждый к своему боевому посту. Эти закаленные в сражениях морские волки, эти непобедимые пираты Момпрачема, эти тигры Малайзии, не раз заставлявшие трепетать даже Английского Леопарда, подорвавшие могущество самого Джеймса Брука, знаменитого раджи Саравака, вмиг пробудились, как только запахло порохом.

Жажда битвы и воинственный азарт, уже давно дремавшие в них, овладели их душами. В одно мгновение все пятьдесят человек были на своих боевых местах, готовые к абордажу.

Тремаль-Найк и Янес поспешно бросились к Тигру Малайзии, который, стоя на корме, внимательно следил за действиями обоих судов, настигающих «Марианну».

– Они собираются напасть на нас? – спросил бенгалец.

– И поставить нас меж двух огней, – ответил Сандокан.

– Мерзавцы!.. Они специально выбрали пустынное место. Даймонд-Харбор уже далеко, на реке ни одного судна. Им не терпится потопить нас.

– Пусть подойдут поближе, – сказал Янес со своим обычным спокойствием. – У них больше людей, но туги не стоят тигров Момпрачема.

– Чего мы ждем, Сандокан? – с тревогой спросил бенгалец. – Не лучше ли первым открыть огонь?

– Если бы это было в море, я бы так и сделал, но здесь, на реке, в английских водах, не стоит. У нас могут быть неприятности с властями, к нам бы отнеслись, как к пиратам.

– Но туги воспользуются этим, чтобы занять выгодную позицию.

– «Марианна» маневрирует лучше. В нужный момент мы сможем уйти из-под двойного огня. Пусть приблизятся, мы готовы их встретить.

– А также пустить на дно, – добавил Янес. – Однако, смотри, один уже развернулся. На нас уже наводят пушки.

– Прикажи бросить малый носовой якорь, – сказал Сандокан. – Никакой цепи, простой трос, который мы разрубим одним ударом. Попытаемся надуть этих мерзавцев.

Оба брига уже вошли в канал и продвигались вперед с частью парусов на фок-мачте. Один направился к островку, другой держался ближе к левому берегу. Эти маневры явно указывали, что они собирались взять «Марианну» в клещи.

На палубах там царило оживление. Матросы суетились на носу и на корме, явно готовясь к большому сражению.

Сандокан оставался холоден и спокоен, как будто его лично это совсем не касалось, но глаза его внимательно следили за всеми маневрами парусников. Покинув его, Янес тщательно осмотрел пушки и велел матросам приготовить абордажные крючья.

Лишь только стемнело, и луна показалась над вершинами деревьев, растущих на берегу, как оба судна подошли с двух сторон близко к «Марианне», и с ближайшего корабля послышался громкий голос: «Эй вы, там! Сдавайтесь, или мы вас пустим ко дну!»

Сандокан взял в руку рупор.

– Кто вы такие, чтобы нам угрожать? – выкрикнул он громовым голосом.

– Суда бенгальского правительства, – ответил тот же голос.

– Будьте добры показать нам свои документы, – смеясь, сказал Сандокан.

– Вы отказываетесь подчиниться?

– Пока еще мы к этому не готовы.

– Мы откроем огонь!

– Пожалуйста, если это доставит вам удовольствие.

После такого дерзкого ответа страшные вопли поднялись на палубах обоих кораблей. «Кали!.. Кали!.. Кали!. « – истошно вопили там сотни голосов.

Сандокан бросил рупор и вытащил свой кинжал.

– Вперед, тигры Момпрачема! – закричал он. – Рубите канат, и берем их на абордаж!

На вопли тугов экипаж «Марианны» ответил дружным воинственным кличем, еще более диким и страшным, чем у индийцев.

Канат был перерублен одним ударом, и судно, предоставленное ветру, двинулось прямо на тот бриг, что был ближе к островку.

С него раздался пушечный выстрел, далеко разнесшийся по реке и над лесами, теснившимися на берегу.

На бриге, видно, надеялись, что их артиллерия легко пробьет борта «Марианны», но листы металлической обшивки, прикрывавшие ее от самой ватерлинии, были хорошей защитой от их маломощных пушек.

– Пли, мои тигрята! – закричал Сандокан, сам вставший к штурвалу, чтобы вести свой корабль.

Залп из нескольких десятков карабинов последовал за этой командой. Пираты, которые до тех пор прятались за фальшбортом, вскочили на ноги и открыли убийственный огонь по тугам, находившимся на палубе брига, в то время как артиллеристы наводили на него свои орудия.

Бой завязался ожесточенный. Много людей попадало и на бриге, и на «Марианне», но больше на первом, чем на второй.

Пираты, привычные к таким схваткам, стреляли только наверняка, а туги палили куда попало. Сандокан, сохраняющий абсолютное хладнокровие под градом пуль, свистевших над палубой его корабля, все время подбадривал своих людей.

– Вперед, тигры Момпрачема! – кричал он. – Покажем этим тугам, как бьются в дикой Малайзии!

Но не было нужды ободрять этих бесстрашных морских разбойников, прокопченных пушечным дымом, привыкших к жестоким сражениям. Стоя во весь рост, они яростно обстреливали из карабинов палубу вражеского корабля, в то время как канониры под командой Янеса точными выстрелами разбивали вдребезги его мачты и снасти.

Сражение было в самом разгаре, когда сзади к «Марианне» подошел второй бриг и залпом разрядил по ней все свои пушки.

– Право руля! – закричал Янес.

Сандокан резко повернул руль, заставив судно сделать крутой вираж, а Тремаль-Найк и Каммамури бросились вместе с матросами к правому борту, чтобы встретить огнем карабинов нового противника.

Этим молниеносным маневром «Марианна» выскочила за линию перекрестного огня и, развернувшись правым бортом, ударила по обоим сразу и из карабинов, и из пушек. У нее хватало огня и свинца сразу для двух противостоящих ей противников.

Сначала Янес, который командовал артиллерией, разнес вдребезги фок-мачту первого корабля, заставив рухнуть ее на палубу, а когда туги окружили ее, пытаясь разрубить снасти и столкнуть в воду, залпом своей митральезы он учинил настоящую бойню среди них.

Тем не менее положение «Марианны» было довольно сложным. Оба бенгальских корабля, хотя и были изрядно потрепаны, теснили ее, готовясь взять на абордаж с двух сторон. Имея численный перевес, туги надеялись легко овладеть ею, если им удастся вскочить на ее палубу.

Искусными маневрами Сандокан пытался уйти от тисков, но канал был неширок, и ветер слишком слаб, чтобы сделать это наверняка. Разгоряченный сражением, к нему подошел Тремаль-Найк. Храбрый бенгалец дрался отважно, нанеся второму паруснику значительный урон со своей частью команды. И все-таки не смог остановить его натиск.

– Они подошли вплотную и скоро кинутся на абордаж, – сказал он Сандокану, заряжая свой карабин.

– Мы готовы их встретить, – ответил Тигр Малайзии.

– Их вчетверо больше, чем нас.

– Увидишь, как бьются мои люди. Самбильонг, ко мне!

Малаец, стрелявший у бакборта, в несколько прыжков оказался на мостике.

– Встань к рулю, – велел ему Сандокан. – Мы первыми пойдем на абордаж.

– На какой из двух, капитан?

– На тот, что по правому борту.

И он устремился на палубу, крича громовым голосом:

– В атаку! Ко мне, тигры Момпрачема!

В то время как одни матросы выбрасывали за борт кранцы, чтобы при столкновении ослабить удар, а другие готовили абордажные крючья, Янес направил огонь всех пушек против второго брига, помешав ему прийти на помощь товарищу.

Туги, ошеломленные этой смелой контратакой, не сумели избежать столкновения, что, впрочем, было бы нелегко с одной оставшейся у них мачтой и тяжелыми повреждениями.

Тигры Момпрачема, ловкие, как обезьяны, обрушились на них, бросаясь с фальшборта, с палубных надстроек, с вантов и рей «Марианны».

Сандокан и Тремаль-Найк, с кинжалом в правой руке и пистолетом в левой, первыми ворвались на палубу брига, в то время как Янес палил из пушек по второму.

Нападение малайцев было таким молниеносным, что они овладели палубой брига, почти не встретив сопротивления.

Туги, несмотря на свою численность, разбежались, кто куда, не слушая приказов своих начальников. Некоторые из них, сгрудившись у грот-мачты, с воплями страха и ненависти размахивали своими кинжалами. Здесь ничем не могли помочь их арканы, бесполезные в морском сражении.

Столкновение было страшным, и тяжелые паранги тигров Момпрачема быстро покончили с теми, кто еще сопротивлялся.

Теснимые отовсюду, туги готовы были уже броситься в воду и спасаться к острову вплавь, когда с «Марианны» послышались голоса: «Пожар! Пожар!»

Энергичной командой Сандокан остановил яростный натиск своих людей:

– На «Марианну»! – закричал он.

Он первым вскочил на фальшборт и огромным тигриным прыжком бросился на палубу своего судна, в то время как Тремаль-Найк с горстью людей прикрывал это отступление.

Густой дым поднимался из главного люка «Марианны», обволакивая паруса и мачты. Кусок фитиля, обрывок каната или кусок ткани, загоревшейся от пушечных выстрелов, должно быть, попал в трюм и вызвал пожар.

Сандокан, не обращая внимания на пули, свистевшие над головой, велел приготовить помпы.

– Вперед! – закричал он Самбильонгу, не отходившему от руля. – Держи к выходу из канала! Все на борт!

Тремаль-Найк и Каммамури, вместе с матросами, прикрывавшими отступление, быстро перескочили на палубу «Марианны».

Абордажные крючья были обрублены, и «Марианна» тут же оторвалась от одного парусника, пройдя перед носом у другого.

Отступление было вынужденное, поскольку невозможно было сражаться против двух кораблей, имея к тому же пожар в своем трюме. Огонь вот-вот мог достигнуть бочек с порохом, и тогда все взлетели бы на воздух.

Повреждения «Марианны» были незначительны и не мешали ее маневрам. Можно было не бояться, что ее настигнут, тем более что один из парусников оказался без мачты, а другой был изрядно потрепан.

Сандокан быстрым взглядом оценил ситуацию и приказал Самбильонгу:

– На Даймонд-Харбор!

Это было лучшим решением в данной обстановке. Там они по крайней мере могли бы получить помощь, а туги не осмелились бы преследовать их до самой станции.

Однако на втором бриге, вопреки ожиданиям, быстро подняли все паруса и явно намеревались настигнуть «Марианну», пока она еще не вышла из канала. Пушечный огонь с него, прекратившийся перед этим, возобновился с новой силой. Снаряды падали и вспенивали воду у самой кормы «Марианны».

– Ах так! – закричал Сандокан, приведенный этим в ярость. – Ты хочешь преследовать меня? Погоди же! Тремаль-Найк!

Бенгалец бросился на зов Тигра Малайзии.

– В чем дело?

– Ты и Каммамури займитесь пожаром. Отведи на мостик Сураму и вдову – они заперты в каюте. Возьми себе двадцать человек, остальные – мне.

Затем он бросился на корму, где Янес командовал установкой перенесенных сюда носовых пушек, наводя их в сторону преследователя.

– Разнеси его к дьяволу! – заорал Сандокан.

– Будет сделано, – ответил португалец со своим обычным спокойствием. – Вот эта пушечка сейчас погреет им спины.

– Заряжай картечью. Сделай им татуировку железом.

Сандокан сам встал за одной из пушек и тщательно навел ее на мостик брига, который мчался вперед, как бы собираясь протаранить «Марианну».

Два пушечных выстрела прогремели с кормы. Португалец и Тигр Малайзии выстрелили одновременно. Фок-мачта индийского корабля, подбитая у основания, закачалась и с грохотом повалилась на правый борт, засыпав палубу обломками и снастями, накрыв часть ее обрывками паруса.

– К митральезам! – закричал Сандокан. – Разнесем им всю палубу!

Еще два выстрела прогремели одновременно. Ужасные крики, крики боли и ужаса, раздались на корабле тугов. Картечь произвела по всей видимости страшные опустошения среди этих душителей. Клубы дыма и языки пламени показались над мостиком брига.

Сандокан и Янес, оба прекрасные артиллеристы, стреляли без передышки, то целясь снарядами в корпус, то посыпая картечью палубу; она теперь вся простреливалась, от носа до кормы. Выстрелы из митральезы следовали с такой быстротой, что у вражеского экипажа не было никакой возможности избавиться от упавшей мачты, которая мешала движению корабля.

Бриг замедлил ход и беспомощно закачался на волнах. Выстрелы с «Марианны» следовали один за другим. Вот уже и грот-мачта, следом за фок-мачтой, надломилась и рухнула в воду, накренив корабль и повредив мостик.

Расстрел вражеского корабля продолжался. Это было уже не судно, а просто понтон, без мачт и парусов, продырявленный снарядами, загроможденный обломками, а «Марианна» все еще не ослабляла огня. Ее картечь и снаряды били по корпусу и по палубе брига, в то время как карабины малайцев уничтожали метавшийся там экипаж.

Второй парусник тщетно пытался прийти на помощь первому, ибо, лишенный мачты, он почти не мог двигаться.

– Давай быстрее, – торопил Сандокан. – Еще один натиск, и все будет кончено. Цельтесь точнее!

Четыре прицельных выстрела последовали один за другим, оставив четыре бреши в борту побежденного брига. Это были выстрелы милосердия. Бедный парусник, который лишь чудом держался на плаву, резко накренился на правый борт, куда тянули мачты, куда через бреши врывалась вода, и медленно перевернулся килем вверх.

Оставшиеся в живых бросились в воду и, отчаянно взмахивая руками, поплыли к острову. Второй бриг как будто попал на мелководье – он встал и больше не двигался.

– Добьем их? – спросил Янес.

– Пусть себе плывут, – ответил Сандокан. – На этот раз с них хватит. Самбильонг, мы выходим из канала.

Оставив пушки, он кинулся к главному люку, где часть экипажа боролась с огнем, качая помпу и помогая ей ведрами воды, среди клубов дыма.

– Как дела? – спросил Сандокан с беспокойством.

– Опасности уже нет, – сказал Тремаль-Найк. – Огонь потушен, и наши люди уже в трюме. Сейчас они рубят сгоревшие переборки.

– Я боялся за мою «Марианну».

– Куда мы идем теперь?

– Вернемся в реку, а затем спустимся с другой стороны острова. Нам лучше не появляться теперь у Даймонд-Харбора.

– Лоцманы, должно быть, слышали канонаду.

– Наверное, если они не глухие.

– Какой концерт был для тугов!

– Надеюсь, им не скоро захочется второго такого.

– А как там другой бриг?

– Не двигается. Скорее всего, сел на мель. К тому же мы так его отделали, что он уже ни на что не годен. Теперь мы сможем высадиться на берег без помех и отправим судно в бухту Райматла. Мы дешево отделались: дело могло быть хуже. Высадившись чуть дальше к югу, мы все равно попадем в Кхари?

– Да, через джунгли.

– Десять-двенадцать миль через бамбук нас не испугают, даже если там водятся тигры. Самбильонг! Право руля! Мы возвращаемся в Хугли.


Содержание:
 0  Два тигра : Эмилио Сальгари  1  Глава 2 ПОХИЩЕНИЕ ДАРМЫ : Эмилио Сальгари
 2  Глава 3 ТРЕМАЛЬ-НАЙК : Эмилио Сальгари  3  Глава 4 МАНТИ : Эмилио Сальгари
 4  Глава 5 ПРАЗДНИК ОГНЯ : Эмилио Сальгари  5  Глава 6 БАЯДЕРА : Эмилио Сальгари
 6  Глава 7 РАССКАЗ БАЯДЕРЫ : Эмилио Сальгари  7  Глава 8 ЗАСАДА : Эмилио Сальгари
 8  Глава 9 ПРИЗНАНИЯ МАНТИ : Эмилио Сальгари  9  вы читаете: Глава 10 ЖЕСТОКОЕ СРАЖЕНИЕ : Эмилио Сальгари
 10  Глава 11 В ДЖУНГЛЯХ : Эмилио Сальгари  11  Глава 12 НАПАДЕНИЕ НОСОРОГА : Эмилио Сальгари
 12  Глава 13 ТИГР-ЛЮДОЕД : Эмилио Сальгари  13  Глава 14 ПЕРВЫЙ ТИГР : Эмилио Сальгари
 14  Глава 15 В ДЕБРЯХ СУНДАРБАНА : Эмилио Сальгари  15  Глава 16 ТУГИ : Эмилио Сальгари
 16  Глава 17 ТАИНСТВЕННЫЕ СИГНАЛЫ : Эмилио Сальгари  17  Глава 18 ЦИКЛОН : Эмилио Сальгари
 18  Глава 19 ИСЧЕЗНОВЕНИЕ БАЯДЕРЫ : Эмилио Сальгари  19  Глава 20 БАШНЯ БАРРЕКПОРРЕ : Эмилио Сальгари
 20  Глава 21 ПРЕДАТЕЛЬСТВО ТУГОВ : Эмилио Сальгари  21  Глава 22 СИРДАР : Эмилио Сальгари
 22  Глава 23 ОСТРОВ РАЙМАНГАЛ : Эмилио Сальгари  23  Глава 24 ПАГОДА ТУГОВ : Эмилио Сальгари
 24  Глава 25 В ЛОГОВЕ ТУГОВ : Эмилио Сальгари  25  Глава 26 АТАКА ПИРАТОВ : Эмилио Сальгари
 26  Глава 27 КАТАКОМБЫ : Эмилио Сальгари  27  Глава 28 ПО СЛЕДУ СУЙОД-ХАНА : Эмилио Сальгари
 28  Глава 29 ИНДИЙСКОЕ ВОССТАНИЕ : Эмилио Сальгари  29  Глава 30 ПРЕДАТЕЛИ : Эмилио Сальгари
 30  Глава 31 ОХОТА НА ТИГРОВ МОМПРАЧЕМА : Эмилио Сальгари  31  Глава 32 К ДЕЛИ : Эмилио Сальгари
 32  Глава 33 ДВА ТИГРА : Эмилио Сальгари  33  Использовалась литература : Два тигра



 




sitemap