Приключения : Исторические приключения : БЕГУЩИЕ ЗА СВИНЬЁЙ : Том Шервуд

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  3  6  9  12  15  18  21  24  27  30  33  36  39  42  45  48  51  54  57  60  63  66  69  72  75  78  81  84  87  90  93  96  99  102  103  104  105

вы читаете книгу




БЕГУЩИЕ ЗА СВИНЬЁЙ

Утром я собрал команду. Полностью, без утайки, рассказал о том, как обстоят дела. И отправил повеселевших, бодрых матросов заниматься тренировочной схваткой. Тай с неистощимой изобретательностью выстраивал всё новые и новые позиции и гонял матросов до третьего пота. (Когда-то, в самый первый раз, наши новые рекруты были недовольны. Слон и Точило заявили, что они своё ремесло знают до тонкостей. Но маленький японец предложил каждому одиночную схватку, и когда разбойнички несколько раз, пересиливая боль и стыд, поднялись с земли, они молча встали в строй и занимались на совесть.)

В караульной каморке собрались наши умные головы, и стремительно стал появляться на свет надёжный, изысканный план.

Пинта был нагружен деньгами, твёрдо выучил то, что должен сделать, и мы зашагали к дальнему краю подземного хода. Здесь осторожно, по миллиметру, откатили круглую дверь, осмотрели сквозь щёлочку закоулок, вслушались. Всё, никого. Навалились на круг, открыли проход. Пинта выскочил и, будто только что справил нужду, зашагал к торговым рядам. Мы вернули камень назад, но не до конца, а оставили незаметную щель. Так, чтобы голос услышать. Оставив Готлиба сторожить, я вернулся во двор. Вдруг паша меня пожелает увидеть. Нельзя рисковать.

Уже начинало темнеть, когда пришли Готлиб и усталый, чумазый, но с довольной мордашкою Пинта.

– Сделал всё? – нетерпеливо спросил я его.

Маленький янычар принялся загибать пальцы:

– Стоуну отправил письмо на “Дукат”. Два комплекта турецкой одежды купил. От рынка до гавани несколько раз прошёл и запомнил все переулки, могу нарисовать. Узнал, где можно купить живую свинью.

– Молодец, Каратун! – схватил я его в объятия. – Умница!

Потом сказал Готлибу:

– Выбери себе кого-нибудь из команды. Утром пойдёте в город.

– Илион Грог пусть со мною пойдёт, – сказал мой товарищ.

Я удивился, но спорить не стал. Значит, увидел Глаз что-то такое в этом новичке, что для меня прошло незаметным. Ладно, присмотримся.

Ночью не спал. Ходил по двору, ждал голоса со стены. Но никто не пришёл.

Утром Пинта, Готлиб и Илион незаметно ушли. У дальнего выхода остались караулить Адамс и Лис. Я не находил себе места. Мало, как мало времени! Что, если странный помощник, или помощница – приведёт Малыша вот сейчас? Днём, как я и просил! А если вообще не приведёт? Думай, Том, думай.

А начало плана был простым. Я встал в ряд матросов, нападающих и отбивающих удары. Крысу не вынимал, взял какую-то саблю. Работал, пыхтел. Мягко качался стоящий напротив, с блескучей катаною, Тай.

– Оп! – негромко крикнули мне из-под портала.

Это значит, что стража наверху подошла к краю стены и смотрит на нас. Я взглянул в угольно-чёрные узкие глазки. Кивнул. Страшный удар вышиб из рук моих саблю, я ударился в стену, упал, завопил. Все бросились ко мне, сгрудились. Пантелеус приволок белой ткани, стал заматывать правые руку и ногу. Я громко стонал и ругался. Тай хватался за голову, бегал по дворику с видом виноватым и удручённым. Наконец, я встал на ноги, поддерживаемый с двух сторон, уковылял в караулку, к воротам, в тень под порталом. Там мы затихли, и, взглянув друг на друга, негромко, радостно рассмеялись. Теперь там, наверху, несомненно, передали, кому следует, что у меня повреждены рука и нога. (Так что влезть к ним по лестнице я не смогу.)

Вечером Готлиб сообщил, что куплены ишак и повозка, что в повозке закрыта большая свинья и что у причала стоит быстроходная лодка, в которой оружие, порох и трое надёжных матросов из английской фактории. Вот, всё готово у нас. Мы успели. Мы молодцы.

Корвин пришёл в самый удобный момент, на следующий день, ровно в полдень.

– Том! – крикнул он вниз. – А меня охраняет сегодня великий визирь!

Действительно, рядом с ним стоял кто-то высокий, в роскошных одеждах. Приветливо кивал головой в огромной чалме.

– Поднимайся! – кричал наш Малыш. – Хумим-паша разрешил сыграть с тобой в шахматы!

Упала лестница.

– Не могу! – прокричал я в ответ. – Не долезу! – и показал на руку и ногу. – Спустись лучше ты!

Очень тревожный момент. Наверху совещались. И вот Корвин присел, вцепился в лестницу. Стал быстро спускаться. На плече у него висела сума, в которую – было видно – уложили доску и фигуры. Колкая, жаркая дрожь прошла у меня по телу.

– Готовимся, братцы, – негромко проговорил я.

Братцы засуетились. Вытащили во двор и расстелили в круг ковры, одеяла. На них побросали оружие, деньги. В середине круга Готлиб сложил все наши пороховые, с цветным порошком, сигнальные заряды. От них тонкой полоской стал сыпать порох – между камнями, чтобы горелый след нас не выдал. Полоску утянул под портал, приготовил свечу и фитиль. Корвин спустился. Обнявшись, мы отошли в тень, к самым воротам.

– Здесь говорить нельзя, – шёпотом сообщил мне Малыш. – С той стороны, за дверью, круглые сутки сидит тарджуман. Каждые полчаса докладывает страже – что слышит. Ашотик предупредил.

Не было времени выяснять, кто это такой. Я в упор смотрел на Готлиба. Если будем делать так, как задумали, то стоит нам только уйти в туннель, как тарджуман поднимет тревогу, услышав, что здесь – тишина. Проклятый Хумим. Какой внимательный, гостеприимный хозяин. Но что же, что делать?

– Быстро! – прошипел я Готлибу, поймав нужную мысль. – Бегом! На базар! Купить медный поднос и горшочек гороха.

Глаз просиял:

– Сухого гороха!

– Именно!

Он, Пинта и Адамс умчались в туннель. Я сбросил ненужные белые тряпки. Привязал под одеждою Крысу. Тянулись минуты. Как тяжело было ждать! Вернулись, задыхаясь, в поту, мои люди. Принесли и поднос, и глиняный кувшин с жёлтым горохом. В кувшин тут же налили воды и пристроили его высоко вверху у ворот, а под ним положили поднос. Пора!

Первая группа, – Адамс и Тай впереди, – канула в чернеющий ход. За ними исчезли все остальные. Два десятка человек – отряд невеликий. Сверху, разбухая от воды, стали выталкиваться из кувшина и падать на гулкий поднос горошины. Эти звуки скажут сторожу, что здесь кто-то есть. Пора, пора. Готлиб поставил свечу, поправил огонь. Вокруг свечи обвязал фитиль. Когда воск истает до нужного уровня, огонь непременно фитиль подожжёт. А с ним – и пороховую дорожку. Обнявшись, Глаз с Корвином прошли к колодцу, попили воды. Дворик пустой – но это понятно: все наблюдают за шахматной партией. Но присутствие здесь всех – несомненно: на разбросанных одеялах сверкает оружие, поблёскивают монеты.

Всё. Прощай, старый дворец, колыбель Аббасидов.

– Когда загорится? Успеем? – на бегу, в тоннеле, спросил я у Готлиба.

– Я посчитал. Загорится, когда будем уже там, за дворцом. Главное – выйти незаметно и собраться возле свиньи .

Вышли. У входа в нужник сидели, спустив штаны, трое матросов. Махали руками на желающих пройти:

– Пошли назад, чёртово племя! Не видите – занято! Сейчас уйдём, потерпите.

Кое-как закатили, задвинули камень. Матросы, оглянувшись, встали, подтянули штаны. Изобразив облегчение на лицах, прошли, скрылись в рядах. Вышли и мы, и быстро скрылись в гудящей толпе. Готлиб уверенно шёл впереди. В ветхой, турецкой одежде шагал рядом Корвин, прятал лицо. Толчея, крики, запах еды. Прошли рынок насквозь. Что ж, вот и наши. Делают вид, что желают что-то купить. Вот ишак, вот повозка. Пора!

Увидев нас, Пинта прыгнул в повозку, разбросал одеяла и войлок, под которыми в ящике орала голодная, не кормленная со вчерашнего дня, громадная белая свинья. Она неуверенно высунула из ящика башку, а кто-то уже бросил на повозку мостки, и Пинта подхватил в руку ведёрко с маисовой кашей, и свинья, почуяв её сытный запах, бросилась за ведёрком, едва не упав на мостках. Пинта бежал со всех ног, и с оглушительным визгом мчалась за ним свинья. С криками и сумасшедшим хохотом устремилась за ними моя команда. Только так, только так безоружный отряд европейцев мог беспрепятственно пройти к гавани, минуя патрульные отряды городских янычар. Теперь они сами, вместо того, чтобы выяснять, кто мы такие, присоединялись к безумному нашему бегу, прогоняя из города это нечистое, согласно Корану, животное.

Порт. Гавань. Мы притормозили. Пинта, свинья и огромная вереница бегущих людей промчались мимо. Последние сами не знали, зачем бегут, и кричали друг другу:

– Что там? А что там?

А спереди им отвечали:

– Шайтан! Шайтан!

Влезли в фелюгу. Трое дюжих матросов, оттолкнув нас от берега, взмахнули руками. Готлиб, Слон и Точило мгновенно вздёрнули косой бермудский парус, остальные матросы взялись за вёсла. В Басру! Вниз по течению, да ещё под парусом, с вёслами – фелюга летела, как птица. Вдруг Готлиб тронул меня за рукав. Я взглянул на него, потом – на покидаемый город. Над дворцом Аббасидов поднималось высокое облако из клубов разноцветного дыма.

Джинн улетел.

У окраины города мы причалили к берегу, подобрали Пинту. “Рано радоваться, рано”, – говорил я себе. Да, ещё нужно проплыть по Тигру, вниз, до залива. Всё может случиться.

Но нет, обошлось. На “Дукате” нас заметили, едва только фелюга вынеслась в воды залива. Видно было, что вертится шпиль, поднимается якорь. На ходу мы причалили к борту, нам сбросили трап.

– Чёрт тебя побери, Том! – орал совсем не сдерживающий себя Стоун. – Это невозможно, невозможно! Как ты сумел?!

– Корвин!..

– Эдд!..

– Бариль!..

– Готлиб!..

– Тай!..

– Мистер Том!..

Оллиройс суетливо гнал вниз матросов, поднимал наверх пушки. Бегло хлопали паруса.

– Документы в порядке?

– В абсолютном! Курс – домой, мистер Том?

– Домой, капитан. Но сначала – на Локк.

ЭПИЛОГ

Вот скоро и Англия. Я сидел в квартердеке, в любимой каюте, один. Сидел, пил лёгкое пиво. Позади было расставание с Пантелеусом и грустным, безмолвным котом, там, в Магрибе. Позади была встреча с островитянами, Даниэлем и Клаусом.

Шумела вода за бортом. Крыса висела на стене над кроватью. В ящике стола лежал жемчуг стоимостью примерно в шесть новеньких кораблей. Под кроватью в сундуках было золото. Я – скромно говоря – обеспеченный человек. Вернуться в Бристоль, снять башмаки, прогуляться по травке. И жить спокойно.

Жить спокойно! Тогда я не знал ещё, что всех, входящих в мой дом в Бристоле и всех выходящих из него, тайно рассматривают в подзорную трубу и тщательно вносят в реестр. Что Бэнсон, получивший моё письмо и в одиночку отправившийся меня выручать, с разбитой головой лёг в лесу. Единственно, что тогда меня занимало – одна неотступная мысль: «Что за люди эти Серые братья? И главное – кто такой наш мадрасский спаситель, ночной крысолов, убийца-монах, мастер Альба?»


конец второй книги


Содержание:
 0  Призрак Адора : Том Шервуд  1  ПОЛ ВМЕСТО ПАЛУБЫ : Том Шервуд
 3  ЛЕОНАРД : Том Шервуд  6  ТАЙНА БЕГЕМОТА : Том Шервуд
 9  УПРЯМЫЙ МЕРТВЕЦ : Том Шервуд  12  УПРЯМЫЙ МЕРТВЕЦ : Том Шервуд
 15  СЛОМАННЫЙ КИНЖАЛ : Том Шервуд  18  СЛОМАННЫЙ КИНЖАЛ : Том Шервуд
 21  ПОДГОТОВКА : Том Шервуд  24  НОВЫЙ АГЕНТ : Том Шервуд
 27  СУНДУК НА КРЮКЕ : Том Шервуд  30  АННА-ЛУИЗА : Том Шервуд
 33  ПОСЛЕДНИЙ НОЖЕНОСЕЦ : Том Шервуд  36  БЕСЕДЫ С КОТОМ : Том Шервуд
 39  ПАНТЕЛЕУС : Том Шервуд  42  ПОГОНЯ : Том Шервуд
 45  РОКОВОЕ РЕШЕНИЕ : Том Шервуд  48  РОКОВОЕ РЕШЕНИЕ : Том Шервуд
 51  ИСКАЛЕЧЕННЫЙ КАРЛИК : Том Шервуд  54  БЕГУЩАЯ ОБЕЗЬЯНА : Том Шервуд
 57  ДЖОВАНЬОЛЛИ, ХОСЭ И СОБАКИ : Том Шервуд  60  ИДЕИ И ПЛАНЫ : Том Шервуд
 63  ПЛЕННИЦА ЛЮДОЕДА : Том Шервуд  66  ПРЕДАТЕЛЬ : Том Шервуд
 69  БОЙ : Том Шервуд  72  ИМПЕРИЯ ДЖОВАНЬОЛЛИ : Том Шервуд
 75  ПРИВРАТНИКИ : Том Шервуд  78  СЛЕДЫ БЛИЗНЕЦОВ : Том Шервуд
 81  РОНИН : Том Шервуд  84  ДИКОЕ ПОЛЕ : Том Шервуд
 87  ХОХОТ В ТУМАНЕ : Том Шервуд  90  УПРЯМЫЙ МЕРТВЕЦ : Том Шервуд
 93  ПЛЕННИКИ-ГОСТИ : Том Шервуд  96  ПЛЕННИКИ-ГОСТИ : Том Шервуд
 99  ТАИНСТВЕННЫЙ ЗНАК : Том Шервуд  102  ТАИНСТВЕННЫЙ ЗНАК : Том Шервуд
 103  НОЧНОЕ СВИДАНИЕ : Том Шервуд  104  вы читаете: БЕГУЩИЕ ЗА СВИНЬЁЙ : Том Шервуд
 105  Использовалась литература : Призрак Адора    



 




sitemap