Приключения : Исторические приключения : ПАНТЕЛЕУС : Том Шервуд

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  3  6  9  12  15  18  21  24  27  30  33  36  38  39  40  42  45  48  51  54  57  60  63  66  69  72  75  78  81  84  87  90  93  96  99  102  104  105

вы читаете книгу




ПАНТЕЛЕУС

Мы подвязались к хорошему ветру. Ровному, сильному. “Дукат” мчался, как молодой пинчер, впервые выпущенный на охоту и ещё не успевший устать. Очищенное от ракушек, гладкое днище, парусов – как у фрегата. Безупречная, редкостная команда. Летим, братцы, летим! Алле хагель!

Я не вставал с постели до самого побережья Северной Африки. Отлёживался, отъедался. Без меня опустили в океан убитых в моём доме матросов, турецкого ноженосца. Без меня прибрали заморское оружие. Я не вставал. Притихшая боль скулила где-то в закоулочках ран, и я осторожно говорил себе: “Она потеряла нас, Томас. Мы от неё спрятались…” А когда Бариль доложил о появившейся береговой линии Магриба, я встал – и не почувствовал боли. Раны отчаянно чесались – и ничего больше.

Ну что, Томас. Взял след – гони зверя. На берег! На берег!

Сошли несколькими группками. Стоун в сопровождении трёх матросов отправился отметить приход “Дуката” и заплатить портовые пошлины. Леонард и так же трое сопровождающих – за свежей водой и продуктами. Я, Нох, Готлиб и Робертсон двинулись прочёсывать порт в поисках следов “Хаузена”. (Хотели взять ещё Каталуку, да Нох чуть не оторвал мне рукав: “Тогда на берег сойдёт тринадцать!”)

Карманы сошедших на берег были до отказа набиты деньгами. (Нох, тщетно стараясь отцепить мою пятерню от своего плеча, бессильно стонал, глядя, как Стоун без какого-либо счёта выгребает монеты из кожаных портфунтов.) Но, во-первых, эти деньги были не из тех, которые стоило жалеть. А во-вторых, они составляли гарантию того, что мои люди справятся с любыми случайностями и сделают всё, что им поручено. Имея деньги, даже пират мог войти в порт и купить пушки и порох. Наличные решают всё.

Намеренно я не взял большой охраны: маленькому отряду легче затеряться. Больше того, когда Готлиб высказал вдруг странную просьбу обследовать порт в одиночку, я согласился не раздумывая. Неожиданную пользу мне приносят обычно мои безрассудные, необъяснимые поступки. Готлиб, предоставленный своему чутью и своей воле, мгновенно растворился в человеческом муравейнике. Сунул лишь Робертсону в руки недокуренную трубочку и исчез.

Моя же цель была проста: встречая английских или говорящих на английском моряков (такие встречи – вдали от родной земли – всегда сопровождаются проявлением радости, доходящей до исступления), щедро угощать и расспрашивать, – не видел ли кто двух белокожих близнецов или смуглых людей в малиновых турецких штанах, а главное – встречался ли кому-нибудь четырёхмачтовый немецкий купец “Хаузен”.

Неблагодарное занятие. Угощать – а значит, и пить! – пришлось изрядно. Мы все, включая и осторожного в таких делах Ноха, покачивались и тяжело дышали. Да ещё жара, понимаете ли, да и плотная одежда (она скрывала оружие). Расспросы пользы не принесли, а вечер неумолимо приближался. “Так можно и десять дней бродить наугад и расспрашивать вслепую!” – с отчаянием подумал я.

Мы сидели в тесной и тёмной таверне с плетёными стенами, обмазанными по низу глиной. Качался в воздухе радостный рёв очередной английской компании. И эти ничего не видели. Пусто. Но встать и сразу уйти – невозможно. Подозрительно. И снова налиты кружки! Проклятые соотечественники! Проклятые пьяницы!

Вдруг сквозь толпу ужом проскользнул взволнованный Готлиб.

– Мистер Том, – торопливо зашептал он мне на ухо. – Здесь на рынке есть человек, он продаёт какие-то мази и травы.

– Местный?

– Похоже, да.

– Ну и что же?

– А то же! Помните, в Мадрасе, после ночной схватки, вас серый лекарь смотрел?

(Я оцепенел. Холодок предчувствия удачи вошёл в моё сердце.)

– Он?!

– Нет, не он. Но лекарь, когда мы его везли в шлюпке, рассказывал Барилю, что за книгу, которую он везёт для мисс Эвелин, один его знакомый охотно отдал бы своего плешивого кота!

– И?!

– И этот продавец трав одет в серый дырявый плащ, а на плече у него сидит старый плешивый кот! Сидит и смотрит, честное слово!

Я вскочил. Сдвинул на сторону стол, рванулся к выходу, поправляя оружие. Готлиб и вся моя маленькая команда подхватилась следом. Проклятые пьяные братья! Собутыльники наши, решив, что мы спешим выручать кого-то своего из случившейся драки (а они уже были в той степени опьянения, когда матрос до колик в животе ищет драк), помчались за нами вслед. Готлиб летел, показывая путь, а за нами топал добрый десяток краснорожих детин с гримасами отваги и благородства на этих самых рожах. Я понял, что придётся терять людей. Осторожно покричав на ходу своим, качнулся в сторону и схватился за живот, махнув помощничкам рукой, – вперёд, английские герои, я чуточку запалился, сейчас догоню… Нох и Робертсон ушли сквозь толпу и увели ненужную помощь, а мы с Готлибом ввинтились в плотные и пёстрые рыночные водовороты.

– Вот! – выдохнул Готлиб, показывая на человека.

Но за ту секунду, пока мы бежали к нему (ты пьяный осёл, Томас, осёл и глупец!), пухлый маленький человек с ловкостью фокусника сметал концы платка с травами в узел, прижал кота к плечу и бросился прочь! А кто из нас на его месте не сделал бы то же самое?

Не зная имени, я не мог его окликнуть. Но как же, как называл его Бариль? Нет, не помню.

Я нёсся, как сумасшедший, и сквозь грохот молотов в голове и груди удивлялся, как он-то может бежать так долго и так быстро?

Мы вынеслись в какие-то пригородные кварталы, безлюдные, с высокими, нагромождёнными в затейливом беспорядке глинобитными стенами. Травник с котом ушёл-таки изрядно вперёд, а я к тому же вдруг почувствовал, как беспощадно закололо в боку. В голову хлынула муть и вынула из тела последние силы. В изнеможении я привалился к стене, грубо сунул в рот три пальца, надавил на корень языка и в два толчка выбросил из себя все последствия встреч со славными английскими моряками. Потом, рыча от бешенства, словно чугунные гири выбрасывая ноги, припустил в закоулки. Серого плаща не видно, но пыль, поднятая им, ещё висела в воздухе. Вдруг я добежал до места, где пыль исчезала! Зримо обрывалась в наддорожном пространстве смутная желтоватая пелеринка. Я в растерянности остановился. Сердце прыгало не у горла даже, а где-то в носу. Изо рта, и из глаз, и из носа текло. Я захлёбывался. Воздуху не хватало. Но полуслепыми глазами я торопливо шарил вокруг, разгадывая, куда мог скользнуть котовый носильщик.

– Зачем ты преследуешь меня, добрый человек? – прозвучал вдруг голос над головой.

Я поднял лицо. На гребне стены сидел серый плащ. Сурово смотрел на меня его кот. Высоко, не допрыгнуть. Как сам-то он там оказался? Я ещё не отдышался и не мог говорить. Руки вытянули из-за пояса Крысу и показали ему.

– Да? – сказал человек, и встал, и повернулся, и приготовился спрыгнуть по ту сторону стены!

И в голове моей мелькнуло вдруг то, что одно лишь могло его остановить. Я громко, не узнав своего голоса, прохрипел:

– Мастер Альба!

Человек посмотрел на меня изумлённо, замер, присел и, придержав кота, спрыгнул. Тревожно заглянул мне в глаза.

– Что с ним? – негромко спросил он. – Он ранен?

Бессильной рукой я вытер счастливую слёзку, закивал торопливо, давая понять, что сейчас расскажу. Мы сели на землю в узенькой улочке друг против друга, и я, сбиваясь и перескакивая, поведал ему своё горе.

Он дослушал до конца, не перебив и не переспросив меня ни разу. Встал. Сказал тихо:

– Всё, что ты мог бы узнать здесь, в Магрибе, ты будешь знать сегодняшней ночью. И ночью же готовься отплыть. Жаль только, что свежей воды набрать не успеете. (“Леонард успеет”, – подумал я с тайным удовольствием.) Если всё так, как я предполагаю, из порта вас не выпустят. Для начала затянут с бумагами. Думаю, за это заплачены большие деньги. И чтобы обойти судьбу, нужны ещё большие деньги. Попробую собрать. И ещё. Всех своих верни на корабль. Тот, кто останется с темнотой на берегу, – умрёт. Я подойду к “Дукату” на шлюпке со стороны моря.

Он замолк на мгновение, потом произнёс:

– Побегать придётся. Так что ты иди-ка к нему…

И кот прыгнул! Ударил меня вдруг в плечо тяжёлый и мягкий толчок, и я боковым видением схватил, что этот пёстрый – то ли бурый, то ли серый – плешивый кот с седыми ушами и человеческим взглядом, подбирая хвост в кольцо, устраивается на моём плече. Как ни в чём не бывало. А серый плащ повернулся и побежал. “За этот Травник Пантелеус отдал бы своего плешивого кота”, – вспомнил вдруг я!

– Пантелеус!..

Но закоулок был уже пуст.

С тяжёлым и тёплым котом на плече я добрёл до пристани. Вот покачивается шлюпка с “Дуката”. Я шагнул к ней, и вдруг вокруг меня выросло плотное кольцо людей. Нох, Каталука, Робертсон, ещё человек восемь матросов.

– Целы, мистер Том? – спросил кто-то.

– Всех нужно вернуть на корабль! – сообщил я вместо ответа. – И побыстрее, скоро будет темно!

– Всё уже известно, – раздался приглушённый бас Каталуки. – Серый человек был уже здесь. Ждём мистера Стоуна и Леонарда. Ещё четверо назначены бичкомерами: бродят по этому пляжу, высматривая вас. Теперь мы их отзовём…

Звук странного взрыва прервал его сообщение. Похож был на слабый пушечный выстрел. Все замерли и повернули головы в ту сторону, откуда прилетел звук. Примерно в полумиле от нас, на берегу, над портовым людским муравейником поднималось и пухло в воздухе яркое оранжевое облачко.

– Это Стоун! – выкрикнул Нох.

Что-то непонятное происходило возле меня – и без моей воли. Все, кто был рядом, рванулись в сторону облачка, на ходу вынимая оружие. Нох потянул меня за рукав в сторону шлюпки.

– Что за чёрт? – озадаченно и сердито выпалил я.

– Уже рассказываю, мистер Том, – заторопился мой старый приятель, – вы только садитесь в шлюпку-то! Вот так, хорошо. Оллиройс раздал нам сигнальные ядра – всем, кто сходил на берег.

– Что это?

– Я же рассказываю. Ядро. Сшито из куска паруса, помещается в кармане. Набито порохом с цветным порошком, уж не знаю каким. Да и никто не знает. Оллиройс сказал только, что у нас, мистер Том, то есть у меня – порошок синий. У Стоуна – рыжий. У Леонарда – коричневый. Если приключится какая неприятность, нужно поджечь торчащий из ядра пороховой фитиль и швырнуть вверх. И все, кто есть из наших на берегу, – прибегут и помогут.

– Кто придумал?

– Да кто же. Готлиб и Оллиройс. Неспроста Готлиб курил трубочку-то, и те, что с Леонардом – всё время курили, и Стоун тоже. Чтобы фитиль быстро поджечь при опасности.

– Почему мне не сказали?

– Как сказать-то? – выпучил на меня удивлённые глазки старик. – Вы из каюты не выходили. А Энди предупредил – если вас кто-нибудь побеспокоит – пойдёт обратно домой. Пешочком.

– Так это Энди сейчас сигналит?

– Похоже, что он. Только вы, мистер Том, не рвитесь из шлюпки-то. Если идёт охота – то она идёт на вас. Стоун им не очень-то нужен. Оставайтесь здесь, и у ребят будет меньше работы. Сядьте, не качайте шлюпку. Кота напугаете.

Стоун и вся компания появились через несколько минут. Быстро, сноровисто попрыгали в шлюпку. Стоун пробрался ко мне, сел рядом.

– Да, – сразу же заговорил он. – Ждали нас. Я почувствовал неладное ещё в портовой службе. Адмиралтейские людишки очень уж долго носили туда-сюда бумаги “Дуката”, да и завернули их обратно, попросив прийти завтра. Мы вышли на улицу – и вот тебе шестеро. Да задираться стали так неумело. Я Адамсу кивнул, он фитиль в трубку сунул, поджёг да и бросил ядро. На всякий случай. Перед нами ведь только шестеро стояли, а сколько было ещё поблизости – неизвестно. Мы клинками лишь пару минут позвенели, четверо против шестерых – легко и спокойно. А как наши примчались – мы всех шестерых и положили. Но аккуратно положили, мистер Том, никого не убили. Так что предъявить нам нечего. А у вас есть новости?

Шлюпка между тем быстро отвалила от пристани и двинулась на рейд, к “Дукату”.

– Новостей особенных нет. “Хаузен” я не нашёл. А почему мы уплыли? Кто из наших ещё на берегу?

– Все здесь. Даже четверо бичкомеров прибежали (я улыбнулся: “бичкомер” – буквально – “пляжный бродяга”, опустившийся моряк, по нескольку раз на неделе меняющий работу. Хуже бичкомера может быть только шкерт).

– А Леонард с водой и продуктами?

– К “Дукату” причалены две фелюги, мистер Том. Посмотрите. Значит, Леонард сейчас качает воду.

– Спасибо Господу, гора с плеч. Значит, на корабле – все, плюс один…

Честное слово, я всего лишь сказал и ещё только собирался представить нового пассажира, а он, старое чучело, переступил вдруг лапами и ткнулся носом мне в щёку.

– Да, приятель, – сказал я, почувствовав вдруг к коту какую-то странную нежность. – Я про тебя говорю.

Он негромко заворчал. На голове у него, между ушами и до бровей, забираясь на лоб, белело пятно. Словно выбритая тонзура монаха-доминиканца. Впоследствии у меня с Пантелеусом по этому поводу состоялся коротенький разговор, дословно следующий:

– Пантелеус, а вот его голова, она…

– Это не плешь. Седое пятно. Просто шерсть поседела.

– От старости?

– От ужаса. Он слишком многое видел.


Содержание:
 0  Призрак Адора : Том Шервуд  1  ПОЛ ВМЕСТО ПАЛУБЫ : Том Шервуд
 3  ЛЕОНАРД : Том Шервуд  6  ТАЙНА БЕГЕМОТА : Том Шервуд
 9  УПРЯМЫЙ МЕРТВЕЦ : Том Шервуд  12  УПРЯМЫЙ МЕРТВЕЦ : Том Шервуд
 15  СЛОМАННЫЙ КИНЖАЛ : Том Шервуд  18  СЛОМАННЫЙ КИНЖАЛ : Том Шервуд
 21  ПОДГОТОВКА : Том Шервуд  24  НОВЫЙ АГЕНТ : Том Шервуд
 27  СУНДУК НА КРЮКЕ : Том Шервуд  30  АННА-ЛУИЗА : Том Шервуд
 33  ПОСЛЕДНИЙ НОЖЕНОСЕЦ : Том Шервуд  36  БЕСЕДЫ С КОТОМ : Том Шервуд
 38  ПОГОНЯ : Том Шервуд  39  вы читаете: ПАНТЕЛЕУС : Том Шервуд
 40  БЕСЕДЫ С КОТОМ : Том Шервуд  42  ПОГОНЯ : Том Шервуд
 45  РОКОВОЕ РЕШЕНИЕ : Том Шервуд  48  РОКОВОЕ РЕШЕНИЕ : Том Шервуд
 51  ИСКАЛЕЧЕННЫЙ КАРЛИК : Том Шервуд  54  БЕГУЩАЯ ОБЕЗЬЯНА : Том Шервуд
 57  ДЖОВАНЬОЛЛИ, ХОСЭ И СОБАКИ : Том Шервуд  60  ИДЕИ И ПЛАНЫ : Том Шервуд
 63  ПЛЕННИЦА ЛЮДОЕДА : Том Шервуд  66  ПРЕДАТЕЛЬ : Том Шервуд
 69  БОЙ : Том Шервуд  72  ИМПЕРИЯ ДЖОВАНЬОЛЛИ : Том Шервуд
 75  ПРИВРАТНИКИ : Том Шервуд  78  СЛЕДЫ БЛИЗНЕЦОВ : Том Шервуд
 81  РОНИН : Том Шервуд  84  ДИКОЕ ПОЛЕ : Том Шервуд
 87  ХОХОТ В ТУМАНЕ : Том Шервуд  90  УПРЯМЫЙ МЕРТВЕЦ : Том Шервуд
 93  ПЛЕННИКИ-ГОСТИ : Том Шервуд  96  ПЛЕННИКИ-ГОСТИ : Том Шервуд
 99  ТАИНСТВЕННЫЙ ЗНАК : Том Шервуд  102  ТАИНСТВЕННЫЙ ЗНАК : Том Шервуд
 104  БЕГУЩИЕ ЗА СВИНЬЁЙ : Том Шервуд  105  Использовалась литература : Призрак Адора



 




sitemap