Приключения : Исторические приключения : ПОГОНЯ : Том Шервуд

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  3  6  9  12  15  18  21  24  27  30  33  36  39  41  42  43  45  48  51  54  57  60  63  66  69  72  75  78  81  84  87  90  93  96  99  102  104  105

вы читаете книгу




ПОГОНЯ

Таинственный лоцман, проведя полчаса за штурвалом “Дуката”, не проронил ни слова. Ночь была тёмной, и он, всматриваясь в смутные береговые линии из-под низко спадающего серого капюшона, почти на ощупь отыскал фарватер и вывел нас за пределы гавани. Потом спустился в ожидающую его шлюпку и даже не поднял руки на прощание.

Я стоял на палубе, вслушиваясь в затихающие всплески вёсел, и недавняя неуверенность и тревога снова вошли в моё сердце. Кто я такой? Почему я стал каким-то центром, вокруг которого вертится в бешеной пляске карусель из людей и событий? Ведь я обычное смертное существо, полное слабостей и несовершенств. А перед этим вот океаном – так просто ничтожество. Вот матросы бегают по палубе – все босые: кто-то распорядился снять обувь, чтобы не нарушить тишины. Если это сделал не я, значит, кто-то более умный, чем я? Команды на корабле отдаются шёпотом, и матросы старательно передают их тем, кто не мог расслышать. Умно и тщательно подготовлено бегство из гавани. Не мной подготовлено, и всё же я стою над этим вот всем! Грузчик в порту за всю свою жизнь зарабатывает столько, сколько я могу истратить за один день. За один час. А ведь я даже малого бочонка с места на место не переставил, чтобы заработать эти деньги. Почему эти деньги находятся у меня? Разве я царь? Разве я наследный принц? Я даже с Джонатаном не повидался. И Одноглазого не разыскал. И совсем, совсем не так попрощался с Эвелин, и самого нужного ей не сказал. Так что есть я? Кто я?

Вернувшись в каюту, я увидел, что на моей кровати, свернувшись калачиками, спят Пантелеус и кот. Мне, разумеется, найдётся, где лечь, но не усну я, нет, не усну. Что-то жжёт и кусает мне сердце.

Снова я вышел на палубу, снял сапоги, отыскал Бариля.

– Поставь меня на вахту, – сказал я ему.

– На вахту?

– На вахту.

– Вас, мистер Том?

– По-твоему, я не могу и вахты отстоять?

Он вытянулся, отсалютовал.

– Приказ слышал, выполняю. Назначаю вас марсовым на ближайшую вахту. – И, на секунду задумавшись, он добавил: – Но ближайшая – собака , мистер Том.

(Собака, или собачья вахта – самое трудное для человека время – между двенадцатью ночи и четырьмя часами утра.)

– Ставь на собаку.

– Очень хорошо. Через полчаса быть у фок-мачты!

– Слушаюсь, боцман.

– Матрос Том…

– Да, боцман?

– Ты сапоги-то надень. Гавань давно позади, теперь таиться нам не к чему…

Отработав вахту, я почти не устал и не очень-то успокоился, но всё-таки смог заснуть.

И опять разбудил меня стук в дверь – на этот раз тревожный и быстрый. Стоун вошёл, не скрывая напряжения в голосе, доложил:

– Корабль, мистер Том.

– Какой, где?

– Идёт вслед за нами, и идёт уже час.

– Именно за нами?

– Я пробовал уйти с курса, заложил два румба вправо. И он взял вправо точно на два румба.

– Название видно? – торопливо спрашивал я его, стараясь попасть рукою в рукав.

– Пока ещё нет. Далеко.

Почти выбежав на палубу, я взлетел по трапу на ют, задержав дыхание, поднял трубу. Всмотрелся. Да, корабль. Идёт под всеми парусами.

– Можно взглянуть? – спросил кто-то рядом.

Я опустил трубу, машинально передавая её на голос. Пантелеус. Взял, поднёс трубу к глазу.

– “Ля Нэж”, – сообщил он, не отрывая взгляда от преследующего нас корабля.

– Не видно ведь названия, – удивлённо возразил Стоун.

– Я-то его по контурам знаю. Вон, линия бортов, носовые надстройки. “Ля Нэж”, несомненно.

– Ну ладно, поглядим, какой это “Ля Нэж”, – сказал я и неожиданно зевнул. – Боцман у нас где?

– Я здесь, мистер Том, – раздалось у меня за спиной.

– Убрать паруса.

Сразу же мне ответили три человека.

– Есть убрать паруса! – выпалил Бариль.

– Ого! – откликнулся на неожиданность решения Стоун.

– Ваше спокойствие изумляет и веселит, – отреагировал Пантелеус – вероятнее всего, на мой зевок.

– Стало быть, они тоже вышли ночью, – вслух подумал я. – Стало быть, за “Дукатом” неотрывно следили. Выходит, и они кое на что способны.

– Но посмотрите! – воскликнул вдруг Стоун. – Они тоже ложатся в дрейф!

Вот так. Действительно, наш преследователь тоже сворачивал паруса, замедляя ход.

– Он чего-то боится.

– Или что-то затевает.

– А чего он может бояться?

– Ближнего пушечного боя, например. “Дукат”-то более вёрткий.

– Одно ясно – ему нужны именно мы.

– Ну хорошо, – решил я. – Идём, как и шли. А турок пусть думает, что ему делать.

Барк вцепился нам в хвост и маячил в фарватере, выжидая чего-то – уверенно и спокойно. Он твёрдо держал дистанцию, умело рыская и подворачивая паруса: ловил ветер. Было понятно, что при желании он сократит дистанцию до пушечного выстрела часов за шесть-семь. Хотя у него на бизань-мачте косое парусное вооружение, что по площади значительно уступает нашему прямому, но барк легче, да и идёт, понятно, без груза. Ладно. Будем делать своё дело, раз он не знает, что предпринять.

Ах, нет. Он знает.

– Парус прямо по курсу и слева! – прокричал вдруг марсовый с мачты.

Какие же вы молодцы, гончие псы, какие умницы. Один висел на хвосте, второй сидел на тропе в засаде. Сейчас возьмут в правильные, испытанные много раз клещи. Умело возьмут, обстоятельно. Можно не сомневаться. Безупречная работа.

– Шесть румбов вправо, – быстро сказал я.

– Верно, – кивнул головой Стоун. – Единственный выход.

“Дукат” круто взял вправо, в сторону Бразилии, прочь от африканского побережья. Мы уходили в открытый океан, а слева и справа за нами, образуя растянутый треугольник, выкладывались на наш след “Ля Нэж” и “Царь Молот”.

– Побегаем до темноты, – поразмыслил я вслух. – Если повезёт – ночь будет безлунная, до утра можно сделать три или четыре большие петли. Шанс оторваться есть, и шанс твёрдый.

Стоун снова кивнул.

– А в темноте мы можем и вплотную подкрасться, – добавил он. – Команда у нас редкостная, ни звука никто не услышит. Дадим залп в упор – и в сторону. А один на один тягаться с “Дукатом” в маневренности я бы не стал.

– Именно так, Энди. Ничего, простая работа. Потрудимся, братцы…

– Мистер Том, – прогудел вдруг за спиной Бариль. – Очень просится Оллиройс к вам на беседу.

– Давай, давай, – обрадовался я. – Молодец, Оллиройс, самое время. Он-то теперь, как ни крути, главный работник.

Я навёл подзорную трубу на медленно приближающихся загонщиков, но не успел ещё всмотреться – а Оллиройс уже пыхтит рядом, сопит чуть не в ухо.

– Какие соображения, канонир? – спросил я его, не отрываясь от окуляра.

– Этих двоих, мистер Том, могу потопить немедленно, – скромно заявил Оллиройс и шумно вздохнул.

– Не до шуток, канонир, – дружелюбно сказал я, притягиваемый видом сблизившихся кораблей. (Хорошо идут…)

– Я на службе, мистер Том, и я в ожидании боя. Никаких шуток.

– Ты в своём уме, Оллиройс? (Я опустил-таки трубу.) До них три пушечных выстрела!

– Три их пушечных выстрела. Их, но не наших.

– Тихо, тихо, джентльмены. Спокойно. Объясни!

– У меня здесь имеется кое-что, – блестя глазами, сообщил канонир, указывая на запахнутый плотно шатёр за нашими спинами.

– Ах, да. Ты же там на что-то ухлопал кучу моих денег. А я так к нему привык, что и не замечаю. Что там?

Оллиройс обернулся, щёлкнул пальцами:

– Адамс!

Прогрохотали башмаками по трапу двое матросов, раскинули возле шатра инструмент и стали сноровисто отдирать нижний край полога, прибитый гвоздями прямо к палубным доскам. В громадный рулон скатали полог, убрали каркас. Что это, что это такое?

Вся площадь верхней кормовой палубы усилена толстенного бруса паркетом и железными, на болтах, полосами. На паркете лежит огромное металлическое кольцо. На нём – в виде громадного креста – четыре длинных орудийных ствола. Заметно длиннее обычных. Синеватым отливом поблёскивает сталь. Четыре тяжёлые пушки уставились рылами на четыре стороны света, и запальными замками сходятся к центру этого невиданного колеса. Лежат в каких-то блестящих полозьях, с пружинами. Сверкают точёные рычаги, синеют тяжёлые и длинные прицельные рамы. Никогда ничего похожего не видал.

– Оллиройс, что это ?

Вместо ответа он влез в середину колеса, чем-то щёлкнул, нажал – и вся эта махина вдруг стала поворачиваться! Кольцо заскользило, вращаясь, на спрятанных под ним катках, и пушка, только что глядевшая назад, на “Ля Нэж” и “Царь Молот”, стала уходить в сторону, а на её место подплыла и встала другая, соседняя. Оллиройс наступил на какой-то рычаг, и всё замерло, остановилось.

– Капитан! – торжественно проговорил Оллиройс. – Ещё ни на одном военном корабле флота его королевского величества нет этих орудий. Их только что создали бристольские мастера и пока только повезли представлять в лондонское адмиралтейство. А у нас они есть.

Мы нерешительно подходили, лупились во все глаза на страшное и прекрасное чудо.

– Этих двоих могу потопить немедленно, – повторил Оллиройс.

– Ах ты, – только и мог выговорить я, – ах ты!..

– Мне нужно, – серьёзно добавил владелец и хранитель тайны, – чтобы на время мне отдали командование кораблём. То есть чтобы он мгновенно выполнял нужные мне маневры, я тогда ядра в одну точечку положу.

– И эти дамы смогут доплюнуть до них? – ошарашенно проговорил Бариль, дёрнув подбородком назад, за корму.

– Они бьют на три обычных пушечных выстрела, – серьёзно пояснил Оллиройс. – Соответственно, пороховой заряд больше, ну и остальное… В деле увидите. Могу паруса навылет пробить, могу ядра положить в корпус. Причём на такой дальности полёта они до того раскалятся, что превратятся в огненные шары. Три-четыре попадания – и их трюмы будут пылать. Обещаю.

– Стоун! – обернулся я к капитану. – Все команды канонира выполнять мгновенно. Оллиройс! Если ты такой точный. Один корабль потопить, на втором – снести мачты. Исполнив, вернуть командование капитану. Всё.

Я отошёл в сторону, дрожа от волнения, пробормотал: “Ну, посмотрим…”

– О-о-ойс! – завопил в своей крепостице канонир.

Тотчас к нему наверх выбежали человек двенадцать, протащили ядра (меньшего по сравнению с обычным размера), ершистые баны – шомполы на длинных, с насечками по дереву, рукоятках, пороховые стаканы. Приволокли громадную бочку и стали заполнять её водой с уксусом.

– Номера помним? – закричал Оллиройс. – По номерам разберись!

Метнулись по местам матросы, замерли возле бочки трое с водяными черпаками. Застыли в цепочке подносчики зарядов – “пороховые обезьяны”.

– Внимание, капитан! – ещё больше повысил голос Оллиройс. – Оверштаг!

Оп-ля! Я схватился за перила фальшборта: сейчас начнётся! Я-то знаю, как Стоун закладывает вираж!

Застонали матросы, защёлкали, натягиваясь, фалы, оглушительно всхлопнули паруса. “Дукат”, завалившись в сумасшедший крен, выполнил оверштаг – полный поворот на 180 градусов. Теперь мы шли носом к преследователям.

– Красный флаг на фок-мачту! – визжал Оллиройс. И, поймав взглядом рванувшийся вверх красный вымпел, скомандовал: – Передние левые – бей-бей!

Мягко ударили два холостых пушечных выстрела с нижней палубы.

Что он творит! Он приказывает нашим загонщикам – это немыслимо! – лечь в дрейф и убрать паруса!

Да, это впечатляет. Один из наших преследователей вильнул в сторону, чуточку рыскнул и тут же выправился – но поздно, все видели, что не уверен, что нервы дрогнули. Это тебе не купца грабить.

Но всё-таки двое шли, как шли.

– Внимание, капитан! Оверштаг!

Снова сумасшедший крен, да как быстро, – корабль крутнулся, как компасная стрелка – и опять мы к ним кормой. Оллиройсовы пушки – на самом высоком на “Дукате” месте: на кормовой палубе юта, на самой макушке квартердека. Наиудобнейший угол стрельбы. Мудро сработано, качественно. Длинное рыло той, что смотрела на загонщиков-псов, качнулось, двинулось – никакого зажжённого фитиля, только клацнул замок – тяжко ударил выстрел. Пушка дёрнулась назад, щёлкнула в стопор – и тут же две длинные, круглые, тугие пружины вернули её назад. Никакого отката на колёсиках, и не надо рвать жилы, подтаскивая пушку назад, к позиции выстрела!

Оллиройс наклонился, мягко и быстро окутанный дымом ствол уплыл влево, а на смену ему тут же приехал и встал новый, заряженный.

– О-о-ойс! – донеслось с мачты.

Я, вздрогнув, задрал голову.

– Ядро прошило паруса на корабле, который сзади по курсу слева! – прокричал диким голосом марсовый. – Навылет!

Оллиройс привстал, посмотрел вбок, отметил направление волны – и прокричал:

– Полрумба вправо!

“Дукат” чуточку, едва ощутимо, рыскнул и заметно взял на волне покоя. Выстрелившую пушку между тем двое с шомполом пробанили, прочистили ствол. Следующие двое замерли в ожидании, когда колесо снова прокрутится и эта пушка приедет к ним, – и держали уже наготове пороховой заряд. А двое следующих – ядро. Это как же нужно было думать, чтобы такое вот придумать?

– О-о-ойс! – снова прокричал канонир, и покатилась невиданная, злая работа.

Оглушительно бухала пушка, уплывала в сторону, её поливали водой с уксусом (она шипела, остывая), банили ствол, и тут же она отъезжала к пороховым обезьянам, а на её место прикатывалась только что выстрелившая. Как в чудовищном сне вертелась передо мной на юте “Дуката” огненная карусель.

Зачарованный страшной потехой, я поздно оторвал взгляд от своих канониров, а когда посмотрел в море – снова замер, но картина, меня схватившая, была тут уже иная. Левый корабль превратился в бесформенную серую кочку, накрытый упавшими обломками мачт со смятыми парусами. От носа и борта правого – вверх и в стороны летели осколки и ошмётки, он весь был окутан пылью и дымом. А на “Дукате” пушки били как бешеные (я уже ничего, кроме грохота, не слышал), – словно цепь мушкетных стрелков вела беглый огонь – каждые восемь секунд новый выстрел. Вдруг далёкий кораблик с сильной вспышкой разорвало пополам, и корму его откинуло в сторону; корма расселась на щепы и затонула, а нос, заваливаясь, начал гореть. Потом долетел и хлопок взрыва.

“Дукат” вдруг замолк. Лязгнув в последний раз тормозом, Оллиройс, широко разевая рот, но всё-таки едва слышно, прокричал:

– Работу закончил! Командование кораблём передаю капитану!

Энди Стоун подошёл, счастливыми, сияющими глазами посмотрел мне в лицо.

– Что прикажете дальше, мистер Том?

“Эх, взглянуть бы на турка”, – с тоской и азартом подумал я, но вслух прокричал:

– Возвращаемся на прежний курс! Время дорого. На юг, Энди! На юг! Цель – “Хаузен”!

И мы мчались на юг, выхватывая из розы ветров совпадающие с нашим курсом ветряные потоки. Стоун оказался из редкого числа тех капитанов, которые чутьём угадывают границы бурь, и корабль тогда летит, как безумный, имея в парусах рассвирепевший уже ветер, но который не успел ещё растолкать и вытянуть волны до такой величины, что они напоминают скорее перебегающие с места на место исполинские стены какого-нибудь средневекового города.

Иногда “Дукат” впутывался в вихри, от которых мачты пугающе скрипели, а такелаж гудел так, что уши закладывало. Матросы тем не менее быстрее обычного карабкались по вантам, не обращая внимания на то, что любой внезапный порыв ветра мог сдёрнуть их с верёвочных лестниц и швырнуть в океан. А отдыхающие на нижней деке не уставали восторженно напоминать друг другу, как их “Дукат” обошёлся с магрибскими псами.

ГЛАВА 7. ПИРАТСКАЯ ЧАША

У меня теперь было достаточно свободного времени, и я решил приступить к самому главному: расспросить, наконец, Пантелеуса о том, что это за Серые Братья, кто он сам, и, конечно же, кто такой Мастер Альба.

Сейчас я многое уже знаю об их тайне, и знания этого вполне достаточно для написания отдельной книги, но тогда, во время нашей погони, Пантелеус, состроив лицо одновременно и дурашливое и виноватое, сказал мне буквально следующее:

– Не нузно знать то, сто знать не нузно. Ведь ты согласен, Малысс?..


Содержание:
 0  Призрак Адора : Том Шервуд  1  ПОЛ ВМЕСТО ПАЛУБЫ : Том Шервуд
 3  ЛЕОНАРД : Том Шервуд  6  ТАЙНА БЕГЕМОТА : Том Шервуд
 9  УПРЯМЫЙ МЕРТВЕЦ : Том Шервуд  12  УПРЯМЫЙ МЕРТВЕЦ : Том Шервуд
 15  СЛОМАННЫЙ КИНЖАЛ : Том Шервуд  18  СЛОМАННЫЙ КИНЖАЛ : Том Шервуд
 21  ПОДГОТОВКА : Том Шервуд  24  НОВЫЙ АГЕНТ : Том Шервуд
 27  СУНДУК НА КРЮКЕ : Том Шервуд  30  АННА-ЛУИЗА : Том Шервуд
 33  ПОСЛЕДНИЙ НОЖЕНОСЕЦ : Том Шервуд  36  БЕСЕДЫ С КОТОМ : Том Шервуд
 39  ПАНТЕЛЕУС : Том Шервуд  41  РАЗГОВОР С СЕРЫМ ГОСТЕМ : Том Шервуд
 42  вы читаете: ПОГОНЯ : Том Шервуд  43  “ХАУЗЕН” : Том Шервуд
 45  РОКОВОЕ РЕШЕНИЕ : Том Шервуд  48  РОКОВОЕ РЕШЕНИЕ : Том Шервуд
 51  ИСКАЛЕЧЕННЫЙ КАРЛИК : Том Шервуд  54  БЕГУЩАЯ ОБЕЗЬЯНА : Том Шервуд
 57  ДЖОВАНЬОЛЛИ, ХОСЭ И СОБАКИ : Том Шервуд  60  ИДЕИ И ПЛАНЫ : Том Шервуд
 63  ПЛЕННИЦА ЛЮДОЕДА : Том Шервуд  66  ПРЕДАТЕЛЬ : Том Шервуд
 69  БОЙ : Том Шервуд  72  ИМПЕРИЯ ДЖОВАНЬОЛЛИ : Том Шервуд
 75  ПРИВРАТНИКИ : Том Шервуд  78  СЛЕДЫ БЛИЗНЕЦОВ : Том Шервуд
 81  РОНИН : Том Шервуд  84  ДИКОЕ ПОЛЕ : Том Шервуд
 87  ХОХОТ В ТУМАНЕ : Том Шервуд  90  УПРЯМЫЙ МЕРТВЕЦ : Том Шервуд
 93  ПЛЕННИКИ-ГОСТИ : Том Шервуд  96  ПЛЕННИКИ-ГОСТИ : Том Шервуд
 99  ТАИНСТВЕННЫЙ ЗНАК : Том Шервуд  102  ТАИНСТВЕННЫЙ ЗНАК : Том Шервуд
 104  БЕГУЩИЕ ЗА СВИНЬЁЙ : Том Шервуд  105  Использовалась литература : Призрак Адора



 




sitemap