Приключения : Исторические приключения : ГЛАВА 9 : Саймон Скэрроу

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42

вы читаете книгу




ГЛАВА 9

Вокруг захваченной римлянами германской деревни постепенно сгущались серые сумерки. Когда схлынула всепоглощающая ярость боя, легионеры, забывшие было о холоде, вновь ощутили его и теперь, стоя на стене, ежились и притопывали. В довершение ко всему повалил снег: в неподвижном воздухе лениво дрейфовали крупные белые хлопья. Первая попытка нахрапом ворваться в селение германцам не удалась, и теперь они, отступив за пределы досягаемости метательных копий, выкрикивали на своей варварской тарабарщине брань и оскорбления в адрес римских солдат. Впрочем, многие нашли себе занятие посерьезнее: одни вязали фашины, другие очищали от веток стволы молодых сосенок, собираясь смастерить из них нечто вроде грубых штурмовых лестниц. Римляне наблюдали за этими приготовлениями с тревогой, порой бросая отчаянные взгляды на юг. Их лагерь, их боевые товарищи находились в какихто восьми милях отсюда, но они знать не знали, что здесь происходит. Между тем германцы свалили неподалеку огромное дерево с явным намерением превратить его в мощный таран.

Впрочем, Макрон тоже не сидел без дела. По его приказу одна группа солдат громоздила на стене кучи камней, чтобы сбрасывать их на головы атакующим, другая, используя камни побольше, сооружала подле ворот защитный завал. То были стандартные оборонительные меры, однако все понимали, что если германцы будут действовать правильно, то оборону они, несомненно, прорвут.

Все это Макрон и объяснил своему юному оптиону, пока тот бинтовал ему руку.

— И что же тогда? — спросил Катон.

— А ты как думаешь? — Макрон усмехнулся, притопывая ногами. — Они набросятся на нас всем скопом и изрубят в куски.

— Не шевелись, командир. Пожалуйста, сиди смирно. А пленных что… они не берут?

— Об этом даже не думай, — мягко ответил Макрон. — Лучше сложить голову, чем угодить к ним в лапы, уж ты мне поверь.

— Неужели?

— Точно тебе говорю.

— Трибун сказал, Веспасиан вышлет подмогу, как только поймет, что дело неладно. Если мы сумеем продержаться до тех пор…

— Тото и оно, что если, — отозвался Макрон. — Но, с другой стороны, исключать такую возможность тоже не стоит. А потому каждому надо биться упорно и до конца. Постарайся не подвести нас, приятель.

— Сделаю что смогу, командир. — Катона надорвал край ткани и завязал концы. — Вот и все. Как самочувствие?

— Неплохо. — Макрон согнул руку, а разогнув, поморщился: боль дошла до плеча. — Сойдет. Бывало и хуже.

— Значит, у тебя уже были ранения, командир?

— Они, можно сказать, часть контракта. Скоро и ты с этим свыкнешься.

— Если мы выживем.

— Может, еще и выкрутимся. — Макрон, поймав унылый взгляд юноши, ущипнул его за плечо. — Не вешай нос, парень! Мы еще живы. Но если даже нам суждено сложить головы, то с этим все равно ничего не поделаешь, так что и переживать особо нечего, а? Ну а сейчас давай поглядим, чем там заняты эти ублюдки.

Быстрый осмотр германцев не обнаружил в их дислокации никаких перемен. Внизу попрежнему раздавался мерный стук топоров. Удовлетворенный тем, что в ближайшее время штурм не затеется, Макрон опять повернулся к Катону.

— Слушай, мне надо бы переброситься с ребятами словечкомдругим, приободрить их маленько. А ты тем временем возьми пару солдат и пошуруй в ближних лачугах, не найдется ли там какойнибудь выпивки и еды. Я чтото проголодался. Почему бы не подкрепится, пока этим варварам не до нас?


Обшарив ближайшие хижины, Катон с парой легионеров разжились сушеным мясом, хлебом и даже несколькими кувшинами браги.

— Поосторожнее с этим пойлом, — предупредил Макрон. — Оно здорово бьет по мозгам, а нам сейчас не до хмеля. Вот вернемся в лагерь, тогда…

— Командир, — перебил его юноша. — К нам прибыл трибун.

Действительно, Вителлий, сопровождаемый четырьмя крепкими телохранителями, уже поднимался по скату. Макрон вскочил, собираясь поднять командой солдат, но трибун махнул рукой.

— Пусть люди отдыхают, центурион. Они это заслужили.

— Так точно, командир. Благодарю, командир.

— Как дела?

— Ну… тут у нас всё на виду. — Макрон указал на германцев. — После того как мы их отбросили, они вяжут фашины и делают лестницы. А те, что в стороне, заканчивают таран. Как только у них все будет готово…

— Понятно. — Вителлий задумчиво почесал подбородок. — Ничего не поделаешь, центурион. Тебе и твоим ребятам придется держаться.

— Это само собой, командир. А как остальная когорта?

— Ну, в целом наше положение не безнадежно. Мы полностью контролируем вал, а весь местный сброд взят под стражу. Но… не обошлось без потерь. Эта сука — жена вождя — открыла выпускную решетку, и два десятка варваров оказались в тылу у центурии Квадра. Они потихому резали наших, пока те отгоняли орду от моста. Пала почти половина центурии, прежде чем с ними разобрались.

— Квадр есть Квадр. На него всегда можно положиться, — улыбнулся Макрон.

— Боюсь, уже нельзя.

— Почему?

— Да потому, что германское копье продырявило ему брюхо и вылезло из спины.

— Не может быть!

— Может, центурион, еще как может. Мало того, оптион его тоже погиб. Собственно, я поэтому к тебе и пришел. Есть ли у тебя на примете малый, способный принять под свою руку остатки этой злосчастной центурии, а?

У Катона, стоявшего в пяти шагах, вспыхнули уши. Он замер в томительном ожидании, устремив взгляд на германцев, собравшихся вокруг костров, и с бьющимся сердцем прислушиваясь к каждому слову.

— Хмм. — Макрон задумался, поглядывая по сторонам, и Катон почти физически ощутил тяжесть его взгляда. Но это длилось мгновение. Взгляд скользнул дальше.

— Как насчет твоего оптиона? — спросил Вителлий. — Он хороший солдат?

— Едва ли его можно назвать солдатом, командир. Мальчишка, новобранец, первый раз в деле. Я стараюсь держать его при себе. Паренек вроде бы неплохой, не дурак и не трус, но… В общем, командовать ему рановато.

— Жаль.

Катон был раздавлен. Он стиснул зубы, чтобы не разрыдаться.

— Есть у тебя еще ктонибудь?

— Пожалуй, да, командир. Мой знаменосец. Хороший солдат и бывалый. Он тебе подойдет.

— Хорошо, — кивнул Вителлий. — Ты знаешь ситуацию, центурион. Удерживай ворота любой ценой, во что бы то ни стало. Если мы устоим в эту ночь, утром обязательно придет помощь. Я рассчитываю на тебя.

— Благодарю, командир. — Макрон поднес руку к груди, но чуть позже, когда сопровождаемый телохранителями Вителлий удалился к маячившему над валом штандарту, беззлобно выбранился: — Тоже мне… хрен! Будто я без него не знаю, что делать.

Высказавшись таким образом и ощутив некоторое облегчение, центурион глянул на своего оптиона. Чтото в его позе ему не понравилось.

— Катон?

— Командир?

— Что там враг? Не шевелится?

— Никак нет, командир.

— Что ж, продолжай смотреть в оба глаза.

— Есть, командир.

Тем временем маленький отряд двинулся восвояси. Вителлий, проходя мимо, кивнул Макрону. Последним шел знаменосец.

— Береги себя, командир, — сказал он.

— Ты тоже, Порций, — улыбнулся Макрон. — Не сомневайся, мы приглядим за штандартом.

Знаменосец с явной неохотой вручил древко Макрону.

— Держи, командир.

Потом они ушли, исчезли в холодном мраке между грязными варварскими хибарами, а в руках Макрона остался символ воинской славы — боевой, побывавший во многих сражениях и тем не менее ни разу не склонившийся перед врагами штандарт. С подступившей ему под сердце теплой волной центурион поглядел на юнца.

— Эй, малый! Идика сюда.

Катон с окаменевшим от обиды лицом подошел и вытянулся, задрав подбородок.

— Расслабься, сынок. Для тебя есть поручение. Очень ответственное.

— Да, командир.

— Ты слышал, что сказал трибун?

— Да, командир.

— Ну ладно, к делу. Мы остались без Порция, а штандарт центурии, даже на короткое время, нельзя доверить кому попало. Мне нужен надежный человек. Ты справишься?

Катон, все обиды которого в один миг улетучились, вместо ответа крепко сжал древко штандарта.

— Ты должен понимать, что это высокая честь, — сказал Макрон.

— Так точно, командир. Благодарю за доверие, командир. Я буду беречь его, не щадя жизни.

— Это в твоих интересах, парень. Если Порций по возвращении обнаружит гделибо хотя бы царапину, перед следующим боем на нем будут красоваться твои яйца. Понял?

Катон серьезно кивнул.

— Что бы ни случилось, держись поближе ко мне и не выпускай эту штуку из рук. Держи штандарт высоко. Так, чтобы солдаты постоянно могли его видеть. Понял? Ага, похоже, зашевелились.

Шестая центурия пришла в движение. Легионеры вставали на ноги, просовывали руки в лямки щитов, брались за мечи и за копья. Катон поднял штандарт и подошел к частоколу. Германцы оставили свои костры и теперь черной массой в сгущавшихся сумерках шли к воротам. С фашинами, с лестницами и с факелами, бросавшими на их лица неровные желтые блики.

— Запомните главное, ребята! — обратился к солдатам Макрон, обнажив меч. — Если они прорвутся внутрь, всей когорте конец. Так что сделайте все возможное, чтобы этого не случилось.

По переднему краю воинства варваров пробежал громкий крик, угрожающий, злобный. Коекто из солдат стал отругиваться, но Макрон счел за лучшее их урезонить.

— Бросьте, парни! Пусть орут, раз им охота. Нам все одно их не перекричать, так что нечего даром рвать глотки.

Катон, осознав, что бой неизбежен, оцепенел. Темнота почемуто делала надвигающуюся орду еще более устрашающей. Возможно, потому, что была хорошим подспорьем разыгравшемуся воображению, склонному скорее преувеличивать, чем преуменьшать масштабы реальной угрозы. Кроме того, штурм деревни был столь стремительным, что не оставил времени для переживаний и страхов, а теперь неминуемому столкновению предшествовало ожидание, уже само по себе являвшееся испытанием. Каждый солдат, оглядывая приближающихся германцев, мог живо представить себе, что они с ним сотворят. Катон поежился и, мысленно выругав себя за непозволительное слабодушие, украдкой взглянул на соседей.

— Боишься, паренек? — спросил Макрон.

— Да, немного.

Макрон улыбнулся.

— Конечно, боишься. Но точно так же боимся и мы. Однако мы здесь, и с этим уже ничего не поделать.

— Я знаю, командир. Только от этого не легче.

— Ты просто покрепче держись за штандарт.

Германцы размеренным шагом приближались к деревне. Потом гдето в ночи хрипло протрубил рог, ему откликнулись другие рога, и вся орда, разразившись неистовым воем, устремилась вперед. Одни варвары, подбегая ко рву, швыряли в него фашины и отбегали, другие осыпали римлян градом стрел, копий, камней. Подняв над головой щит, Макрон заглянул за частокол и увидел, что груда вязанок неуклонно растет, обещая в ближайшем времени стать хорошей опорой для лестниц. Однако худшим было не это. Распихивая многочисленную толпу суетящихся сотоварищей, к воротам двигались варвары, тащившие тяжелый таран. Штурмовые лестницы можно отталкивать, и врагам вал, пожалуй, не взять, если легионеры не дрогнут, но вот проклятый таран все равно рано или поздно высадит крепостные ворота, после чего германцы задавят массой оставшихся без прикрытия римлян. Бравируя своим бесстрашием, варвары уже подбегали под стену. Многие гибли, но их тела падали вперемежку с фашинами, только способствуя более скорому заполнению рва.

Возле ворот поднялся вой, вражеская орда торопливо раздалась в стороны, пропуская пару десятков крепких мужчин, тащивших таран — ствол могучей сосны, обрубки ветвей играли роль ручек. Комель тяжелого бревна с грохотом ударил по доскам. Ощутив легкое сотрясение под ногами, Макрон, прищурившись, осмотрел тыльную часть ворот, и увиденное его не обрадовало. После второго грохочущего удара засов едва не выскочил из креплений и удержался на месте лишь благодаря судорожным усилиям стражей. Однако несколько скоб расшатались настолько, что уже начали выходить из своих гнезд.

— Плохо дело, — пробормотал Макрон и повернулся, чтобы глянуть за стену.

Хотя защитники укрепления беспрерывно швыряли вниз камни, потери варваров восполнялись мгновенно. На место упавшего вставал новый дикарь, и удары не прекращались.

— Не просто плохо, хреново!

— Командир, неужели мы ничего не можем поделать? спросил Катон.

— Сейчас ничего. Вот будь у нас греческий огонь, мы мог ли бы их славно поджарить.

Катон некогда чтото читал об этом огне, но подробностей не мог вспомнить и потому поинтересовался:

— А германский огонь не подойдет, командир?

— Что?

— Германский огонь, командир.

— Что за хрень, о чем ты толкуешь?

— Дело в том, командир, что в одной из хижин мы обнаружили нечто вроде пекарни. Правда, хлеба там не было, но углей в печках хоть отбавляй. Это нам не сгодится?

Макрон уставился на юнца.

— И ты даже не подумал доложить мне об этом?

— Нет, командир. Мне ведь было приказано искать провиант.

— Ну пусть, а сейчас нам нужен огонь, — заявил Макрон, с трудом сдерживая раздражение. — Займись этим, парень. Найди солдат, что ходили с тобой, скажи им, чтобы они нагребли в щиты все, что там есть, и тащили сюда. И не стой столбом. Не заставляй меня повторять приказ дважды.

Когда юный олух ушел, Макрон спустился с вала, чтобы повнимательнее взглянуть на ворота. Таран долбил их не впустую, в досках уже появились трещины, сквозь которые можно было рассмотреть физиономии дикарей. Каждый новый удар выбивал тучи пыли. Ворота трещали, с вала сыпались комья земли, и центуриону пришлось протереть глаза кулаками. Потом он, торопливо взбежав наверх, велел десятку парней найти вилы и надергать из крыш ближайших хижин побольше соломы. Принесенные снопы Макрон велел разложить вдоль стены, а когда появилась команда, посланная в пекарню, приказал вытряхнуть на них тлеющие уголья.

Сырая солома занялась не сразу, но жара было достаточно, и очень скоро на желтых снопах заплясали оранжевые язычки. Дым шел такой, что легионеров стали одолевать приступы кашля, но Макрон на это внимания не обращал. Когда огонь разгорелся как следует, он крикнул:

— Пора! Швыряйте все это за частокол. Живо! На варваров! На проклятый таран! Давайте, парни! Не бойтесь чуточку подкоптиться!

Используя кто вилы, кто дротики, кто мечи, солдаты принялись метать в темноту охапки горящей соломы.

Снизу донеслись вопли, удары в ворота прекратились. Выглянув за стену, Макрон увидел брошенный таран, почти заваленный грудой горящих снопов. Волна жара ударила ему в щеки, и он отступил с чувством мстительного удовлетворения. Дело пошло. Этот хренов таран даже если и не сгорит дотла, то работать уже не будет.

— Ха! Они бегут! — радостно воскликнул Катон. — Нынче ночью они к нам больше не сунутся.

— Хорошо бы, — кивнул Макрон. — Хорошо бы. Но не одни мы умеем играть в игры с огнем. Глянька туда!

Катон повернулся. В нескольких местах германцы успели нагромоздить вплотную к стене горы фашин, и теперь, на глазах юноши, из гущи врагов в них полетели по дуге факелы. Хворост занялся быстро: в считанные секунды. Вырывавшиеся из него яркооранжевые языки лизали торф, бежали выше. Римляне отступили от частокола. Один злополучный солдат, освещенный взметнувшимся пламенем, замешкался, и в него впилось разом несколько вражеских стрел. Несчастный рухнул прямо в огонь, издав крик ужаса, который через мгновение оборвался.

— О нет, — пробормотал юноша, потом повернулся к Макрону. — Командир! Там! Ты только взгляни!

Макрон посмотрел на ворота. Высокие жаркие языки пламени жадно лизали дубовые створки. Должно быть, часть соломы приземлилась слишком близко от них.

— Проклятье! Вот уж точно германский огонь. — Он бросил хмурый взгляд на Катона.

Мысли центуриона забегали. Завалы из фашин полыхали с яростным неистовством, огонь уже перекидывался на частокол. Оставаясь на стене, римляне в столь ярком свете являли собой прекрасные мишени, не говоря уже о том, что их обдавало невыносимым жаром. Конечно, можно было сойти с насыпи и вернуться после того, как фашины сгорят, но к тому времени сгорят и ворота. Тогда все усилия шестой центурии будут напрасны, а оборона деревни развалится, как жалкий шалаш от дыхания урагана. И произойдет это задолго до рассвета, то есть до возможного прибытия помощи. Однако другого выхода он не видел.

Макрон набрал воздуху в грудь и громко, перекрывая рев пламени, скомандовал.

— Всем сойти вниз!

Легионеры спешно повиновались приказу. Команда была подана вовремя. Деревянные колья шипели и потрескивали от страшного, иссушающего жара. Огонь освещал передние ряды германцев, и даже сквозь дрожащий от жары воздух можно было отчетливо разглядеть их ликующие ухмылки. Макрон сбежал вниз, к своим людям, и построил центурию так, чтобы она могла достойно встретить врага.

— Что теперь, командир? — спросил Катон.

— Ничего. Стой и жди. И молись, чтобы это пламя не угасало как можно дольше.


Содержание:
 0  Римский орел : Саймон Скэрроу  1  ПРОЛОГ : Саймон Скэрроу
 2  ГЛАВА 1 : Саймон Скэрроу  3  ГЛАВА 2 : Саймон Скэрроу
 4  ГЛАВА 3 : Саймон Скэрроу  5  ГЛАВА 4 : Саймон Скэрроу
 6  ГЛАВА 5 : Саймон Скэрроу  7  ГЛАВА 6 : Саймон Скэрроу
 8  ГЛАВА 7 : Саймон Скэрроу  9  ГЛАВА 8 : Саймон Скэрроу
 10  вы читаете: ГЛАВА 9 : Саймон Скэрроу  11  ГЛАВА 10 : Саймон Скэрроу
 12  ГЛАВА 11 : Саймон Скэрроу  13  ГЛАВА 12 : Саймон Скэрроу
 14  ГЛАВА 13 : Саймон Скэрроу  15  ГЛАВА 14 : Саймон Скэрроу
 16  ГЛАВА 15 : Саймон Скэрроу  17  ГЛАВА 16 : Саймон Скэрроу
 18  ГЛАВА 17 : Саймон Скэрроу  19  ГЛАВА 18 : Саймон Скэрроу
 20  ГЛАВА 19 : Саймон Скэрроу  21  ГЛАВА 20 : Саймон Скэрроу
 22  ГЛАВА 21 : Саймон Скэрроу  23  ГЛАВА 22 : Саймон Скэрроу
 24  ГЛАВА 23 : Саймон Скэрроу  25  ГЛАВА 24 : Саймон Скэрроу
 26  ГЛАВА 25 : Саймон Скэрроу  27  ГЛАВА 26 : Саймон Скэрроу
 28  ГЛАВА 27 : Саймон Скэрроу  29  ГЛАВА 28 : Саймон Скэрроу
 30  ГЛАВА 29 : Саймон Скэрроу  31  ГЛАВА 30 : Саймон Скэрроу
 32  ГЛАВА 31 : Саймон Скэрроу  33  ГЛАВА 32 : Саймон Скэрроу
 34  ГЛАВА 33 : Саймон Скэрроу  35  ГЛАВА 34 : Саймон Скэрроу
 36  ГЛАВА 35 : Саймон Скэрроу  37  ГЛАВА 36 : Саймон Скэрроу
 38  ГЛАВА 37 : Саймон Скэрроу  39  ГЛАВА 38 : Саймон Скэрроу
 40  ГЛАВА 39 : Саймон Скэрроу  41  ГЛАВА 40 : Саймон Скэрроу
 42  Использовалась литература : Римский орел    



 




sitemap