Приключения : Исторические приключения : ГЛАВА 35 : Саймон Скэрроу

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42

вы читаете книгу




ГЛАВА 35

Время шло, а обнаружить хоть какието признаки исчезнувшего войска Тогодумна так и не удавалось, хотя к конным разведчикам трех легионов присоединились две вспомогательных кавалерийских когорты, и вся окружающая место высадки территория периодически прочесывалась как вдоль, так и поперек. Веспасиану совсем не хотелось покидать укрепленный лагерь в предположительной близости от противника, численность и местонахождение которого оставались загадкой. Последствия неожиданного нападения варваров на растянувшуюся маршевую колонну страшно было себе и представить, а потому он в сложившейся ситуации поручил командование разведотрядами Вителлию, как самому толковому из своих офицеров, но результат его деятельности был пока нулевым.

А между тем Плавтий, безжалостно теснивший противника, поторапливал. Вот и сейчас он прислал очередного гонца с требованием ускорить отправку к передовой Второго и Четырнадцатого легионов — для поддержания инерции наступления.

«Требуется нанести врагу сокрушительный удар, — писал он. — Бриттов надо разгромить, прежде чем они отступят за реку. После этого нам останется лишь разогнать остатки варварских гарнизонов и занять не такие уж мощные укрепления на холмах».

Прочитав это, легат скептически улыбнулся. Командующий почемуто никак не хотел брать во внимание перспективу партизанской войны, а та ведь могла основательно сковать силы римлян и затянуться на годы. Скорый успех кампании был для Веспасиана под огромным вопросом, однако приказ есть приказ. И раз уж Плавтий требует, чтобы Второй легион выступил завтрашним утром, оставалось только надеяться, что он сознает степень риска затеи.

Судя по последним донесениям конной разведки, дороги, ведущие на запад, были чисты, так же как и дороги южного направления, упиравшиеся в обширнейшие, изрезанные озерцами болота. Эти топи, по словам перебежчиковбриттов, являлись непреодолимым препятствием для сколь бы то ни было существенных войск, ибо пересекавшие их старые гати давнымдавно сгнили, а тропы полностью поглотила трясина. Таким образом, потенциальную угрозу мог представлять лишь огромный лесной массив, перекрывавший маршрут движения легиона, однако бриттами вроде бы не пахло и там.


Солнце уже опускалось в колышущиеся волны тумана, когда горстка легионеров добралась до затонувшей подводы, пробившись сквозь торф, тину и пласты древесной гнили. Солдаты, устало ворочавшиеся в вонючей жиже, осознав, что трудились не зря, воодушевились и с новым приливом энтузиазма принялись вытаскивать сундук на твердую почву. Правда, он оказался много тяжелее, чем думалось, и все норовил ускользнуть обратно в топь, однако упорство людей победило. С массивной, окованной железом укладки наспех смахнули грязь и обнаружили, что она целехонька, плотно закрыта и даже заперта на замок.

— Хорошо, парни, но время не ждет. Мы должны погрузить эту штуковину на наш возок и отвезти в расположение легиона.

Катон посмотрел вверх, на небо.

— Скоро стемнеет, командир. Мы не сможем вернуться засветло.

— Пожалуй, да. Но, по крайней мере, выберемся из этой трясины. — Макрон первым взялся за одну из железных ручек. — Ну! На счет три.

Двенадцать человек, кряхтя от напряжения, совместными усилиями затолкнули сундук на заскрипевшую под его весом тележку и, тяжело дыша, привалились к ее бортам. Катон чувствовал дрожь во всем теле и такое изнеможение, какого еще не испытывал никогда. Руки, ноги, спина — все нестерпимо болело. Глядя на лица товарищей, юноша понял, что совершенно вымотаны и они и что вряд ли у них хватит сил выбраться из болота до наступления ночи.

Макрон положил руки на мокрую крышку. Он тоже смертельно устал, но ощущал удовлетворение от сознания успешно выполненной задачи. Когда этот долбаный ящик окажется у легата, можно будет надеяться, что он, легат, не забудет центуриона, руководившего операцией, и замолвит за него словечко в нужный момент. Храбрость и воинское умение давали возможность простому солдату выбиться в командиры среднего ранга, но, чтобы подняться выше, требовались либо исключительная изворотливость, либо чьенибудь покровительство. Хорошо зная себя, Макрон понимал, что первого у него нет и в помине, зато второе, похоже, ему теперь обеспечено. И он любовно огладил сундук.

— Молодец, центурион! — прозвучало из сгущавшихся сумерек и тумана.

Макрон мигом развернулся, рука его инстинктивно скользнула к рукояти меча. Остальные легионеры присели, торопливо нашаривая оружие и щиты.

Медленно выступившая из дымки фигура обрела очертания трибуна Вителлия. Облачение воинов, за ним маячивших, было сирийским, и Катон, прохваченный холодком узнавания, медленно вытащил меч. Далее в полумгле угадывались лошадиные морды, а через миг чуть в стороне от них вырос насмешливо ухмылявшийся Пульхр.

Вителлий остановился в десяти шагах от повозки.

— Я так понимаю, это и есть тот сундук, за которым тебя посылали?

Макрон, еще не оправившийся от потрясения, вызванного неожиданным появлением трибуна, нахмурился и промолчал.

— Ну что, центурион? Это тот самый сундук?

— Так точно, командир. Но…

— Ты прекрасно справился с поручением. Поздравляю.

— Благодарю, командир.

— А находку твою я сейчас заберу. Ее необходимо срочно доставить легату. — Трибун повернулся к сирийцам. — Эй вы, там. Идите сюда! — Подойдя к повозке, он с улыбкой притронулся к сундуку. — Ты, должно быть, устал, как и твои люди. Думаю, вам только в радость избавиться от этого бремени. Отдохните как следует, а потом возвращайтесь в расположение легиона. Уже налегке.

Макрон кивнул, в то время как мысли его вертелись в поисках выхода из ситуации. Упускать добычу, а с ней и заслуженную награду ему никак не хотелось. Да и вообще, было во всем этом чтото подозрительное.

— Командир, мне приказано передать сундук лично легату.

— Я знаю. Но приказы здесь отдаю теперь я.

— Легат вполне конкретно высказался на этот счет.

— Ты сомневаешься в моих полномочиях, центурион? — холодно осведомился Вителлий. — Я говорю тебе, что получен новый приказ. Ты должен передать сундук моим людям, понятно?

Макрон скрипнул зубами. Что ж это получается: он добыл сокровище, а пенки намеревается снять штабной хлыщ?

— Командир, вели своим людям держаться подальше от нашей повозки, — тихо произнес он.

— Что?!

— Скажи своим людям, чтобы не двигались. Сундук мы не отдадим.

— Центурион. — Вителлий с явным усилием взял себя в руки. — Ни ты, ни я ничего тут поделать не можем. Я действую по прямому приказу Веспасиана.

— А я получил приказ от Авла Плавтия, — не дрогнув, солгал Макрон. — И не отдам сундук, пока я с ним не увижусь.

Взгляды трибуна и центуриона скрестились, а сирийцы замялись, не зная, как быть. Напряженность росла, потом Вителлий холодно усмехнулся:

— Ладно, центурион. Пусть все остается как есть, но знай, что ты в скором времени о том пожалеешь. Клянусь тебе, пожалеешь… дай срок.

Трибун повернулся и пошел к своим людям, но не прямо, а странным образом забирая чуть вбок. Катон, заметив это, насторожился, а подозрительное шевеление полускрытых туманом фигур обеспокоило его еще больше, и, когда Вителлий, покинув пространство между сирийцами и повозкой, резким движением намотал на руку полу плаща, он закричал:

— Тревога! Ложись!

Легионеры, привычные к повиновению, незамедлительно попадали наземь, а сам юноша бросился на Макрона и сбил его с ног. В то же мгновение в воздухе свистнули стрелы. Одна из них с отвратительным чмоканьем вонзилась в горло замешкавшегося солдата. Тот упал на колени, захлебываясь кровью и отчаянно пытаясь вырвать из кадыка оперенное древко. Две следующие стрелы умертвили его, угодив в лицо и грудь.

— За повозку! — крикнул Макрон. — Все за повозку!

Легионеры и без команды уже заползли за прикрытие, ограждающее их от дождя стрел. Двое были ранены и, шипя от боли, дергали древки.

— Оставьте их! — буркнул Макрон. — Обломайте, и все тут. Жала зазубрены, выйдут лишь с мясом. Пусть лучше с ними разберется хирург.

«Если мы до него доберемся», — добавил он про себя, ибо положение осложнялось.

Сирийцы рассредоточились, стараясь, насколько позволял островок, обойти повозку с боков. Легионеры, сбившись в плотную кучку, спешно передавали на фланги щиты и вскоре были защищены от смертоносного ливня. Впрочем, одна из стрел нашла все же цель, ранив в ногу соседа Катона.

— Какого черта они это делают? — спросил Пиракс. — Что такого в этом долбаном сундуке, изза чего свои бьют своих же?

— Сколько их там? — спросил Макрон. — Ктонибудь разглядел?

— Я насчитал восьмерых, — ответил Катон. — Вителлий, Пульхр и шестеро сирийцев.

— Тогда силы у нас равные. Можно в броске попробовать смять их.

— В броске? — переспросил потрясенный Пиракс. — Командир, да они перебьют нас раньше, чем мы до них добежим.

— Не перебьют, если у них кончатся стрелы.

— Мы не продержимся так долго.

Неожиданный дикий рев прервал перепалку. Одного из мулов ранили в бок, и теперь он ревел от боли и бился, вскидываясь на дыбы. В какойто миг казалось, что животное в панике утащит повозку, лишив легионеров укрытия, но второй мул, похоже, оцепенел от страха. Он словно врос в землю, тараща испуганные глаза, и повозка осталась на месте.

— Осторожней, глупцы! — крикнул из тумана Вителлий. — Вы перебьете животных. Я вам приказываю, цельтесь только в людей!

— Ай, молодец, — ожесточенно прохрипел Макрон, вслушиваясь в несмолкаемый стук стрел. Поймав взгляд Катона, он большим пальцем ткнул в атакующих. — Чтото мне стали надоедать эти сирийцы. Пора бы и нам чтонибудь предпринять.

— Немного погодя, командир, — отозвался Катон. — Лучше выждать, чтобы несколько уравнять наши шансы.

Стрелы продолжали лететь, но уже не так густо: сирийцы начали их беречь. Они все пытались подобраться к легионерам поближе и бить прицельно, однако болото не позволяло им взять повозку в кольцо. Солдаты в свою очередь, сомкнули щиты, сводя к нулевой результативность обстрела. Становилось ясно, что между враждующими сторонам достигнуто некое равновесие: сирийцы не могли расстрелять легионеров, а те, свою очередь, не решались их атаковать. Конечно, стрелки имели возможность перейти в наступление, однако ближний бой с равным по силам противником им вовсе не улыбался, а потому ситуация заходила в тупик.

Неожиданно стрельба прекратилась. Легионеры притихли, гадая, что замышляют враги.

— Макрон! — позвал Вителлий. — Макрон! Ты еще жив?

— Так точно, командир! — отозвался центурион машинально.

— Хорошо. Так вот, послушай меня, Макрон. В конечном счете сундук все равно достанется мне. Вы в ловушке, и вам из нее не выбраться. Я послал за подкреплением, так что ваша гибель только вопрос времени. Я вполне могу дождаться подмоги, держа вас под прицелом, но если ты оставишь сундук, то, так и быть, позволю тебе уйти.

— Хрена лысого, командир! — крикнул Макрон в ответ. — Если ты хочешь заполучить его, то приди и возьми. А нет — убирайся.

— Послушай меня, центурион! Если я, по твоей милости, потеряю здесь время, пощады не будет никому. Ни тебе, ни твоему сброду. Перебьем всех до единого. Лучше отдай сундук, и все вы останетесь живы. Даю слово, что отпущу вас!

— Слово? — Катон поднял брови. — Он явно держит нас за дураков.

— Держит, — кивнул согласно Макрон. — Для этих штабных все мы — быдло.

— Макрон! — крикнул трибун снова. — Поговори со своими людьми, я дам тебе время. Пусть выберут, что для них лучше — неизбежная смерть или возможность подобрупоздорову уйти восвояси.

Макрон повернулся к легионерам.

— Ну?

— Он все равно никого не оставит в живых, — ответил за всех Пиракс. — Что бы мы ни решили.

— Ты прав, — кивнул Макрон. — Так что же нам делать? Атака исключается?

— Если только мы не ударим с двух сторон, — сказал вдруг Катон.

— И как, спрашивается, это устроить?

Катон перекатился на спину и приподнялся на локтях, потом подбородком указал на болото.

— Комуто из нас, троим или четверым, надо доползти до воды. Трава тут высокая, да и туман, так что это возможно. Потом вплавь, по широкой дуге надо обогнуть островок и выбраться в тылу у сирийцев. Думаю, они растеряются, когда на них кинутся с двух сторон, и чуть замешкаются со стрельбой, а это нам и надо. — Катон умолк, но увидел, что остальные продолжают смотреть на него, и виновато прибавил: — Это все.

— Это весь план?

Катон кивнул.

— Ну, на худой конец, и он сгодится. Похоже, нам остается либо сделать, как ты предлагаешь, либо полечь тут костьми. — Макрон оглядел уцелевших бойцов. — Значит, так, оптион. В обход пойдешь ты и возьмешь с собой Пиракса, Лентулла и Пизона.

Катон смущенно замялся.

— Прошу прощения, командир, но вести людей придется комуто другому.

— Почему?

— Я не умею плавать.

— Ты ведь сказал, что умеешь. Легату. В тот вечер, когда поступил в легион.

— Боюсь, командир, что я несколько преувеличил.

— Сбрехнул, ты хочешь сказать?

— Так точно. И ужасно об этом жалею.

Макрон окинул его хмурым взглядом.

— Да, оптион, это и вправду ужасно. А знаешь, почему? Потому что теперь в эту хренову топь придется лезть мне.

— Виноват, командир.

Макрон отстегнул застежку плаща и кивком велел остальным сделать то же. Лентулл, Пиракс и Пизон проверили крепление мечей и кинжалов, затем вслед за своим командиром поползли попластунски к воде, соскользнули в нее и растворились в тумане. Катон, рискнувший выглянуть изза колеса, убедился, что у сирийцев все тихо. Они оставались там, где и были, а чуть поодаль высилась безошибочно узнаваемая фигура Вителлия. Бочкообразный, приземистый Пульхр присматривал за лошадьми. Тут над ухом Катона просвистела стрела, и он счел за благо снова нырнуть в укрытие. Раненых уже обложили щитами. Трое невредимых, готовых к атаке легионеров припали к земле, сжимая мечи. Время, казалось, остановилось, но сумерки ощутимо сгущались, и Катон поневоле задумался, куда же запропастился центурион.

Затем Вителлий пошевелился и нетерпеливо окликнул:

— Эй, Макрон! Твое время вышло. Отдай сундук. Или умри.

Катон оглянулся на сотоварищей.

— Эй, центурион!

— Скажи ему чтонибудь, — прошептал один из легионеров.

— Что? Что сказать? — беспомощно пискнул Катон.

— Да что угодно, дурень несчастный!

— Молчишь? — сердито спросил Вителлий. И заключил: — Похоже, ты выбрал смерть. Ну так и подыхай, как собака!

В то же мгновение за спинами лучников раздался яростный боевой клич. Макрон и три его пехотинца устремились в атаку. На долю секунды этот крик ошеломил и Катона, но он моментально опомнился, вскочил и с диким воплем бросился на ближайшего из сирийцев. Тот, увидев мчавшегося к нему легионера, выронил лук и принялся торопливо вытаскивать изза пояса кривой тесак. Однако спешка сослужила ему дурную службу: тесак, вывернувшись из руки, упал в грязь, и безоружный сириец, сноровисто развернувшись на пятках, кинулся наутек. Катон попытался достать его длинным выпадом, но лишь пропорол ему ягодицу. Беглец заорал и прибавил ходу, огибая своих товарищей, падающих под ударами римских мечей.

Раздосадованный тем, что его враг удрал, Катон резко повернулся, ища взглядом другого противника, и увидел Пульхра, подсаживавшего трибуна в седло.

— Эй! — закричал он. — Все к Вителлию! Быстро! Иначе он удерет!

Не дожидаясь подмоги, юноша бросился к Пульхру. Тот обернулся, с немыслимой быстротой обнажил свой клинок и направил его острие в горло летевшего на него идиота. Катон, вмиг осознавший, что гибель неотвратима, обмер от ужаса и вдруг почувствовал, что обе ноги его разъезжаются в луже грязи. Потеряв опору, он упал на колени, счастливо поднырнув при этом под меч перуджийца, и сам нанес встречный удар вверх, в непомерно широкий живот. Инерция швырнула его Пульхру под ноги, и они оба покатились по мокрой траве. Катон удерживал меч, сколько мог, однако, высвободившись, увидел, что крови на лезвии нет. Меч не пробил металлические пластины нагрудника, но все же удар был так силен, что вышиб из груди Пульхра весь воздух, и тот сейчас корчился, пытаясь вздохнуть.

Катон пополз к врагу в намерении прикончить его, но тут над ним чтото свистнуло, и он, вскинув глаза, увидел Вителлия, второй раз заносящего меч для удара сплеча. Юноша едва успел вскинуть свой меч и отбить смертоносный клинок.

— Ко мне! На помощь! — завопил он во все горло.

Вителлий, сообразив, что достать юнца с седла не удастся, вздыбил коня. Миг — и сверкающие подковы раздробили бы юноше череп, но тот увернулся и получил скользящий удар бабкой в бок. Всадник выругался, пришпорил коня и, прорвав на всем скаку редкую цепь легионеров, исчез в сгущавшемся мраке. Макрон поспешно подбежал к оптиону и рывком вздернул его на ноги.

— Ты в порядке?

— Буду… когда отдышусь. Мы с ними покончили?

— Почти. Пятерых уложили, трое удрали. Лучник, штабной ублюдок и его прихвостень. Жаль.

Катон оглянулся. Пульхра нигде не было видно. Он набрал в легкие побольше воздуха и осторожно ощупал грудь. Ушиб болел, но, похоже, все было в порядке.

— Да, командир. Что будем делать теперь?

— Если ты насчет пеших засранцев, то гоняться за ними нет смысла. Нам надо убираться отсюда, и как можно скорей. Пока трибун не вернулся с еще большим отрядом. Тогда нам уж точно конец.

Легионеров подгонять не пришлось, они тут же занялись делом и впрягли в повозку четырех захваченных лошадей. Остальных и здорового мула привязали сзади, а задетое стрелой и громко ревущее от боли животное Макрон отвел к краю трясины, перерезал ему горло и столкнул в топь. Погрузив раненых на повозку, маленький отряд выступил в обратный путь. Стало совсем темно, но идти все равно было легче, ибо, когда колеса соскакивали с гати, лошади этого даже не замечали, размеренно продвигаясь вперед. Наконец болото кончилось, тропа пошла в гору, но, когда над туманом стал вырисовываться гребень холма, сзади послышался топот копыт.

— Стой! — приказал негромко Макрон. — Всем взять щиты и копья! За мной!

Он быстро отвел людей шагов на двадцать назад и приказал им рассредоточиться. Все затаились. Катон припал всем телом к земле и застыл, слишком усталый, чтобы задумываться, кто это может их нагонять. Спустя несколько мгновений из тумана появилась фигура всадника, легким галопом скакавшего прямо в ловушку.

— Вперед! — крикнул Макрон, и восемь теней выпрыгнули из травы, окружив верхового.

Напуганная лошадь вскинулась на дыбы, всадник, чтобы не упасть, натянул поводья, но прежде, чем он успел сообразить, что к чему, Макрон подскочил к нему, ударил в лицо и за ногу сдернул на землю.

— Вот это да! — рассмеялся он. — Ни хрена себе, номер? Давно не виделись, командир. Я рад нашей встрече.

Вителлий кулаком вытер окровавленный нос. — Убери от меня руки, центурион!

— Убрать? От тебя?

— Убери руки и не смей меня задерживать. Мне необходимо вернуться к легату.

— Послушай, ублюдок, если ты полагаешь…

— Нет времени спорить! — крикнул Вителлий — По этой тропе пробирается целое войско британцев. Я чуть было не наткнулся на них. Не думаю, что меня ктото заметил, но в любом случае движутся они быстро. И очень скоро появятся здесь.

— Врет он все, командир, — пробурчал Пиракс. — Прикончи его, и пойдем дальше.

— Постойте! — вмешался Катон. — Мы должны его выслушать.

— С какого хрена? — Пиракс занес меч.

— Опусти меч, солдат! — рявкнул Макрон. — Я кому говорю! А ты, недоносок, повтори, что сказал!

— Парни! — взмолился Вителлий. — Сейчас не до счетов. Пожалуйста, отпустите меня. На нас идет армия Тогодумна! Если легион будет застигнут врасплох, падут тысячи наших.

— Наших! — Пиракс плюнул трибуну в лицо. — Наши своих, на хрен, не убивают.

Воцарилась напряженная тишина. Вителлий стоял на коленях. Макрон, забравший в кулак ворот его плаща, колебался.

— Если там и вправду вражеская колонна, — тихо произнес Катон, — легата необходимо предупредить.

— Да нет там никакой долбаной колонны! — заявил Пиракс, в сердцах пристукнув копьем. — Этот подонок просто хочет спасти свою шкуру.

— Зачем же тогда он поехал обратно?

— Заблудился, дорогу потерял. Да мало ли что? Больно нам надо в том разбираться. — Пиракс повернулся к Макрону. — Командир, давай прирежем его. Путь неблизкий, а все мы устали.

Несколько мгновений Макрон молча с нескрываемым отвращением смотрел на трибуна, затем резкой затрещиной опрокинул его в дорожную грязь.

— Скачи, скотина, предупреди легион. Но не надейся, что все случившееся сойдет тебе с рук. По возвращении я доложу от твоих кознях легату. Бьюсь об заклад, ему будет интересно узнать, с чего тебе вздумалось завладеть тем, что мы тут отрыли? А теперь убирайся! Не мешкай, пока я не передумал.

Вителлий поспешно поднялся на ноги, запрыгнул на спину лошади, ударил ее в бока каблуками и растворился в ночи.

— Ну что ж, нам тоже пора, — буркнул Макрон. — Ждать тут нечего. Особенно если он сказал правду.

— Как же, сказал, — саркастически хмыкнул Пиракс.

— Ты не согласен с моим решением? — холодно осведомился Макрон.

— Я говорил и говорю: его надо было прикончить.

— Когда обращаешься к центуриону, солдат, изволь добавлять «командир»!

— Тихо! — Катон вскинул руку. — Дайте послушать!

Маленький отряд замер, напряженно прислушиваясь. Первое время тишину не нарушало ничто, потом ночь прорезало конское ржанье. Оно повторилось, затем отчетливо щелкнул кнут, и ктото выбранился покельтски.

Все это доносилось с болота.

И отнюдь не с далекого расстояния.


Содержание:
 0  Римский орел : Саймон Скэрроу  1  ПРОЛОГ : Саймон Скэрроу
 2  ГЛАВА 1 : Саймон Скэрроу  3  ГЛАВА 2 : Саймон Скэрроу
 4  ГЛАВА 3 : Саймон Скэрроу  5  ГЛАВА 4 : Саймон Скэрроу
 6  ГЛАВА 5 : Саймон Скэрроу  7  ГЛАВА 6 : Саймон Скэрроу
 8  ГЛАВА 7 : Саймон Скэрроу  9  ГЛАВА 8 : Саймон Скэрроу
 10  ГЛАВА 9 : Саймон Скэрроу  11  ГЛАВА 10 : Саймон Скэрроу
 12  ГЛАВА 11 : Саймон Скэрроу  13  ГЛАВА 12 : Саймон Скэрроу
 14  ГЛАВА 13 : Саймон Скэрроу  15  ГЛАВА 14 : Саймон Скэрроу
 16  ГЛАВА 15 : Саймон Скэрроу  17  ГЛАВА 16 : Саймон Скэрроу
 18  ГЛАВА 17 : Саймон Скэрроу  19  ГЛАВА 18 : Саймон Скэрроу
 20  ГЛАВА 19 : Саймон Скэрроу  21  ГЛАВА 20 : Саймон Скэрроу
 22  ГЛАВА 21 : Саймон Скэрроу  23  ГЛАВА 22 : Саймон Скэрроу
 24  ГЛАВА 23 : Саймон Скэрроу  25  ГЛАВА 24 : Саймон Скэрроу
 26  ГЛАВА 25 : Саймон Скэрроу  27  ГЛАВА 26 : Саймон Скэрроу
 28  ГЛАВА 27 : Саймон Скэрроу  29  ГЛАВА 28 : Саймон Скэрроу
 30  ГЛАВА 29 : Саймон Скэрроу  31  ГЛАВА 30 : Саймон Скэрроу
 32  ГЛАВА 31 : Саймон Скэрроу  33  ГЛАВА 32 : Саймон Скэрроу
 34  ГЛАВА 33 : Саймон Скэрроу  35  ГЛАВА 34 : Саймон Скэрроу
 36  вы читаете: ГЛАВА 35 : Саймон Скэрроу  37  ГЛАВА 36 : Саймон Скэрроу
 38  ГЛАВА 37 : Саймон Скэрроу  39  ГЛАВА 38 : Саймон Скэрроу
 40  ГЛАВА 39 : Саймон Скэрроу  41  ГЛАВА 40 : Саймон Скэрроу
 42  Использовалась литература : Римский орел    



 




sitemap