Приключения : Исторические приключения : ГЛАВА 36 : Саймон Скэрроу

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42

вы читаете книгу




ГЛАВА 36

Было ясно, что бритты настигнут их прежде, чем они успеют перевалить через гряду. Понимая, что оторваться от противника почти невозможно, Макрон лихорадочно завертел головой, и вдруг в душе его шевельнулся слабый проблеск надежды.

— Туда! — Он вытянул руку, указывая налево. В смутном свете новой луны овраг, заполненный ночным туманом, выглядел не очень приветливо, но на другое укрытие рассчитывать на приходилось.

— Туда! Шевелитесь! Живей!

Легионеры, взяв лошадей под уздцы, повели их по склону к лощине. Макрон отходил последним, наспех маскируя следы, промятые в мокрой земле колесами тяжело груженной повозки. Удавалось ему это плохо, а враг был уже рядом. Оставалось только молиться и надеяться, что в темноте эти вмятины не бросятся бриттам в глаза. Тем временем солдаты чуть ли не на руках спустили повозку в овраг. Макрон проводил ее взглядом.

Овраг был глубоким, и плотный туман поглотил маленькую колонну. Наказав остальным следить за тем, чтобы животные и раненые вели себя тихо, Катон взобрался по склону.

— Нам повезло, командир, — сказал он Макрону. — Когда мы спускались, повозка едва не опрокинулась.

— Правда? — Макрон, не удержавшись, зевнул и лег на живот, подперев подбородок руками. — Не поднимайся, не шевелись, вообще ничего не делай… совсем ничего. Жди приказа.

Катон нервно кивнул и припал к земле, стараясь не шевелиться. Медленно потекли томительные минуты. Неожиданно — всего в ста шагах — в ночной мгле заскользили смутные тени. Это были всадники — целый кавалерийский отряд, что удивило Катона. «Странно, — подумал он, — ведь Цезарь писал, будто британские варвары предпочитают коннице колесницы. То ли великий полководец ошибся, то ли за сотню лет туземцы сумели обзавелись такого рода войсками». Всадники между тем растеклись по обе стороны от тропы, медленно двигаясь к гребню. Один из левофланговых разведчиков проехал шагах в двадцати от лежащих. Те, не дыша, замерли в ожидании крика. Но никакой тревоги поднято не было. Разведывательный отряд, не задерживаясь, скрылся из виду, а через какоето время снизу донеслось негромкое звяканье, и на тропу вылилась, а потом рекой зазмеилась по склону темная масса воинов и колесниц. До ушей затаившихся римлян долетали обрывки чужой речи, и Катон поймал себя на том, что она ему кажется благозвучней германской, хотя никакой особенной радости ему это открытие не принесло.

Прозвучала отрывистая команда, и все разговоры смолкли. Из тыла вверх вдоль колонны пронеслась колесница. Обогнав войско, она исчезла за гребнем, и по линии тут же прокатился смешок, затем разговоры возобновились.

Казалось, потоку воинов не будет конца. Голова колонны давно перевалила через гряду, а из болота изливались все новые и новые толпы. Лишь когда арьергард войска варваров пропал из глаз, Катон осмелился заговорить.

— Как ты думаешь, командир, сколько их? — прошептал он еле слышно, все еще опасаясь, что враг ушел недостаточно далеко.

Макрон посмотрел на камешки, лежавшие у него на ладони.

— Скажем, гдето двадцать когорт, то есть…

— Девять тысяч! — присвистнул Катон.

Макрон произвел в уме вычисления и кивнул.

— Более чем достаточно, чтобы Веспасиану было о чем беспокоиться. Не говоря уже о колесницах. Если эта орава обрушится на легион…

— Выходит, Вителлий не врал?

— Да, — просто ответил Макрон. — Не врал. Послушай, нам надо двигать отсюда. И налегке, учитывая, что теперь между нами и легионом этакая прорва туземцев. Надо бросить повозку, зарыть сундук, сесть на лошадей и попытаться, обогнув варваров, добраться до наших.

— Зарыть сундук? После всего, что с нами было?

— Ты хочешь попасть в плен? Или, хуже того, вместе с нашей находкой?

— Никак нет, командир.

— Ну тогда нам придется оставить ее здесь, чтобы потом вернуться за ней. Если, конечно, будет кому возвращаться.


Осознав, что его лошадь вконец выбилась из сил и вотвот падет, Вителлий свернул с тропы и спешился в тени старой рощи. Полузагнанное животное всхрапывало, втягивая в себя ночной воздух, а он заходился от гнева. Подумать только, этот сундук был у него почти что в руках. Крепкий, вместительный, полный несметных богатств. Неисчерпаемый кладезь средств для подкупа и сенаторов, и солдат. Даже преторианских гвардейцев. Взять хоть Пульхра. Он тоже преторианец, но при звоне золота забывает о какихлибо принципах. Правда, много берет. Зато сирийцы не торговались. Стоило Вителлию выдать себя за друга Скрибониана, и они без вопросов повиновались ему.

Поразительно всетаки, что делает с людьми алчность. Ведь не прошло и полугода с тех пор, как он, Вителлий, был верным слугой императора. Настолько верным, что в его благонадежности не усомнился даже такой тертый калач, как Нарцисс. Однако стоило вольноотпущеннику поведать знатному, но не очень богатому римлянину о сокровищах, затонувших в трясине британских болот, как в том тут же зашевелились тщательно подавляемые амбиции, подвигнув его взлелеять в себе коварный и, казалось, беспроигрышный план. Ведь вся эта история с возвращением клада в императорскую казну должна была косвенным образом стать проверкой добропорядочности Веспасиана, и именно Вителлию вменили в обязанность наблюдать за легатом, дабы вмешаться, когда тот решится на бесчестный и пагубный шаг. Веспасиан, правда, вел себя безупречно, однако это не мешало трибуну слать Нарциссу чернящие его донесения, чтобы, когда сундук пропадет, у царедворца не оставалось сомнений, кто в том виноват. Веспасиан, таким образом, попадал в капкан, из какого не выбираются, сам же Вителлий, завладев казной Цезаря, рассчитывал до поры затаиться, чтобы потом постепенно начать расчищать себе путь наверх.

Это был превосходный план, и вдруг все пошло прахом!

В приливе злости Вителлий площадно выбранился, но тут же опомнился и встревоженно огляделся по сторонам. Кажется, все было спокойно. Трибун вздохнул. Мало того что он потерпел неудачу, так еще и виновники его провала остались в живых. Как только этот чокнутый центурион со своим недоделанным оптионом вернутся в лагерь, он будет разоблачен. Одна надежда, что они не вернутся. И, надо сказать, на то есть шанс. Возможно, бритты уже настигли повозку и перебили сопровождающих. Впрочем, нечего тешить себя пустыми надеждами. Макрон, скорей всего, извернется. Он отважен, хитер, удачлив и вряд ли даст так просто себя укокошить. Трибуну вспомнился горящий германский поселок и истекающий кровью центурион. Вот незадача. Ведь мог же проклятый варвар нацелить копье чуть выше, так нет.

Пока трибун терзал себя этими размышлениями, его лошадь пришла в себя и теперь с довольным видом пощипывала траву под развесистым дубом. Неожиданно она дернула ушами, вскинула морду и насторожилась. Заметив ее волнение, Вителлий положил ей руку на холку. Лошадь вздрогнула.

— Что с тобой, девочка?

Кобыла раздула ноздри и, прядая ушами, попятилась. Вителлий проследил за ее испуганным взглядом и увидел приближавшихся к нему всадников. С бьющимся сердцем, он попытался вспрыгнуть на лошадь, но та отскочила и громко заржала.

— А, чтоб тебя!

Рванув поводья, трибун взлетел в седло и, ударами каблуков послав дурочку с места в галоп, понесся прочь от расплывчатых силуэтов, бесшумно скользящих по залитому лунным светом пространству.

Панический страх и желание жить овладели им в такой степени, что он выбрал не то направление и теперь удалялся от своего легиона. «Ладно, — мелькнуло на задворках сознания, — в конце концов, наплевать». Можно догнать Четырнадцатый легион, движущийся сейчас на соединение с Плавтием. Пусть Веспасиан сам разбирается с вражеским войском, а он, Вителлий, поведет себя героически какнибудь в другой раз.


Римские кавалеристы подскакали к дубу, где только что ктото скрывался, и прислушались к стремительно удаляющемуся стуку копыт.

— Вот хренов вояка, — пробормотал один из них. — Похоже, наш. Мне, по крайней мере, так показалось.

— Какойнибудь тупицагонец? — предположил декурион. — Сбился небось с пути.

— Может, догнать его, командир?

Декурион, подумав, покачал головой.

— Нет. Не стоит. Если он наш, то вскоре опомнится и отыщет дорогу.

— А если он варвар? А, командир?

— А если варвар, то ему повезло. Мне неохота гонять вас по буеракам. Мы и так уже умотались. Пора возвращаться.

Декурион поморщился, развернул эскадрон и поскакал впереди всадников, хмуро прикидывая, что скажет Веспасиану. Обнаружить какиелибо признаки вражеских сил так и не удалось. По правде говоря, декурион вообще сомневался в реальности этого варварского войска, якобы пытающегося устроить легиону засаду. Он устало пожал плечами, подумав, что вся эта кампания вообще оборачивается сплошным разочарованием: ни тебе врага, ни добычи, ни женщин. Рассчитывать было не на что, и приходилось смириться с фактом, что Плавтий разгромит туземцев задолго до того, как Второй легион хоть какимнибудь краешком сунется в дело.

«Стыд и позор, — подумал декурион. — Славная маленькая битва была бы сейчас очень кстати. Награды, надежда на продвижение за счет командиров, вздумавших проявить избыточный героизм. Но, — вздохнул он, — никакого сражения не предвидится, ибо им в многочасовом кружении по окрестностям так и не встретился ни один долбаный бритт».


Для маленького отряда легионеров ночной переход обернулся сущей мукой. Легконогие сирийские кони, идеальные для внезапных наскоков, капризничали, отказываясь нести на себе более одного седока. В конце концов, утомившись от ругани и понуканий, Макрон приказал людям спешиться, оставив на лошадях только раненых. Легче стало не только животным, но и солдатам. Шагать им было много привычнее, чем болтаться в седле.

Макрон вел свой отряд практически наугад, стараясь забирать ближе к морю. Так было больше надежды обогнать варваров, к тому же, при известном везении, на них мог наткнуться римский конный патруль. Они должны теперь рыскать повсюду, ведь Вителлий, надо думать, успел добраться до лагеря и поднял тревогу, так что хитрецы дикари никого уже не застигнут врасплох. Это успокаивало, но, с другой стороны, Макрон понимал, что трибун сейчас не сидит сложа руки, а всемерно пытается очернить своих обличителей. Кто его знает, какой оборот теперь примет дело? Зря, нет, всетаки зря он его отпустил. Конечно, подлеца следовало прирезать, а труп утопить, это разом решило бы многое. Центурион досадливо крякнул. И вообще, как Вителлий пронюхал о сундуке? Веспасиан уверял, что вся эта история — тайна, доверенная лишь узкому кругу лиц. Трибун не входил в этот круг, однако не только проведал о миссии уходящего в ночь отряда, но и ухитрился нанять банду приспешников, чтобы этот отряд перебить. Надо думать, тех самых сирийцев, что напали на центурию по дороге в Гесориакум. Ктото явно вел тонкую, сложную игру, и создавалось неприятное ощущение, что он, Макрон, всего лишь мелкая нитка в огромном клубке интриг.

Центурион усилием воли заставил себя выбросить из головы эти мысли. Сейчас не время на чтолибо отвлекаться, сейчас главное — доставить своих людей в часть. А они, Макрон это видел, вымотались до крайности. Чтобы провести их по вражеской территории, необходимо постоянно быть начеку. То есть иметь ясную голову, острый взор и чуткий слух. Думая так, центурион пошатнулся и почувствовал, что его поддержала чьято рука.

— Осторожнее, командир! — прошептал Катон. — Ты чуть было не упал. Тебе нужен отдых.

— Нет, я в порядке.

— Командир, ты можешь сесть на лошадь и подремать, а я поведу ее в поводу.

— Я сказал, нет. Нельзя!

Макрон хотел объяснить, что такой поступок позорен для командира, но язык во рту не ворочался, и он ограничился тем, что оттолкнул от себя несмышленого оптиона и попытался ускорить шаг.

Всю ночь маленькая колонна плутала по окутанной мглой холмистой равнине. Привал делать не решались из опасения, что все тут же уснут. Люди плелись и плелись, пока с первыми лучами рассвета не поднялись на вершину очередного холма и не увидели в отдалении множество светящихся точек, являвшихся, разумеется, не чем иным, как кострами римского легиона. Несмотря на ранний час, лагерь был весь в движении.

— Похоже, мы как раз вовремя, — устало ухмыльнулся Макрон. — Они вроде как готовятся выступать. Веспасиан всегда был ранней пташкой. Так что никакого отдыха для нас не предвидится.

Катон улыбнулся Макрону.

Однако тот уже отвернулся и как завороженный глядел в сторону дальнего леса, смыкавшегося с дорогой, по которой должен был двинуться легион. Солнце еще не коснулось деревьев, однако к их темной зубчатой линии тянулась другая тень. Черный поток людей, лошадей, колесниц вливался в лес с бесшумной вкрадчивостью выслеживающей добычу змеи.


Содержание:
 0  Римский орел : Саймон Скэрроу  1  ПРОЛОГ : Саймон Скэрроу
 2  ГЛАВА 1 : Саймон Скэрроу  3  ГЛАВА 2 : Саймон Скэрроу
 4  ГЛАВА 3 : Саймон Скэрроу  5  ГЛАВА 4 : Саймон Скэрроу
 6  ГЛАВА 5 : Саймон Скэрроу  7  ГЛАВА 6 : Саймон Скэрроу
 8  ГЛАВА 7 : Саймон Скэрроу  9  ГЛАВА 8 : Саймон Скэрроу
 10  ГЛАВА 9 : Саймон Скэрроу  11  ГЛАВА 10 : Саймон Скэрроу
 12  ГЛАВА 11 : Саймон Скэрроу  13  ГЛАВА 12 : Саймон Скэрроу
 14  ГЛАВА 13 : Саймон Скэрроу  15  ГЛАВА 14 : Саймон Скэрроу
 16  ГЛАВА 15 : Саймон Скэрроу  17  ГЛАВА 16 : Саймон Скэрроу
 18  ГЛАВА 17 : Саймон Скэрроу  19  ГЛАВА 18 : Саймон Скэрроу
 20  ГЛАВА 19 : Саймон Скэрроу  21  ГЛАВА 20 : Саймон Скэрроу
 22  ГЛАВА 21 : Саймон Скэрроу  23  ГЛАВА 22 : Саймон Скэрроу
 24  ГЛАВА 23 : Саймон Скэрроу  25  ГЛАВА 24 : Саймон Скэрроу
 26  ГЛАВА 25 : Саймон Скэрроу  27  ГЛАВА 26 : Саймон Скэрроу
 28  ГЛАВА 27 : Саймон Скэрроу  29  ГЛАВА 28 : Саймон Скэрроу
 30  ГЛАВА 29 : Саймон Скэрроу  31  ГЛАВА 30 : Саймон Скэрроу
 32  ГЛАВА 31 : Саймон Скэрроу  33  ГЛАВА 32 : Саймон Скэрроу
 34  ГЛАВА 33 : Саймон Скэрроу  35  ГЛАВА 34 : Саймон Скэрроу
 36  ГЛАВА 35 : Саймон Скэрроу  37  вы читаете: ГЛАВА 36 : Саймон Скэрроу
 38  ГЛАВА 37 : Саймон Скэрроу  39  ГЛАВА 38 : Саймон Скэрроу
 40  ГЛАВА 39 : Саймон Скэрроу  41  ГЛАВА 40 : Саймон Скэрроу
 42  Использовалась литература : Римский орел    



 




sitemap