Приключения : Исторические приключения : Дети огня : Михаил Скороходов

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37

вы читаете книгу

В новой повести М. Скороходова рассказывается о людях каменного века.

Юный читатель увидит, как трудно было первобытным племенам осваивать земли, охотиться, добывать огонь, вести борьбу за существование.

В поисках неизведанного люди движутся за отступающим ледником, открывая для себя новый мир, новые пространства.

Завершают книгу два приключенческих рассказа.

Часть первая

Нежданная гостья

Глава первая

Поручение вождя

Десять молодых охотников-ланнов легко бежали по левому берегу Реки на юг. Их поднял сегодня на рассвете вождь племени Чал, сын Огня, и послал к месту очередного привала — для заготовки дров на ночь.

Впереди охотников мчался огненно-рыжий пёс Ур, внешне только мастью отличавшийся от волка. Изредка он выскакивал на обрыв, настораживался, пропуская отряд, и снова стремительно обгонял его.

Была поздняя осень. Только что взошло солнце, и в клубах пены над тёмными порогами, что выступали посредине Реки, замелькали радуги.

Ур выскочил на обрыв, взвизгнул, припал к земле. Юноши разом остановились, быстро поднялись наверх и осмотрели равнину, покрытую жёлтой травой, редколесьем и кустарниками.

Вдали паслось стадо туров, но до желанной добычи было далеко, и ланны сдержали свой охотничий пыл.

Два быка отделились от стада и стали гоняться друг за другом. Брызги росы слетали с веток на их чёрные спины; казалось, равнина сама играет с могучими животными, радуется вместе с ними солнцу, жизни, тишине.

Ланны заметили ястреба на вершине сухостойной лиственницы, песца на склоне холма, ящерицу, мелькнувшую в траве, и, к неудовольствию Ура, спрыгнув с обрыва, побежали дальше.

Юношей радовало поручение вождя: другие охотники сейчас тащат тяжёлые волокуши с вяленым мясом и шкурами, а они бегут налегке, весь груз — кремнёвые ножи, топоры и копья. Прибрежная полоса широкая, одежду из оленьих шкур ничто не цепляет.

Ур снова остановил их — замер, подался назад, шерсть на загривке вздыбилась. Они повернулись к обрыву с поднятыми копьями. Напугать Ура мог только хищник, но днём вооружённые ланны никого не боялись. Часто сталкиваясь на охоте со смертельной опасностью, они научились преодолевать страх и всегда были готовы к схватке.

Выждав немного, юноши бесшумно подкрались к краю обрыва и увидели стаю полосатых гиен. Со смехом выскочили наверх, потрясая копьями. Хищники рысцой побежали прочь — они не выносили запаха человека, всегда смешанного с запахом дыма.

— Ур испугался трусливых гиен! — презрительно сказал один из охотников. В ответ ему вдруг раздалось короткое, но мощное рыканье, похожее на раскат грома. В тот же миг они увидели на расстоянии полёта копья двух тигров, лежавших в тени большого куста. Подняв головы, хищники смотрели на застывших людей, словно соображая, стоит ли наказывать этих дерзких, которые посмели разбудить их.

Тигры! Рассказы о них передавались из поколения в поколение, их изображали на стенах пещер. Юноши видели старые тигровые шкуры, держали в руках страшные клыки, просверленные у основания, и знали, что почти каждый из этих амулетов доставался племени дорогой ценой. На их памяти был убит, вернее добит, только один тигр, который получил смертельные раны в схватке с медведем. Сами они живых тигров видели впервые, хотя их рёв слышали не раз во время ночных привалов.

Самые, старые люди племени говорили, что убить тигра очень трудно, что даже истерзанный копьями он может делать огромные прыжки и наносить быстрые, как молния, удары. При встрече с тигром, советовали они, лучше всего отступить, стараясь не смотреть на него, не делая резких движений. Эти предостережения и советы вылетели из памяти юношей, они смотрели на тигров во все глаза и не трогались с места. Каждый из них с детства мечтал о победе над этим сильным, красивым зверем, но… Сейчас у них не хватило решимости напасть первыми. И отступать не хотелось.

Один из тигров встал, потянулся, прерывисто зарычал, словно закашлял. Сделал несколько шагов и снова лёг, вытянув лапы, мордой к охотникам. Старший из юношей, не выдержав напряжения, заговорил:

— Тигры сыты, хотят спать. Они дадут нам уйти. Ланнам нужны дрова. Осторожно назад…

Они соскользнули с обрыва и рванулись за Уром, но вскоре перешли на шаг, остановились. Всем хотелось ещё раз посмотреть на тигров.

Разглядели их не сразу. Тигры словно перелетели на другое место, были уже далеко и медленно уходили на юго-восток. Значит, едва ланны исчезли с обрыва, они тоже обратились в бегство. Довольные этим открытием, юноши оживлённо заговорили, и когда хищники скрылись из виду, снова пустились в путь.

Ур почуял добычу. Охотники пригнулись и двинулись к краю широкой лощины, заросшей камышом и кустарником. Внезапно из зарослей прямо на них вылетело стадо мелких оленей. Это была удивительная удача. В воздухе мелькнули копья — три оленя, поражённые меткими ударами, рухнули на траву. Два оленя были ранены, но далеко уйти им не удалось — Ур сбил их с ног.

Ланны поспешили снова вооружиться копьями — по-видимому, стадо было кем-то, напугано. Догадка подтвердилась: в глубине лощины раздался уже слышанный сегодня зловещий кашель тигра.

— Они опередили нас, — прошептал старший. — Разделайте оленей, я зажгу огонь.

Он упал на колени. Сдёрнув с пояса тонкие кольца бересты, достал из кармана небольшой тёмный камень и костяную трубочку с трутом; спинкой ножа высек искры. Когда трут задымился, поджёг бересту, затем быстро настрогал мелких стружек с древка копья. Пока другие занимались оленями, старший набрал сухих сучьев, приволок большую корягу.

Они вволю напились душистой оленьей крови, разрезали пополам сердца и съели их сырыми — священное право охотников. Ур тоже получил свою долю.

Тигров не было слышно, да и у костра ланны чувствовали себя в безопасности. Но место привала находилось по другую сторону лощины, а времени оставалось мало — в полдень они должны быть уже там.

— Сначала убьём тигров, — решительно заявил старший. — Вернёмся сюда, заберём мясо.

Никто не возражал, все понимали, что другого выхода нет. Правда, если бросить добычу и бежать изо всех сия в обход лощины, можно успеть. Мясо достанется хищникам, песцы уже снуют поблизости, но это не главная беда. Племя пойдёт напрямик, может быть, столкнётся с тиграми. Тогда юношей обвинят в трусости, это хуже смерти. Трусость у ланнов — самое тяжкое преступление, и гнев племени страшнее, чем когти и клыки тигра.

Они оставили Ура у костра охранять мясо и углубились в заросли. Шли осторожно, глубоко втягивая ноздрями воздух. В лощине было много родников, еле слышно журчала вода. Резкий, исступлённый лай Ура заставил их замереть. Ланны понимали язык собак: Ур видит опасного зверя, зовёт на помощь.

По знаку старшего двое вернулись.

— Ау-у! — прозвучал их охотничий клич. — Тигров в лощине нет!

Все собрались у костра. Первые двое видели, как тигры, выйдя из лощины, посмотрели в их сторону и скрылись вдали за холмом.

Не теряя времени, они подхватили шкуры с нарубленными кусками оленины, перешли лощину и вскоре прибыли на место. Длинный каменистый мыс, как огромный бивень, вдавался в Реку. Каждую осень племя устраивало здесь последний привал и к концу следующего дня достигало пещер. Весной мыс скрывался под водой. После каждого половодья Река оставляла на берегу множество сучьев и целые деревья, сломанные или вырванные с корнем.

Дружно застучали топоры. Используя обрубленные ровные сучья, как катки, юноши подтащили толстые брёвна к месту будущего привала. Уложив их в линию поперёк основания мыса, вырубили внутри продольные желоба, которые заполнили щепой. Сверху уложили второй ряд брёвен, желобами вниз, по сторонам вбили сырые колья. Осталось поджечь щепу, и брёвна будут гореть потихоньку всю ночь, сохраняя сильный жар. Тогда и дождь не страшен.

Перед заходом солнца усталые охотники выкупались в Реке и снова разбрелись по берегу, собирая сучья. Один из них приметил в траве рога лося и громко вскрикнул, замахал руками, подзывая товарищей.

Рядом с останками лося в траве белели скелеты людей, валялись копья, дротики, топоры, клочья одежды. Потрясённые, юноши с горестными восклицаниями подбирали знакомые украшения, амулеты. По этим предметам установили, что здесь погибли их товарищи — четыре охотника из рода Ястреба, которые не участвовали в походе на север. Судя по топорам и копьям, охотников было пятеро, может быть, одному удалось спастись. По цвету примятой травы и другим признакам определили, что трагедия произошла весной.

В ежегодные дальние походы отправлялись почти все здоровые люди племени. В пещерах оставались калеки, больные, старики, беременные женщины и поочерёдно пять лучших охотников одного рода во главе с родовым вождём.

Собрав оружие, юноши направились к мысу. Не забыли и рога лося: из них будут изготовлены наконечники для острог и дротиков, ножи, скребки для обезжиривания шкур, лопатки для выкапывания кореньев, рукоятки для кремнёвых орудий, а также шила, иглы, рыболовные крючки.

На лай Ура отозвалось два десятка собак — подходило племя.

Глава вторая

Лесная девушка

Ланны с незапамятных времён жили в известковых пещерах возле устья Реки и кочевали по её левобережью. Природа оградила их владения почти неодолимыми препятствиями со всех сторон, и они только смутно догадывались о существовании других племён.

С юга основание пещер омывало Море. В ясную погоду вдали над водной гладью — где она сливалась с небом — можно было разглядеть контуры двуглавой горы. По преданию, там находилась Южная земля, древняя родина ланнов. Они пришли оттуда, когда Моря ещё не было.

Когда-то племя объединяло восемь родов, было многочисленнее, чем теперь, и ни одна пещера не пустовала. Но после большого пожара, охватившего почти всё левобережье, большинство ланнов, гонимое голодом, ушло на восток через Большое Болото к синеющему на горизонте лесу. Ушло вслед за зубрами и другими животными, которые в то страшное лето, спасаясь от огня, скрылись в дыму и не вернулись. В пещерах остались, в основном, люди, у которых не было сил отправиться в далёкий путь. На их счастье, не захотели покинуть пещеры пять родовых вождей, они и спасли остатки племени от голодной смерти.

Удалось ли беглецам дойти до леса, оставшиеся ланны не знали. Многие думали, что все их соплеменники утонули в Болоте или стали добычей волков или других хищников. В самое трудное время вожди сумели сохранить нескольких собак, не разрешив их съесть, и хорошо сделали: это помогло ланнам выжить. Почти год племя питалось рыбой, кореньями, желудями, изредка удавалось добыть выдру, водяную крысу, выхухоля. Потом животные стали возвращаться к Реке. Но зубры, любимая добыча охотников, так и не появились. Большое Болото щедро снабжало ланнов сочными кореньями и ягодами, но они боялись живущих в нём злых духов и даже по его окраине ходили с опаской.

На противоположном берегу широкой, быстроводной Реки стоял густой, беспросветный лес, окутанный таинственностью и мраком. Иногда днём там поднимались струйки дыма, по ночам светились костры. Но ланны не знали, кто зажигал их: люди или духи.

Лучшие охотничьи угодья племени находились на севере за Зелёным Озером, в котором брала своё начало Река. С востока эти угодья были ограничены тем же Большим Болотом, а с севера — неприступной горной грядой, за которой, по словам стариков, начиналось вечное царство льда, лишённое жизни.

На последнем привале племя утоляло голод без обычного оживления. Смерть от болезней, от ран, полученных на охоте, была для ланнов обычным явлением, и всё же известие о таинственной гибели четырёх или пяти охотников повергло в уныние всё племя.

Чал прилёг у костра, попытался заснуть, но в памяти вдруг ожили образы разъярённых лосей, перед глазами замелькали грозные рога, похожие на языки пламени. Охота на этого отважного и гордого зверя всегда связана со смертельной опасностью, но у вождя всё же не укладывалось в голове: как мог один лось расправиться с целым отрядом опытных, хорошо вооружённых охотников?

В пещерах оставалось больше сорока человек — примерно пятая часть племени, — и Чал опасался, что большинство из них, если не все, после гибели охотников умерли от голода. Мысль тем более удручала, что поход на север в этом году был удачным, как никогда. Никто не погиб, ланны окрепли, повеселели, особенно дети, их словно преобразили добрые духи. Правда, племя потеряло несколько хороших собак, почти половину щенков, но это была обычная дань хищникам.

Утомлённый подсчётами, Чал заснул. У ланнов были зачатки счёта, чаще всего они пользовались тремя основными определениями количества: один, два и много. Числа три и четыре выражались как «один-два», «два-два», а пять — «одна рука». Но, сопоставляя количество пальцев на руках и ногах с различными предметами, они в случае необходимости получали представление о больших числах.

На рассвете с Реки на мыс хлынули волны тумана, заставив спящих плотнее укрыться шкурами.

Чал приподнялся, подул на угли и хотел заснуть снова, но, услышав призывный лай собаки, направился на конец мыса. Ур стоял у самой воды, навострив уши. Сквозь, туман Чал разглядел плот из двух брёвен, прибитый течением к песчаной отмели, и распростёртую на нём фигуру человека. Осторожно ступая по воде, он приблизился. На брёвнах, связанных ремнями, лежала вниз лицом женщина с жёлтыми спутанными волосами, в одежде из гладкой пятнистой шкуры. Чал невольно вскрикнул: ни такой одежды, ни таких волос не было у женщин его племени. Она — с того берега Реки, жительница страшного леса! Брёвна побиты, ободраны — наверно, плот протащило через пороги. Один ремень свешивался с бревна в воду, Чал выбрал его — он оказался оборванным. Может, женщина уснула на плоту, который был привязан к берегу, ремень оборвался, и её унесло ветром, течением?

Услышав голос, она приподнялась, и Чал увидел мокрое, бледное лицо совсем юной девушки, большие серые глаза были полны ужаса. Зажмурилась, опустила голову. Вот какие они, лесные люди. Осмелев, он оторвал её от плота, подхватил на руки и усадил на берег возле ближайшего костра. Она вдруг взвыла, повалилась набок и стала, извиваясь, кататься по земле. Испуганные ланны спросонок приняли её за какое-то речное чудовище. Чал объяснил, кто она, и страх сменился любопытством.

В костёр подбросили дров. От лесной девушки повалил пар; она как будто успокоилась немного, напряжённо вслушивалась в речь ланнов, смотрела на них дикими глазами.

Вдали над Болотом алела заря. Чал с несколькими охотниками подошёл к месту, где погибли Ястребы, внимательно осмотрел все кости, по царапинам и вмятинам установил, что отряд был уничтожен волками. Побывали здесь и гиены.

Останки погибших с их оружием, амулетами, украшениями закопали на дне оврага, и Чал подал сигнал отправляться в путь. Лесная девушка, окружённая женщинами и детьми, шагала покорно.

Чал увидел, что пленница поднялась на обрыв, и подошёл к ней, чтобы получше рассмотреть её при дневном свете. Женщины сказали ему, что она отказалась от еды и не произнесла ни одного слова.

Хрупкая на вид, лесная девушка с волнистыми, светлыми волосами не походила на коренастых, темноволосых женщин-ланнок. Она смотрела в сторону, словно не замечая вождя, хотя он стоял в трёх шагах. Ему стало жалко пленницу, он переправил бы её на тот берег, если бы мог.

Вдруг она тихо вскрикнула и протянула руку, показывая на что-то. Чал повернулся и увидел вдали табун лошадей, который спускался по отлогому склону в дол, расположенный между двумя рядами холмов. Лошади мчались во весь дух. Середина дола была накрыта туманом, в него уже врезалась часть табуна, когда Чал с копьём в одной руке и ножом в другой кинулся на перехват. Следом за ним побежали другие охотники. Выскочив из-за холма, Чал на бегу почти в упор ударил копьём в одну лошадь и, не останавливаясь, прыгнул на шею другой. С пронзительным ржанием лошадь вместе с человеком рухнула на землю, перевернулась через голову и после нескольких судорожных движений затихла. Чал отлетел в сторону, но сразу вскочил. Помощники опоздали: табуна словно и не было.

Лесная девушка села на траву, равнодушно наблюдая, как охотники разделывали добычу. Подошёл Чал и молча воткнул перед ней в землю рог тура, наполненный свежей лошадиной кровью, от которой шёл пар, и положил рядом кусок печени. Девушка тут же управилась с угощением и, когда племя снова тронулось в путь, подошла к Чалу, приложила палец к своей груди и сказала:

— Рума.

У неё был мягкий, звучный голос, такого ланны ещё не слышали.

Глава третья

Рассказ Асты

В полдень ланны миновали место, где обычно их встречали соплеменники — на этот раз посланцев не было. По распоряжению Чала два охотника поднялись на высокий холм, осмотрелись. С вершины холма равнина просматривалась до самых пещер.

Они одновременно заметили двух ланнов, идущих по берегу навстречу племени, но не узнали их, даже не могли разглядеть, мужчины это или женщины. Те тоже увидели их, помахали руками и сели на каменную плиту у самой воды.

Выслушав разведчиков, Чал разрешил им обогнать племя и унести встречавшим еду. Ему тоже не терпелось узнать, кто из оставшихся в пещерах выжил, но он сдержался, пропустил племя вперёд и зашагал последним.

Не останавливаясь, ланны проходили мимо двух изнурённых женщин, которые с жадностью откусывали только что доставленные им куски вяленой рыбы. Руки их дрожали. Чал еле узнал свою мать Асту и молодую женщину Мару — они походили на скелеты, обтянутые морщинистой кожей.

Ур, выражая свою собачью радость, едва не опрокинул женщин в воду. Получив от каждой по кусочку рыбы и облизав им лица, он преданно улёгся на песке. Аста и Мара занимали в племени особое положение — кормили двух сторожевых собак, привязанных у входа в пещеру, в которой хранились запасы еды. Всем собакам что-то перепадало от этих кормилиц.

Чалу всегда было приятно смотреть, как едят люди, звери, птицы. Но сейчас он смотрел в сторону. Рума остановилась рядом с ним.

Покончив с остатками рыбы, женщины разорвали зубами размягшую кожу и проглотили. Первой поднялась Мара. Подойдя к Руме, погладила её волосы, ткнулась в них носом и, повернувшись к Чалу, спросила:

— Я пойду?

Чал жестом отпустил её и сел рядом с матерью. Мара порылась в своей сумке, достала ярко-зелёный камешек, протянула Руме.

— Я Мара, возьми. Пойдём со мной, — она поманила девушку.

Рума взяла подарок, и Чал впервые увидел на её лице лёгкую улыбку. Но уйти девушка отказалась, села на песок рядом с Уром. Мара ушла.

Аста заговорила тихим, хриплым голосом. Она рассказывала о том, что оставшиеся дров заготовили мало. Пять охотников погибли весной. Дети, которые родились, и почти все больные умерли. Остальные живы. Первая охота была удачной: Ястребы убили двух кабанов, трёх их детёнышей принесли живыми. Кабанов съели, детёнышей, как обычно, поручили Свирку. Со второй охоты вернулся один вождь Ястребов, но и он в тот же день умер от ран. Охотники легко ранили лося, недалеко от лощины, но преследовать его не стали. Сидели на берегу, ожидая, когда вернутся собаки, которые побежали за лосем. Собак они больше не видели, но лось вернулся, напал на них неожиданно, тяжело ранил двоих. Ястребы закололи его, однако они не успели выдернуть копья, как налетели волки. Наверно, раненый лось в лощине наскочил на стаю и повернул обратно. В схватке волки столкнули вождя в воду.

Начался голод, ланны съели старых собак, потом злых и непослушных щенков. Осталось, кроме сторожевых, четыре собаки, которые ловили леммингов для себя и для людей. Но леммингов в этом году мало. Стали собирать прошлогодние жёлуди, ели сами, кормили маленьких кабанов. Потом собрали яйца куропаток и кур на Болоте. Сделали запас, десять полных корзин. Если не было никакой еды, каждый получал в день одно яйцо. И тут началось что-то непонятное и страшное: яйца из корзин стали пропадать…

— Она понимает? — удивлённо спросила Аста, глядя на Руму, которая ловила каждое её слово.

— Нет, — неуверенно ответил Чал.

— Я понимаю, — вдруг возразила Рума. — Только не все слова. Лесные люди — тоже ланны.

Она не ожидала, что её слова произведут на них такое впечатление. Оба вскочили, вытаращив глаза, их охватила нервная дрожь.

— Ланны, там ланны, — мягко повторяла Рума, стараясь успокоить их. — Много ланнов!

Все трое быстро зашагали вслед за племенем. Долго шли молча, потом Аста, заикаясь, то и дело поглядывая на Руму, заговорила снова. Пропажу яиц первой обнаружила Аста. Кроме неё, собаки могли пропустить в пещеру только Мару. Но та тяжело переживала смерть охотников и свою долю еды предлагала Асте. К тому же в эти дни они совершенно не разлучались, даже спали вместе. Из каждой корзины пропало по одному яйцу или по два. Аста решила, что ей померещилось, но всё же рассказала о своём подозрении Маре. Та ничего не заметила. Вдвоём они запомнили, как уложены яйца в корзинах. Через несколько дней убедились — из каждой исчезло по два яйца. Если бы в пещеру проскочил песец, разве стал бы он брать яйца из разных корзин поровну? Да и на полу, усыпанном белым песком, — следы только самих хозяек. Аста решила, что в пещеру каким-то образом пробирается Свирк. Кабаны, которых он откармливал, помещались в соседней пещере. Это странный человек: много лет подряд он не участвовал в походах на север, жаловался на боли в ногах, с удовольствием выхаживал кабанов, людей сторонился.

Аста, рассказывая, начертила на песке план большой сквозной пещеры. Два отверстия: вход на севере и на юге. Посредине течёт ручей и через южное отверстие падает в море. Слева от ручья — сухие, удобные для жилья пещеры. Справа — одна просторная сухая пещера, которая используется как склад для запасов. Рядом — пещера для кабанов; вход в неё перегорожен решёткой из жердей. Стены других пещер, расположенных с правой стороны ручья, — сырые, из них сочится вода, ланны этими пещерами не пользуются.

Сторожевые собаки, привязанные к каменным столбам у входа в склад, почему-то ненавидели Свирка — теперь известно почему — Аста была уверена, что мимо них он пройти не мог. Она не спала целую ночь, обдумывая всё это, и решила, что Свирк продолбил проход из одной пещеры в другую. Так и оказалось: утром они с Марой обнаружили его. В глубине склада, где даже днём темно, в небольшой впадине свободно отодвигался камень. Этого открытия было недостаточно, чтобы уличить Свирка: он мог сказать, что проход сделали они сами. Женщины решили заманить его в ловушку. Они сказали, что им неудобно носить яйца через всю пещеру, и перенесли корзины ближе к собакам. Относились к Свирку, как обычно. Аста вспомнила, что и в прежние годы, в дни, когда в пещере было много запасов, у неё иногда появлялось какое-то смутное беспокойство: то покажется, что не хватает куска мяса, то почудится какой-то едва уловимый посторонний запах. Теперь-то она был уверена, что Свирк пользовался своим потайным ходом много лет. Злоба душила женщин, по ночам они подолгу шептались, разрабатывая свой план мести.

Свирку приходилось почти ежедневно уходить вместе с другими на поиски пищи. В его отсутствие женщины проникли в кабанью пещеру, нашли второе отверстие, тоже заткнутое камнем. Этот камень был прикрыт кормушкой, выдолбленной из ствола лиственницы.

Аста догадалась, что Свирк проникает в склад, когда ланны покидают пещеры, и на лай собак никто не обращает внимания: все знали, что они его не любят, а он в это время кормит кабанов.

Запасы пополнились вялеными лягушками и рыбой. В тот день женщины едва не застали Свирка на месте преступления. Услышав лай, они быстро вернулись в пещеру, подбежали к складу, но было уже поздно: Свирк ускользнул. Он оказался хитрее и проворнее, чем они думали. Почуяв — по топоту ног, что хозяйки возвращаются, он успел скрыться. Однако Свирк так торопился, что оставил не просто след, а неопровержимое доказательство: на полу возле камня, закрывавшего проход, женщины подобрали его амулет — пластинку из мамонтовой кости с ниткой из сухожилия оленя. На одной стороне пластинки была вырезана двуглавая гора с волнистой линией внизу, на другой — ястреб, родовой знак. Второго такого амулета у ланнов не было. Костяные пластинки с изображениями Южной земли и животных носили на шее родовые вожди. После смерти вождя Ястребов из этого рода в живых остался один Свирк. Он взял амулет и объявил себя родовым вождём. Ланны посмеялись над ним: вождь над самим собой…

Аста остановилась, вынула из сумки пластинку и протянула Чалу. Тот подержал её на ладони и передал Руме. Она с трепетом прижала её к груди, заговорила быстро, взволнованно. Многие слова произносила неправильно, но они поняли, что у лесных ланнов есть одна такая пластинка с изображением зубра. Её носит вождь племени, женщина. Эти пластинки сделал давно родоначальник всех ланнов для своих сыновей и дочерей.

— Я из рода Ястреба, — закончила Рума свою речь. — Это большой род, в лесу нас много.

Аста внимательно посмотрела в лицо Румы и вдруг решительным движением набросила амулет ей на шею. Рума всхлипнула.

Чал был из рода Зубра, но пластинки с изображением этого животного у них не было. Самым ценным амулетом ланны считали кусочек железа, который когда-то упал с неба. На нём сохранились вмятины — следы пальцев главного Духа, научившего ланнов добывать огонь. Этот бесценный амулет вручался вождю племени и одновременно ему давалось почётное имя — сын Огня.

Потеря амулета, конечно, испугала Свирка. Женщины по-прежнему не подавали вида, что знают о его мерзких делах. Он снова побывал в их пещере, но ничего не тронул. Они теперь тщательно выравнивали песок, заметили, как он шарил, искал пропажу.

Мара уговаривала Асту показать амулет ланнам и разоблачить Свирка. Но ведь он мог отпереться: где-то потерял, а они нашли, наговаривают на него, а еду воруют сами. Никто ему не поверит, поверят им, но Асте было мало этого. И она доказала, что её по праву считают самой мудрой женщиной племени.

Яйца, рыба, лягушки вскоре были съедены. Дошла очередь до кабанов. Их закололи одного за другим, несмотря на протесты Свирка. Женщины стали засыпать в корзины жёлуди. К одной из них привязали амулет. Мужчины, в том числе Свирк, время от времени подтаскивали корзины с желудями поближе к пещере. И в конце концов он попался на удочку: заметил нитку сухожилия, а может быть, и пластинку на дне одной из корзин, которую женщины специально подносили к свету, когда Свирк находился поблизости. Они видели, как вспыхнули его глаза, и спокойно унесли корзину в глубину пещеры. Когда Свкрк удалился, Аста отвязала пластинку и спрятала её в своём поясе.

Женщины ничем не выдавали себя. В солнечный осенний день ланны отправились кто куда; в пещере остались только сторожевые псы. Свирк с удочкой в руках уселся на берегу, женщины пошли к Болоту. Аста и Мара спрятались в кустарнике и стали ждать. Вскоре у входа в пещеру, где всегда горит костёр, появился Свирк, осмотрелся, положил на горячие угли обмазанную глиной рыбу и скрылся. Женщины подкрались к отверстию и, услышав лай, бросились в кабанью пещеру. Кормушка была отодвинута, камень вынут. Они осторожно вставили камень в отверстие и установили кормушку на место.

В полу пещеры вдоль стены была выбита впадина, чтобы кормушка была устойчивой. Когда они вернули кормушку на место, Свирк уже не мог сдвинуть её и вытолкнуть камень. Мара выбежала из пещеры и созвала всех, кто был поблизости…

— Теперь он, там, — устало вздохнув, закончила свой рассказ Аста. — Ест жёлуди. Собаки охрипли.

— Я бы его убила, — просто сказала Рума.

Глава четвёртая

Суд

Измученные, полные небывалых впечатлений, ланны поздно вечером разошлись по своим углам. Мара увела Руму в маленькую пещеру, уложила на мягкие шкуры. Только двое из всего племени не смогли заснуть в эту ночь — Свирк и Чал.

Сын Огня остался сидеть у костра, надо было решить, что делать с преступником, но думать хотелось о другом — об удивительной заречной девушке, о её волосах, похожих на волны реки, о её голосе, который заставляет замирать ланнов, о лесных братьях…

Такого хитреца, ворюги, как Свирк, в истории ланнов ещё не было. Завтра его будет судить Совет вождей. Чал объявит окончательный приговор племени.

Ланны с детства усваивали чёткие правила поведения, завещанные поколениями: жили дружно, сознавая, что распри приведут к большой беде, а своевольные, недисциплинированные охотники будут обречены на голод и гибель. Суровая необходимость учила их уму-разуму, заставляя напрягать до предела все физические и духовные силы. Правила запрещали охотиться в одиночку на крупных животных, обижать детей и собак, портить деревья, оставлять непогашенные костры. За нарушение их наказывали родовые вожди. Они лишали на определённое время нарушителей еды, могли ограничиться затрещиной. Но главное было в том, что едва выносилось наказание, тут же следовало молчаливое и неумолимое отчуждение всего рода, которое длилось обычно дольше голодных дней.

Ссоры и конфликты улаживались Советом вождей. В исключительных случаях в роли главного судьи выступал вождь племени: его решения, как и все распоряжения, выполнялись беспрекословно. За тяжкие преступления, например, за недостойное поведение на охоте, Совет вождей приговаривал преступника к смерти, но приговор был символическим: вождь племени отменял его.

Трусость одного часто приводила к гибели или тяжёлому увечью других, к охотничьим неудачам, от которых страдало всё племя, поэтому ланны считали, что убить виновного мало, лёгкая, бесславная смерть не искупала вины. Трус отправлялся на ночную охоту с заданием убить волка. Убьёт — вина прощается. Не убьёт — отправляется снова, но во вторую ночь он должен был уничтожить двух волков, цена прощения повышалась с каждой потерянной ночью на одного хищника. Применялась и более мягкая форума приговора: трус шёл на охоту вместе со всеми, но первым бросался на тура, лося или кабана, преследовал и добивал раненых животных.

К волкам ланны относились с особой враждебностью. Эти быстрые, как тени, ненасытные звери уничтожали множество всяких животных, обездоливая племя; часто их добычей становились собаки. Убить волка считалось удачей, счастливцу вручалось почётное копьё с раскрашенным древком — единственный знак доблести у ланнов. Вожди почётным оружием не награждались — постоянное проявление высшей доблести было их обязанностью. Волчьи стаи хозяйничали на равнине, и если бы не огонь, людям пришлось бы вечно топтаться возле своих пещер.

Добыча племени у всех была на виду: сыты ли ланны или голодали — все вместе. Они и не представляли, себе другого порядка. А Свирк захотел быть сытым, когда другие голодали. Один человек приносил вместо пользы вред всему племени, каждому ланну. Такую вину, решил Чал, искупить невозможно. Вот под шкурами здесь лежит много мяса. И даже собаки понимают, что оно неприкосновенно. Туры не позволят жить в своём стаде тигру, потому что он уничтожит, съест их всех. Так и Свирк может однажды погубить всё племя. Теперь ясно, почему он оставался в пещерах, когда мог идти к Зелёному Озеру, на весёлый простор — боялся, что обнаружат его дыру…

Плохо, что Свирк — последний из рода Ястреба. Казнить его, значит, оборвать жизнь древнего рода, оборвать навсегда. Правда, за Рекой есть другие Ястребы, их много. Но почему они так не похожи на ланнов, совсем другие? Почему во главе племени — женщина? Наверно, есть Ястребы и в лесу за Болотом. Чал не верил, что все ланны, когда-то покинувшие пещеры, погибли. Если бы Болото оказалось непроходимым, они бы вернулись, а хищники могут одолеть небольшой отряд охотников, но не племя. Кроме того, главное поселение ланнов — на Южной земле.

С чего началось падение Свирка? И когда? Они были сверстниками росли вместе. Свирк был как все, и вдруг… А может, не вдруг? Чалу вспомнился один случай. Они со Свирком ходили ещё в подростках. Поздно вечером большая группа ланнов с факелами ушла к Реке ловить рыбу. Собак в ночные вылазки не брали, но в тот раз один щенок увязался за рыбаками. Родовой вождь приказал Чалу и Свирку вернуть его. Схватив дротик, Чал выскочил из пещеры, громко позвал щенка. Тот не отзывался, и Чал, не дожидаясь Свирка, который почему-то замешкался, быстро зашагал к Реке, на свет факелов. Ему под ноги из темноты с визгом бросился щенок. В то же мгновение мелькнула серая тень — волк схватил щенка за загривок. Чал ударил хищника дротиком в бок, придавил к земле и не выпускал, до тех пор, пока не подошли рыбаки. Чал получил почётное копьё, о Свирке на радостях забыли. Сам он уверял Чала, что не испугался, а делал факел, потому и опоздал. Почётное копьё, рассчитанное на взрослых, оказалось слишком тяжёлым для юного Чала, но он всё свободное время носился с ним по равнине, поражая воображаемую добычу… Чал тогда ни в чём не винил Свирка, но не раз потом чувствовал на себе его недобрый взгляд, никто их больше не видел вместе. Свирк уже в то время стал самым необщительным из ланнов. Потом — эти боли в ногах, все жалели его, а он в душе, наверно, смеялся над соплеменниками…

Свирк и в эту ночь перед судом посмеялся над ланнами, ещё раз перехитрив племя и сторожевых собак.

Вечером Аста и Мара принесли сторожам две полных корзины тёплых, душистых костей с остатками мяса. Как только они ушли, Свирк похрюкал им вслед, сдёрнул ремень, протянутый между стенами пещеры, сделал петлю и после нескольких попыток вытащил первую кость из-под носа взбешённого пса. Потом вторую, третью… Обглодав кость, швырял её обратно.

Утолив голод, он повесил ремень на место, забился в угол и снова стал перебирать в памяти свои действия, пытаясь понять, где ошибся. Неужели священный амулет, о котором он мечтал всю жизнь, принёс ему несчастье? Или он сам виноват, пожадничал, а эта старая карга заметила пропажу? Сколько лет он водил её за нос! Теперь конец сытой жизни. Совет вождей, наверно, заставит его поголодать. Сколько дней? Неужели он не выкрутится, не обманет этих вождишек? Да, лазил в склад, но ничего не трогал. Случайно обнаружил проход, решил посмотреть, проверить и потом сказать об этом сыну Огня. Амулет остался в пещере, пришлось искать, чтобы не подумали о нём плохого.

Хитрая старуха подцепила его на этот амулет, как налима на крючок. В крайнем случае можно признаться, что не удержался, съел одно яйцо куропатки. А сколько кабанов он откормил для племени? Что лучше — одно яйцо или много жирных кабанов? Дыра старая, обтёртая, тот, кто её проделал, наверно, давно умер. Как обнаружил? Чистил кормушку и вдруг почувствовал запах — весёлый, лёгкий, как порханье бабочки, запах вяленых лягушек. Увидел щель. Вынул камень. И полез…

Рассказать бы им, сколько пота он пролил, прорубая эту дыру. Когда родовой вождь в первый раз послал его почистить пещеру после этих вонючих кабанов, он так разозлился и ему так захотелось отомстить всем, что он готов был продырявить все эти стены. Как раз в тот день Чал стал родовым вождём Зубров — один за другим умерли его отец и старший брат. Род Ястреба тоже уменьшился на несколько человек, но Свирк вождём не стал — не те ланны умерли. Всем было тогда ясно, что Чал скоро станет вождём племени — его копьё не знало промаха, когда оно летело, шипел воздух, он один добывал мяса больше, чем отряд охотников.

Когда дыра была почти готова, Свирка чуть не погубила одна старуха. Все тогда вылезли на волю, встречали племя, а она почему-то осталась. Он, как всегда, осмотрел пещеры, но её не заметил, и до сих пор не знает, где она затаилась. Столкнулся с ней, когда выносил известковую крошку. Задушил. Бросил у ручья и тоже вылез встречать соплеменников. Говорят, старуха была умная, бесстрашная…

Хорошо потом ему жилось. Когда мяса было мало, он его только лизал, обсасывал. А когда много…

Перед глазами Свирка медленно всплывали обветренные, пропитанные солнцем и жиром куски мяса, розовые, ровные полоски лососины, связки шершавых лягушек и ящериц, корзины яиц, крупных и мелких, белых, тёмных, с пятнышками. Как много съел он вкусной еды! Наверно, больше, чем целый род…

Страшная правда на миг представилась ему: он подумал, что сделают с ним вожди, если будут судить его так, как будто им всё известно. Сразу стало жутко, его зазнобило, и он снова переключился на приятные воспоминания. Когда-то из рук Асты он получал, как все дети, самые лучшие кусочки: горячий мозг, печёнку, языки, сладкие, хрустящие корни. А теперь — жёлуди! Принесла воды, испугалась, что он умрёт. Вот он возьмёт и умрёт ей назло, пусть её судит Совет вождей за то, что уморила голодом и холодом родового вождя, последнего из Ястребов, славного Свирка! Умер он — и не стало рода… Ничего ей не будет, матери сына Огня, простят, но она думает, что будет, и боится. Пусть накажут Мару! Пусть ночью убьёт волка!..

А что если убить одну собаку ножом? И уйти, вторая не дотянется. Обмотать руку шкурой… Нет, нельзя. Схватит, разорвёт. И зачем идти? Куда? Какая длинная ночь…

На рассвете к Чалу подошли озабоченные Аста и Мара, родовые вожди. Молча расселись у костра.

— Свирка — к священному дубу, на суд, — не отрывая глаз от огня, заговорил Чал. — Дыру и всю кабанью пещеру завалить камнями. Мясо — на место. После суда — за дровами.

Вскоре послышался лютый лай сторожевых собак. Мимо Чала прошли родовые вожди и Свирк. Племя проснулось.

Перед входом в пещеру в лучах зари блестела влажная каменистая площадь, огороженная с севера полукругом высоких деревьев. Это были священные дубы, лиственницы, сосны и ели, самые старые деревья на левобережье, посаженные, по преданию, первыми пришедшими сюда ланнами. Зелёная стена прикрывала поселение от холодных северных ветров. На площади в хорошую погоду собиралось всё племя — зажигались костры, расстилались шкуры, и каждый занимался своим делом.

В это утро под неопавшей ещё кроной дуба Совет вождей вершил суд над последним из рода Ястреба. Чал остановился на середине площади. Вожди подошли к нему, объявили свои приговоры.

Самый старший из них, вождь рода Лосося, предлагал казнить Свирка голодной смертью.

Вождь рода Большерогого Оленя — проткнуть копьём и тело бросить гиенам.

Вождь рода Белогрудого Орла — повесить на дереве вниз головой.

По знаку Чала к нему подвели Свирка. Ланны заполнили площадь.

— Ты не щадил племя, — сильный голос Чала в утренней тишине прозвучал неожиданно громко, и Свирк вздрогнул. — Племя тоже не щадит ланна, который опозорил свой род, славный род Ястреба. Совет вождей приговорил тебя к четырём разным смертям. Ты украл у племени столько мяса, сколько съедает стая волков, сколько съедает тигр от весны до весны. Уходи прочь. Я отменяю твою первую смерть — убей тигра и две руки волков. Останешься жив — принеси клыки, услышишь второй приговор. Победишь четыре раза — получишь почётное копьё. Сейчас тебе принесут оружие. Всё.

Слушая Чала, Свирк увидел стоящую за ним Руму, решил, что эта дух. Прекрасное видение потрясло его не меньше, чем приговор.

— Кто это? — спросил он, указывая на девушку.

Чал взял Руму за плечо, вывел вперёд.

— Она с того берега Реки, Рума из рода Ястреба. Там тоже живут ланны.

Чувство горького сожаления овладело Свирком. Не было больше ни страха, ни злобы — всё осталось позади. А что впереди?.. И откуда она взялась…

Увидев на шее Румы пластинку, он потребовал:

— Пусть Аста вернёт мне родовой амулет.

— Он у Румы, видишь? Она станет родовым вождём новых Ястребов.

— Я вождь, я, я! — закричал Свирк и, с перекошенным лицом подскочив к Руме, хотел сорвать с неё амулет. Она сплела пальцы и нанесла ему удар в грудь, Свирк пошатнулся, попятился, не удержался на ногах и сел. Это рассмешило ланнов.

— Сначала убей волков и тигра, потом нападай на лесную девчонку! — раздался голос из толпы.

Свирк вскочил и снова обратился к Чалу:

— Дайте мне собаку.

— Нет.

Свирк наклонил голову, словно соображая, что ещё потребовать на прощанье.

Кто-то предложил:

— Пусть возьмёт сторожевых собак!

Снова раздался смех. Свирк поднял голову, крикнул:

— Дайте мне мяса!

— Нет! — хором ответили ланны.

— Дайте мне рыбы!

— Нет!

Свирку словно доставляло удовольствие слышать эти дружные отказы, он чувствовал, что терпение ланнов кончается, но не мог остановиться.

— Дайте мне новые оленьи шкуры!

— Нет!

— Дайте мне желудей!

— Нет!

— Дайте мне лесную девушку!

— Нет! Нет! Нет!

Хромой измождённый старик положил перед ним копьё, дротик, острогу с наконечником из лосиного рога, топор. Свирк стал придирчиво осматривать их, уверенный, что хорошего оружия ему не дадут. Но придраться было не к чему, эти предметы были сделаны настоящими мастерами. Подошла Аста, молча поставила перед ним сумку, сплетённую из луба, с различными орудиями и кусками необработанного кремня. Свирк обрадовался, но виду не подал. Стал перебирать орудия и снова заметался как летучая мышь под сводом пещеры…

— Нет сверла! — возмущённо воскликнул он. — Чем я буду делать отверстия в клыках волков и тигра?

Под общий смех одна из девушек положила в сумку кремнёвое сверло с костяной ручкой.

С завистью и болью Свирк посмотрел исподлобья в последний раз на Руму, бросил презрительно-гневный взгляд на соплеменников и, взяв сумку и оружие, пошёл на север.

Глава пятая

Дары Румы

Ланны дружно заготавливали дрова на зиму. Стволы с корневищами перерубали на два-три бревна. Часть дров сплавлялась по воде вдоль берега, так доплыл и плот, на котором прибыла к ланнам лесная девушка. Увидев его, Чал вспомнил вчерашнее утро, спросил, как плот пересёк Реку. Рума ответила, что неподалёку от берега ей удалось загарпунить крупную рыбу, та пошла вглубь, потащив за собой плот. Жалко было упускать добычу, а весло сломалось…

До каменистого мыса, где был последний привал, дровосеки не дошли, но несколько ланнов с вершины холма разглядели там костёр. Зажечь его мог только Свирк. В следующий вечер костёр не горел, и ланны решили, что изгнанник отправился дальше на север или погиб. И больше о нём не вспоминали.

Ланны обращались с Румой мягко, охотно вступали с ней в разговор, но к тяжёлой работе не допускали, давая понять, что её место среди детей, которые с муравьиной серьёзностью таскали в пещеру сучья и щепки. Затаив обиду, она перетащила большую вязанку хвороста и весь день ходила по пещерам, осматривая жилища ланнов, их орудия, посуду, украшения.

Часть жилых пещер состояла из двух-трёх ярусов, наверх вели аккуратные ступени. Вдоль ручья с обеих сторон до самого южного прохода тянулись ровные дорожки. Чувствовалось, что не одно поколение ланнов наводило порядок в этом общежитии.

На многих стенах красными и чёрными красками были нарисованы различные животные. Чаще всего изображали туров и зубров. Особенно внимательно Рума рассматривала двух идущих мамонтов. Слой пыли и копоти покрывал рисунок, в пещере стоял полумрак. Она что-то шептала мамонтам, как живым. Тихо, почти шёпотом спела песню охоты: «Мясо есть, сало есть, шкуры есть! Мы сильные охотники, мы ловкие охотники, мы мясо принесли, мы сало принесли, мы шкуры принесли! Гори, огонь! Мясо есть, сало есть, шкуры есть!»

Соплеменники Румы на том берегу Реки после удачной охоты тоже изображали на стенах пещер животных. Иногда кто-нибудь рисовал редкого, особенно крупного зверя, которого увидел случайно. Рисунки помогали рассказчикам и слушателям воссоздавать события, опыт одного охотника или отряда становился достоянием всего племени.

У южного прохода девушка долго глядела на двуглавую гору, которая словно висела в воздухе, отсечённая от поверхности Моря, и, сжимая в руке костяную пластинку, плакала. Расчувствовавшись, она всхлипывала ещё долго.

Только вечером у костра высохли её слёзы. Рума с интересом наблюдала, как женщины делали посуду: обмазывали глиной комок из травы, обжигали. Увидев в стороне небольшую корзину с круглым дном, подняла её, подсела к груде сырой глины. Затем она обмазала корзину снаружи, долго приглаживала, выравнивала поверхность костяным скребком и, начертив заострённой палочкой нехитрый узор, поставила своё изделие в огонь. Прутья выгорели. Стройный, гладкий, тонкостенный сосуд, изготовленный Румой, вызвал восхищение самых опытных мастериц.

Это был первый подарок лесной девушки племени. Ланны задавали Руме множество вопросов, но она отвечала сдержанно, неохотно — язык хозяев был для неё в какой-то мере чужим, её речь тоже не всегда понимали, тем более, что отдельные слова звучали для них непривычно, вызывая беззлобный смех. Проще было с детьми — с ними она нашла общий, дополненный мимикой и жестами, весёлый язык. Малыши и стали её первыми неразлучными друзьями. Эта дружба особенно окрепла после того, как она подарила им новую игрушку — лук и стрелы. Короткие, тупые прутья летали по всей пещере, какое-то время даже взрослых забавляла эта игра.

А Рума с утра до поздней ночи возилась с кусками кремня. Обливаясь потом, она терпеливо шлифовала маленькие наконечники, которые, по мнению ланнов, не годились даже для самых лёгких дротиков. Результатом её многодневных усилий и оказались пять игрушечных дротиков, только тупые концы у них были украшены гусиными перьями. Ланны считали, что тратить столько труда на игрушки не стоит но они готовы были простить своей лесной сестре и не такие причуды! В руки детей, однако, эти дротики не попали. Рума сшила для них специальную сумку из оленьей шкуры и обращалась с ними очень бережно. Все думали, что она сама будет играть ими, наверно, так принято у лесных девушек.

Словно потеряв интерес к игрушкам, Рума отправилась с группой женщин к Болоту собирать съедобные коренья. Она шла рядом с Марой, то и дело обращаясь к ней с вопросом — брать или не брать? Многие здешние растения были ей незнакомы.

В полдень женщины возвращались обратно. Рума задержалась в редколесье, и когда догнала спутниц, в руках у неё был ствол молодого ясеня.

Несколько дней она обстругивала его, вырезала на концах углубления. Измерив длину ниткой, сложила её вдвое, отметила середину палки царапиной. Затем она определила, какой конец тяжелее, снова скоблила, шлифовала и добилась равновесия обеих сторон.

Когда концы изогнутой палки соединил шнур из сухожилий, ланны догадались, что за игрушку она себе сделала — тот же лук и стрелы! Только этот лук был гораздо больше первого. Ну, что же, пусть забавляется…

С этим детским, по мнению ланнов, оружием Рума стала сопровождать отряды охотников, но в ход его не пускала. Никто не знал, что она тайком от всех уже пристреляла своё грозное оружие и ждала удобного случая, чтобы по-настоящему познакомить с ним ланнов.

И её день настал. Охотники, пробираясь через высокий кустарник по склону холма, заметили внизу стадо оленей, которое паслось на открытом месте. Подошли к опушке зарослей и замерли, рассчитывая, что стадо приблизится. Но олени медленно удалялись.

Тихо пропела тетива, первая стрела поразила крупного оленя-самца. Ни люди, ни животные не поняли, что произошло. Ещё два оленя рухнули, прежде чем стадо обратилось в бегство. Рума выбежала на открытое место и пустила ещё одну стрелу. Она ударила оленя в заднюю ногу — он взметнулся, вторая стрела пробила ему шею.

Долго не смолкали радостные крики охотников. Лук и стрелы переходили из рук в руки. Сияющая Рума стояла в сторонке, все про неё забыли.

Чал первым опомнился и хотел вернуть ей оружие, но она отстранила его.

— Возьми себе. Я сделаю другой, потоньше. Это для тебя. Смотри…

Она указала на парившего над ними коршуна, встала рядом с Чалом, наложила стрелу, подняла его руки, рассмеялась.

— Стреляй!

Первый выстрел Чала был неудачным, но всё равно привёл ланнов в буйный восторг — стрела взвилась выше птицы!

На обратном пути они поочерёдно стреляли по всякой живности, попадавшейся на глаза, но ни одну цель поразить им не удалось, да они и не очень заботились об этом. Вообще ланнам не надо было дважды показывать, как и что делать. Теперь они могли сами изготовить стрелы и лук. И вскоре всё племя вооружилось ими. Появились первые трофеи: крупный лось, несколько кабанов и лошадей, волки, гиены, песцы, птицы. Животные, привыкшие к тому, что они неуязвимы для людей на определённом расстоянии, не боялись ещё нового оружия, и успехи охотников были необычайными. Впервые за свою историю племя не испытывало зимой голода.

Рума ликовала. Охотники преклонялись перед ней, но проявить свои чувства не посмел никто.

Её голос, к которому ланны не могли привыкнуть, прекращал споры, её походке, жестам стали подражать все девушки, даже дети. Она стала разговорчивей. Из рассказов Румы ланны узнавали многое о жизни своих лесных собратьев. Что-то было им близко, знакомо, что-то вызывало недоумение. Лесные люди жили, например, в странных сооружениях из камня и дерева, приручили, не только собак, но и некоторых других животных, даже туров. Они сеяли вблизи жилищ горох, бобы, разные злаки, умели молоть зёрна.

Самым удивительным было то, что к лесным ланнам в давние времена приходили с запада жалкие остатки чужих племён, погибших от каких-то страшных бедствий. Там, где они жили, земля однажды начала шевелиться, как живая; горы ломались, извергая огонь; люди проваливались в трещины, с неба на них падали камни и горячий пепел; днём было темно, как ночью. Потом началось большое наводнение, вода поднялась выше деревьев. Люди, пришедшие к ланнам, не знали их языка, быстро умирали, но успели многому научить приютившее их племя.

В отличие от практических дел свои рассказы Руме приходилось повторять без конца — осмыслить их было труднее, чем научиться делать новое оружие и пользоваться им.

В эту зиму Рума преподнесла племени ещё два подарка: новый способ добывания огня — вращением круглой палочки в куске дерева, и жировой светильник. Восхищённые, ланны стали называть её почётным именем — дочь Огня.


Содержание:
 0  вы читаете: Дети огня : Михаил Скороходов  1  Глава первая Поручение вождя : Михаил Скороходов
 2  Глава вторая Лесная девушка : Михаил Скороходов  3  Глава третья Рассказ Асты : Михаил Скороходов
 4  Глава четвёртая Суд : Михаил Скороходов  5  Глава пятая Дары Румы : Михаил Скороходов
 6  Часть вторая Отверженный : Михаил Скороходов  7  Глава вторая Главная забота : Михаил Скороходов
 8  Глава третья Страшная ночь : Михаил Скороходов  9  Глава четвёртая В берлоге : Михаил Скороходов
 10  Глава пятая Копьё с неба : Михаил Скороходов  11  Глава первая Начало охоты : Михаил Скороходов
 12  Глава вторая Главная забота : Михаил Скороходов  13  Глава третья Страшная ночь : Михаил Скороходов
 14  Глава четвёртая В берлоге : Михаил Скороходов  15  Глава пятая Копьё с неба : Михаил Скороходов
 16  Часть третья Племя не ждёт : Михаил Скороходов  17  Глава вторая У истоков реки : Михаил Скороходов
 18  Глава третья Тревожные дни : Михаил Скороходов  19  Глава четвёртая Зимовье : Михаил Скороходов
 20  Глава первая День Радости : Михаил Скороходов  21  Глава вторая У истоков реки : Михаил Скороходов
 22  Глава третья Тревожные дни : Михаил Скороходов  23  Глава четвёртая Зимовье : Михаил Скороходов
 24  Часть четвёртая Путь на север : Михаил Скороходов  25  Глава вторая Возвращение Свирка : Михаил Скороходов
 26  Глава третья Мудрость Асты : Михаил Скороходов  27  Глава четвёртая Вестник : Михаил Скороходов
 28  Глава пятая По воде и по суше : Михаил Скороходов  29  Глава шестая За тающим льдом : Михаил Скороходов
 30  Глава первая Злая вода : Михаил Скороходов  31  Глава вторая Возвращение Свирка : Михаил Скороходов
 32  Глава третья Мудрость Асты : Михаил Скороходов  33  Глава четвёртая Вестник : Михаил Скороходов
 34  Глава пятая По воде и по суше : Михаил Скороходов  35  Глава шестая За тающим льдом : Михаил Скороходов
 36  Невидимый берег Рассказ : Михаил Скороходов  37  Голубые искры Рассказ : Михаил Скороходов
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap