Приключения : Исторические приключения : Глава 19 По течению : Рекс Стаут

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24

вы читаете книгу




Глава

19 По течению

Мы быстро бежали вдоль берега ручья, и все это время крики не смолкали, отдаваясь эхом в сводах пещеры. Они не могли ускорить наши шаги: мы и так уже прыгали по камням, напрягая все силы. К счастью, Дорога была ровной, потому что в полумраке мы видели лишь на несколько футов вперед. Направление нам давал голос Дезире.

Наконец мы были рядом с ней. Не знаю, что я ждал увидеть, но только не то, что предстало перед моим взором.

— Твое копье! — воскликнул Гарри, бросаясь вправо от ручья.

Я взял на изготовку свое оружие и последовал за ним.

Дезире стояла там, где мы ее оставили, крича что есть мочи.

Вокруг нее, со всех сторон, суетились зверьки, которых мы спугнули у останков рептилии. Их здесь были сотни, они плотно окружили ее, лезли на спины друг друга и падали на землю к ногам своих соплеменников.

Не похоже, чтобы они собирались на нее нападать, но это нельзя было сказать определенно.

Едва увидев это, мы бросились вперед, в самую кучу свиней, бешено вращая копьями. Это был фарс, а не сражение.

Мы опускали копья на головы и спины, особенно не целясь. Они толпились у наших ног, и мы двигались через них, словно переходили вброд реку. Те, кого настигали наши копья, падали или бежали, второго удара не дожидались.

Дезире перестала вопить.

— Они ничего тебе не сделают! — крикнул Гарри. — Где твое копье?

— Его нет. Они набросились на меня так неожиданно, что я не успела его взять.

Тогда бей их, лупи чем попало. Это же просто свиньи.

Упрямства у них точно было как у свиней. Казалось, они совершенно не понимали, что их присутствие здесь нежелательно, пока не получали удар копьем, — чувства опасности у них не было.

— Так вот с кем ты воевал за нас с риском для жизни! — насмешливо крикнул я Гарри. — У них не хватает ума даже на то, чтобы визжать.

Мы наконец добрались до Дезире и расчистили пространство вокруг нее. Но резня продолжалась еще минут пятнадцать, и только после этого свиньи обратились в бегство. Зато поняв, что терять времени нельзя, они все скопом кинулись в воду.

— Боже! — воскликнул Гарри, опершись на копье. — Ну и работенка! Вы только посмотрите! Жаль, что они не забрали с собой тех, которых мы прикончили.

— Ух! Ну и отвратные твари! Никогда в жизни не была так напугана! — сказала Дезире.

— Нас ты тоже до смерти напугала! — парировал Гарри. — И совершенно напрасно. Никогда в жизни так быстро не бегал. А все, что тебе надо было сделать, — это немного поработать копьем и хорошенько на них прикрикнуть. А я уже подумал, что тебя навестил приятель нашего безвременно усопшего глазастого друга.

— Неужели я их ела? — изумилась Дезире.

— Еще как, — усмехнулся Гарри. — И ела, и будешь есть, поскольку я их буду поставлять. Пошли, Пол, поработаем.

Мы оттащили туши к кромке воды и столкнули их в воду, оставив три или четыре для пополнения наших запасов.

Я впервые в жизни занялся сдиранием шкур и чисткой внутренностей и, когда закончил, чувствовал себя преотвратно. У Гарри это получалось ловчее, как будто он родился в мясной лавке.

— У меня прорезывается аппетит, — заявил я, моя руки холодной водой.

— Ну да, конечно, — сказал Гарри, — мои усилия никогда не бывают вознаграждены. Я добывал вам пропитание, пока вы не покинули сословие доходяг, а вы после этого немедленно принялись меня критиковать.

Теперь я знаю, что такое прислуживать в меблированных комнатах. А вы не хотите сменить отель?

Когда с разделкой туш было покончено, мы порядком подустали, но Гарри не хотел и слышать об отдыхе. Я тоже горел желанием отыскать, куда течет ручей.

Поэтому мы захватили копья и отправились через пещеру, а Дезире на этот раз пошла с нами. Она проглотила обиду, после того как Гарри высмеял ее за страх, и категорически отказалась оставаться одна. Скоро мы снова стояли там, где ручей вытекал из пещеры под широкой аркой в нечто вроде туннеля.

— У нас есть шанс, — повернулся ко мне Гарри. — Все это выглядит очень хорошо.

— Да, если бы у нас была лодка, — согласился я. — Здесь скорость течения миль десять в час и довольно глубоко.

Я забрел в ручей футов на двадцать и едва не скрылся под водой, которая доходила мне до плеч.

— Пешком нам здесь не пройти, — заключил я, возвращаясь на берег. — Но в целом и правда выглядит многообещающе. Со скоростью десять миль в час мы достигнем западного склона через четыре часа. Четыре часа до солнца — но это могут оказаться и четыре сотни часов. Нет, ничего не выйдет.

Мы повернулись и направились к лагерю, если его можно так назвать. Мне очень не хотелось отказываться от мысли проплыть по ручью, потому что где-то он должен был вытекать на поверхность земли, и я так и сяк прикидывал, как это осуществить. Похоже, о том же думал и Гарри, потому что он повернулся ко мне и сказал:

— Если бы у нас было что-то для каркаса, я мог бы построить плот, на котором мы бы доплыли до Тихого океана и пересекли его. Шкура этой твари хорошо бы подошла, и мы могли бы взять кусок любого нужного размера.

— Я уже думал об этом, — покачал головой я. — Но нам не на чем ее закрепить. В его теле нет костей, ты и сам знаешь.

Но идея была соблазнительная, и мы добрый час ее обсуждали. Дезире спала на куче шкур. Мы сидели неподалеку бок о бок на земле и говорили приглушенными голосами.

Вдруг неподалеку раздался громкий всплеск, совсем недалеко от нас.

— Боже! — воскликнул Гарри, вскакивая на ноги. — Ты слышал? Это звучит как… Помнишь ту рыбину, которую мы стащили с плота инков?

— Да ладно тебе, — ответил я. — Это просто те водяные свиньи. Я за последние несколько дней уже тысячу раз их слышал. И Господь свидетель — у нас их уже достаточно.

Но Гарри сказал, что это всплеск слишком громкий, чтобы его могла издать свинья, и забрел в ручей, чтобы посмотреть, в чем дело. Я поднялся на ноги и не спеша двинулся за ним, не особенно на что-то надеясь, но вдруг встрепенулся от взволнованного крика, слетевшего с его губ:

— Пол, копье! Быстро! Это кит!

Я со всех ног бросился к берегу и вернулся с нашими копьями, но, когда добежал до Гарри, он встретил меня возгласом разочарования и сообщением о том, что «кит» исчез. Гарри был очень взволнован.

— Говорю тебе, он был двадцать футов длиной!

Большой черный дьявол, с головой как у коровы.

— Ты уверен, что это была не свинья? — скептически осведомился я.

Гарри посмотрел на меня.

— Я уже месяц не пил ничего, кроме воды, — сухо заметил он. — Это была рыба, и та еще рыба.

— Ладно, может, она была и больше свиньи, — заключил я. — Но все они могут подождать. Давай пойдем поспим, а там будет видно.

Еще через несколько часов, выспавшись и основательно подкрепившись (я, по зрелом размышлении, решил не менять отель), мы, вооружившись копьями, снова отправились в путь. Дезире шла с нами. Гарри велел ей остаться, но она и слушать ничего не хотела.

Мы пошли вверх по течению, решив, что там у нас будет больше шансов, чем там, где вода бежит быстро, и были удивлены, что пещера там больше, чем где-либо еще. Мы шли быстрым шагом с четверть часа, то есть оставили за спиной примерно милю, но не добрались до противоположной стены. Ручей в том месте был довольно широким, а течение очень слабым. Дезире стояла на берегу, а мы с Гарри забрели в воду по грудь.

Ожидание было долгим и утомительным. Я совсем закоченел в холодной воде и крикнул Гарри, что ждать дольше бесполезно, и повернулся к берегу, когда неподалеку от него в воде возникла какая-то возня.

Я повернулся и увидел, что Гарри бросился вперед с копьем в руке.

— Я ее сделал! — воскликнул он. — Давай сюда!

Я направился к нему. Но скоро увидел, что это не Гарри ее сделал, а она его. Он был всего в десяти ярдах от меня, но к тому времени, когда я подошел к этому месту, там была только бурлящая и пенящаяся вода.

Гарри на мгновение вынырнул, он боролся за свою драгоценную жизнь, держась обеими руками за древко копья. Я тут же погрузился в воду и изо всех сил поплыл к нему.

— Я сделал ее — проткнул живот, — прохрипел Гарри, когда я плыл к нему сквозь фонтаны брызг. — Ее голова! Найди ее голову!

Я наконец схватился рукой за древко копья рядом с тем местом, где оно было воткнуто в тело рыбины, но через мгновение оно дернулось и увлекло меня под воду. Я вынырнул, отфыркиваясь, и сделал еще одну попытку, но промахнулся на несколько футов. Гарри продолжал кричать:

— Ее голова! Дай ей в голову!

Для этого я и взял свое копье. Но понять, где голова, а где хвост, было невозможно, потому что рыбина яростно билась в воде, переворачиваясь и так и этак.

В какой-то момент она оказалась прямо надо мной, и я почувствовал ее скользкое гладкое тело. Проплывая, она сильно ударила меня хвостом по лицу. Ослепленный и полуоглушенный, я вынырнул на поверхность и увидел, что они уже в пятидесяти футах от меня.

Я поплыл к ним, тяжело дыша и совершенно измотанный. К этому времени вода бурлила уже меньше.

Когда я подплыл ближе, рыбина наполовину вынырнула из воды и упала на бок, я увидел, что ее большая черная голова направлена прямо на меня.

— Она уже почти готова! — прохрипел Гарри. Он продолжал цепляться за свое копье.

Я остановился рядом с ними и стал ждать. Скоро футах в десяти от меня вода раздалась и снова показалась рыбья голова, она двигалась прямо на меня. Мне были видны выпученные круглые глаза с обеих сторон, и я воткнул копье прямо между ними.

Удар был несильным, но рыбина сама неслась на меня со скоростью света. Я изо всех сил бросил тело в сторону и почувствовал, как она пронеслась рядом со мною.

Я повернулся, чтобы поплыть за нею, и услышал торжествующий крик Гарри:

— Ты ее прикончил!

К тому времени как я подплыл к ним, рыбина уже повернулась на спину и неподвижно плавала на поверхности.

Нам еще надо было вытащить ее на берег, но мы так устали, что далось нам это совсем не легко. Но течение в этом месте было слабым, и через полчаса тяни-толкай мы переместили ее на мелководье, где могли встать на твердое дно. Дальше дело пошло легче. В воду забрела Дезире и помогла нам, а еще через десять минут мы вытащили рыбину на берег.

Она была даже больше, чем я думал. Неудивительно, что Гарри назвал ее — или другую подобную — китом. Шкура ее была черная, а брюхо крапчатым.

Мы сидели на камнях и готовились снять с нее шкуру. Дезире с восторгом осматривала рыбину. Она повернулась к нам:

— Ну, лучше бы я ела таких, чем тех грязных свиней.

— О, мы не для этого ее добывали, — сказал Гарри, проводя пальцем по лезвию наконечника копья. — Может, она и не годится в пищу.

— Тогда зачем вся эта возня?

— Многоуважаемая леди, мы собираемся добраться с ее помощью до дому, — изрек Гарри, поднимаясь на ноги.

После этого он рассказал о наших планах, и, можете поверить, Дезире после этого с большим интересом наблюдала, как мы разрезали рыбину от хвоста до головы и потом снимали плотную кожу.

— Если ваша затея увенчается успехом, я позволю вам заняться заменой штор в моем будуаре, — промолвила она с деланой беспечностью.

— Что касается меня, — заявил я, — то я бы ел рыбу каждый день всю оставшуюся жизнь, и еще был бы благодарен судьбе.

— Ты будешь ее есть без всякой благодарности, — вставил Гарри, — если не возьмешься за дело.

Нам понадобилось три часа, чтобы почистить рыбину, снять с нее кожу и разрезать на куски, но работа шла в охотку. Когда мы закончили, перед нашим взором предстал длинный хребет в четыре дюйма толщиной и двенадцать футов длиной, крепкий, как древесина пекана, с обеих сторон которого под прямым углом торчали кости поменьше. Они были в дюйм толщиной, и между ними было по два дюйма. Нижний конец хребта, рядом с хвостом, мы отрубили. Мы осмотрели его, подняли и согнули почти пополам.

— То, что надо! — восхищенно воскликнул Гарри. — Еще три таких — и мы доплывем до самого Кальяо.

— Если мы их добудем, — заметил я. — Хотя бы два.

Тогда можно будет сделать треугольник.

Гарри посмотрел на меня:

— Пол, ты настоящий гений. Но будет ли он достаточно вместительным, чтобы выдержать нас?

Мы обсуждали этот вопрос по дороге к лагерю, куда отнесли кости рыбы вместе с кусками мяса. Потом мы хорошенько подкрепились, и нас сморил сон. И неудивительно, когда позади были несколько часов такой напряженной работы.

После этого нас занимала одна мысль, мы трудились не покладая рук, потому что, однажды приступив к решению этой задачи, работали яростно, став нетерпеливыми, после того как перед нами однажды блеснул лучик надежды. Мы хотели построить плот, на котором могли бы поплыть вниз по течению и выбраться из недр горы.

Эта перспектива наполняла нас весельем, хотя надежда на освобождение была очень зыбкой.

Первая часть нашей задачи была самой трудной. Мы много часов пробродили по воде, прежде чем появилась еще одна рыба, но ее тут же и след простыл. Она была даже больше первой, следующие две оказались слишком маленькими, чтобы использовать их для сооружения плота, но мы сохранили их для других целей.

Поиски продолжались еще много часов, и нам встретилось сразу полдюжины рыб.

К этому времени мы научились довольно ловко орудовать своими копьями, кроме того, узнали слабое место рыб — горло, рядом с жабрами. Я до сего дня не знаю, были ли они людоедами. Челюсти у них были впечатляющими, как у акул, но они ни разу нас не укусили.

В итоге у нас было четыре больших скелета и два маленьких. Требовалась обшивка, и за ней мы отправились к останкам рептилии. Ее шкура была толщиной в полдюйма и прочная, как самая крепкая кожа. Снять ее не составило труда, потому что мясо к этому времени так разложилось и размякло, что буквально падало.

Эта операция была самой неприятной. Немного поработав копьями — нашим единственным инструментом, — мы, словно пьяные, бросались в воду — так одуряюще действовали на нас запах и вид разлагающейся туши.

Но и с этим наконец было покончено, и мы отправились в свой лагерь, который устроили в полумиле вверх по течению. С собой мы тащили кусок шкуры длиной в тридцать футов и в пятнадцать шириной. Она оказалась не такой тяжелой, как мы думали, и благодаря этому еще лучше подходила для наших целей.

Оставшаяся часть работы была хотя и утомительной, но не неприятной. Сначала мы обработали крупные кости, которые должны были служить бимсами нашего плота. Чтобы они были одинаковой длины, мы отпилили лишнее кусками гранита. Как я уже сказал, это было довольно утомительно. Затем мы отпилили излишки костей меньшего размера, которые должны были служить поперечинами. Они отходили на обе стороны примерно на десять дюймов. С учетом четырех дюймов толщины больших костей и одного дюйма обшивки глубина нашего плота составляла около фута.

Чтобы придать жесткость цилиндрическим костям, мы связывали позвоночники один к одному прочными лентами из кожи рептилии, несколько сот футов которой мы запасли.

Так у нас получилось четыре прямых жестких бимса, которые лишь слегка прогибались посередине из-за того, что они были там связаны. В итоге перед нами оказался квадрат, в углах которого мы крепко связали кости лентами из кожи. Их мы намотали приличное количество, конструкция получилась очень прочная и гибкая и не должна была разрушиться на быстром течении.

На этот каркас мы натянули большой кусок шкуры, так чтобы концы оказались наверху, примерно посередине. Днище получилось абсолютно водонепроницаемым. Углы шкуры мы завернули вниз и привязали лентами. Затем скрепили всю конструкцию крест-накрест длинными лентами, начиная от углов. В конце мы перевязали плот от середины бимсов лентами, скрепив их в центре. Плот был в двенадцать футов ширины, фут глубины, водонепроницаемый, как городской пьяница, и весил не больше сорока фунтов. Чтобы все это рассказать, мне понадобилось десять минут, но занимались мы этой работой недели две.

Но мы сразу же обнаружили, что одних четырех бимсов по сторонам недостаточно, потому что веса одной Дезире хватило для сильного прогиба днища в центре, хотя мы закрепляли ее как могли. Нам пришлось отвязать все ленты, тянувшиеся от одной стороны к другой, и вставить посередине распорки. На концах мы обмотали их самой толстой кожей, какую только смогли найти, чтобы распорки не могли проткнуть днище. После этого плот стал по-настоящему прочным, и, хотя его мореходные качества оставались далекими от идеальных, управляться с ним стало намного легче, чем раньше.

Для весел мы взяли нижние концы скелетов небольших рыб и обвязали их кожей. Они были примерно пяти футов длиной и довольно тяжелые, но мы собирались использовать их больше для управления плотом, чем для движения вперед. Течение подземной реки должно было нам помочь.

В центре плота мы устроили для Дезире сиденье из шкур водяных свиней. Оно было без всяких оговорок комфортабельным. Ленты, протянутые между бимсами, образовали поддержку сиденья, а для ее ног мы протянули еще две ленты. Это было сделано на чрезвычайный случай, потому что мы не думали, что наше путешествие окажется долгим.

В конце мы погрузили провизию — фунтов тридцать мяса рыб и свиней, тщательно обмотав ее три или четыре раза кожей и привязав наверху плота.

— А теперь, — сказал я, в последний раз проверив крепления на углах, — все, что нам нужно, — это имя для плота и бутылка вина.

— И флаг возвращающихся на родину, — добавил Гарри.

— С именем проще простого, — сказала Дезире. — Нарекаю его Clairte de Soleil.

— А что это значит? — спросил Гарри, который по-французски знал только отдельные слова.

— Свет Солнца, — сказал я ему. — Возможно, в честь великого короля инков, который сам себя считает сыном Солнца. Но имя хорошее. Пусть бы только Господь всемогущий благодаря этому доставил нас к свету.

— Надо бы взять побольше жратвы, — сказал Гарри. Этот вывод он делал уже в пятидесятый раз за последние пятьдесят минут, но поддержки не получил и стал ворчать себе под нос о том, что мы ужасно много оставляем в пещере неизвестно кому.

Не знаю почему, но мы были абсолютно уверены, что скоро скажем «прощай» этому подземному миру со всеми его опасностями. Так или иначе, мы старались убедить себя, что успех нашего предприятия обеспечен, как будто уже видели, как с другого конца туннеля, по которому мы собираемся отправиться в плавание, пробиваются лучики солнечного света. Мы подбадривали друг друга и, надеясь на лучшее, отметали все мысли о возможной неудаче.

Нам понадобилось некоторое время, чтобы дотащить плот до воды. Хотя он и был близко от берега, мы транспортировали его как могли бережно. Правда, когда плот был на воде, нетерпение взяло свое, и мы забыли обо всякой осторожности. Пока Дезире устраивалась на своем сиденье из шкур, мы придерживали плот у берега. Копья лежали у ее ног, на всякий случай привязанные ремнями.

Гарри перешел на другой конец плота.

— Готово! — сказал он, и я, идя вброд за плотом, стал толкать его от берега. Когда вода стала мне по колено, я залез на борт и взял весло.

— Ради всех святых, взгляните на нее! — с восторгом воскликнул Гарри. — Словно выросла на три дюйма! Ей впору командовать флотилией!

— Молчать! — шутя скомандовала Дезире. — Как хорошо!

— Лучше некуда, — согласился я, — но особенно не расслабляйся. Когда выйдем на стремнину, всякое может случиться. В этой чертовой темноте можно ждать чего угодно. Один подходящий камешек размером с твою голову — и мы пойдем ко дну.

Мы все еще были рядом с островом и двигались очень осторожно. Мне с Гарри для поддержания равновесия приходилось сидеть на примерно одинаковом расстоянии от центра. Плот, с учетом его размеров, очень хорошо слушался руля.

Еще через пять минут мы достигли середины подземной реки. В этом месте течение было слабым, и мы двигались медленно. Гарри сидел на носу, а я занял место на корме, если этот термин можно было применить по отношению к нашему плоту, — то есть позади Дезире. Мы подсчитали, что находились примерно в миле от того места, где ручей вытекает из пещеры.

Постепенно расстояние между берегами уменьшалось, а скорость течения возрастала. Оно все еще было не очень сильным, и плот шел ровно, не раскачиваясь. Раз или два, попадая в небольшие водовороты, он наполовину разворачивался, клевал носом, но потом выправлялся. Вода по бокам плота по мере нашего продвижения вперед стала бурлить, и эти звуки были для нас сладчайшей музыкой. Русло сделалось таким узким, что мы, хотя и смутно, видели оба берега, и я понимал, что мы приближаемся к выходу.

Я крикнул Гарри:

— Не приближайся к правому берегу, когда будем поворачивать!

— Слушаюсь, сэр, — махнул рукой он.

Наконец и для нас нашлось какое-то дело. Еще через минуту мы увидели прямо перед собой арку, возвышавшуюся над водой. Течение несло нас прямо на берег, но мы начали отчаянно работать веслами и очень хорошо прошли поворот. Мы скользили мимо стен туннеля — ужасных черных камней, удар о которые вышиб бы у нас мозги, — они были всего в десяти футах от нас, но мы нырнули под арку и оказались на пути, как нам казалось, к освещенной солнцем земле.


Содержание:
 0  Авантюристка : Рекс Стаут  1  Глава 2 Начало танца : Рекс Стаут
 2  Глава 3 Современная Марана : Рекс Стаут  3  Глава 4 Вперед! : Рекс Стаут
 4  Глава 5 Пещера дьявола : Рекс Стаут  5  Глава 6 В плену : Рекс Стаут
 6  Глава 7 Сражение в темноте : Рекс Стаут  7  Глава 8 Танец солнца : Рекс Стаут
 8  Глава 9 На суде : Рекс Стаут  9  Глава 10 Вердикт : Рекс Стаут
 10  Глава 11 Визит короля : Рекс Стаут  11  Глава 12 У двери : Рекс Стаут
 12  Глава 13 В водовороте : Рекс Стаут  13  Глава 14 Рыбная ловля : Рекс Стаут
 14  Глава 15 Освобождение : Рекс Стаут  15  Глава 16 Бегство : Рекс Стаут
 16  Глава 17 Глаза в темноте : Рекс Стаут  17  Глава 18 Победа и беседы : Рекс Стаут
 18  вы читаете: Глава 19 По течению : Рекс Стаут  19  Глава 20 Копье индейца : Рекс Стаут
 20  Глава 21 В гуще врагов : Рекс Стаут  21  Глава 22 Начало конца : Рекс Стаут
 22  Глава 23 Нас только двое : Рекс Стаут  23  Глава 24 Эпилог : Рекс Стаут
 24  Использовалась литература : Авантюристка    



 




sitemap