Приключения : Исторические приключения : Глава 17 Дела государевы : Евгений Сухов

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45

вы читаете книгу




Глава 17 Дела государевы

Для встречи с государем Святополк-Мирский прибыл в Царское Село загодя до назначенного часа и терпеливо ожидал аудиенции, разгуливая по парку. Государь находился на Детском острове, стараясь позабыть о неприятностях, которые приносили ему в последние месяцы венценосные родственники. Одна из них была связана с великим князем Кириллом Владимировичем, который тайно обвенчался со своей двоюродной сестрой Викторией-Мелитой, или, как ее называли в семье, — Даки, — и это несмотря на высочайший запрет! Причем у принцессы это уже был второй брак. С первым мужем, великим герцогом Гессенским, Эрнстом-Людвигом, братом Александры Федоровны, она разошлась не без скандала, обвинив муженька в противоестественных половых отношениях с кавалергардами, хотя и сама была не без греха, и весь двор осуждал ее за слишком свободные отношения с мужчинами.

Другая неприятность была связана уже с родным братом царя, Михаилом. Имея пылкую натуру, он только тем и занимался, что бегал за фрейлинами Ольги — родной сестры, ни одна из которых ни при каких обстоятельствах не могла стать его женой.

Одной из недавних жертв Михаила была Александра Коссиковская, необыкновенно красивая барышня. Впрочем, здесь не было ничего удивительного — великий князь предпочитал все самое великолепное. Отношения молодых людей зашли настолько далеко, что Михаил Александрович всерьез вознамерился жениться на фрейлине, и только вмешательство самого государя не дало свершиться этому безрассудному браку.

— Извините, Петр Дмитриевич, я немного задержался, — услышал за спиной Святополк-Мирский голос государя. — Девочки требуют к себе внимания.

Святополк-Мирский повернулся. Государь был в форме полковника русской армии, как и обычно, на груди крест Георгиевского кавалера.

— Разумеется, ваше величество, я понимаю, — горячо заверил министр.

— И как там продвигаются наши парижские дела? — с нескрываемым интересом спросил Николай.

Заложив руки за спину, он размеренным шагом направился вдоль по аллее, Петр Дмитриевич устремился следом, отставая от государя на полшага.

— Операция переходит в завершающую фазу, — сообщил он. — Наша заграничная агентура работает выше всяких похвал. Уже есть предположение о том, кто скрывается под именем Янычар.

Николай приостановился и с любопытством посмотрел на министра:

— Вот как, очень интересно, и кто же это?

— Имя его точно пока не установлено, я бы не хотел вводить ваше величество в заблуждение… Но однозначно могу сказать, что он русский и принадлежит к одной из блестящих фамилий России. В Париже вступил в масонскую ложу «Разум». Есть основание полагать, что аналогичные ложи он уже успел создать и в России.

— И чем же занимаются нынешние господа масоны? — спросил Николай.

— Главная их задача — это ниспровержение существующего политического и социального строя во всех странах Европы. Искоренение всех национальностей, религий, а также уничтожение всех национальных армий.

— Ого! — невольно ахнул государь. — Я вижу, что они настоящие революционеры и задачи перед собой ставят по-настоящему грандиозные. Это действительно так серьезно?

— Более чем, Николай Александрович, — горячо заверил его Святополк-Мирский. — Об этом можно судить даже по одной Франции. Если еще два года назад в республике была какая-то горстка масонов, то сейчас они имеют своих людей не только в различных партиях и движениях, но и на очень высоком государственном уровне. Многие даже не подозревают, что они служат масонам.

— Вы считаете, что масоны занимают руководящие позиции и в России?

— Вне всякого сомнения! — заверил министр. — У меня имеются весьма существенные причины полагать так.

— Например?

— Некоторые наши решения, направленные на искоренение масонства в России, блокируются на самом высоком уровне.

— Это еще не доказательство. Вы же знаете, какие у нас неповоротливые чиновники, — мягко возразил Николай. — Увы, в этом отношении Россию не переделать!

— Ваше императорское величество, если бы только это… Наши действия против масонов ни разу не увенчались успехом, о наших решениях они узнают задолго до того, как мы успеваем что-либо предпринять.

— Если вы кого-то подозреваете, так почему бы вам не арестовать этих людей?

— Это не так просто, чаще всего они действуют под псевдонимами.

Государь остановился.

— И что вы предлагаете сделать?

Святополк-Мирский открыл папку:

— Здесь подробнейшая записка… Нужно создать «Антимасонскую лигу» по типу той, какая сейчас существует во Франции. Мы очень плотно сотрудничаем с полицией Франции по этому вопросу и находим полнейшее понимание… Нужно провести тщательнейшее расследование на предмет выявления масонских лож в России. Следует искоренить всякий масонский дух. Действовать нужно очень жестко. И, конечно же, финансовая сторона дела. Широкое наступление на масонство потребует немалых расходов. Сюда входит просветительская работа, внедрение агентуры, подкуп высокопоставленных масонов… Работы невпроворот! Мне бы хотелось, чтобы этот проект получил ваше одобрение.

Государь надолго задумался.

— Очень неожиданный разговор. Никак не думал, что поимка Янычара выльется в столь серьезное дело. И все-таки, почему он называет себя Янычаром?

— Я могу только предполагать… Очень надеюсь, что скоро задам этот вопрос ему лично. Русское масонство ХVIII века являлось преемником Великой английской ложи. Современное же масонство идет от ложи «Великого Востока Франции», которая с точки зрения Английской ложи является порочной, за что и была отлучена в свое время. Символом французской ложи признан зеленый цвет, а, как мы знаем, это цвет мусульманства. Под зеленым знаменем янычары завоевали половину Европы.

— Хм… Занятно… Вы, я вижу, вопрос знаете глубоко, — сдержанно заметил государь. — Давайте мне вашу папку, я ознакомлюсь с ней поподробнее. В общем, считайте, что санкцию вы получили. Можете действовать сообразно ситуации, — слегка наклонил голову Николай, давая понять, что аудиенция закончена.

Покидая Царское Село, Святополк-Мирский увидел экипаж великого князя Кирилла Владимировича. А вот и он сам в беседке, сидит в полнейшем одиночестве. Женившись на Даки, опальный князь прибыл из-за границы, чтобы объясниться с государем, но царь его не принял.

Святополк-Мирский знал о том, что Николай Александрович уже подписал приказ о лишении Кирилла Владимировича звания флигель-адъютанта (звание члена императорской свиты), и уже завтра ему передадут приказ государя немедленно покинуть Россию. А кроме того, Николай всерьез обсуждал вопрос о лишении двоюродного брата великокняжеского достоинства.

Министр внутренних дел должен быть в курсе даже семейных государевых тайн.

* * *

— Вы не представляете, господин Родионов, как я рад вас видеть… живым! — широко улыбался Лазар. — Преступники такого масштаба, как вы, к нам попадают крайне редко. — Губы комиссара довольно разомкнулись, и в уголках их образовались мягкие, но неприятные складки.

Савелий нахмурился:

— Определенно, вы меня принимаете за кого-то другого. Я всего лишь обыкновенный предприниматель. Меценат, если хотите! Об этом знает весь Париж.

— Полноте! — отмахнулся Лазар. — Не будем разыгрывать комедию. О ваших «чудачествах» ходят целые легенды. Сейчас даже нелегко понять, где правда, а где — откровенный вымысел. Глядя на ваши пальцы, трудно поверить, что все эти подвиги приписывают именно вам, — задержал комиссар взгляд на кистях Савелия. — Они больше напоминают руки скрипача-виртуоза! Если б вы в свое время занялись музыкой, то, я уверен, вас ожидала бы блестящая музыкальная карьера. Да и слухом вы не обижены. Мне как-то рассказывали, что однажды вы приставили фонендоскоп к бронированной двери сейфа и таким образом сумели открыть цифровой замок.

Савелий сдержанно улыбнулся:

— Чего только не наговорят… недоброжелатели!

— Я ведь давно занимаюсь вами, — улыбка комиссара выглядела, как всегда, очень располагающей, — только вот никак не думал, что придется с вами общаться вот так — через стол. У меня ведь на вас собрано пухлое досье. — Ладонь комиссара опустилась на толстую папку. — В нем содержится масса занимательных вещей.

— Странно все это слышать… Откуда же у вас такой интерес к моей скромной персоне? — спокойно спросил Родионов, сцепив пальцы в замок.

Хорошо хоть, что наручники не нацепили, могло быть и похуже. Родионов успел уже убедиться, что с преступным элементом во Франции не особенно церемонятся.

— Профессиональный! — с азартом отозвался Лазар. — Где-то я даже восхищаюсь вами. Медвежатники такого масштаба, как вы, встречаются раз в пятьдесят лет. И хочу вам сказать, что каждый сыщик мечтает поймать такого крупного преступника, как вы.

Родионов едко усмехнулся:

— Вы хотите сказать, что вам крупно повезло?

— Безо всякого сомнения, — довольно протянул Лазар. — В какой-то степени вашу поимку я воспринимаю как свой звездный час, если хотите… Вы не просто какой-то грабитель, который стремится к заурядному обогащению, а самый настоящий художник своего дела! Вы ведь человек состоятельный, и деньги, по большому счету, для вас ничего не значат. А вот кураж! Вот в этом вы необыкновенно сильны. Я все вспоминаю международную выставку сейфов, проходившую два года назад в Лондоне. Немецкая компания «Крафт и сыновья» пообещала полмиллиона марок тому, кто сумеет открыть сейф их фирмы.

— Чек на эту сумму был положен внутрь сейфа, — рассеянно обронил Родионов. — И только он был не на полмиллиона марок, а на полтора!

— Мне воспринимать это как признание, господин Родионов? — подозрительно посмотрел комиссар.

— Я знаю не больше, чем другие, — улыбнувшись, отвечал Савелий, — об этом тоже писали в газетах. На то время эти сейфы считались лучшими в мире. И компании было чем гордиться. Замки сумели противостоять сотням ограблений!

— Вы правы… В первый день желающих открыть сейф выстроилась целая очередь, во второй день народу было значительно меньше. Выдохлись, понимаете ли! На третий день подходили уже только единицы. Само собой разумеется, что это были не профессионалы, а мелкие авантюристы, которые больше рассчитывали на случайную удачу. Вы же появились только на шестой день, в сопровождении вашей хорошенькой спутницы. На нее невозможно было не обратить внимания. В дальнейшем это сыграло вам только на руку. Как мне потом рассказывали, вы производили впечатление этакого самовлюбленного хлыща. Если бы господа служащие знали, насколько они были не правы! — покачал головой комиссар Лазар. — Вы тогда все спрашивали про сейфы, задавали разные идиотские вопросы, как они устроены, хотя об этом вам было известно куда больше, чем их создателям.

Улыбка Савелия сделалась вялой:

— У вас богатая фантазия, комиссар.

— Это вовсе не фантазия, господин Родионов, — комиссар Лазар не утратил жизнелюбия. — Было опрошено с десяток свидетелей, которые без труда описали вашу внешность! А что касается фантазии, то здесь вы совершенно правы, без нее тоже никак нельзя. Для того чтобы выстраивать версии, одних фактов будет маловато. — Комиссар постучал себя пальцем по виску и произнес: — Здесь и фантазия должна работать. Так вот, я не договорил, пока ваша хорошенькая супруга разговаривала со служащим, отвлекая его, вы сумели открыть сейф и взять из него чек на сумму полтора миллиона марок! Об этом тогда много писали.

Улыбнувшись, Савелий сказал:

— Право, вы меня наделяете какими-то магическими способностями.

— Полноте вам! — небрежно махнул рукой комиссар Лазар. — Это вы и никто больше! Кому еще под силу такой подвиг?! Но меня в этой истории удивило совсем другое.

Савелий небрежно усмехнулся:

— И что же могло удивить такого проницательного сыщика?

— Как вы сумели открыть дверцу сейфа, умудрившись при этом отключить сигнализацию?

— Право, я всего лишь обыкновенный меценат, который интересуется живописью.

— Об этой страстишке мне тоже известно, — любовно похлопал комиссар по толстой папке. — Кстати, а что вы знаете о Барановском?

— Я уже вам, кажется, говорил, что не знаю этого человека!

— Вы напрасно упрямитесь, господин Родионов. Я же сказал, что мы о вас знаем гораздо больше, чем вы думаете. Мне известно, например, что вы с ним недавно встречались. Не надо делать удивленное лицо, мои люди следили за вами. Так вот, хочу вас просветить: по нашим данным, он руководит международной бандой…

— И чем же она занимается?

— О! — закатил глаза к небу Жан Лазар. — Очень многим! Банда ведет весьма доходный бизнес. Подделывает картины.

— Вот как? Очень интересно!

— В распоряжении Барановского несколько первоклассных художников, которые в короткие сроки изготавливают подделки в манере того или иного художника. Их выдают за подлинники. А произведения искусства, как известно, всегда приносят очень хорошие деньги.

— Вы меня удивляете, господин комиссар, неужели толстосумы так глупы, что отдадут большие деньги за подделку?

— Здесь все не так-то просто, как кажется на первый взгляд. В этом деле действует хорошо отлаженная система, которая позволяет выдать фальшивку за подлинник. Сначала в прессе мелькает сообщение, что где-нибудь на одном чердаке, у какой-нибудь столетней бабки, найдена неизвестная ранее картина Рубенса. Потом эту картину ваш друг Барановский пристраивает куда-нибудь на выставку, где зритель знакомится с ней поближе и где она получает сертификат. И как только картина станет достаточно известной, так ее тут же продают богачу за большие деньги. А еще добавьте к этому заключение искусствоведов, которые за звонкую монету готовы признать фальшивку за подлинник. Кроме того, ваш знакомый господин Барановский не брезгует самыми настоящими грабежами. В музеях у него свои осведомители, которые указывают ему на картины. Грабил он и под заказ.

Небольшое окно было зарешечено. Двора не рассмотреть, но вот гильотина, установленная в центре, видна хорошо. Беседа в этом кабинете, с видом на плаху, проводилась далеко не случайно, некий психологический прием, способствующий предельному откровению.

Не на того напали, господин комиссар. Не из слабонервных!

— Если он такой преступник, так почему же вы его не арестуете? — спросил Савелий.

Жан Лазар развел руками:

— Нет прямых доказательств, и я бы хотел получить их с вашей помощью.

— А вы упрямы, комиссар, — нахмурился Родионов, — я уже вам сказал, что не знаю никакого Барановского!

— А вот это напрасно. Я бы советовал вам поберечься. У меня есть предположение, что вы тоже каким-то образом замешаны в этом деле. Не исключено, что он уговорил вас украсть какую-нибудь картину. Хотя это вовсе не ваш профиль. Ваше дело — это сейфы и банки! А следовательно, вы можете стать следующей жертвой. И потом, сейчас идет какая-то неприятная тенденция убирать всех тех, кто хоть как-то связан с фальшивками. В их числе и художников, и экспертов. У меня впечатление, что эти люди просто обрубают концы. Вы не находите?

— Не нахожу, — процедил сквозь зубы Савелий.

— Кстати, в квартире Барановского перерыли все вверх дном. Что-то искали. Вы не могли бы подсказать, что именно?

— Я вам в сотый раз говорю, что к этому делу я не имею никакого отношения.

— Ну да, конечно… А вам не кажется, господин Савельев, что, несмотря на все ваши способности, в этой комбинации вы всего лишь разменная пешка! Вы попались на самый заурядный шантаж, в результате которого стрелки были переведены на вас. А настоящие организаторы преступления остались в стороне. Вас использовали! Вы думаете, что вы украли драгоценности? Нет! Это были всего лишь обыкновенные стекляшки! Камни уже были перепрятаны, и их вынесли значительно позже. — Савелий старался сохранить спокойствие. — У вас хорошая выдержка, господин Родионов. Любой другой в вашем положении давно бы взвыл, а вы держитесь. Даже улыбаетесь. У вас сильный характер. Такое не каждому дано. Если говорить откровенно, то мне и привлекать-то вас не за что. Из банка вы ничего не украли. За вас это сделали другие, но вот сидеть предстоит именно вам. А наше законодательство не очень-то щадит эмигрантов, — поморщился комиссар. — Так что вам придется поработать на рудниках.

— Вы меня не за того принимаете!

Комиссар Лазар безнадежно махнул рукой:

— Вы прекрасно знаете, что я вас принимаю за того, кого надо. Но я не уверен, что господин Барановский главное действующее лицо. — Задумавшись, он продолжил: — Я предполагаю, что за ним стоит фигура куда крупнее. Вот только кто он? — Неожиданно комиссар мелко рассмеялся: — А может быть, это вы и есть, господин Родионов?

— Я уже вам говорил, что не имею к этому делу никакого отношения!

— Ладно, ладно, я пошутил. А насчет господина Барановского у меня имеются кое-какие предположения. Возможно, он чем-то не угодил своему хозяину, и тот просто пожелал от него избавиться. Вы не знаете, кто мог быть этим человеком?

Савелий отвернулся.

Комиссар Лазар печально покачал головой:

— Вижу, что сегодня вы не намерены вести откровенные разговоры. Жаль! Придется продолжить в следующий раз. Андре! — громко крикнул комиссар. И когда на его зов вошел мрачноватого вида тюремщик, проговорил: — Проводи нашего гостя в его камеру. Она хоть и холодная, но думаю, что ему не будет там скучно. Там такие общительные жильцы, что скучать ему не дадут.

— Это уж точно! — хохотнул надзиратель, слегка подтолкнув Савелия к выходу. — Ты бы уж здесь не спотыкался, мсье, ступенька у нас в этом месте низкая. Беречь себя нужно, как-никак лет двадцать пять сидеть придется, — выразил участие тюремщик.

И громко захохотал, довольный собственной шуткой.

Камера оказалась недалеко, всего-то этажом ниже. Едва Савелий переступил порог нового жилища, как в лицо ударило застоявшейся сыростью. Через небольшое решетчатое оконце, находившееся почти под самым потолком, скупо пробивались сумерки. Родионов рассмотрел в углу небольшой топчан, прикрытый тонким одеялом, и, уныло окинув камеру взглядом, тяжело присел. Да-с, сколько же здесь придется куковать! И тотчас к нему на колени бесцеремонно прыгнула огромная крыса с коричневой короткой шерсткой. Задрав острую отвратительную морду, она с интересом уставилась на Савелия.

Родионов, поморщившись, с отвращением смахнул с колен мерзкую тварь. Теперь понятно, о каких жильцах шла речь.

Крыса обиженно пискнула, но удаляться не спешила. Отскочив на пару шажков, она стала с любопытством поглядывать на Родионова издалека и, насмотревшись, скрылась в небольшом проеме в углу камеры.

Савелий невольно улыбнулся: может, он и зря обиделся на божью тварь. Посидишь тут в одиночестве с пяток лет, одичаешь вконец, так даже крыса милым другом покажется. А ведь эта тварь человека совсем не боится, и чувствуется, что вскормлена рукой узника.

От этих дум Савелию немного полегчало. Ладно, никуда она не денется, придет, помиримся!

* * *

С неделю Родионова никто не тревожил. Молчаливый охранник наведывался к нему раз в сутки, чтобы принести жидкую похлебку и небольшой кусок хлеба.

Крыса, зная распорядок тюрьмы, вылезла из норы ровно за пять минут до появления надзирателя. И, остановившись от Савелия на расстоянии вытянутой руки, с нетерпением поглядывала на дверь.

Как только тюремщик ставил миску с варевом на крохотный стол у входа, крыса осторожно приближалась и, задрав длинную узкую морду, с надеждой посматривала на Савелия. В своих надеждах животное не ошиблось ни разу. Родионов отламывал кусок хлеба и бросал его грызуну. Крысу он назвал Аркашей. Какими-то своими повадками животное напоминало ему знакомого хитрованца, промышлявшего мелкими кражами на рынках. Что удивительно, но крыса охотно реагировала на свое новое прозвище и уже на четвертые сутки подходила совсем близко. И, как показалось Савелию, в знак признательности даже слегка шевелила длинным хвостом.

Вопреки своим сородичам она никогда не накидывалась на угощение сразу. Подходила к куску хлеба степенно, мелко семеня лапками. Долго вдыхала пряный запах, как бы размышляя, а стоит ли принимать угощение? И только после этого, взяв в зубы кусок хлеба, достойно удалялась в нору.

За время пребывания в камере Савелий успел привыкнуть к крысе и вполне понимал всех тюремных сидельцев, что скармливают свой провиант животным. Какая-никакая, но живая душа рядом!

На восьмые сутки дверь открылась, и, стуча тростью о каменный пол, в камеру вошел молодой человек.

— Спасибо, голубчик, — небрежно бросил он через плечо надзирателю, — откроешь минут через десять. Я не задержусь надолго. Воздух здесь сыроват, — поморщился щеголь. — Для здоровья очень вреден.

Надзиратель что-то неопределенное буркнул в ответ, и дверь, тяжело бухнув, закрылась.

Всмотревшись, Савелий узнал в госте человека, который разговаривал с Елизаветой в Гранд-опера. Кажется, Вольдемар отрекомендовал его как профессионального убийцу.

Посетитель между тем не терялся. Откинув полы пиджака, он грациозно присел. Как если бы это были не тюремные нары, а мягкое кресло. После чего указательным пальцем провел по засаленной поверхности стола и вынес беспощадный вердикт.

— Да-с, прямо хочу сказать, французские тюрьмы не «Метрополь». Ба-а! — протянул он восторженно, заприметив в метре от ботинок попискивающего Аркадия. — Да здесь у вас и звери даже имеются! Вижу, что скучать они вам не дают. Похвально!

Крыса восприняла появление нового человека совершенно безбоязненно, даже с заметным интересом. Черные блестящие глазки впились во франта: а не подбросит ли он горсть сухариков? Не дождавшись подношения, крыса обиженно пискнула и спряталась в свою нору.

— Собственно… чем обязан?

Франт грациозно снял шляпу и аккуратно положил ее на колени.

Родионов посмотрел в лицо незнакомца. Оно ровным счетом ничего не выражало! Цвета глаз не рассмотреть — темновато. Может быть, поэтому они выглядели совершенно безжизненными. И оттого казались такими же бесстрастными и страшными, как стоящая во дворе тюрьмы гильотина.

Савелий сидел напротив гостя на таких же узеньких нарах. Их отделяло всего лишь метра полтора. Свет, падающий из окна, осветил узкое лицо гостя, выглядевшее сейчас необыкновенно бледно.

— Позвольте полюбопытствовать, как вы попали в эту тюрьму?

Визитер слегка удивился:

— Вас волнует такой пустячок? Вам разве не известно, что французская Фемида столь же продажна, как и российская? Стоило только сыпануть горсть монет, как открываются любые двери. И даже двери тюрьмы! Мне тут сказали, мол, вы бы, мсье, насыпали нам франков побольше. Тогда, глядишь, мы бы вас оставили в тюрьме на недельку, а то и на пару лет. Знаете ли, такой своеобразный французский юмор.

— Не валяйте дурака! Как вас там… господин жандарм. Да у вас просто на лбу написано, что вы из царской охранки! А потом, о французской полиции я гораздо более высокого мнения, нежели вы. Если бы вы им не были нужны, то они не пустили бы вас даже за порог! Разве я не прав? Как к вам там обращаются в охранном отделении?

Гость обезоруживающе улыбнулся:

— А вы, оказывается, не так просты. Только не охранное отделение… Это не по нашему ведомству. Я служу в заграничной агентуре. Знаете ли, народец здесь самый разный, частенько неблагонадежный, так что прелестями французских барышень и шедеврами Лувра мне наслаждаться некогда. Да и лично вы мне добавили работы.

— Это кто же вы тогда получаетесь по военному чину? Никак не меньше штабс-капитана? — криво улыбнулся Савелий.

Новый знакомый остался серьезен:

— Берите выше…

— Даже так! И как же вас позволите величать?

— Можете просто… Виталий. Я человек без амбиций. Фамилия… Вам ни к чему.

— И что же нужно от меня такому уважаемому ведомству, позвольте спросить?

— Я не шутил, когда сказал вам, что могу добиться для вас полного освобождения. У меня есть полномочия на это. Дело в том, что в последние два года в России грабят весьма уважаемых и состоятельных коллекционеров. Пострадали Рябушинские, Морозовы, Аксаковы. Из их коллекций пропадают наиболее ценные картины. След привел сюда… Некоторые из полотен были выставлены на аукционе в Сотби. Нам так и не удалось вернуть их настоящим хозяевам. Но последнее дело выдалось на редкость серьезным. У Строганова пропали две картины, каждая из которых содержит тайну. На первой был изображен паша. Но под слоем краски обнаружилась еще одна картина… женщина редкой красоты. Вторая картина — «Страшный суд». Весьма реалистичная! Но поверх нее была изображена девушка в богатой восточной одежде. Обе картины специалисты относят к двенадцатому веку, и исполнены они были неизвестным французским художником.

— Как же они попали к Строганову?

— Это весьма непростая история. Обе картины принадлежали роду Артуа. Так вот, прабабушка Строганова вышла замуж за французского вельможу, который и подарил ей эти картины. После смерти мужа она вернулась в Россию, и картины передавались в роду по наследству. Но после смерти Строганова его коллекция была разграблена, а картины исчезли. Следы ведут сюда, в Париж! Мне известно, что практически каждый, кто сталкивался с этими картинами, пострадал в той или иной степени. Вам случайно не встречалась эти картины?

— Нет, — уверенно ответил Савелий.

— Это очень важно. Мы имеем дело не только с коллекционером, а с настоящим маньяком, который ради достижения своей цели готов пойти на самые низкие преступления.

— И что же вам о нем известно?

— Известно немного… прямо хочу сказать. Сейчас очень большой спрос на картины одиннадцатого и двенадцатого веков. С ними связаны самые кровавые ограбления.

— А может, просто выйти на коллекционеров и провести расследование среди них.

Виталий печально улыбнулся:

— Если бы все было так просто. По существу все коллекционеры — это некий закрытый клуб, в который невозможно проникнуть. А потом, кто же из них признается в том, что он убийца? Здесь нужно действовать похитрее.

— И как же вы будете действовать, разрешите полюбопытствовать?

— У меня имеется некоторый план, но мне бы хотелось заручиться вашей поддержкой.

Савелий сдержанно улыбнулся:

— Смотря что вы имеете в виду. Если вы предлагаете стукнуть кого-то по темечку, так увольте! Не мой профиль! А потом, хлопотно это.

— Вы не слышали о том, что Парамон Миронович убит?

Савелий побледнел:

— Убит?

— Да. Я знаю, что он заменил вам отца. Так что примите мои самые искренние соболезнования. Так вот, у меня имеется информация, что убил его тот человек, который крадет картины.

— С чего вы это взяли?

— Потому что старик тоже был ограблен. Насколько мне известно, в последние годы он занимался коллекционированием. У него была одна из тех картин, что интересовала грабителей. Вы не могли бы сказать, какая именно?

— Скорее всего икона, — глухо ответил Савелий. — Георгий Победоносец. Она была написана одним мальтийским монахом во времена Крестового похода.

— Эта икона пропала… Может, старика убили для того, чтобы досадить вам. Так или иначе, вы находитесь в поле зрения убийцы.

— Парамон был славный человек, — горестно вздохнул Савелий.

— Я не сомневаюсь, — сказал Виталий. — Послушайте, убийца не остановится ни перед каким преступлением. У меня есть основания полагать, что Парамон что-то знал и хотел вас предупредить, вот потому его и убрали. Так вы согласны нам помочь?

Савелий выглядел раздавленным, но, когда он заговорил, голос его звучал, как и прежде, уверенно:

— Что я должен сделать?

Виталий облегченно улыбнулся:

— Схема проста. Все знают о том, что вы известный медвежатник и что вам не составляет большого труда открыть сложнейший замок. Об этом сейчас пишут все газеты Парижа. Некоторые из них вами восторгаются. Чтобы открывать нынешние сейфы, требуется незаурядный ум… Так вот, мы организуем вам побег! Вскоре должна будет выставляться картина одиннадцатого века, на которой изображена простая женщина. Картина эта будет выставлена в Национальном музее, под усиленной охраной. На ночь ее будут запирать в сейф с сигнализацией. Украсть ее невозможно. Но вы должны будете украсть ее!

— Это подлинник? — как можно безмятежнее спросил Савелий.

— Копия, весьма искусная. Но об этом мало кто знает. Строганов был большой путаник и заказал несколько копий, которые должны были отвлечь от настоящей картины.

— Вы думаете, у меня получится?

— Только не надо пугаться… все обговорено. От себя хочу добавить, что побег должен выглядеть убедительно, только тогда вам поверят и захотят связаться с вами. Иначе наша акция просто провалится. Разумеется, кое-кого из охраны придется предупредить, но на этих людей я могу целиком положиться. Этим займется французская полиция. У нас традиционно неплохие связи.

— А с чего вы взяли, что они должны пойти со мной на контакт? — недоверчиво спросил Родионов.

— В своей следственной практике мне приходилось встречать людей такого сорта. Они просто одержимы собственными идеями и для достижения цели способны пойти на все.

— Какова же моя роль во всем этом деле? — несколько раздраженно спросил Савелий.

— А вы не догадываетесь? — удивленно спросил новый знакомый. — Как только преступники узнают, что вы на свободе, они непременно обратятся к вам с просьбой украсть эту картину. Именно эти люди убили вашего наставника Парамона. Царствие ему небесное… Не безгрешный, конечно, был человек, ну да бог ему судья!

— А если у меня ничего не выйдет?

— Выйдет! Только у меня к вам одна просьба…

— Какая же?

— Надеюсь, вы не попытаетесь исчезнуть с картиной? Как только вы ее вытащите из сейфа, то сразу же должны будете передать ее лично мне. Повторяю, лично! Я никому больше не доверяю.

— Но это же копия? — удивился Савелий.

— Неважно, — чуть смутившись, ответил Виталий.

— Хорошо. Это меня устраивает.

— У вас есть здесь человек, которому вы доверяете?

— Да, — кивнул Савелий.

— Можете черкнуть ему несколько строчек. Завтра вас повезут в банк, который вы ограбили…

— Это еще не доказано, — вставил Савелий.

— Да бросьте вы, — небрежно отмахнулся Виталий. — Не о том сейчас речь. А потом, в вашей вине никто не сомневается. Вас будут сопровождать два экипажа. — И, заметив удивленное лицо Родионова, добавил: — А вы что думаете? Вы теперь у нас знаменитость! И на меньшее сопровождение не рассчитывайте. Одна из улочек будет перегорожена. Двум каретам развернуться на ней будет чрезвычайно сложно, тем более что тротуары заставлены цветочными лотками. Вас должны будут пересадить в другую карету. И как только вы выйдете из кареты, мы откроем стрельбу. Все должно выглядеть очень натурально. Мои люди отведут вас на квартиру. Потом вам придется прогуляться по галереям. Вас увидят и придут к вам.

— У вас есть карандаш и листок бумаги? — спросил Савелий.

— Найдется. — Виталий порылся в карманах и вытащил блокнот. — Держите. Вот и карандаш.

— Спасибо, — кивнул Родионов. Набросав несколько строк, он передал гостю свернутый листок. — Вы можете передать эту записку в кафе «Шантан» хозяину? Для моей женщины…

— Хорошо, — взял клочок бумаги Виталий. — Дознание должно состояться завтра в десять часов утра. Ну что ж… Голова разболелась. Что-то тюремные стены на меня неблагоприятно влияют. Он трижды постучал в дверь, и она тотчас распахнулась.


Содержание:
 0  Король медвежатников : Евгений Сухов  1  Пролог : Евгений Сухов
 2  Глава 1 На приеме у императора : Евгений Сухов  3  Глава 2 Вы должны ограбить банк : Евгений Сухов
 4  продолжение 4  5  Глава 3 Куда делись камушки? : Евгений Сухов
 6  продолжение 6  7  Глава 4 Это фальшивка! : Евгений Сухов
 8  продолжение 8  9  Глава 5 Папа — святой человек : Евгений Сухов
 10  продолжение 10  11  Глава 6 Надеюсь, меня не подозревают? : Евгений Сухов
 12  продолжение 12  13  Глава 7 У вас под плащом пистолет? : Евгений Сухов
 14  продолжение 14  15  Глава 8 Георгий — значит победитель! : Евгений Сухов
 16  Глава 9 За ложь я разрубаю на куски! : Евгений Сухов  17  продолжение 17
 18  продолжение 18  19  Глава 10 Остыньте, мой друг, я не ваша! : Евгений Сухов
 20  продолжение 20  21  Глава 11 Подделка картин — прибыльный бизнес : Евгений Сухов
 22  Глава 12 На поле брани я не умру : Евгений Сухов  23  Глава 13 Пират Бахтияр : Евгений Сухов
 24  Глава 14 Заведение Ад : Евгений Сухов  25  Глава 15 Оставьте нас наедине! : Евгений Сухов
 26  продолжение 26  27  Глава 16 У вас ко мне дело, господин комиссар? : Евгений Сухов
 28  вы читаете: Глава 17 Дела государевы : Евгений Сухов  29  Глава 18 Выручайте, батенька! : Евгений Сухов
 30  продолжение 30  31  Глава 19 Старый пират : Евгений Сухов
 32  продолжение 32  33  Глава 20 Я с вами, генерал! : Евгений Сухов
 34  продолжение 34  35  Глава 21 Не пальните сдуру! : Евгений Сухов
 36  Глава 22 Секрет мистических знаков : Евгений Сухов  37  Глава 23 Я разгадал вас! : Евгений Сухов
 38  продолжение 38  39  Глава 24 Три столетия назад : Евгений Сухов
 40  продолжение 40  41  Глава 25 Кладбище булонского леса : Евгений Сухов
 42  продолжение 42  43  Глава 26 Покажите лицо, господин янычар! : Евгений Сухов
 44  продолжение 44  45  Эпилог : Евгений Сухов



 




Всех с Новым Годом! Смотрите шоу подготовленное для ВАС!

Благослави БОГ каждого посетителя этой библиотеки! Спасибо за то что вы есть!

sitemap