Приключения : Исторические приключения : Глава 25 Кладбище булонского леса : Евгений Сухов

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45

вы читаете книгу




Глава 25 Кладбище булонского леса

Генерал Аристов был очень взволнован:

— Значит, он так и сказал — под кличкой Янычар?

— Именно так, Григорий Васильевич.

Удивление генерала было непонятным. В сущности, это известие мало что меняло. Генерал нервно покрутил в руках чайную ложечку, после чего рассеянно положил в чашку с кофе еще сахара. Савелий едва сдержал улыбку, напиток должен быть приторно сладким, и ему очень не терпелось увидеть, с какой физиономией генерал станет отхлебывать кофе.

— Однако, — вымолвил генерал.

Григорий Васильевич сделал крохотный глоток, слегка поморщившись, будто пил не приторно сладкий кофе, а глотал настойку из редьки.

— Что это меняет?

— Очень многое, уважаемый Савелий Николаевич… Я вам не все рассказал о себе. Дело в том, что я не только организовал здесь частную сыскную контору, но еще и выполняю некоторые конфиденциальные задания российского правительства. Как вы понимаете, бывших генералов полиции не бывает, и если я однажды потянул государеву лямку, то это уже навсегда. А потом, с нынешним министром меня связывают давние приятельские отношения. Так что я никак не мог отказать ему в просьбе.

Заметив вошедшую Елизавету с небольшой вазой в руках, заполненной ванильным печеньем, Аристов смущенно умолк.

— Кушайте, — поставила хозяйка угощение на стол и удалилась в соседнюю комнату.

— Спасибо, — рассеянно поблагодарил Григорий Васильевич.

Кому в Париже хорошо, так это Елизавете. Она всецело посвящала себя изучению музеев и всевозможных галерей, которых здесь было в невиданное множество. Барышня даже приобрела карту, на которой отметила все интересные и наиболее важные места Парижа. Разбив город по квадратам, она старалась ничего не пропускать, всякий раз отмечая галочкой места своего досуга. Своей беззаботностью она напоминала красивое пестрое насекомое, неустанно порхающее с одного цветка на другой и спешащее собрать сладкий нектар. Судя по количеству потраченного времени, у Елизаветы это получалось. Из-за этого дома она бывала совсем мало. Савелия порой мучили какие-то смутные подозрения, но за бурными событиями последних недель он никак не мог в них разобраться.

Савелий обратил внимание на то, что барышня слегка нахмурилась. К столу ее не пригласили, а генерал Аристов и вовсе умолк при ее появлении. Но из гостиной она вышла очень независимо, высоко подняв красивую ухоженную головку. Дескать, вечно у этих мужчин какие-то секреты, не умеют поговорить о пустяках.

— Я надеюсь, что этот разговор останется между нами? — спросил Аристов, посмотрев на закрытую дверь, за которой спряталась Елизавета.

— Не сомневайтесь, Григорий Васильевич, продолжайте.

— Дело государственной важности, сами поймите… А без вашей помощи мне просто не обойтись. Так вот, этот человек связан с масонами. Да-да, не удивляйтесь, с масонами! — это совсем не те масоны, что были при добрейшем Александре Первом, это другие! — перешел на шепот Григорий Васильевич. — И цели у них далеко не такие благородные. Все изменилось, уважаемый Савелий Николаевич. Все говорят о войне, и всем известно, какой непоправимый вред может принести масонство России. Так вот, у меня есть веские основания полагать, что Янычар тесно связан с масонством. И всюду, где бы он ни находился, в России, в Англии, он всегда проповедовал идеи масонства. Теперь ему нужны картины с изображением магических знаков. Эти картины были написаны в двенадцатом веке художником, чье имя так и осталось неизвестным, и во время Четвертого крестового похода они были символом воинствующего христианства. С ними связывали все победы христиан в том походе. А когда они исчезли при весьма странных обстоятельствах, то рыцари стали терпеть поражения.

— Неужели это те самые картины? — не удержался от вопроса Савелий.

— Да. Очень красивая женщина в обыкновенном крестьянском наряде. Есть поверье, что этот портрет писался с самой Девы Марии. Точнее, не с нее самой, а с тех портретов, что были написаны еще при ее жизни. И еще одна картина, где изображены сцены из Страшного суда. Скорее всего, эта картина находится у Янычара.

— Значит, вы получили указание доставить Янычара в Санкт-Петербург?

Савелий понимал, что вторгается на запретную территорию. Но коли уж судьба связала их с генералом, коли у них общие враги, то они должны быть друг с другом откровенны.

— Да, — помедлив, коротко сказал генерал.

— И как вы собираетесь это сделать?

— Пока еще не знаю, ведь его сначала надо найти и взять. Я чувствую, что он где-то рядом. Без картины он не может уйти, а она, насколько мне известно, — улыбнулся генерал, — находится у вас.

— Так вы вновь собираетесь использовать меня как приманку для Янычара?

Григорий Васильевич виновато развел руками:

— Вы уж простите меня. За отечество радею. Да и вы человек опытный, во всяких переделках бывали, вас просто так не возьмешь. Скажу вам откровенно, Савелий Николаевич, я не совсем… благополучно вышел в отставку. Были, знаете, некие неприятные обстоятельства… Так вот, я хочу этим делом восстановить свою прежнюю репутацию. Хочется вернуться на родину с чистым именем.

— Да? — задумчиво протянул Родионов. — Скажите, Григорий Савельевич, а как вы связываетесь с резидентом? Как получаете задания? Держите связь? Это не праздное любопытство, я должен знать кое-какие нюансы…

— Разумеется, — подтвердил генерал. — Но, понимаете, я ни разу не видел своего резидента…

В этот момент в гостиную вошла Елизавета с подносом, на котором стояли горячий чайник, варенье и сладости.

Генерал замолчал, рассеянно помешивая ложечкой остывший чай. Вновь он заговорил лишь после того, как Лиза вышла, аккуратно притворив за собой дверь.

— Инструкции и задания я получаю в конверте, когда захожу в скромную квартиру на одной из тихих улочек Парижа. У меня есть ключ… И, что удивительно, конверты я получаю регулярно, а вот того, кто приносит их туда, я не видел ни разу, словно это какое-то бестелесное существо.

— А если вдруг вам срочно понадобится его увидеть?

— Я должен буду оставить в этой квартире конверт с просьбой. Но это вовсе не значит, что резидент придет на встречу. У него право выбора…

— Ну, а если все-таки придет… — настаивал Савелий.

— Здесь все просто. — Генерал откинулся на спинку стула. — У каждого из нас имеется половинка стофранковой купюры. Тот человек, который предъявит мне вторую половину, и будет резидентом.

— Значит, вы считаете, что Янычар связан с масонами? — перевел разговор Савелий.

— Да… В ложе его очень ценят. По своим каналам я узнал, что с ним должен встретиться гроссмейстер российской масонской ложи.

— Затевается что-то крупное?

— Несомненно. Ситуация в мире круто изменилась. Масоны считают себя прямыми наследниками воинствующих орденов монахов-крестоносцев. И если те вмешивались в судьбу мира несколько столетий назад, то нынешние масоны стремятся сделать это сейчас. У крестоносцев и масонов много общего. Некогда знатные люди отказывались от богатства в пользу своего ордена, сознавая, что вместе они сила. По большому счету они мало что теряли, потому что занимали в ордене ключевые позиции. Нечто подобное происходит и сейчас. Вы обратили внимание, что среди нынешних масонов очень много влиятельных людей?

— Как-то не задавался этим вопросом, — честно признался Савелий.

— Напрасно… В сущности, методы воинствующих рыцарей и масонов одни и те же. По своей сути это закрытые ордена. Со своей символикой, своим кредо, своими обрядами… Своими идолами, если хотите! Друг друга они понимают даже без слов, при помощи знаков, известных только им одним. Масонство проникло во все сферы власти, и человеку, входящему в их систему, обеспечено блестящее будущее. Его поймут, поддержат. Попасть в ложу масонов чрезвычайно трудно, так же как непросто было стать членом рыцарского мистического ордена. Для того чтобы попасть в него, кроме высокого денежного взноса нужно было иметь соответствующую родословную, которой не каждый мог похвастаться. Так вот, нынешние масоны — прямые потомки средневековых братств, и они с легкостью жертвуют свои состояния в пользу ордена.

— Вы полагаете, что Янычар один из таких?

Генерал заметно нервничал. Только с чего бы это?

— Не сомневаюсь. Я полагаю, что его задача — вовлекать в среду масонов наиболее влиятельных и богатых людей. И, судя по всему, дела у него продвигаются неплохо. По моим данным, в масонских ложах состоят даже царские особы.

— У них очень широкий размах, — согласился Савелий.

— Не то слово! — охотно подхватил Григорий Васильевич. — Ведь по большому счету д\'Артуа чужестранец. Однако каким-то образом ему удалось проникнуть во французскую элиту. Это дорогого стоит.

— Почему же он собирал вещи, связанные с пашой Хабибуллой? — Савелий задал вопрос, который мучил его на протяжении последних дней.

— Насколько мне известно, Янычар был его наследником. А сам Хабибулла был женат на графине рода Артуа. Так что не было большого лукавства, что он выдавал себя за д\'Артуа. Только вот насколько это родство было близким?

— А в России у него есть родственники?

— Его семья была в родственных отношениях со Строгановыми.

— Вы сказали, что он был в родственных отношениях со Строгановыми? Это точно? — невольно выдохнул Савелий.

Григорий Васильевич удивленно посмотрел на изменившееся лицо Родионова.

— Они самые. Ну, право, я вас не узнаю! Что с вами? — недоуменно протянул генерал. — Я всегда считал, что… э-э-э… медвежатники более хладнокровный народ. Вот и румянец у вас на щеках проступил, Савелий Николаевич. Очень настораживающий симптом. Здоровьице-то беречь надо при вашей профессии.

Савелий глотнул горячего чаю.

— Если это так, то он должен знать Чернопятова. Тот проживал в доме у старика Строганова, который стал заботиться о нем вскоре после отъезда родного сына. Потом сын куда-то пропал. Поговаривают, что его следы теряются где-то в Турции.

— Выходит, Артуа должен был знать и внебрачного сына Строганова?

— Да.

— Чернопятов сбежал в Россию. Квартира его пуста. Если их связывают общие дела, значит, «граф» может скрываться у него. Вы знаете, где он жил в Париже?

Генерал Аристов откашлялся.

— А ведь вы правы. Там полиция искать его не будет. Как я не догадался… — сокрушенно покачал генерал головой.

— Так мы едем?

— Да, сейчас же. — Но как мы туда попадем? Ведь он никому не откроет.

Савелий улыбнулся.

— Вы же сами только что сказали, что имеете дело с медвежатником. Так что мои отмычки нам еще послужат. Простите, генерал, я покину вас на минуту, — извинился он.

Савелий прошел в дальнюю комнату. Там, в тайнике, искусно замаскированном в стене, он хранил набор инструментов медвежатника. Сложно изогнутые фомки, сверла и прочий металлический скарб, страшно дорогой, потому что изготавливался он в тайне и по особому заказу. Здесь же лежала небольшая кожаная сумочка с отмычками.

Вернувшись в гостиную, Савелий положил сумочку на стол и стал перебирать отмычки. Неожиданно из сумочки выкатилась маленькая статуэтка Будды.

— Что это у вас? — неожиданно осипшим голосом спросил генерал, показав на статуэтку.

Савелий удивленно посмотрел на генерала.

— Безделушка… Ничего особенного.

— Я не о том, — раздраженно махнул рукой Григорий Васильевич, — я вот об этих знаках!

Савелий повернул фигурку. Действительно, у основания на ней были начертаны какие-то знаки. А ведь он видел их, да как-то забыл рассмотреть поподробнее.

— Не знаю, — признался Савелий.

— Где вы ее взяли? — взволнованно спросил генерал.

Савелий задумался, стоит ли откровенничать, но потом все-таки решился.

— Дело в том, что я взял ее в квартире покойного мсье Дюбаи.

— Эксперта?

— Верно, — в свою очередь удивился Савелий.

Оказывается, отставной генерал весьма много знал.

— Расскажите подробнее. Это важно! Его квартира была разгромлена?

— Я бы этого не сказал, но было видно, что в ней кто-то побывал.

— С чего вы взяли?

— Просто вещи стояли не на месте. Я заметил это сразу, едва проник в квартиру. В ней явно что-то искали. И тут я услышал, как в замочной скважине повернулся ключ. Я спрятался за ширму и стал наблюдать. Вошел человек, который вел дела графа д\'Артуа, и стал рыться в вещах. Потом он подошел к одной из картин, снял ее со стены и ушел.

— А вам не приходила мысль, что он искал именно эту статуэтку? Видно, эксперт что-то знал о графе и попытался его шантажировать, а в качестве доказательства Дюбаи выкрал у него эту статуэтку. Вот за это он и поплатился жизнью. Разрешите взглянуть?

— Пожалуйста, — протянул Савелий статуэтку.

— Это магические символы масонов. Точно такие же знаки изображены и на картинах. — Аристов слегка тряхнул фигурку. — Внутри ее что-то есть. Вам не будет жалко, если мы ее разобьем?

Савелий пожал плечами:

— Ну, если это нужно для дела.

— Можно молоточек?

Савелий принес молоток.

— Пожалуйста, — протянул он молоток генералу.

Легкого удара оказалось достаточно. Черепки, разлетевшись, угодили даже в тарелку с печеньем. На пол, рассерженно звякнув, упал причудливый медный ключ в форме шута, стоящего на одной ноге. Савелий медленно его поднял. Всмотревшись в веселую рожицу паяца, он увидел на его щеках точно такие же знаки, какие заметил на обороте картин.

— Вы знаете что-нибудь про этот ключ? — с заметным волнением спросил Григорий Васильевич.

Савелий с интересом повертел ключ в руках.

— Вещичка занятная… Похоже, старинная, или под старину сработана. Ключ большой больно! Таким только амбары открывать.

— Амбары! — едко передразнил Аристов. — Скорее всего, он от склепа.

— От склепа? — удивился Савелий.

— Да! От склепа марабу. Знаете, кто это такие?

— Как же не знать? Аисты! Живут в Африке и Юго-Восточной Азии. Мне приходилось их видеть. Весьма любопытные птицы, — сообщил Савелий.

Григорий Васильевич нетерпеливо махнул рукой:

— Нет. Вы не о том говорите! Марабу — это воин и одновременно монах, погибший во время священной войны. Такой человек и при жизни обладает сверхъестественным могуществом, он обязан вести людей дорогой Бога! Гробница, где он погребен, тоже называется марабу. Такие могилы являются местом паломничества, культа, если хотите! — горячо рассказывал генерал. — Монахи, возвращаясь из Крестовых походов, объявляли своих иерархов марабу и хоронили их в предместьях Парижа. Нетрудно представить, какие толпы паломников они собирали в то время. Несколько таких могил сохранилось до нашего времени. Посмотрите на этот знак, что вы видите?

— Кажется, арбалет с булавой.

— Верно! — охотно согласился генерал. — Посмотрите повыше.

— Кажется, это шлем.

— Это шлем с забралом. Именно такой носили рыцари конца двенадцатого века, в канун Четвертого крестового похода. Я немного занимался историей. Так вот, это эмблема рода Мазаринов! Следовательно, этот ключ от склепа графа Мазарина! В летописях сказано, что он был обезглавлен. А позже, после смерти епископа Марка, граф был объявлен святым, и его прах перевезли в Париж. Правда, говорят, голову его так и не нашли. Будто бы ее спрятала одна из его возлюбленных. Его могила сразу стала местом поклонения. Скорее всего, склеп использовался как тайник.

Савелий почувствовал, что стоит на пороге тайны. Нечто подобное, наверное, ощущали алхимики, увидевшие воочию, как расплавленная ртуть, застывая, превращается в кусок золота. Мозги начинают плавиться от сознания того, что где-то совсем рядом находится тайна философского камня.

Савелий перевел дыхание и притронулся ладонью к загоревшимся щекам — он уже чувствовал обжигающее влияние волшебного камня.

— В этом тайнике может быть спрятана вторая картина. На каком кладбище находится этот склеп?

— В Булонском лесу.

— Едем немедленно! — вскочил Савелий.

Вошла Елизавета.

— Ты куда, уже вечер? — удивленно спросила она, видя, что Савелий спешит к выходу.

В глазах любимой нешуточная обида.

— Я скоро вернусь, дорогая, — ободряюще улыбнулся Савелий и, стараясь избежать дальнейших обьяснений, заторопился в прихожую.

Что-то виновато бубня, следом затопал генерал Аристов.

Савелий даже не успел сообразить, откуда появилась пролетка. Еще секунду назад на улице царила безмятежность: по тротуарам прогуливались счастливые парочки, ковылял сгорбленный старик, опираясь о какую-то суковатую трость, набросив на глаза черную вуаль, брела дама в белом, — выгуливала крохотного серебристого пуделя. Вполне идиллическая картинка. Но уже в следующую секунду раздались размеренные удары хлыста, улица наполнилась грохотом копыт. В опасной близости Савелий внезапно увидел морду лошади, раздираемую удилами, ее мощную грудь…

Откуда-то со стороны раздался истошный женский крик — собачонка, сорвавшись с поводка, бросилась под ноги обезумевшему жеребцу. Конь, сбившись с галопа, поднялся на дыбы, и Савелий в кувырке откатился на тротуар, успев понять, что если бы не безрассудство шального пса, то следующего мгновения в его жизни могло бы и не случиться. А возница, хлестнув перепуганного коня бичом, скрылся в ближайшем переулке, грохоча колесами по булыжнику.

Генерал помог Савелию подняться.

— Мсье, — подскочила к ним хозяйка собачонки. — Я разглядела его лицо, я буду свидетельницей!

Даже через вуаль было видно, насколько она хороша.

— Не стоит беспокоиться, мадемуазель, — улыбнулся Савелий, отряхиваясь, — скорее всего, у него обезумела лошадь. Он явно этого не желал.

— Как вы можете говорить так? — не сдавалась женщина. — Я видела, как он направлял лошадь прямо на вас! Если бы вы не отскочили в сторону, то лошадь просто раздавила бы вас. Вам очень повезло.

— Мне всегда везет, мадемуазель.

— Я — мадам, — несколько смущенно поправила его женщина.

На них оглядывались.

— Извините, — Савелий поднес ладонь ко лбу, пытаясь приподнять шляпу. Но тут же вспомнил о своем бесшабашном кувырке.

Шляпа, перепачканная пылью, лежала в трех шагах. Ну да бог с ней! — махнул рукой Савелий.

— Мне надо идти, мадам!

Губы очаровательной незнакомки понимающе дрогнули.

— Он вас чуть не раздавил! И это было покушение, — взволнованно произнес Аристов, когда они отошли на достаточное расстояние.

— Вам показалось.

— Какой там показалось! Он правил прямо на вас! У меня создалось впечатление, что этот извозчик поджидал вас. Убийство можно было бы вполне списать на несчастный случай. Для Парижа подобные случаи типичны, впрочем, как и для Москвы…


Содержание:
 0  Король медвежатников : Евгений Сухов  1  Пролог : Евгений Сухов
 2  Глава 1 На приеме у императора : Евгений Сухов  3  Глава 2 Вы должны ограбить банк : Евгений Сухов
 4  продолжение 4  5  Глава 3 Куда делись камушки? : Евгений Сухов
 6  продолжение 6  7  Глава 4 Это фальшивка! : Евгений Сухов
 8  продолжение 8  9  Глава 5 Папа — святой человек : Евгений Сухов
 10  продолжение 10  11  Глава 6 Надеюсь, меня не подозревают? : Евгений Сухов
 12  продолжение 12  13  Глава 7 У вас под плащом пистолет? : Евгений Сухов
 14  продолжение 14  15  Глава 8 Георгий — значит победитель! : Евгений Сухов
 16  Глава 9 За ложь я разрубаю на куски! : Евгений Сухов  17  продолжение 17
 18  продолжение 18  19  Глава 10 Остыньте, мой друг, я не ваша! : Евгений Сухов
 20  продолжение 20  21  Глава 11 Подделка картин — прибыльный бизнес : Евгений Сухов
 22  Глава 12 На поле брани я не умру : Евгений Сухов  23  Глава 13 Пират Бахтияр : Евгений Сухов
 24  Глава 14 Заведение Ад : Евгений Сухов  25  Глава 15 Оставьте нас наедине! : Евгений Сухов
 26  продолжение 26  27  Глава 16 У вас ко мне дело, господин комиссар? : Евгений Сухов
 28  Глава 17 Дела государевы : Евгений Сухов  29  Глава 18 Выручайте, батенька! : Евгений Сухов
 30  продолжение 30  31  Глава 19 Старый пират : Евгений Сухов
 32  продолжение 32  33  Глава 20 Я с вами, генерал! : Евгений Сухов
 34  продолжение 34  35  Глава 21 Не пальните сдуру! : Евгений Сухов
 36  Глава 22 Секрет мистических знаков : Евгений Сухов  37  Глава 23 Я разгадал вас! : Евгений Сухов
 38  продолжение 38  39  Глава 24 Три столетия назад : Евгений Сухов
 40  продолжение 40  41  вы читаете: Глава 25 Кладбище булонского леса : Евгений Сухов
 42  продолжение 42  43  Глава 26 Покажите лицо, господин янычар! : Евгений Сухов
 44  продолжение 44  45  Эпилог : Евгений Сухов



 




Всех с Новым Годом! Смотрите шоу подготовленное для ВАС!

Благослави БОГ каждого посетителя этой библиотеки! Спасибо за то что вы есть!

sitemap