Приключения : Исторические приключения : продолжение 8

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45

вы читаете книгу




— Но эта же картина прошла сертификацию, — продолжал надеяться граф.

Дюбаи сочувственно улыбнулся:

— Все верно. Так и должно быть. Разве вы бы купили картину без сертификации? На это и рассчитано, уважаемый граф. Позвольте узнать, где вы ее приобрели?

Граф на секунду задумался, соображая, стоит ли откровенничать, а потом отвечал:

— Я ее выкупил на аукционе.

— Ну, вот видите! Сертификат — это паспорт картины, а для того, чтобы получить его, сначала картину где-то выставляют. Например, на какой-нибудь выставке. И уже тогда в этом паспорте будет указано, что картина такого-то мастера найдена совершенно случайно и выставлялась на выставке или где-нибудь в музее. Все это отработано, граф… А если таких надписей будет, к примеру, не одна, а целая дюжина, да еще с шумихой в прессе по поводу неизвестного ранее шедевра? Разве вы не заинтересуетесь?

— Нечто подобное как раз и произошло. И это обстоятельство сыграло определяющую роль, — уныло признался граф.

— Ну, вот видите! — почти радостно воскликнул Дюбаи.

— За эту картину заплачены очень большие деньги… Вы бы не посоветовали мне, как теперь следует поступить с этой… картиной?

Эксперт задумался. Подняв подбородок, он, нисколько не смущаясь изучающего взгляда графа, почесал заросшую шею.

— Денег своих вы не вернете… Это точно! А потом, если вы вдруг захотите ее продать и обман обнаружится, то может пострадать ваша репутация. А ее, как известно, не купишь ни за какие деньги. Я бы в вашем положении посоветовал без шума поменять картину на что-нибудь аналогичное.

— В таком случае вы не могли бы мне кого-нибудь рекомендовать? — Граф, заметив рассеянный взгляд Дюбаи, продолжил: — Разумеется, за хорошее вознаграждение. Я ведь все понимаю.

— Дело весьма щекотливое, надеюсь, вы войдете в мое положение. 

— Эксперт явно мялся. 

— Дело не только в деньгах, я ведь могу потерять и свою репутацию. А это на старости лет очень тяжело.

— Часть денег я могу дать сейчас, — настаивал граф. Он сунул руку в карман и вытащил кожаный пoртмоне. 

— Десять тысяч франков вас устроят?.. Нет, возьмите двадцать!

Дюбаи пожал плечами:

— Право, даже не знаю, как и поступить. Ну, если вы, конечно, так настаиваете, — с явной неохотой он взял деньги и несколько торопливо сунул их в карман. — Хотя, признаюсь, эти ваши деньги будут мне очень кстати. Я тут слегка поиздержался. Ну, вы меня поймете….

Граф понимал и солидарно рассмеялся:

— Ну конечно, разве мы не мужчины!

— Так вот, я знаю человека, который приобрел бы эту картину. Если ему продавать ее дешево, то он заподозрит неладное. Если же дорого, то у него просто нет таких денег. Единственная возможность, так это обменять ее на полотно Веласкеса «У врат рая».

Глаза старого графа блеснули азартом.

— Был бы вам очень благодарен. А знаете что, не пойти ли вам ко мне постоянным экспертом. Кроме разового вознаграждения, вы будете получать ежемесячный оклад, который значительно будет превышать ваше нынешнее жалованье.

— Мне лестно ваше предложение.

— Вот и договорились, — граф слегка повернулся. На подносе уже стояли две рюмки с коньяком. — Так давайте закрепим наше с вами сотрудничество!

На несколько секунд в комнате повис хрустальный звон. Граф промокнул влажные губы салфеткой, а потом спросил:

— Так когда я мог бы… получить Веласкеса?

— Завтра у меня как раз состоится встреча с этим господином. Я передам ему ваше желание обмена. Уверен, что он захочет приобрести эту картину немедленно. Но здесь важна тоже своя тактика. Я бы посоветовал вам потомить его хотя бы неделю.

— А кто он такой, разрешите полюбопытствовать?

— Один чудаковатый русский.

— Хорошо. Передайте этому русскому, что я жду его через неделю в это же самое время.

Кивком головы граф д\'Артуа отпустил верного слугу. И тот, приподняв подбородок, торжественно понес поднос, словно это было полковое знамя. Все аристократы такие тонкие — следовало понимать, что визит пришел к своему завершению.

Дюбаи на секунду задумался. Коньяк был хорош.

— Я вот что подумал, уважаемый граф, ваше имя ни в коем случае не должно быть замешано здесь. Если вы мне доверяете, то я бы мог сам предложить ему эту картину.

— А что вы ему скажете?

— Что картину взял у перекупщика и работаю за свой небольшой процент.

Граф ненадолго задумался, а потом отвечал, снимая картину со стены:

— Ваша репутация очень высока, мсье Дюбаи. Возьмите… Буду очень рад увидеть вас через неделю в своем доме с картиной несравненного Веласкеса.

* * *

Мантенье, как никакому другому художнику, удавался крупный план, и эта картина не была исключением. Безвольное тело ослабевшего Луки было привязано к круглой мраморной колонне. Голени туго стянуты толстой веревкой, руки за спиной — пут не рассмотреть. Из икр и бедер торчали стрелы. Живот прострелен, и окровавленный наконечник выпирал из левого бока устрашающим колючим жалом. Пожелтевшее лицо святого выражало неимоверное страдание. На переднем плане изображен курчавый лучник с огорченным лицом. Было заметно, что юноша раздосадован промахом. Правой рукой он уже извлекал следующую стрелу и, видно, выбирал на теле Луки уязвимое место. Картина выглядела настолько реалистично, что Савелию подумалось, будто Мантенья был свидетелем события, случившегося без малого два тысячелетия назад.

— Впечатляет? — довольно спросил Дюбаи.

— Да, все-таки старые художники знали свое дело. Я совершенно не понимаю нынешнего авангардизма. У меня такое впечатление, что его придумали те художники, которые не умеют рисовать.

Эксперт лишь слегка пожал плечами:

— Суждение спорное.

— Хорошо, — произнес Савелий. — Я доволен вашей работой. Вот ваши долговые расписки, — положил он перед Дюбаи аккуратно сложенные бумаги. — И еще один совет…

— Какой же?

— Если не умеете играть в карты, так не садитесь за карточный стол совсем.

Старик торопливо сунул расписки в карман.

— Постараюсь учесть это.

— Это действительно подлинник? — Савелий в упор посмотрел на эксперта.

Взгляд старика был прям.

— Нет никаких сомнений.

— Ну, что ж, — задумчиво протянул Родионов, — я полагаюсь на вашу компетентность. А это вам дополнительное вознаграждение. — Савелий положил перед Дюбаи конверт. — Здесь пятьдесят тысяч франков. В вашем положении они будут весьма кстати.

Конверт столь же быстро скрылся во внутреннем кармане пиджака.

Прежде чем обратиться к Дюбаи, Савелий долго присматривался к нему и с удивлением вдруг понял, что эксперт далеко не тот человек, которого пытается играть. Безусловно, он был человеком высочайшего профессионализма, и вряд ли в Париже можно было бы отыскать специалиста более компетентного в искусстве, нежели он. И совсем не случайно лучшие музеи мира привлекали его в качестве эксперта для своих коллекций. Но вместе с тем он обладал едва ли не всеми человеческими пороками. И просаживал в карты все свои сбережения. В силу стариковской немощи отношение к женщинам у него было особенным. Дюбаи предлагал женщинам раздеваться в своем присутствии, за что платил им немалые деньги. А так как он был человек с очень высоким художественным вкусом, то, как правило, на роль моделей привлекал самых очаровательных женщин Парижа, среди которых были известные модели и балерины.

Трудно сказать, какие слова он им нашептывал, чтобы уговорить на сеанс, но мало кто из них отказывался от предложения забавного старика.

Вольностей себе Дюбаи не позволял. Единственное, что он мог сделать, так это погладить ладошкой грудь понравившейся прелестницы.

Савелий посмотрел на разволновавшегося старика и произнес, пожав плечами:

— Даже и не знаю, куда вы деньги-то деваете.

— Коплю на черный день, — проговорил старик и плотоядно захихикал.

* * *

— Знаете, мне доставляет истинное удовольствие работать с вами, — произнес Барановский. — Я никак не думал, что вы сможете так скоро достать «Святого Луку». Право, я удивлен! Признайтесь мне, как вам удалось ее раздобыть. Вы подкупили слуг? Хотя не уверен: все слуги служат у графа по многу лет и очень преданы своему хозяину. — Барановский чуть отошел от картины и принялся разглядывать сочные краски.

Савелий усмехнулся:

— Давайте не будем гадать. Картина эта не украдена. Никто искать ее не будет, так что можете распоряжаться ею по собственному усмотрению.

— Вы и вправду необыкновенный человек. Никогда не думал, что граф д\'Артуа решит добровольно расстаться с жемчужиной своей коллекции. Признаюсь, не ожидал… Не ожидал… А вы случайно не интересуетесь искусством? — неожиданно спросил Барановский.

Савелий показал рукой на картину:

— Как видите, пришлось.

— Понимаю. Значит, равнодушны. А я вот этим делом занимаюсь очень серьезно. В картинах великих мастеров есть что-то необыкновенное. А знаете, почему? — спросил он, бережно трогая полотно. Он обращался с ним так нежно, словно пеленал грудного младенца.

— Отчего же? — хмыкнул Савелий, наблюдая за плавными движениями Барановского.

— Потому что они несут в себе отпечаток своего времени. Взгляните на эту картину. Она отражает тревогу. В этот период Италия была раздираема междоусобицами. Или вот этот замок, — показал он ладонью на задний план, где проглядывали полуразрушенные строения амфитеатра. — Что он вам напоминает? — Барановский прищурился. — Чудовище!.. А есть картины, которые привносят в души успокоенность. Они написаны в то время, когда государство процветало. Все эти переживания очень легко передаются зрителю. А по некоторым из них и вовсе можно увидеть грядущие потрясения. Когда смотришь на все это, неизбежно думаешь, что великие мастера пророчествовали своим творчеством.

Барановский завернул полотно в плотную бумагу и перевязал сверток лентой. Теперь картина, стоимостью почти в полумиллион франков, напоминала легкомысленный подарок, купленный на ближайшем рынке.

— Теперь, надеюсь, мы с вами в расчете? — спросил Савелий.

Барановский взял картину под мышку и, лукаво улыбнувшись, произнес:

— Я тоже на это надеюсь, — и, приподняв шляпу, негромко добавил: — Честь имею. Я слышал, что тяжело заболел ваш приемный отец, Парамон Миронович… желаю ему скорейшего выздоровления.

Щелкнули замки затворяемой двери. А еще через минуту на лестнице раздались удаляющиеся шаги. Савелий успел пожалеть о том, что встреча состоялась именно в этой его уютной квартире на площади Шатле. Он сделал ошибку, когда привел гостя в свою берлогу, теперь квартиру придется срочно менять. Для предстоящего свидания можно было бы снять какую-нибудь тихую квартирку на Монмартре. Во всяком случае, человек, вышагивающий со свертком в руках, там ни у кого не вызовет интереса.

Савелий подошел к окну и слегка отодвинул занавеску. В центре площади возвышался фонтан Шатле. Из открытой пасти сфинкса упруго изливалась вода. А вот это уже интересно. Господин Барановский уверенно пересек площадь, осмотрелся и вдруг изучающе уставился на голову сфинкса. Он смотрел на нее с таким вниманием, словно они приятельствовали в прошлой жизни. Еще через несколько минут к нему подошел высокий человек с белой тростью. Оба о чем-то возбужденно заговорили, энергично жестикулируя, а потом разошлись в противоположные стороны, словно чужие.

Но откуда он узнал про Парамона? Странно все это. А это его предупреждение быть осторожным?

В дверь позвонили. Мамай! Сбросив цепочку с двери, Савелий впустил гостя.

Перешагнув порог, Мамай заговорил:

— Барановский сегодня целый день встречался с какими-то непонятными людьми. Похоже, что он у них за старшего.

— Чем занимаются эти люди?

— Сразу так и не поймешь. Встречаются, разговаривают. Двое из них работают в какой-то типографии, не то революционеры, не то газетчики. — И, махнув рукой, Мамай добавил безнадежно: — Все они одним миром мазаны.

— Возможно, — задумчиво протянул Савелий. — Постарайся как можно больше разузнать об этих людях.

— Понял, хозяин, — отвечал верный Мамай.

Едва Мамай ушел, как в квартире вновь раздался звон колокольчика. Открыв дверь, Савелий увидел хозяина дома. Строго насупившись, тот произнес:

— Мсье, вами интересовалась полиция. Вынужден отказать вам в жилье. Мне не нужны лишние неприятности.

* * *

Комиссар с интересом рассматривал сидящего напротив Родионова. Тем же самым, но с заметным безразличием занимался и Савелий.

Комиссар полиции Лазар был сравнительно молод, заметно полноват и на первый взгляд производил весьма благоприятное впечатление. Чем-то он напоминал добродушного и разнеженного кота, готового сомлеть под теплой хозяйской ладонью. Из-под густых черных бровей на Родионова смотрели умные внимательные глаза, которые замечали малейшее движение и анализировали его со всей тщательностью. Очевидно, комиссар был человеком выдающихся способностей, иначе бы ему не занимать такого высокого кресла в столь молодом возрасте. Даже если предположить, что должность досталась ему по серьезной протекции, то все равно нужен недюжинный ум, чтобы заставить поверить других в то, что ты находишься на своем месте. Руки комиссара покоились на высоких подлокотниках, поза его была слегка расслабленной, он как будто бы распластался в кресле, слился с ним. И, судя по положению его тела, чувствовалось, что вставать ему было лень. А предстоящее дознание он воспринимал как заслуженный отдых в конце рабочего дня. На первый взгляд в комиссаре не было ничего такого, что заставило бы поверить в его выдающиеся способности. Но, скорее всего, леность была наигранной, чтобы усыпить бдительность собеседника.

Интересно, по какому поводу его вызвали? И вообще, как в полиции стало известно, что Савелий снимает эту квартиру, ведь он нигде не регистрировался? Однако французская полиция работает неплохо, не в пример царской.

Савелий сдержанно улыбнулся. Лицо комиссара вдруг приняло отчужденное выражение, как если бы он лицезрел перед собой неодушевленный предмет.

— Я вот о чем хотел вас спросить, — наконец произнес комиссар. Голос у него оказался мягким и словно бы убаюкивающим. С такими интонациями лучше читать воскресные проповеди, а не устраивать дознание. — Зачем вы убили мсье Дюбаи?

От неожиданности Савелий подался вперед:

— Простите, что вы сказали?

— У вас, очевидно, туговато со слухом, мсье Родионов, — искренне пожалел Савелия комиссар. — Я хотел полюбопытствовать, зачем вы убили эксперта Дюбаи?

— Ну, знаете ли… Зачем мне это надо?

Комиссар хмыкнул. Получилось у него это очень забавно. Верхняя губа высоко приподнялась, обнажив крупные зубы, напоминающие резцы кролика. Савелий готов был поклясться, что среди сослуживцев он имел какое-нибудь неблагозвучное прозвище. Например, Хорек! — Вот смотрю я на вас, и сам думаю о том же самом. Человек вы образованный, состоятельный. Что могло вас толкнуть на такое? Деньги? Но они у вас есть. Ревность? Но ваша спутница любит вас до безумия! Тогда что?

— Простите, а где же он был убит?

Губа неприятно поднялась вновь:

— И это вы у меня спрашиваете? А вы, я вижу, подзабыли. Его убили в борделе… неподалеку от Мулен Руж.

— С чего вы взяли, что убийцей был именно я?

— В кармане убитого был обнаружен клочок бумаги, на котором был записан ваш адрес. Кстати, именно поэтому мы вас так быстро отыскали. В бордель он пришел не один и, судя по описаниям свидетелей, как раз в вашем обществе. Что вы на это скажете?

— Полный бред! Я не хожу в подобные заведения. Мне, знаете ли, хватает впечатлений и в повседневной жизни. И как же был убит мсье Дюбаи?

— Ему затянули на шее веревку в комнате, где он дожидался свою девушку.

— Занятно, однако… Если вы мне не верите, то устройте очную ставку со свидетелями. Вряд ли они узнают во мне спутника месье Дюбаи.

— Не исключено, что мы так и сделаем.

— Уверяю вас, это недоразумение! А записка с адресом отнюдь не доказательство…

— Хм, а ведь вы возмущаетесь искренне. Я вам скажу страшную вещь, — глаза комиссара округлились, — мы никому не должны доверять. Но вам я верю, — откинулся комиссар на спинку кресла, отчего оно жалостливо заскрипело. — Есть в вас что-то такое располагающее. Вы можете пойти на крайнюю меру, но для этого у вас должны быть достаточно веские основания. — Комиссар поднялся. Он оказался довольно внушителен и возвышался над столом, словно скала. — Знаете, у нас просто такая неблагодарная работа. Скорее всего, произошло какое-то недоразумение, — бережно пожал он руку Родионова. — Вы даже не представляете, какое чувство неловкости я испытываю, — комиссар проводил гостя до дверей. — Все-таки вы иностранец, не обвините меня в предвзятости. Извините меня, ради бога, за некоторую бестактность.

— Ничего страшного, — улыбнулся Савелий.

— Да, простите… Совсем вылетело из головы, забыл вам задать еще один вопрос.

— Спрашивайте, — насторожился Савелий.

— Я тут навел о вас кое-какие справки… Судя по тому, что мне рассказали, вы очень известный медвежатник. Но все это на уровне догадок, против вас нет никаких улик, одни только предположения. Меня попросили посодействовать русским коллегам, но чем я могу? — Комиссар пожал плечами. — Ведь вы ведете вполне добропорядочный образ жизни. И у меня к вам нет никаких нареканий.

— Мне это ничего не стоит, — сдержанно отвечал Савелий.

— А правда, что вы взламывали сейфы гремучей ртутью? — Комиссар крепко держал его ладонь в своей и как будто бы не желал с ней расставаться.

— Вы определенно меня с кем-то путаете, господин комиссар, — попытался высвободить свою ладонь Родионов. Это ему удалось почти без усилия. — Я не имею никакого отношения к медвежатникам.

— Возможно… возможно, — рассеянно проговорил комиссар. — Дело в том, что на днях у нас был ограблен «Коммерческий русский банк». И знаете, какая наблюдается особенность? Человек, который это сделал, тоже очень напоминает вас. Правда, на нем был грим, накладные усы, борода. Но если пренебречь всеми этими деталями, то он как две капли воды похож на вас. Господин Родионов, вас не настораживает такое совпадение?

Савелий постарался улыбнуться как можно более безмятежно и верил, что у него это получилось.

— Нисколько.

— А меня вот удивляет другое. Дело в том, что кроме драгоценных камней из сейфа пропала весьма ценная картина, которую хозяин не продал бы ни за какие деньги. Это семейная реликвия, так скажем… Он не рисковал держать ее дома, а поместил на хранение в банк, и теперь она украдена. Разумеется, картина застрахована, но ее уже не вернуть. Во всяком случае, к этому нужно приложить массу усилий.

— Я читал газеты, но нигде не упоминалось о картине.

— Все верно, — легко согласился комиссар, — эта информация конфиденциальная. Но хозяин этого полотна очень серьезный человек и не остановится ни перед чем, чтобы вернуть семейную реликвию. В этом деле есть еще одно непонятное обстоятельство: очевидцы рассказали, что грабитель заходил в банк со свертком. Вы представляете себе преступника со свертком? — расхохотался он. — Одно дело — пистолет, бомба… А тут просто недоразумение какое-то!

Савелий сдержанно улыбнулся:

— Мне трудно судить, но, возможно, это и вправду очень смешно.

— Кстати, потом этого свертка мы не обнаружили. Даже непонятно, куда он его дел.

— Может, он унес его с собой? — несмело предположил Савелий.

— Исключено, — подумав, отвечал комиссар, — в руках у него был только саквояж. Ну, не смею вас больше задерживать. — Савелий уже приоткрыл дверь, когда Лазар поинтересовался: — Вы, кстати, никуда не думаете уезжать?

— А что, я под подозрением?

— Ну что вы, — воскликнул комиссар, и его лицо расплылось в доброжелательной улыбке, — просто в этом деле могут открыться новые подробности, и ваши… наблюдения, — сумел он наконец подобрать нужное слово, — могут быть весьма полезны. И последнее… вас не удивляет то обстоятельство, что был убит человек, имеющий к живописи самое непосредственное отношение?

— Я уже давно ничему не удивляюсь, — ответил Савелий. — Честь имею, — мягко прикрыл он за собой дверь.

Часть II Магические символы


Содержание:
 0  Король медвежатников : Евгений Сухов  1  Пролог : Евгений Сухов
 2  Глава 1 На приеме у императора : Евгений Сухов  3  Глава 2 Вы должны ограбить банк : Евгений Сухов
 4  продолжение 4  5  Глава 3 Куда делись камушки? : Евгений Сухов
 6  продолжение 6  7  Глава 4 Это фальшивка! : Евгений Сухов
 8  вы читаете: продолжение 8  9  Глава 5 Папа — святой человек : Евгений Сухов
 10  продолжение 10  11  Глава 6 Надеюсь, меня не подозревают? : Евгений Сухов
 12  продолжение 12  13  Глава 7 У вас под плащом пистолет? : Евгений Сухов
 14  продолжение 14  15  Глава 8 Георгий — значит победитель! : Евгений Сухов
 16  Глава 9 За ложь я разрубаю на куски! : Евгений Сухов  17  продолжение 17
 18  продолжение 18  19  Глава 10 Остыньте, мой друг, я не ваша! : Евгений Сухов
 20  продолжение 20  21  Глава 11 Подделка картин — прибыльный бизнес : Евгений Сухов
 22  Глава 12 На поле брани я не умру : Евгений Сухов  23  Глава 13 Пират Бахтияр : Евгений Сухов
 24  Глава 14 Заведение Ад : Евгений Сухов  25  Глава 15 Оставьте нас наедине! : Евгений Сухов
 26  продолжение 26  27  Глава 16 У вас ко мне дело, господин комиссар? : Евгений Сухов
 28  Глава 17 Дела государевы : Евгений Сухов  29  Глава 18 Выручайте, батенька! : Евгений Сухов
 30  продолжение 30  31  Глава 19 Старый пират : Евгений Сухов
 32  продолжение 32  33  Глава 20 Я с вами, генерал! : Евгений Сухов
 34  продолжение 34  35  Глава 21 Не пальните сдуру! : Евгений Сухов
 36  Глава 22 Секрет мистических знаков : Евгений Сухов  37  Глава 23 Я разгадал вас! : Евгений Сухов
 38  продолжение 38  39  Глава 24 Три столетия назад : Евгений Сухов
 40  продолжение 40  41  Глава 25 Кладбище булонского леса : Евгений Сухов
 42  продолжение 42  43  Глава 26 Покажите лицо, господин янычар! : Евгений Сухов
 44  продолжение 44  45  Эпилог : Евгений Сухов



 




Всех с Новым Годом! Смотрите шоу подготовленное для ВАС!

Благослави БОГ каждого посетителя этой библиотеки! Спасибо за то что вы есть!

sitemap