Приключения : Исторические приключения : Глава вторая АРГАННЫЙ ИГРЕЦ : Роберт Святополк-Мирский

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44

вы читаете книгу




Глава вторая

АРГАННЫЙ ИГРЕЦ

15 января 1490 года у дворянина Аристотелева и его супруги Ольги родился второй ребенок — дочь, которую решили наречь Прасковьей.

На крестины съехались все родственники, близкие друзья и знакомые. Андрон горячо приглашал Медведева с Анницей, но они извинились, сославшись на какие-то очень срочные дела, однако Андрон справедливо предполагал, что Медведев не хотел встречаться с братьями Воротынскими, которые как ближайшие родственники, конечно же, на крестинах были. Встретившись с ними, Василий неминуемо поставил бы их в неловкое положение: как бы они смотрели ему в глаза — ведь, дав некогда публично обещание служить Москве, они снова переметнулись на литовскую сторону, хотя за это время, начались разногласия и между ними самими. С детства дружные, действующие всегда вместе, они сейчас, к удивлению Ольги и младших братьев, стали часто ссориться. Дошло едва не до драки, и все из-за воли покойного отца, согласно которой, земля между детьми была разделена несправедливо, как считали оба брата, а тут еще странным образом доля Ольги из-за Андрона отошла к Москве.

Андрон опасался, что, выпив на крестинах манинской водки, братья вовсе перессорятся и испортят весь праздник.

Но случилось иначе.

Братья веди себя на редкость дружелюбно, но праздник все равно оказался испорченным.

Когда гости сели за пиршественный стол, прискакал вдруг весь заметенный снегом гонец и вручил дворянину Аристотелеву грамоту непосредственно от его государыни Великой княгини Софьи. Княгиня вызывала своего дворянина к себе немедля, дав ему на сборы ровно столько времени, сколько понадобится, чтобы накормить гонца, дабы вместе с этим гонцом тут же ехать в Москву.

Делать нечего служба — есть служба и дворянин Аристотелев, хоть и не воин, но все же человек армейский — военный инженер, собрался довольно быстро и, распростившись с огорченной супругой, и приятно удивленными гостями (надо же каков наш Андрон! сама Великая княгиня за ним гонцов шлет), сел на коня и вместе с этим гонцом отправился в путь…

…Уже на следующий день к вечеру он предстал перед лицом государыни.

— Андрон, — милостиво обратилась к нему Софья. Мне понадобилась твоя помощь, потому что никто кроме тебя, — никто, — она подчеркнула это слово, — не выполнит этого. Мне нужен очень преданный человек. Я ни разу не обращалась к тебе целых четыре года, но всегда помнила о том, что ты у меня есть.

— Государыня, я в неоплатном долгу перед тобой и если для выполнения твоего поручения потребуется моя жизнь — я охотно сложу ее на алтарь моего поклонения тебе.

— Ах, Андреа, ты говоришь не как московит, а как итальянец. Здешние мужчины не умеют делать дамам таких комплиментов… Мне также приятно видеть на твоем пальце перстень с ониксом, подаренный мной когда-то.

— Я никогда не расстаюсь с ним, государыня, — стоя на одном колене склонил голову Андрон.

— Перейдем к делу. Сейчас из Европы возвращается, отправленное туда еще в прошлом году после визита Поппеля, посольство, возглавляемое Юрием Траханиотом, но обратно возвращаются не только послы — большой отряд лучших европейских мастеров разных наук и ремесел и среди них находится человек, который очень нужен мне сейчас. Даже не он сам, а то, что он везет с собой. После странного исчезновения моего любимого скомороха Саввы — ах да, ты ведь ничего не знаешь… Представляешь, однажды утром мы просыпаемся, а его нет. Исчез, растворился… Я долго грустила, но потом вдруг вспомнила о чудесной музыке, которую так часто слышала в соборах Рима. Ах, какая это музыка! Вот я и уговорила супруга, чтобы он пригласил органного мастера, который привез бы сюда этот удивительный инструмент, разобранный на части, собрал бы его здесь и радовал бы меня его небесными звуками. И вот, вместе с посольством, которое сейчас приближается к Вильно, к нам едет Джованни Сальваторе, которого в в московитских грамотах окрестили «арганный игрец». Он везет с собой орган — тонкий и нежный инструмент, и я боюсь, что, если они не доберутся до конца зимы, то весенняя слякоть может повредить и даже уничтожить это музыкальное чудо. Так что, дорогой Андреа, ах, прости, — Андрон, мой тебе наказ: ты немедленно отправишься к Вильно — я дам тебе целый отряд помощников — ты передашь Джованни Сальваторе мое письмо и вы, не теряя ни минуты, вместе с ним и органным инструментом отправитесь на санях обратно, с тем, чтобы успеть до начала весны. Ты говоришь по-итальянски — этим и объясняется мой выбор. Я не хочу, чтобы у Джованни возникли какие-либо неприятности в пути. Я надеюсь, что к середине февраля вы будете уже здесь, в то время как посольство Траханиота доберется до Москвы не ранее марта. Ты все понял?

— Да, государыня, я должен привести мессира Сальваторе вместе с органом к середине следующего месяца.

Софья улыбнулась.

— Все правильно, Андрон. Я жду тебя с Джованни и его органом 14 февраля.

— Я выполню твой наказ, государыня, или сложу голову, выполняя его.

— Ты будешь щедро вознагражден, дворянин Аристотелев. Успеха.

…Почти месяц Софья провела в напряженном ожидании.

Аристотелев и порученное ему дело — это лишь маленькая часть сложной и большой игры, которую Великая княгиня начала ради будущего своего сына, ради будущего Великого Третьего Рима в тот день, когда со слезой искреннего сожаления легким толчком руки отправила своего любимого скомороха и лицедея Савву в небытие.

План был обширен и сложен, однако до сих пор все шло, как задумано. Вскоре после того, как все поиски исчезнувшего Саввы окончились безрезультатно, княгиня явилась к супругу и со слезами на глазах стала просить, чтобы он нашел для нее какое-либо развлечение вместо любимого скомороха.

Иван Васильевич сделал целый ряд предложений, и Софья медленно и осторожно подвела его к мысли о музыке. Иван Васильевич имел в виду русские дудки и свистелки, и Софья радостно ухватилась за эту мысль.

— Да, Иван, — да! Я знала, что ты мудр и проницателен — ты всегда даешь прекрасные советы! Дудки, — именно дудки! Ты натолкнул меня на замечательную мысль. Спасибо тебе, любимый. Я вспомнила, как часто слышала орган, когда жила при дворе у папы. Это тоже дудки, только очень большие и связанные вместе. Ты даже не представляешь, какую небесную музыку они издают. Вчера мы с тобой составляли список для Траханиота, ну, ты помнишь, — там были мастера, которые умеют находить золотую и серебряную руду, мастера, которые умеют отделять эту руду от земли, хитрые мастера, который умеют к городам приступать, каменщики, умеющие строить палаты, да еще серебряных дел мастера, которые могут отливать серебряную посуду и кубки, чеканить и делать на этой посуде надпись… Так вот я прошу тебя, Иван, добавь еще одного — «арганного игреца» — Траханиот многих знает — он найдет.

Нежный поцелуй закрепил дело, и «арганный игрец» был внесен в список.

…Следующим ходом комбинации был разговор с главой посольства. Юрий Траханиот и два его брата — греки, прибывшие вместе с Софьей в ее свите, когда она ехала в Москву к своему будущему супругу; семья Траханиотов всегда верно служила Палеологам, и у Софьи не было никаких опасений. С Юрием она могла говорить открыто.

Но разумеется с глазу на глаз.

— Юрий, — сказала она, — в списке лиц, которые тебе предстоит найти, находится органный мастер. Великому князю все равно кем он будет, но я хочу лучшего. Еще юной девушкой, живя в Риме, я помню одного мастера, который потряс меня своей игрой. Потом я узнала, что он не только исполнитель, но умеет сам изготавливать и собирать этот волшебный инструмент. Вот тебе письмо для Джованни Сальваторе — так его зовут — разыщи его, где бы он ни был, и передай ему наедине и в собственные руки. В этом письме предложение, от которого он не откажется. Я расплачусь с ним здесь. Тебе же следует обеспечить доставку его и органа в целости и сохранности.

— Я постараюсь, государыня, — поклонился Юрий.

Софья нахмурила брови:

— Постараюсь? Я надеюсь, ты помнишь, чем вся семья Траханиотов обязана моему отцу.

— Ни мы, ни наши потомки никогда не забудем этого, — поклонился снова Траханиот.

— Так ты уж… Постарайся… Юрий. И не только постарайся. Сделай это для меня.

И от того тона, каким были сказаны эти слова, мурашки пробежали по всему телу старого Траханиота.

Он как бы опомнился и склонился до земли.

— Можешь не сомневаться, государыня, все будет сделано.

Теперь оставалось только ждать.

…Софья, желая скоротать время в ожидании Сальваторе, подробнее заинтересовалась новым и необычным романом, возникшим у ее подруги детства и верной фрейлины Паолы.

Паоле, как и Софье, было уже под сорок и за годы жизни в Москве у нее случалось много мимолетных романов, как с приезжими иностранцами, так и с московитами в основном из кремлевских слуг высокого ранга. Паола была очаровательной темпераментной брюнеткой, и мужчины не сводили с нее глаз, но она всегда умела быстро и легко обрывать одну любовь, чтобы освободить место для следующей. А тут вдруг случилось нечто такое, чего не было у нее никогда в жизни, и даже Софья, с которой они подружились, когда им было по тринадцать лет, никогда не видела и даже не предполагала ничего подобного.

В конце прошлого года на литовском купеческом подворье в Москве появился молодой богатый купец, мужчина обворожительной красоты. Он быстро сблизился со скуповатыми иностранцами, всевозможными «фрязиными», как их здесь называли, они подружились, и он стал частым у них гостем, щедро угощал их и развлекал, швыряя золото налево и направо.

Именно местные итальянцы, работающие на кремлевских стройках, и познакомили его с Паолой, которая с первого взгляда была так потрясена его небывалой красотой, что почувствовала, как у нее задрожали ноги, и знакомая горячая волна пробежала по всему телу.

Еще никогда в жизни она не испытывала такого чувства.

Сперва молодой красавец, казалось, даже не обратил внимания на не очень юную итальянку, однако после того, как Паола применила несколько давно отработанных и безошибочно действующих на мужчин приемов, он вдруг как бы заново открыл ее.

И тут неожиданно вспыхнула такая страстная и яркая любовь, которой Софья, будучи свидетельницей многочисленных предыдущих коротких влюбленностей Паолы, даже не могла себе вообразить.

Из верной и преданной фрейлины — исполнительной, готовой в любую минуту дня и ночи явиться по первому требованию хозяйки, Паола вдруг превратилась в неловкую, забывчивую и рассеянную женщину, которая думает только о своем возлюбленном и больше ни о чем.

Сначала Софье казалось, что эта страсть скоро пройдет, однако, увидев глубокое увлечение Паолы, насторожилась.

Не говоря ни слова Паоле, она пригласила своего дьяка Алексея Полуехтова, однажды уже оказавшего ей немаловажную услугу, в силу которой их стала связывать нить некой тайны.

Она попросила Полуехтова очень осторожно, не привлекая ничьего внимания, детально выяснить всю подноготную новоявленного красавца, вплоть до посылки в город Рославль, в Литву, откуда он якобы был родом, людей, которые бы на месте проверили, действительно ли он тот, за кого себя выдает.

И выполняя это поручение, Алексей Полуехтов-младший, не мог бы даже предположить, что тот, о ком он сейчас собирал сведения, никто иной, как его родной брат по отцу, о существовании которого он знал, но никогда в жизни не видел, а если бы и видел — ни за что бы не распознал — такого мастерства достигло высокое искусство доктора Корнелиуса!

Поистине, неисповедимы пути Господни!

Результаты проверки превзошли все ожидания.

Купец Степан Бык оказался приемным сыном бездетного купца Елизара Быка, очень широко известного не только в Рославле, но и далеко за его пределами несметным богатством и неслыханной щедростью.

Посланные в разведку люди своими глазами видели документы, свидетельствующие о том, что в случае смерти купца, его приемный сын Степан становится наследником огромного состояния, едва ли не самого большого купеческого состояния во всем Литовском княжестве.

Проверка не выявила ничего, что могло бы вызвать хоть какое-то подозрение.

Степан оказался в Москве по купеческим делам. Не он нашел кремлевских «фрязиных», а они его; не он встретил Паолу, а она его, — одним словом, он был вне всяких подозрений, а тем временем Паола сияла от счастья и начала задавать Софье странные вопросы о том, как бы госпожа посмотрела на ее замужество, уверяя, что молодой красавец Степан, не только готов жениться на ней, но и оставить ради нее свое купеческое дело, поступив, как и она, в услужение Великой княгини, надеясь, что мужу первой фрейлины государыни место уж как-нибудь найдется.

Софья стала уже задумываться об устройстве счастья своей верной подруги и преданной служанки с ее будущим супругом, и в этих маленьких житейских заботах время пролетело незаметно, и наступил февраль.

Дворянин Аристотелев блестяще справился с поручением, сделав государыне неожиданный и приятный сюрприз: уже двенадцатого февраля утром он, исхудавший, утомленный, но сияющий от радости выполнения порученного дела, доложил Софье, что инструмент в разобранном состоянии в целости и сохранности доставлен на двенадцати санях, а мессир Джованни Сальваторе готов предстать перед Великой княгиней хоть сейчас.

Софья вручила Андрону мешочек золотых монет, отчеканенных некогда его отцом, сказала, что это только малая часть ее благодарности, а основную она выкажет ему позже, подарила драгоценный камень для новорожденной Прасковьи, выразив намерение считать ее отныне своей крестницей, и милостиво отпустила дворянина Аристотелева домой.

Наутро следующего дня она назначила встречу мастеру органного дела мессиру Джованни Сальваторе.

… — Здравствуй милый Джулиано, — сказала Софья по-итальянски, растроганно улыбаясь и протягивая для поцелуя руку красивому, высокому, стройному, седому пятидесятилетнему мужчине с длинными волосами, спадающими на плечи и холодным пронзительным взглядом больших серых глаз.

Коротким едва заметным, но чувственным движением губ он поцеловал руку Софьи и, подняв глаза, сказал, мягко улыбаясь:

— Вы ошибаетесь, мадам, — меня зовут Джованни.

— Это для всех, — сказала Софья, но в моей душе ты навсегда останешься Джулиано Сантини, который когда-то так много сделал для меня.

— Ах, мадам, я все давно позабыл, кроме той благодарности, которую вы оказали мне, ибо лишь она незабываема.

— Я часто вспоминала тебя, а не так давно, думая о тебе подала одному нашему земляку сладкие дынные дольки…

— Как, — удивился Сальваторе, — я не помню… Разве я давал вам рецепт?

Софья беззвучно рассмеялась.

— Нет, Сальваторе, эти дольки были совершенно безобидными и невинными в отличие от тех, которые ты изготовил для покойного папы Римского Павла Второго…

— Сударыня, — вкрадчиво сказал Сальваторе, — те тоже были безобидными! Никто никогда не только не обнаружил, но даже и не заподозрил наличие в них чего-нибудь вредного для здоровья.

— Именно поэтому я так высоко ценю тебя, мой старый друг.

Сальваторе вздохнул и улыбнулся.

— Честно признаться, я сразу догадался, что мне придется здесь не только играть на органе…

— Мой дорогой Джулиано, ах прости, Джованни, никто кроме меня в этой стране — даже Паола, моя ближайшая наперсница, — не знает ничего о том, что ты не только мастер органных дел и выдающийся исполнитель, чье искусство невыразимо трогает сердца, но и блестящий алхимик, равных которому не сыщется во всей Европе…

— Да, об этом мало кто знает. Даже в Риме. Итак, что же меня ждет?

— Прежде всего, музыка. Я хочу, чтобы ты как можно быстрее отыскал тут у нас в Кремле подходящее помещение и установил там орган. Я так давно не слышала его волшебных звуков… Все мои близкие, в том числе мой супруг, наши дети, его сын от первого брака — наследник престола и…

— Я так сразу и подумал, государыня. — мягко перебил Джованни, — Наследник престола… Речь идет о нем?

Софья вздохнула.

— Да, Джованни, ты угадал.

— Я не угадывал, я просто хорошо информирован. Дорога до Москвы была долгой, Андреа прекрасно говорит по-итальянски, а чего он сам не знал, то перевел со слов других. Я сразу подумал, что речь пойдет об Иване Ивановиче. Затем, вероятно, о его супруге, а после об их младенце, кажется его зовут Дмитрий… И в результате твой сын, Василий…

Софья нахмурилась и перебила собеседника.

— Не будем забегать так далеко вперед, мой дорогой друг. Если ты думаешь, что в этой далекой и забытой Богом стране тебе будет легко, ты глубоко заблуждаешься. Наследника престола окружает некая тайная сила, а меры безопасности кажутся непреодолимыми. Не может быть и речи о какой-либо нездоровой пище — все, кто изготовляют и подают ее, находятся под строгим контролем. К наследнику невозможно подойти ближе, чем на две сажени — его охраняют, и, наконец, недавно из Германии прибыл некий лекарь Леон Майстершпитц. Его фамилия столь трудна для московитского выговора, что его здесь зовут просто Леон Жидовин, так же как всех итальянцев зовут просто — фрязины. Приготовься, — ты тоже очень скоро станешь Иваном Фрязиным.

— А от чего же лечит наследника этот доктор? Я слышал о нем — он действительно хороший врач.

— Дело в том, что у наследника недавно обнаружилась странная болезнь, называемая здесь камчюгом. Мне кажется, что это что-то вроде подагры, хотя Иван так молод, а подагра, обычно, удел стариков. Так вот под предлогом лечения этого камчюга к нему и приставлен Леон. Но — на самом деле он специалист по выявлению ядов.

— Да-да, я слышал об этом, — кивнул Джованни.

— Как видишь, твоя задача не будет простой.

Джованни улыбнулся.

— Мои задачи никогда не бывали простыми. И эту, я полагаю, мы решим. Когда ты желаешь услышать мое первое органное выступление, государыня?

— Как можно скорее, дорогой Джованни.

— Признаюсь честно, я вчера, в ожидании встречи с тобой, не терял зря времени. Паола показала мне Кремлевские палаты, и я выбрал одну, в которой думаю, звук будет недурным. Я полагаю, что первое мое выступление мы можем назначить уже на первый день марта. Я буду счастлив показать тебе, государыня, чему научился за эти годы.

— Прекрасно, Джованни!

— Я полагаю, на этом концерте должна присутствовать ты, государь и близкие тебе люди, а через два дня, ну скажем третьего марта, предлагаю назначить концерт для наследника и его близких. Желательно, чтобы в этот день ты, государыня, и все кто с тобой связан, находились как можно дальше от Кремля во избежание каких-либо подозрений.

Глаза Софьи сверкнули.

— Ты уже нашел решение?

— Дорога была длинной, и я нашел его давно. А теперь я даже знаю, как его реализовать.

— Ты станешь богачом в этой стране, Джованни. Ты и твои потомки.

— Надеюсь, государыня! Честно говоря, Европа мне изрядно надоела! Кроме того, в моем гороскопе так и написано — я должен разбогатеть на старости лет в далекой и дикой стране…

— Кстати, о гороскопах! — вспомнила Софья, — я слышала краем уха, что у них там есть какое-то предсказание, в силу которого они ужасно опасаются встреч с Тельцами. Ты случайно не Телец, Джованни?

— Нет, государыня. Джованни Сальваторе рожден под знаком Скорпиона.

— Это хорошо, — сказала Софья. Итак, до встречи первого марта. Я жду приглашения.

— Оно не замедлит последовать… А что касается наследника московского престола… Мне кажется, ты можешь больше не думать о нем.

Софья протянула свою пухлую руку и едва прикоснулась кончиками пальцев к шершавой щеке Джованни.

— Я знала, что ты единственный человек в мире, который сможет сделать это…


Содержание:
 0  Порубежная война Порубежная война : Роберт Святополк-Мирский  1  ПРОЛОГ ПОДСНЕЖНИКИ КНЯЖНЫ ОЛЕНЫ : Роберт Святополк-Мирский
 2  Часть первая РАСПРЯ : Роберт Святополк-Мирский  3  Глава вторая ХРОНИКИ ОТЦА МЕФОДИЯ (1486) : Роберт Святополк-Мирский
 4  Глава третья ЦВЕТОК НА ВЕТРУ ИЛИ СМЕРТЬ ВЕЛИКОГО МАСТЕРА (1486) : Роберт Святополк-Мирский  5  Глава четвертая ВОСКРЕСНЫЙ ОБЕД В МЕДВЕДЕВКЕ (1486) : Роберт Святополк-Мирский
 6  Глава пятая ПЕЛЕНА ЕЛЕНЫ ВОЛОШАНКИ (1486) : Роберт Святополк-Мирский  7  Глава шестая СУДЬБА ВЛАСА БОЛЬШИХИНА (1486) : Роберт Святополк-Мирский
 8  Глава седьмая НЕВЕСТА КНЯЗЯ МОСАЛЬСКОГО (1486) : Роберт Святополк-Мирский  9  Глава восьмая ДРУЖЕСКИЕ УСЛУГИ (1487) : Роберт Святополк-Мирский
 10  j10.html  11  Глава десятая КРЕМЛЕВСКАЯ СТЕНА (1488–1489) : Роберт Святополк-Мирский
 12  Глава первая ДВОРЯНИН АРИСТОТЕЛЕВ : Роберт Святополк-Мирский  13  Глава вторая ХРОНИКИ ОТЦА МЕФОДИЯ (1486) : Роберт Святополк-Мирский
 14  Глава третья ЦВЕТОК НА ВЕТРУ ИЛИ СМЕРТЬ ВЕЛИКОГО МАСТЕРА (1486) : Роберт Святополк-Мирский  15  Глава четвертая ВОСКРЕСНЫЙ ОБЕД В МЕДВЕДЕВКЕ (1486) : Роберт Святополк-Мирский
 16  Глава пятая ПЕЛЕНА ЕЛЕНЫ ВОЛОШАНКИ (1486) : Роберт Святополк-Мирский  17  Глава шестая СУДЬБА ВЛАСА БОЛЬШИХИНА (1486) : Роберт Святополк-Мирский
 18  Глава седьмая НЕВЕСТА КНЯЗЯ МОСАЛЬСКОГО (1486) : Роберт Святополк-Мирский  19  Глава восьмая ДРУЖЕСКИЕ УСЛУГИ (1487) : Роберт Святополк-Мирский
 20  j20.html  21  Глава десятая КРЕМЛЕВСКАЯ СТЕНА (1488–1489) : Роберт Святополк-Мирский
 22  Часть вторая ВОЙНА : Роберт Святополк-Мирский  23  вы читаете: Глава вторая АРГАННЫЙ ИГРЕЦ : Роберт Святополк-Мирский
 24  Глава третья ЗАНОЗА : Роберт Святополк-Мирский  25  Глава четвертая РАССЛЕДОВАНИЕ (1490–1491) : Роберт Святополк-Мирский
 26  Глава пятая БРАТСКАЯ ЛЮБОВЬ (1491 г.) : Роберт Святополк-Мирский  27  Глава шестая ВОЙНА (1492 г.) : Роберт Святополк-Мирский
 28  Глава седьмая ИНТРИГА (1492 г.) : Роберт Святополк-Мирский  29  Глава восьмая ЗАГОВОР (1493 г.) : Роберт Святополк-Мирский
 30  Глава девятая ДРУЗЬЯ И НЕДРУГИ (1493 г.) : Роберт Святополк-Мирский  31  Глава десятая БЛАГОДАРНОСТЬ ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ (1493 г.) : Роберт Святополк-Мирский
 32  Глава первая ГОРОСКОП ДЛЯ НАСЛЕДНИКА ПРЕСТОЛА : Роберт Святополк-Мирский  33  Глава вторая АРГАННЫЙ ИГРЕЦ : Роберт Святополк-Мирский
 34  Глава третья ЗАНОЗА : Роберт Святополк-Мирский  35  Глава четвертая РАССЛЕДОВАНИЕ (1490–1491) : Роберт Святополк-Мирский
 36  Глава пятая БРАТСКАЯ ЛЮБОВЬ (1491 г.) : Роберт Святополк-Мирский  37  Глава шестая ВОЙНА (1492 г.) : Роберт Святополк-Мирский
 38  Глава седьмая ИНТРИГА (1492 г.) : Роберт Святополк-Мирский  39  Глава восьмая ЗАГОВОР (1493 г.) : Роберт Святополк-Мирский
 40  Глава девятая ДРУЗЬЯ И НЕДРУГИ (1493 г.) : Роберт Святополк-Мирский  41  Глава десятая БЛАГОДАРНОСТЬ ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ (1493 г.) : Роберт Святополк-Мирский
 42  ЭПИЛОГ ДВОРЯНИН ВЕЛИКОЙ КНЯГИНИ : Роберт Святополк-Мирский  43  Приложение : Роберт Святополк-Мирский
 44  Использовалась литература : Порубежная война Порубежная война    



 




sitemap