Приключения : Исторические приключения : Глава седьмая ИНТРИГА (1492 г.) : Роберт Святополк-Мирский

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44

вы читаете книгу




Глава седьмая

ИНТРИГА (1492 г.)

В конце лета 1492 года Великая княгиня Софья приняла органного игреца Ивана Фрязина, бывшего Джованни Сальваторе, по его просьбе.

В официальном письменном прошении органный мастер сообщал, что некоторые части инструмента уже износились, и он хочет попросить государыню помочь ему в приобретении новых, а также других необходимых запасных частей, дабы в будущем избежать подобных неприятностей.

Софья прекрасно поняла, что речь, по-видимому, пойдет не только о музыке, и постаралась обставить встречу так, чтобы о ней не знал никто, кроме Паолы, которая привела мастера в Кремль, да и ту Софья немедленно отпустила, наказав тотчас отправляться в свои покои и не выходить оттуда.

Великая княгиня не только уединилась с музыкантом в самой далекой палате, но и присела на скамью, которая находилась так далеко от дверей, что при всем желании нельзя было услышать ни слова из их разговора.

— Мой дорогой Джулиано, я догадываюсь, что не органный инструмент главная цель твоего желания повидаться со мной.

— Отчего же? — с неподдельной искренностью воскликнул мастер. — Прошло уже два года, некоторые части износились, а иные и вовсе закончились, и я подумал, что если вдруг мне снова придется выступать перед самыми знатными людьми, как это имело место весной два года назад…

— Да-да, я хорошо помню это необыкновенно успешное выступление. Ты доволен моей наградой?

Джулиано Сальваторе низко поклонился:

— О, да, государыня, она была необычайно щедра.

Возникла пауза. Сальваторе тихонько кашлянул и сказал:

— А насчет частей к органу…

— Насчет частей к органу, — разумеется, ты получишь все необходимое. Я уверена, что не только эта забота привела тебя ко мне.

— Зная твой глубокий и тонкий ум, государыня, я сам, тем не менее, не умом, а сердцем почувствовал, что настала некая пора, и ты нуждаешься во мне снова…

Софья улыбнулась.

— Мало того, что ты музыкант и лекарь, так ты еще и провидец. Да… я вспоминала о тебе. Ты уже овладел русским языком?

— О, да, государыня, вполне достаточно для того, чтобы слышать, о чем вокруг говорят.

— И о чем же вокруг говорят?

— О разном, государыня, о разном… Кто об урожаях, кто о засухе, а некоторые судачат об одном весьма высоком по своему достоинству человеке, который, быть может, чаще, чем следует, навещает свою невестку… Впрочем, в этом нет ничего удивительного — он так любит ее сына, своего внука, что поговаривают, будто он даже собирается торжественно короновать этого мальчика. Таким образом, если потом господь приберет к себе душу деда — внук немедленно займет его место…

— Да, да, Джулиано и до меня доходят такие слухи… И мне кажется, что этого не следовало бы допускать… А ты сам как полагаешь, Джулиано?

— Я здесь лишь для того, чтобы выполнять твои особые поручения, государыня. Поэтому я полагаю, что, скорее всего, произойдет так, как захочешь ты.

— Ах, Сальваторе, я всего лишь слабая женщина и порой сама не знаю, чего хочу…

— Твоему первенцу Василию пошел четырнадцатый… В этом возрасте многие уже начинали властвовать. Но если государь успеет короновать внука… У Василия останется очень мало шансов…

— Да-да, Джулиано, ты прав — так много препятствий стоит на пути… А теперь еще эта коронация… Как же быть…

— Я всегда полагал, государыня, что, начав какое-то дело, следует доводить его до конца…

— Это очень разумное правило, Джованни, и всю жизнь я следовала ему… Но данный случай особый… Малейшая тень подозрения и все погибнет… И я сама и Василий… — Она не договорила, но ощутила тайное сияние святых мощей, исходящее откуда-то из-под каменных плит пола, подумала о Великом Третьем Риме и перекрестилась. — Нельзя допустить коронации… Но нельзя также допустить, чтобы малейшая тень подозрения легла на меня…

Джулиано опустился на одно колено, но вовсе не из желания продемонстрировать свою преданность, а из опасения быть услышанным, ибо если как он знал, в Венеции и стены имеют уши, то почему бы им не быть в Кремле, который строили венецианцы. Поэтому он заговорил тихо, почти шепотом, так, что даже сама Софья едва слышала его.

— Я все продумал, государыня. Есть один верный человек — его фамилия Лукомский…

Тайнопись Z

От Симона Черного

Москва

2 августа 1492

Елизару Быку

в Рославле

Во имя Господа Единого и Вездесущего!


Дорогой друг!

Не могу удержаться от того, чтобы, вопреки всей нашей многолетней переписке, вместо того, чтобы писать сначала о главных и существенных для нашего братства делах, я пишу тебе, как другу о чем-то сугубо личном.

Вчера я стал дедом!

Марья родила здорового крепкого младенца, Неждан на седьмом небе от счастья, а я испытываю странные смешанные чувства.

С одной стороны, это — необыкновенная таинственная радость от того, что я вижу живое продление моего рода, о чем я раньше никогда не задумывался, а с другой стороны — я вдруг ощущаю себя уже как бы старцем, стоящим на краю могилы…

Пожалуй, впервые с того момента, когда мы стояли с тобой в ранней юности на днепровском обрыве, оба готовые произвести полный расчет с этой жизнью, я впервые испытываю столь глубокое душевное волнение. Как ты знаешь, я был всегда спокоен, холоден и сдержан.

Но довольно об эмоциях — перейдем к делу.

Сообщаю тебе, что наш план создания сплоченной группы вокруг Великого князя постепенно приводится в исполнение. Отношение Ивана Васильевича к своей невестке более чем доброжелательное, Патрикеев и Ряполовский не только горячо поддерживают идею коронации юного Дмитрия, но и подбирают все новых и новых сторонников этого замысла. Нам удалось добиться того, что теперь московский государь уделяет больше внимания невестке и внуку, чем своей супруге и ее детям. Недавно мне рассказывали о том, как юная княжна Олена горько плакала, жалуясь матери, что отец ее совсем не любит и не виделся с ней уже более двух месяцев. Передают, что Софья в ответ на это сказала, что она сама видит своего супруга нынче гораздо реже, чем прежде, и утешила дочь тем, что вскоре ее выдадут замуж, и она станет великой княгиней или королевой, будет царствовать в своем государстве, а любовь супруга заменит ей недостающую отцовскую, в то время как вот ей, Софье, уже не на что и надеяться.

Мне стало жаль несчастную княжну, и я подумал, не сделали ли мы ошибки, не обратив должного внимания именно на нее, — а ведь она несколько раз посещала кружок нашей сестры Елены, и все отмечали ее ум, любовь и стремление к знаниям, а также расцветающую красоту. И хотя пока Иван Васильевич не дал ответа литовским послам, которые просили ее руки от имени Великого князя Александра, можно предполагать, что, захватив окончательно значительную часть южных и западных русских земель, он согласиться на это, с тем, чтобы закрепить этим политическим браком свои военные достижения…

Однако и лагерь наших врагов не дремлет. Софья, видя свое медленное и неуклонное отдаление от супруга, которым она столько лет безраздельно властвовала, предпринимает какие-то меры.

Нашему брату Степану Ярому удалось узнать от своей супруги Паолы, что Великую княгиню недавно посещал тот самый органный исполнитель, которым мы в свое время очень интересовались.

Неждан, как ты помнишь, просидел несколько месяцев в Венеции, но не смог добыть никаких сколько-нибудь интересных для нас сведений, кроме того, что, возможно, (заметь, только возможно!), он некогда носил имя Джулиано Сантини, который был рожден под знаком Тельца. И если это так, он мог бы быть тем, перед встречей с которым остерегал покойного Ивана Ивановича гороскоп. Быть может, нам удастся узнать о нем более подробно, поскольку представляется случай.

Как я уже писал, встреча этого Сальваторе с Софьей происходила в обстановке чрезвычайной секретности, что выглядит странно, ввиду ничтожности просьбы — речь шла о каких-то запасных частях для органа. Зачем тогда было закрываться в самой дальней палате без окон и с одной дверью, да еще велеть Паоле, которая обычно прислуживает госпоже вплоть до ее отхода ко сну, немедленно отправится к себе со строгим наказом ни на шаг не выходить из своих комнат.

Я направил несколько наших людей для того, чтобы посмотреть, какие последствия может иметь эта встреча. Представь себе, что нам удалось кое-что выяснить: этот Джованни Сальваторе сблизился в последнее время с неким человеком по фамилии Лукомский. Говорят, он заплатил ему немалую сумму денег и тот в сопровождении еще нескольких людей выехал на днях в Литву со всеми проездными документами, подписанными Великой княгиней, якобы для того, чтобы приобрести недостающие части для органа. Это письмо привезет тебе нарочный, который намного опередит группу Лукомского. Прошу тебя распорядиться от нашего имени, чтобы за ними всеми как следует присмотрели: где будут, куда поедут, с кем встретятся. Быть может, таким образом, нам удастся пролить свет на то, кем на самом деле является этот загадочный игрец.

Рад твоему счастью с новой супругой. От всей души желаю тебе достойных наследников.

Во славу Господа Единого и Вездесущего.

Симон.

Тайнопись Z

От Елизара Быка

из Рославля

6 сентября 1492

Симону Черному

в Москву

Во имя Господа Единого и Вездесущего!

Дорогой друг!

Как это странно, что ты напомнил мне о том далеком времени, когда мы стояли на Днепровском обрыве, переживая огромный всплеск эмоций и тогда, должно быть, наши судьбы связались воедино, и далее мы, хоть и по-разному, но испытываем одни и те же радости и горести.

Едва ли не в тот же день, когда у тебя родился внук у меня родился сын, и я всю жизнь привыкший к холостяцкой жизни, впервые своими большими, грубыми и неуклюжими руками поднял крохотное, легкое, как пушинка, тельце младенца, который когда-то, я надеюсь, станет взрослым мужчиной и выберет достойный путь в жизни.

Поэтому я, как никто другой хорошо понимаю твою радость, ибо и меня обуревают точно такие же чувства.

Однако к делу.

Я выполнил твою просьбу, и наши братья проследили за всеми передвижениями Ивана Лукомского, между прочим, называющего себя князем, а также трех людей, прибывших с ним: неких смолян, братьев Селевиных, и одного поляка Матеуша, именуемого иногда Матвеем, который, как выяснилось, служит переводчиком в посольском приказе у Алексея Полуехтова, который в свою очередь предан Софье.

В определенный момент они все разъехались. Часть из них поехали в Вильно (братья Селевины), а Матеуш — в Ковно. Ничего особенно они там не делали, действительно покупали какие-то органные части, какие-то средства от ржавчины и для придания блеска органным трубам, а также встречались с различными органными мастерами, преимущественно итальянцами.

А вот что касается самого Лукомского, то тут есть кое-что интересное. Он навестил одного нашего старого знакомого — князя Семена Бельского и провел с ним в беседах, перемежающихся буйными пирушками, целых несколько дней.

Мы давно уже прекратили наблюдение за князем Семеном, и у нас не было в доме своего человека, однако поставщик соли из Белой — брат третьей заповеди — несколько раз под разными предлогами являлся во время пирушек, чтобы услышать хотя бы обрывки разговоров. Из этих обрывков следовало, что речь шла:

Первое — о каком-то визите Лукомского к Великому московскому князю;

Второе — о нанесении какого-то серьезного вреда извечному врагу князя Семена его родному старшему брату князю Федору Бельскому, литовскому беглецу, живущему ныне в Мореве, которую пожаловал ему Великий московский князь. Речь шла о том чтобы ловко свалить на него вину за какой-то заговор.

Третье — о возможности перехода на московскую сторону самого князя Семена Бельского.

Во всем этом, кажется, нет ничего подозрительного и, тем не менее, все это немного странно, особенно столь неожиданный визит Лукомского к Семену Бельскому, с которым, как оказалось, они много лет знакомы, и этот Лукомский даже служил у него в свое время начальником охраны. Потом он перешел на Московскую сторону и давно уже живет в Москве.

Вся группа сейчас находится на обратном пути и, быть может, тебе удастся проследить там у себя, что каждый из них будет делать, а это, в свою очередь, подскажет ответ на интересующий нас вопрос.

Доктор Корнелиус Моркус благодаря нашим связям и смене королевской власти в Литве добился, наконец, перехода в официальный статус из того странного и нелегального, в котором он до сих пор находился.

Теперь он — один из многих королевских лейб-медиков, имеющих право вполне официально принимать пациентов. Он был на крестинах моего сына и просил передать тебе сердечный привет. На том остаюсь,

Во имя Господа Единого и Вездесущего

Елизар Бык.


Содержание:
 0  Порубежная война Порубежная война : Роберт Святополк-Мирский  1  ПРОЛОГ ПОДСНЕЖНИКИ КНЯЖНЫ ОЛЕНЫ : Роберт Святополк-Мирский
 2  Часть первая РАСПРЯ : Роберт Святополк-Мирский  3  Глава вторая ХРОНИКИ ОТЦА МЕФОДИЯ (1486) : Роберт Святополк-Мирский
 4  Глава третья ЦВЕТОК НА ВЕТРУ ИЛИ СМЕРТЬ ВЕЛИКОГО МАСТЕРА (1486) : Роберт Святополк-Мирский  5  Глава четвертая ВОСКРЕСНЫЙ ОБЕД В МЕДВЕДЕВКЕ (1486) : Роберт Святополк-Мирский
 6  Глава пятая ПЕЛЕНА ЕЛЕНЫ ВОЛОШАНКИ (1486) : Роберт Святополк-Мирский  7  Глава шестая СУДЬБА ВЛАСА БОЛЬШИХИНА (1486) : Роберт Святополк-Мирский
 8  Глава седьмая НЕВЕСТА КНЯЗЯ МОСАЛЬСКОГО (1486) : Роберт Святополк-Мирский  9  Глава восьмая ДРУЖЕСКИЕ УСЛУГИ (1487) : Роберт Святополк-Мирский
 10  j10.html  11  Глава десятая КРЕМЛЕВСКАЯ СТЕНА (1488–1489) : Роберт Святополк-Мирский
 12  Глава первая ДВОРЯНИН АРИСТОТЕЛЕВ : Роберт Святополк-Мирский  13  Глава вторая ХРОНИКИ ОТЦА МЕФОДИЯ (1486) : Роберт Святополк-Мирский
 14  Глава третья ЦВЕТОК НА ВЕТРУ ИЛИ СМЕРТЬ ВЕЛИКОГО МАСТЕРА (1486) : Роберт Святополк-Мирский  15  Глава четвертая ВОСКРЕСНЫЙ ОБЕД В МЕДВЕДЕВКЕ (1486) : Роберт Святополк-Мирский
 16  Глава пятая ПЕЛЕНА ЕЛЕНЫ ВОЛОШАНКИ (1486) : Роберт Святополк-Мирский  17  Глава шестая СУДЬБА ВЛАСА БОЛЬШИХИНА (1486) : Роберт Святополк-Мирский
 18  Глава седьмая НЕВЕСТА КНЯЗЯ МОСАЛЬСКОГО (1486) : Роберт Святополк-Мирский  19  Глава восьмая ДРУЖЕСКИЕ УСЛУГИ (1487) : Роберт Святополк-Мирский
 20  j20.html  21  Глава десятая КРЕМЛЕВСКАЯ СТЕНА (1488–1489) : Роберт Святополк-Мирский
 22  Часть вторая ВОЙНА : Роберт Святополк-Мирский  23  Глава вторая АРГАННЫЙ ИГРЕЦ : Роберт Святополк-Мирский
 24  Глава третья ЗАНОЗА : Роберт Святополк-Мирский  25  Глава четвертая РАССЛЕДОВАНИЕ (1490–1491) : Роберт Святополк-Мирский
 26  Глава пятая БРАТСКАЯ ЛЮБОВЬ (1491 г.) : Роберт Святополк-Мирский  27  Глава шестая ВОЙНА (1492 г.) : Роберт Святополк-Мирский
 28  вы читаете: Глава седьмая ИНТРИГА (1492 г.) : Роберт Святополк-Мирский  29  Глава восьмая ЗАГОВОР (1493 г.) : Роберт Святополк-Мирский
 30  Глава девятая ДРУЗЬЯ И НЕДРУГИ (1493 г.) : Роберт Святополк-Мирский  31  Глава десятая БЛАГОДАРНОСТЬ ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ (1493 г.) : Роберт Святополк-Мирский
 32  Глава первая ГОРОСКОП ДЛЯ НАСЛЕДНИКА ПРЕСТОЛА : Роберт Святополк-Мирский  33  Глава вторая АРГАННЫЙ ИГРЕЦ : Роберт Святополк-Мирский
 34  Глава третья ЗАНОЗА : Роберт Святополк-Мирский  35  Глава четвертая РАССЛЕДОВАНИЕ (1490–1491) : Роберт Святополк-Мирский
 36  Глава пятая БРАТСКАЯ ЛЮБОВЬ (1491 г.) : Роберт Святополк-Мирский  37  Глава шестая ВОЙНА (1492 г.) : Роберт Святополк-Мирский
 38  Глава седьмая ИНТРИГА (1492 г.) : Роберт Святополк-Мирский  39  Глава восьмая ЗАГОВОР (1493 г.) : Роберт Святополк-Мирский
 40  Глава девятая ДРУЗЬЯ И НЕДРУГИ (1493 г.) : Роберт Святополк-Мирский  41  Глава десятая БЛАГОДАРНОСТЬ ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ (1493 г.) : Роберт Святополк-Мирский
 42  ЭПИЛОГ ДВОРЯНИН ВЕЛИКОЙ КНЯГИНИ : Роберт Святополк-Мирский  43  Приложение : Роберт Святополк-Мирский
 44  Использовалась литература : Порубежная война Порубежная война    



 




sitemap