Приключения : Исторические приключения : Глава девятая ДРУЗЬЯ И НЕДРУГИ (1493 г.) : Роберт Святополк-Мирский

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44

вы читаете книгу




Глава девятая

ДРУЗЬЯ И НЕДРУГИ (1493 г.)

Такого не бывало уже добрых лет пять, и потому Никола, как раз в этот день дежуривший ночью на вышке, дважды протер глаза всматриваясь в черную точку, медленно передвигающуюся по воде наискосок от западного берега Угры к этому, восточному.

Никола знал, что на берегу сейчас никого нет: Гаврилко дежурит на развилке дорог к монастырю и парому, а Юрок Копна со стороны Картымазовки.

И вдруг он вспомнил что однажды, давно, четырнадцать лет назад, он уже видел такую голову, причем в том же самом месте.

Никола схватился за веревку, чтобы разбудить спящего Клима Неверова (веревка спускалась вниз и, переброшенная через несколько сучков, тянулась в комнату домика охраны под вышкой, где всегда спал бессменный начальник караула Клим Неверов и еще кто-нибудь из молодых ребят) и, поколебавшись мгновение, (самому покинуть вышку, чтобы разбудить Медведева он все же не решился), дернул веревку. Через мгновение дверь скрипнула, а из домика охраны вышел сонный бородатый Клим Неверов и, задрав вверх голову, вопросительно мотнул головой.

Ивашко, перегнувшись через барьер вышки, шепотом сказал:

— Разбуди хозяина. Кто-то плывет к нам через Угру.

«Один?» — жестом спросил Неверов, показывая палец.

— Да, — шепнул Никола, — Такое уже было — может это к нему.

Неверов проскользнул к хозяйскому дому и осторожно постучал в известное ему окно.

Через несколько секунд окно распахнулось, и выглянул Медведев в нижней белой сорочке.

— Что там? — сонно спросил он.

— Кто-то плывет через Угру прямо к нам. Никола просил передать тебе.

— Сейчас, — сказал Медведев.

Еще через минуту он распахнул створки окна и легко выпрыгнул из него с дедовским мечом в руке.

— Пошли, глянем.

Они быстро спустились с пригорка по тропинке.

Пловец как раз выходил на берег.

Медведев сразу узнал его.

Клим тоже.

— Иди, — сказал Медведев. — Я думаю, нет надобности, говорить тебе, и Николе, что…

— Василий Иванович… — обиженно развел руками Клим и, скрывшись в зарослях, двинулся обратно.

— Здравствуй, дорогой друг, — шагнул Василий навстречу Андрею.

Андрей как раз надел на мокрое тело сухую одежду, свернутую в плотный узелок, который он держал над головой.

Они обнялись.

— Я умышленно поплыл в том же самом месте, где и много лет назад. Я был уверен, что твоя служба охраны работает по-прежнему хорошо и, как только тебе доложат, ты сразу все поймешь.

— Что-то случилось?

— Да, — сказал Андрей. — Где поговорим?

— Тайно?

— Желательно. У меня есть все документы для официального и законного пересечения рубежа, но я решил не использовать их. Пусть нигде не останется никаких следов того, что мы встречались.

— Хорошо. Тогда следуй за мной.

Как и много лет назад они вошли в темные заросли, Медведев нащупал нужный пень и нужный рычажок.

Пень плавно отодвинулся, и они спустились по ступенькам в сырой холодный проход.

Здесь царила кромешная тьма, но Медведев должно быть хорошо ориентировался, потому что нащупал углубление в стене, из которого вынул трут и кремень. Чиркнул-щелкнул несколько раз и тусклый огонек озарил узкий, но вполне достаточный для прохода коридор. Медведев пошел вперед, Андрей — за ним.

Где-то примерно посреди прохода Медведев остановился и внимательно осмотрел стены вокруг.

— Что? — спросил Андрей.

— Нет-нет, ничего, — ответил Медведев, и они двинулись дальше.

И тут вдруг Медведеву в душе стало почему-то стыдно за то, что он что-то скрывает от лучшего друга. Но с другой стороны, зачем Андрею знать, сколь опасная тайны, хранится именно в этом месте… Просто, Василий при случае проверил, не осыпалась ли земля, нет ли какой возможности обнаружить глубоко скрытый тайник, в котором спрятано на долгие годы сказочное сокровище Амрагана. И потом, ведь никто, никто на свете не должен знать, что он, не просто Василий Медведев, а еще и Четвертый Хранитель… Вот уже тринадцать лет…

Не пора ли подумать о пятом?

Чтобы не разбудить Анницу, детей и никого из прислуги, Василий пригласил Андрея в ту самую «музейную» комнату, где хранились все ценнейшие реликвии Медведевского семейства.

Здесь Василий налил Андрею и себе по кружке вовсе не манинского новомодного напитка, а старого доброго греческого вина, которое все еще каким-то чудом доставал где-то грек Микис.

— Давай выпьем за встречу, — сказал Медведев, — и, по-видимому, скорое расставание — подозреваю, что раз ты здесь, таким образом и в такой час, мне с утра придется куда-то ехать…

Андрей вздохнул.

— Боюсь, Вася, не с утра, а прямо после того, как я тебе расскажу, что у нас там стряслось.

Медведев пожал плечами и улыбнулся.

— Я и сейчас чувствую себя так же, как в двадцать лет: готов собраться за полчаса и отправиться хоть на край света, если дело доброе.

— Дело доброе, — кивнул Андрей. — Пожалуй, второй раз в нашей жизни представляется случай повлиять на ход событий, на которые обычно мы не имеет никакой возможности повлиять…

Андрей подробно рассказал Василию все, что узнал от маршалка Костевича.

— Я ничем не нарушил своего долга, рассказав тебе это, поскольку сейчас наши с тобой цели абсолютно сходятся. Неизвестно, а вдруг это заговор настоящий, и твоему Великому князю действительно грозит смерть. Нам в Литве она совершенно не выгодна, тем более, если окажется, что произошла она якобы по нашей вине. Ты же, как верный слуга государя, должен предупредить его об опасности. Мне известно, что Лукомский приближается к Москве, а Великий князь готов сразу же принять его, поскольку этот ловкач послал вперед гонца с сообщением, что везет крайне срочные сведения державной важности. Вероятно, имеется в виду поддельное письмо, якобы написанное князем Федором Бельским. Неизвестно, что может произойти, когда они встретятся. Одна капля яда (а яды они везут очень хорошие) и… сам понимаешь.

Медведев нахмурился:

— Да, ты прав, надо ехать. Но я не понял одного, зачем тебе понадобился Юрок Богун?

— Ты его знал? — спросил Андрей.

— Да, и всегда восхищался его работой. В сущности, как я понял, он сам анализировал все, что узнавал, и преподносил Федору так, что тому оставалось лишь принять то или иное решение. Боюсь, князь недостаточно высоко ценил его…

— А ты бы оценил?

— Почему ты спрашиваешь, — удивился Медведев.

— Видишь ли, я отправил Юрка Богуна к Федору, чтобы тот знал о поддельном письме и не только приготовился к защите, но и был готов нанести ответный удар — разоблачив заговорщиков. Но поскольку я не был уверен, хватит ли у князя сил и мужества сделать это, я решил поехать к тебе, потому что тут я уверен — ты сделаешь это точно!

— Спасибо, дружище, ты не первый раз оказываешь мне огромную услугу.

— Не тебе, — вздохнул Андрей, — это не имеет к нам никакого отношения. Я просто выполняю свой долг и знаю, что ты его тоже выполнишь.

— Конечно.

— А что касается Юрка Богуна, я позволил себе, не спросив твоего разрешения, посоветовать ему после посещения князя Федора отправиться в Медведевку. Он сирота, и в Литве у него никого нет, а после освобождения из тюрьмы, где он сидел по такому обвинению, вряд ли ему удастся найти работу. Я сам арестовал его тогда в Кобрине и, хотя просто выполнил свой долг, меня терзали упреки совести — князь Бельский, сбежавший с твоей помощью в Москву, живет припеваючи, а несчастный, и по сути ни в чем не повинный человек, должен сидеть до конца своих дней в темном подвале… Мне кажется, что сейчас князь Федор вряд ли будет нуждаться в его услугах, и я подумал…

— Ты правильно подумал, — кивнул Василий. Я с удовольствием возьму его к себе.

— Вот и отлично, — Андрей встал — Тогда в путь!

— Я буду готов через полчаса.

Друзья обнялись.

…Князь Федор Бельский не поверил своим ушам, когда слуга доложил о том, что его хочет видеть Юрок Богун.

— Кто-кто? — изумленно переспросил князь.

— Этот человек говорит, что его зовут Юрок Богун, и он будто бы много лет назад служил у тебя канцлером.

— Это невозможно, — сказал Федор. — Юрок Богун отбывает пожизненное заключение. Где этот человек?

Слуга подошел к окну.

— Да вот он, стоит на крыльце.

Федор глянул и побледнел.

— Невероятно, — прошептал он.

У него снова, как когда-то, заныло сердце и все внутри сжалось, потому что это был действительно Юрок Богун. Гладковыбритый, слегка постаревший, изящно одетый, но, несомненно, он, а те воспоминания, которые были связаны с ним, с покойными Ольшанским и Олельковичем, с неудачным заговором и позорным бегством — все это обрушилось вдруг на уже давно успокоившуюся душу князя Федора Бельского.

Неужели опять что-то… Почему он здесь? Сбежал? Хочет, чтобы я его приютил? Но я уже давно не тот — у меня нет ни такой власти, ни таких денег. Боже, что ему нужно? Зачем он явился сюда, как страшная тень прошлого, чтобы напомнить о том, что я тщетно пытаюсь забыть все эти годы…

С большим трудом он взял себя в руки и даже улыбнулся, шагнув навстречу Богуну, когда того ввели к нему.

— Здравствуй, Юрок, как я рад тебя видеть, — сказал князь Федор Бельский и обнял своего канцлера.

Но от наблюдательного Юрка не ускользнула фальшь улыбки и легкая дрожь обнимающей его руки князя Федора.

— Ты убежал? Скрываешься? — тревожно спросил Федор.

— Нет, — ответил Юрок, — меня помиловали. Федор, ты много сделал для меня в юности, благодаря тебе я получили образование, я служил тебе верой и правдой…

— Да-да, я всегда ценил это, — поспешно перебил Федор.

— Позволь мне сказать. Я думаю, что мое появление вряд ли тебя обрадовало, поскольку я одним своим видом напоминаю тебе о той сокрушительной неудаче, которую ты потерпел, в то время когда я находился рядом и помогал, а потому эта неудача, быть может, косвенно связывается у тебя со мной. Я ничего не буду у тебя просить и сейчас же уйду, но я должен, в благодарность за все доброе, что ты для меня сделал, попытаться отвести от тебя угрозу. Твой брат, который принес тебе в жизни столько зла, снова хочет нанести тебе подлый удар…

Юрок рассказал князю Федору все, что сообщил ему князь Андрей о поддельном письме Семена и о той ловушке, которую заготовил для него Лукомский.

И тут Юрок увидел, как сильно изменился князь за эти годы. Раньше подобные известия вызывали у него блеск в глазах, мгновенное прояснение мыслей и порой очень остроумные ответные ходы.

Сейчас перед ним сидел совсем другой человек.

Князь Федор закрыл лицо руками и прошептал:

— Господи, за что? За что мне опять такое? Я давно живу мирно, я давно все забыл… За что, Господи?

Юрок вздохнул и поклонился.

— Если я не нужен тебе больше …

— Да-да, конечно, ступай… Впрочем, постой. Может быть… Нет-нет, ничего… Спасибо, Юрок, ты поступил очень благородно, иди… Я буду всегда помнить это.

Юрок низко поклонился и вышел.

Князь Федор не остановил его.

Юрок покинул имение князя в городке Мореве и спросил первого попавшегося прохожего, по какой дороге ему ехать, чтобы добраться до реки Угры.

…Софья, глядя куда-то в пространство, словно пытаясь преодолеть время и расстояние, видела свое детство, веселых родителей, еще живого дядю, последнего Византийского императора Константина, и слезы катились из ее немигающих глаз по щекам, а она этого не замечала, вслушиваясь в небесную органную музыку.

Джованни Сальваторе вдохновенно и упоенно играл, перебирая своими тонкими длинными пальцами клавиши инструмента, потряхивая время от времени головой, от чего его красивые седые волосы рассыпались по плечам, а Софья слушала, слушала, и душа ее разрывалась от странного и необыкновенного чувства возвращения в далекое прошлое, чувства невинности и беззаботности, веселья и открытости, когда все родные еще живы, когда жизнь прекрасна и когда еще не надо ни от кого ничего скрывать, а слезы все катились и катились по ее щекам.

Кроме нее, только Береника и Аспазия находились в органной палате, Паола сегодня была нездорова.

Софья знала, что поездка Лукомского уже завершилась, что он и люди, которые ездили с ним вернулись, но каковы результаты поездки она не знала, разговаривать же слишком часто с органным игрецом Иваном Фрязиным ей было как бы ни к лицу, но заказать музыку она могла.

Джованни Сальваторе в последний раз тряхнул головой и, вскинув ее к небу, сыграл последние аккорды.

Музыка умолкла и наступила мертвая тишина. Софья вынула платок и утерла слезы.

— Спасибо тебе, Иван, ты прекрасно играл сегодня.

И снизошла до неслыханной милости — протянула руку для поцелуя органному игрецу.

Джованни Сальваторе встал на колени с необыкновенной осторожностью кончиками пальцев прикоснулся к руке государыни и, склонив голову, едва касаясь губами ее руки, тихо шепнул по-итальянски одно слово:

— Stasera![7]


… Симон Черный еще не успел уснуть в своем московском доме, когда встревоженный слуга постучал к нему.

— Срочный гонец из Вильно от Корнелиуса Моркуса.

Симон резко поднялся с постели и опустил ноги на пол.

— Немедленно сюда.

Случилось что-то крайне важное: гонец от Моркуса из самого Вильно — этого еще не было.

Симон быстро оделся.

Измученный, уставший, еле стоявший на ногах гонец прошептал:

— Брат Корнелиус просил срочно… Он сам определял… Очень сильные яды… Венецейские… у людей Лукомского. Он хочет отравить Великого князя… Мне не удалось их обогнать — они уже здесь…

Они не только здесь — они уже в Кремле. Иван Васильевич сию минуту пирует с ними. Кого послать? Что сделать? Некого… Каждая минута дорога… Придется самому.


Симон, не обращая никакого внимания на гонца и слугу, быстро вышел из комнаты, выбежал из дома, вскочил на неоседланного коня и помчался в сторону Кремля.

Стражник беспрепятственно пропустил его, поскольку Симон числился одним из Фрязиных, строящих кремлевскую стену.

Оставив у ворот коня, он, запыхавшись, побежал, перепрыгивая через мусор и кирпичи, к Вознесенскому собору, где протопопом служил брат седьмой заповеди Алексий.

Симон вбежал в собор — там шел молебен — он проскользнул в служебное помещение, поднял крышку сундука и стал вытаскивать оттуда какие-то грязные лохмотья.

Через несколько минут он преобразился в юродивого — оборванца, увешанного цепями и веригами.

Растрепав бороду и волосы, измазав лицо и руки сажей и посыпав голову золой из печи, он покинул храм и, опираясь на суковатую палку, побежал в сторону кремлевских палат Великого князя…


Содержание:
 0  Порубежная война Порубежная война : Роберт Святополк-Мирский  1  ПРОЛОГ ПОДСНЕЖНИКИ КНЯЖНЫ ОЛЕНЫ : Роберт Святополк-Мирский
 2  Часть первая РАСПРЯ : Роберт Святополк-Мирский  3  Глава вторая ХРОНИКИ ОТЦА МЕФОДИЯ (1486) : Роберт Святополк-Мирский
 4  Глава третья ЦВЕТОК НА ВЕТРУ ИЛИ СМЕРТЬ ВЕЛИКОГО МАСТЕРА (1486) : Роберт Святополк-Мирский  5  Глава четвертая ВОСКРЕСНЫЙ ОБЕД В МЕДВЕДЕВКЕ (1486) : Роберт Святополк-Мирский
 6  Глава пятая ПЕЛЕНА ЕЛЕНЫ ВОЛОШАНКИ (1486) : Роберт Святополк-Мирский  7  Глава шестая СУДЬБА ВЛАСА БОЛЬШИХИНА (1486) : Роберт Святополк-Мирский
 8  Глава седьмая НЕВЕСТА КНЯЗЯ МОСАЛЬСКОГО (1486) : Роберт Святополк-Мирский  9  Глава восьмая ДРУЖЕСКИЕ УСЛУГИ (1487) : Роберт Святополк-Мирский
 10  j10.html  11  Глава десятая КРЕМЛЕВСКАЯ СТЕНА (1488–1489) : Роберт Святополк-Мирский
 12  Глава первая ДВОРЯНИН АРИСТОТЕЛЕВ : Роберт Святополк-Мирский  13  Глава вторая ХРОНИКИ ОТЦА МЕФОДИЯ (1486) : Роберт Святополк-Мирский
 14  Глава третья ЦВЕТОК НА ВЕТРУ ИЛИ СМЕРТЬ ВЕЛИКОГО МАСТЕРА (1486) : Роберт Святополк-Мирский  15  Глава четвертая ВОСКРЕСНЫЙ ОБЕД В МЕДВЕДЕВКЕ (1486) : Роберт Святополк-Мирский
 16  Глава пятая ПЕЛЕНА ЕЛЕНЫ ВОЛОШАНКИ (1486) : Роберт Святополк-Мирский  17  Глава шестая СУДЬБА ВЛАСА БОЛЬШИХИНА (1486) : Роберт Святополк-Мирский
 18  Глава седьмая НЕВЕСТА КНЯЗЯ МОСАЛЬСКОГО (1486) : Роберт Святополк-Мирский  19  Глава восьмая ДРУЖЕСКИЕ УСЛУГИ (1487) : Роберт Святополк-Мирский
 20  j20.html  21  Глава десятая КРЕМЛЕВСКАЯ СТЕНА (1488–1489) : Роберт Святополк-Мирский
 22  Часть вторая ВОЙНА : Роберт Святополк-Мирский  23  Глава вторая АРГАННЫЙ ИГРЕЦ : Роберт Святополк-Мирский
 24  Глава третья ЗАНОЗА : Роберт Святополк-Мирский  25  Глава четвертая РАССЛЕДОВАНИЕ (1490–1491) : Роберт Святополк-Мирский
 26  Глава пятая БРАТСКАЯ ЛЮБОВЬ (1491 г.) : Роберт Святополк-Мирский  27  Глава шестая ВОЙНА (1492 г.) : Роберт Святополк-Мирский
 28  Глава седьмая ИНТРИГА (1492 г.) : Роберт Святополк-Мирский  29  Глава восьмая ЗАГОВОР (1493 г.) : Роберт Святополк-Мирский
 30  вы читаете: Глава девятая ДРУЗЬЯ И НЕДРУГИ (1493 г.) : Роберт Святополк-Мирский  31  Глава десятая БЛАГОДАРНОСТЬ ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ (1493 г.) : Роберт Святополк-Мирский
 32  Глава первая ГОРОСКОП ДЛЯ НАСЛЕДНИКА ПРЕСТОЛА : Роберт Святополк-Мирский  33  Глава вторая АРГАННЫЙ ИГРЕЦ : Роберт Святополк-Мирский
 34  Глава третья ЗАНОЗА : Роберт Святополк-Мирский  35  Глава четвертая РАССЛЕДОВАНИЕ (1490–1491) : Роберт Святополк-Мирский
 36  Глава пятая БРАТСКАЯ ЛЮБОВЬ (1491 г.) : Роберт Святополк-Мирский  37  Глава шестая ВОЙНА (1492 г.) : Роберт Святополк-Мирский
 38  Глава седьмая ИНТРИГА (1492 г.) : Роберт Святополк-Мирский  39  Глава восьмая ЗАГОВОР (1493 г.) : Роберт Святополк-Мирский
 40  Глава девятая ДРУЗЬЯ И НЕДРУГИ (1493 г.) : Роберт Святополк-Мирский  41  Глава десятая БЛАГОДАРНОСТЬ ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ (1493 г.) : Роберт Святополк-Мирский
 42  ЭПИЛОГ ДВОРЯНИН ВЕЛИКОЙ КНЯГИНИ : Роберт Святополк-Мирский  43  Приложение : Роберт Святополк-Мирский
 44  Использовалась литература : Порубежная война Порубежная война    



 




sitemap