Приключения : Исторические приключения : Глава десятая БЛАГОДАРНОСТЬ ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ (1493 г.) : Роберт Святополк-Мирский

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44

вы читаете книгу




Глава десятая

БЛАГОДАРНОСТЬ ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ (1493 г.)

Обычно во время приемов в Кремле, которые происходили довольно часто (то приезжало какое-нибудь посольство, то уезжало, то праздник, а то и просто пожаловать кого-нибудь хочется), Иван Васильевич, согласно давным-давно заведенному еще его предками обычаю сидел за отдельным столом. Чуть поодаль с обеих сторон сидели ближние бояре и советники: Патрикеев, Оболенский, Маммон, Ощера и другие, еще чуть подальше — остальные придворные а сбоку у стены устанавливался гостевой стол, где восседали приглашенные Великим князем на обед или ужин.

Как правило, желая поощрить гостей, Великий князь посылал им (через стольничего) как бы со своего стола чашу с вином и полагалось выпить ее до дна, что было своего рода проверкой гостя на устойчивость и доставляло огромное удовольствие всем присутствующим.

В большинстве случаев гость обязанный пить до дна, (ему открыто говорили, что в противном случае это будет расценено как неуважение к государю), с трудом, захлебываясь и порой проливая вино, допивал огромную чашу, объемом с кружку[8], и через несколько минут падал замертво, после чего его уносили под громкий хохот присутствующих.

Из всех иноземцев, которые выдержали это испытание и продолжали еще несколько часов пировать, как ни в чем не бывало, вошли в историю только двое: покойный болонский мастер Аристотель Фиорованти и странствующий рыцарь Николай Поппель.

Русины, литвины и поляки в счет не входили — они в подавляющем большинстве спокойно выпивали в честь Великого князя кружку, не пролив ни одной капли, и всем своим видом показывая, что могут выпить еще несколько.

Именно таким человеком и был князь Лукомский, высокий крупный и бородатый, с огромным животом. Он едва ли не тремя глотками опорожнил пресловутую кружку, весело крякнул, встал, низко, ткнувшись лбом в стол, поклонился Великому князю и многозначительно взглянул на Патрикеева.

Патрикеев так же многозначительно взглянул на Великого князя.

Смысл этих никому непонятных переглядываний заключался в том, что еще перед своим приездом Лукомский послал гонца Патрикееву с письмом, в котором просил приема у Великого князя, обещая передать письменное известие государственной важности.

Разумеется, когда Лукомский приехал, Патрикеев спросил его, в чем именно заключается этот пресловутый секрет, но Лукомский начал мяться и лишь показал Патрикееву нижнюю часть письма с подписью князя Федора Бельского, заверяя, что письмо содержит настолько серьезную державную тайну, что он может передать ее лично государю.

Конечно, Патрикеев мог бы применить силу, нажим, угрозу и отнять это письмо, но он не хотел ссориться с Лукомским.

Этот странный князь, год назад прибежавший из Литвы, ухитрился чем-то понравиться государю, Иван Васильевич ласково принимал его уже несколько раз и даже сейчас узнав что Лукомский возвращается из Литвы, куда он ездил со своими людьми якобы как доброхот на разведку под предлогом покупки каких-то там деталей, необходимых огранному игрецу Великой княгини, Иван Васильевич даже решил пригласить его на ужин.

Патрикеев опасался, что Великий князь может быть недоволен насилием по отношению к новому фавориту, и потому разрешил Лукомскому самому вручить это якобы столь важное письмо Великому князю.

И вот сегодня вечером, впервые за много лет, Великий московский князь Иван Васильевич, находясь в прекрасном расположении духа, сделал то, что делал крайне редко и лишь по отношению к особо высокопоставленным гостям — он милостиво кивнул Лукомскому и жестом пригласил его подойти поближе к великокняжескому столу.

Грузный Лукомский бодро засеменил ножками и, бухнувшись на колени перед столом Великого князя, склонил голову, протягивая свернутое в трубку письмо.

Иван Васильевич не стал сразу читать.

Он отпил добрый глоток вина, обглодал нежную ножку куропатки и, вытерев жирные пальцы о волосы, как это было в обычае тех времен, обернувшись привычно — нет ли где рядом Софьи, которая всегда очень сердилась на него за это, — развернул грамоту и стал ее читать.

По мере чтения лицо его все более мрачнело, он взглянул на стол придворных и знаком подозвал к себе дьяка Федора Курицына и Патрикеева. Когда те подошли и низко поклонились, он протянул письмо Курицыну и спросил:

— Ты не раз видел грамоты, писанные князем Федором Бельским. Это его рука?

Федор Курицын вгляделся в текст, и его лицо тоже помрачнело.

— Очень похоже, — сказал он.

— Патрикеев, — сказал Великий князь, — мы пригрели змею на груди: князь Федор Бельский хочет отравить меня и в этом письме своей рукой пишет об этом черным по белому.

— Как, государь? — поразился Патрикеев.

— А вот так! — рявкнул Великий князь. — Иди и немедля отправь гонца, чтоб схватили его и всех близких ему слуг и заточили в… — он на секунду задумался, — да, в нашу самую крепкую темницу в Галиче!

Патрикеев побежал исполнять приказание.

Великий князь обратился к своему дьяку, передавая ему письмо:

— Спрячь это в секретный архив.

Федор Курицын взял бумагу и направился в другую сторону.

Великий князь закрыл лицо руками и прошептал:

— Господи, помоги мне. Как жить с этими неблагодарными людьми? Как править ими? Надоумь меня, Господи!

Лукомский одними глазами посмотрел налево и направо. Придворные, поняв, что произошло что-то необычное, сгорая от любопытства, провожали взглядами — одни Патрикеева, другие — Курицына.

И Лукомский решился.

Быстрым, незаметным движением он уронил маленький кристаллик, в стоящий перед ним на столе кубок Великого князя.

Иван Васильевич отвел руки от лица, глубоко вздохнул и взял в руки кубок.

И тут произошло нечто совершенно необыкновенное.

Тринадцать лет на пальце Ивана Васильевича находился перстень, подаренный ему когда-то добрым другом, Менгли-Гиреем, и привезенный мурзой Сафатом. В этот перстень был вправлен красный камень, похожий на яхонт, но на самом деле это не яхонт, а кость таинственного зверя единорога, и свойство ее таково, что как только рядом с ней оказывался яд, она мгновенно меняла цвет с красного на зеленый.

Иван Васильевич хорошо помнил, как надел этот перстень на единственный свободный палец его украшенных перстнями рук, и тогда он подумал еще, что вряд ли когда-нибудь этот подарок пригодится, а сейчас был ошеломлен, увидев как красный камень на глазах превратился в зеленый и засиял таинственным пульсирующим светом.

Иван Васильевич застыл с кубком в руке и еще не успел осознать до конца всего, что произошло, как тут к нему подбежал, ковыляя, запыхавшийся Патрикеев и горячо зашептал на ухо:

— Государь, измена! Прискакал Медведев! Он докладывает: доподлинно известно — Лукомский хочет тебя отравить!

— Сядь на место Иван, — спокойно сказал Великий князь и посмотрел на Лукомского, который покорно стоял на коленях перед его столом.

Больше никто, ни Патрикеев, ни Курицын не находились так близко от кубка, чтобы бросить туда яд.

Иван Васильевич посмотрел на перстень, все еще сияющий странным зеленым цветом, затем на Лукомского и широко улыбнулся.

— Шелудивый пес! — сказал он.

И резко скомандовал охране:

— Взять его!

А потом добавил подбежавшему запыхавшемуся Патрикееву:

— И тех, что были с ним тоже. Пытать всех до смерти!

И пока стражники вязали Лукомского и вытаскивали из-за столов его людей, Великий князь встал и быстрыми широкими шагами вышел из гридни.

В коридоре он увидел мокрого от пота, грязного и взлохмаченного Медведева, который тут же вскочил и низко поклонился.

Когда он выпрямился, Иван Васильевич придвинув свое лицо так близко, как никогда до сих пор, и спросил горячим шепотом:

— Как ты узнал?

— У меня много друзей, — ответил Медведев — У заговорщиков есть поддельное письмо от Федора Бельского. Оно написано его братом в Литве.

Некоторое время Иван Васильевич вглядывался в лицо Медведева, как бы в поиске слов, которых так и не нашел и сказал лишь:

— Не нравишься ты мне, Медведев. И особенно друзья твои! Как они все это узнали?

— Я не спрашивал, государь, я сразу помчался, чтобы успеть во время предостеречь тебя, государь. И счастлив, что успел!

Великий князь странно улыбнулся.

— Что ж, спасибо за службу…

И резко повернувшись, ушел, крикнув по дороге:

— Патрикеева ко мне!

Он остановился в арке, задумчиво глядя сквозь венецейские окна на кремлевский двор, ожидая появления Патрикеева.

Когда тот приковылял, Иван Васильевич открыл первую попавшуюся дверь — это была библиотека — и втолкнул туда воеводу.

— Вот что, Иван, разберись досконально с этим Лукомским и его людьми. Я должен знать, кто их послал! Александр? А может, мой братец Борис, тихоня? А может еще кто-нибудь?

— Все узнаю, клянусь, государь, все вытянем из псов окаянных. А что с Бельским? Раз так, то может его…

— Ничего, пусть посидит. И вот еще что, Патрикеев, не кажется ли тебе странным появление этого Медведева так вовремя?

— Государь, — взволнованно и почти искренне сказал Патрикеев, — Медведев — верный слуга, не раз проверенный в десятках дел! Я готов поручиться за него головой…

— Десятках дел… Десятках дел… Именно это меня и беспокоит! Боюсь, что этот Медведев слишком много знает, а люди, которые слишком много знают, становятся для державы опасными. Я склоняюсь к мысли, что с ним пора…

Какой-то шорох раздался сзади, и великий князь испуганно обернулся.

Княжна Олена с книжкой в руках виноватым тоном, кланяясь низко, произнесла:

— Прости меня, батюшка, служебницу и девку твою, я читала и не слышала, как вы с воеводой вошли. Позволь мне удалиться…

— Что ты здесь делаешь в столь поздний час?

— Читаю, батюшка.

— Ступай и ложись спать. Вот выдам тебя замуж, куда-нибудь подальше, там и будешь делать все, что хочешь, а у нас девкам после захода солнца спать положено!

— Да, батюшка, — низко поклонилась Олена, — я иду, батюшка.

И, прижимая к груди книгу, выскользнула за дверь.

— Государь, — взволнованно сказал Патрикеев, — неужели ты хочешь… Медведева… Но он еще не стар, он не чем себя не запятнал, он может нам еще пригодиться…

— Ладно, — раздраженно сказал Иван Васильевич, — мы подумаем, как с ним поступить…

… Симон опоздал на несколько минут. Когда он подошел к великокняжеским палатам оттуда выводили связанных Лукомского и его людей.

Позвякивая цепями, Симон укрылся в тени.

Как это возможно? Кто-то опередил меня? Кто бы это мог быть? Я знаю только одного такого человека! Ну, конечно, а вот и он.

Медведев устало вышел из кремлевских палат и, сжав губы, направился к выходу, где его ждал Малыш, сын того Малыша, на котором Василий приехал в Москву четырнадцать лет назад и кобылы чечерской породы, подаренной князем Федором Бельским Филиппу.

Проходя мимо арки, Василий, конечно, заметил в ней какого-то юродивого, но поглощенный своими мыслями, даже представить себе не мог, что это тот самый нищий с посохом набитым венгерскими золотыми, которого он встретил во дворе своего сгоревшего дома в «Березках» в первый же день пребывания на своей земле…

… Софья стояла на коленях у своего домашнего алтаря и горячо молилась.

Она с минуты на минуту ожидала трагической вести, и когда дверь позади скрипнула, она не обернулась, боясь выдать себя, а лишь чаще стала креститься и бить поклоны перед иконой святого апостола Андрея.

Паола на цыпочках подошла сзади и тоже опустилась на колени.

Софья не выдержала напряжения и повернула к ней голову.

— Что-то случилось? — спросила она, затаив дыхание и широко отрыв глаза.

— Нет, государыня, ничего, — ответила Паола. — Просто я встретила нашего органного игреца, и он просил передать тебе, что инструмент снова испортился, а потому выступление откладывается.

— Ах, вот как? — выдохнула Софья. — Откладывается… Ну что ж я терпеливая… Я подожду…

И продолжала истово молиться…


Содержание:
 0  Порубежная война Порубежная война : Роберт Святополк-Мирский  1  ПРОЛОГ ПОДСНЕЖНИКИ КНЯЖНЫ ОЛЕНЫ : Роберт Святополк-Мирский
 2  Часть первая РАСПРЯ : Роберт Святополк-Мирский  3  Глава вторая ХРОНИКИ ОТЦА МЕФОДИЯ (1486) : Роберт Святополк-Мирский
 4  Глава третья ЦВЕТОК НА ВЕТРУ ИЛИ СМЕРТЬ ВЕЛИКОГО МАСТЕРА (1486) : Роберт Святополк-Мирский  5  Глава четвертая ВОСКРЕСНЫЙ ОБЕД В МЕДВЕДЕВКЕ (1486) : Роберт Святополк-Мирский
 6  Глава пятая ПЕЛЕНА ЕЛЕНЫ ВОЛОШАНКИ (1486) : Роберт Святополк-Мирский  7  Глава шестая СУДЬБА ВЛАСА БОЛЬШИХИНА (1486) : Роберт Святополк-Мирский
 8  Глава седьмая НЕВЕСТА КНЯЗЯ МОСАЛЬСКОГО (1486) : Роберт Святополк-Мирский  9  Глава восьмая ДРУЖЕСКИЕ УСЛУГИ (1487) : Роберт Святополк-Мирский
 10  j10.html  11  Глава десятая КРЕМЛЕВСКАЯ СТЕНА (1488–1489) : Роберт Святополк-Мирский
 12  Глава первая ДВОРЯНИН АРИСТОТЕЛЕВ : Роберт Святополк-Мирский  13  Глава вторая ХРОНИКИ ОТЦА МЕФОДИЯ (1486) : Роберт Святополк-Мирский
 14  Глава третья ЦВЕТОК НА ВЕТРУ ИЛИ СМЕРТЬ ВЕЛИКОГО МАСТЕРА (1486) : Роберт Святополк-Мирский  15  Глава четвертая ВОСКРЕСНЫЙ ОБЕД В МЕДВЕДЕВКЕ (1486) : Роберт Святополк-Мирский
 16  Глава пятая ПЕЛЕНА ЕЛЕНЫ ВОЛОШАНКИ (1486) : Роберт Святополк-Мирский  17  Глава шестая СУДЬБА ВЛАСА БОЛЬШИХИНА (1486) : Роберт Святополк-Мирский
 18  Глава седьмая НЕВЕСТА КНЯЗЯ МОСАЛЬСКОГО (1486) : Роберт Святополк-Мирский  19  Глава восьмая ДРУЖЕСКИЕ УСЛУГИ (1487) : Роберт Святополк-Мирский
 20  j20.html  21  Глава десятая КРЕМЛЕВСКАЯ СТЕНА (1488–1489) : Роберт Святополк-Мирский
 22  Часть вторая ВОЙНА : Роберт Святополк-Мирский  23  Глава вторая АРГАННЫЙ ИГРЕЦ : Роберт Святополк-Мирский
 24  Глава третья ЗАНОЗА : Роберт Святополк-Мирский  25  Глава четвертая РАССЛЕДОВАНИЕ (1490–1491) : Роберт Святополк-Мирский
 26  Глава пятая БРАТСКАЯ ЛЮБОВЬ (1491 г.) : Роберт Святополк-Мирский  27  Глава шестая ВОЙНА (1492 г.) : Роберт Святополк-Мирский
 28  Глава седьмая ИНТРИГА (1492 г.) : Роберт Святополк-Мирский  29  Глава восьмая ЗАГОВОР (1493 г.) : Роберт Святополк-Мирский
 30  Глава девятая ДРУЗЬЯ И НЕДРУГИ (1493 г.) : Роберт Святополк-Мирский  31  вы читаете: Глава десятая БЛАГОДАРНОСТЬ ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ (1493 г.) : Роберт Святополк-Мирский
 32  Глава первая ГОРОСКОП ДЛЯ НАСЛЕДНИКА ПРЕСТОЛА : Роберт Святополк-Мирский  33  Глава вторая АРГАННЫЙ ИГРЕЦ : Роберт Святополк-Мирский
 34  Глава третья ЗАНОЗА : Роберт Святополк-Мирский  35  Глава четвертая РАССЛЕДОВАНИЕ (1490–1491) : Роберт Святополк-Мирский
 36  Глава пятая БРАТСКАЯ ЛЮБОВЬ (1491 г.) : Роберт Святополк-Мирский  37  Глава шестая ВОЙНА (1492 г.) : Роберт Святополк-Мирский
 38  Глава седьмая ИНТРИГА (1492 г.) : Роберт Святополк-Мирский  39  Глава восьмая ЗАГОВОР (1493 г.) : Роберт Святополк-Мирский
 40  Глава девятая ДРУЗЬЯ И НЕДРУГИ (1493 г.) : Роберт Святополк-Мирский  41  Глава десятая БЛАГОДАРНОСТЬ ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ (1493 г.) : Роберт Святополк-Мирский
 42  ЭПИЛОГ ДВОРЯНИН ВЕЛИКОЙ КНЯГИНИ : Роберт Святополк-Мирский  43  Приложение : Роберт Святополк-Мирский
 44  Использовалась литература : Порубежная война Порубежная война    



 




sitemap