Приключения : Исторические приключения : Глава X ВОЕННЫЙ ТРИБУНАЛ : Пьер Вебер

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57

вы читаете книгу

Глава X

ВОЕННЫЙ ТРИБУНАЛ

Госпожа Фавар и Перетта провели ужасную ночь. Они ежеминутно и совершенно тщетно ждали возвращения Фавара. Так как он не подавал о себе никаких вестей, ясно было, что с ним случилось какое-то несчастье. Чтобы хоть что-то узнать, на разведку отправился Бравый Вояка, но и он не появлялся. Тиканье и унылый бой часов казались им бесконечно медленными и еще усиливали их страхи.

Ни одна, ни другая даже не подумали о том, чтобы поспать хоть немного. Они сидели в креслах большой гостиной, всегда такой полной веселья, цветов, людей, при свете свечей, гаснущих в севрских подсвечниках, лишь иногда подходя к окнам и вглядываясь в ночную тьму. Их души наполняло предчувствие ужасной катастрофы и ощущение, что последние надежды рухнули. Уже светало. Вдруг с одного фарфорового подсвечника упала розетка с огарком свечи и с сухим звоном разбилась. На улице закукарекал петух, приветствуя зарю. В тот же момент послышался звон копыт по мостовой. Госпожа Фавар стремглав выскочила на улицу и увидела Бравого Вояку, который устало слезал с седла.

— Ну, наконец-то! — вскрикнула она, дрожа.

Тяжелым шагом, молча, старый солдат поднялся по лестнице и вошел в гостиную. Усы его повисли.

— Ну, что, какие новости? — тревожно спросила госпожа Фавар.

— Очень плохие! — глухо ответил ветеран. — Ваш муж арестован.

— Этого не может быть! — прошептала Перетта.

— Увы, это так, — ответил Бравый Вояка, опустив голову. — Я очень долго бродил вокруг Версальского дворца и ничего не мог выяснить. Наконец, проходя мимо кордегардии, я увидел одного сержанта из полка Рояль-Аженуа, которого когда-то знал.

— Бравый Вояка, — спросил он, — что это ты здесь делаешь среди ночи?

— Я ищу господина Фавара! — ответил я, ожидая, что он что-нибудь слышал.

— Фавар? — вскричал он. — Да он же в тюрьме!

— В тюрьме? Разрази меня гром! Этого не может быть!

Тогда он рассказал мне, что накануне, проходя по мраморному двору, он видел, как двое жандармов схватили Фавара, предъявив ему королевский приказ. Они сели с ним вместе в карету с закрытыми окошками и увезли его, наверно, в тюрьму Фор ль'Эвек. Сержант сказал правду. Сомневаться не приходилось. Нельзя было терять ни минуты, я вскочил на коня и примчался сюда…

Рассказ был выслушан в горестном молчании.

Перетта бросилась в объятья госпожи Фавар, заливаясь беззвучными слезами.

— Мы погибли! — сказала она. — Бедный мой Фанфан, теперь больше некому защитить тебя! А господин Фавар!

Преодолев горе и растерянность, госпожа Фавар сказала:

— Узнаю руку шевалье де Люрбека! Он наверняка успел до того, как Фавар попал к маркизе, добыть у короля, воспользовавшись его слабостью, приказ об аресте. Но нельзя дать им одолеть нас! Держись, Перетта! Мы едем в Версаль вместе с Бравым Воякой!

— Простите, мадам, — прервал ее Бравый Вояка. — Я ведь должен явиться на заседание военного суда как свидетель.

— На военный суд?

— Да. Ведь сегодня Фанфан должен предстать перед судом.

Перетта мимо госпожи Фавар кинулась к старому солдату со словами:

— Я хочу явиться туда вместе с тобой!

— Нет, детка, тебя ведь не пустят в зал заседаний.

— Бравый Вояка прав, — сказала госпожа Фавар, — и, даже если тебе удастся как-нибудь проскользнуть в зал, для тебя это слишком тяжкое зрелище! Оставайся дома, дорогая, мы будем стараться утешать и поддерживать друг друга. Ведь тот, кого я люблю, — тоже в тюрьме!

— Я хочу его видеть! Я должна его увидеть! — ничего не слыша, рыдала Перетта, цепляясь за старого солдата.

Поняв, что остановить Перетту все равно невозможно, госпожа Фавар, сраженная силой ее горя, задумчиво произнесла:

— Ну, что ж, друг мой, раз уж так — возьми ее с собой. Но возвращайтесь как можно скорее, нам необходимо придумать способ спасти тех, кого мы любим, и защитить самих себя!

Как мы уже знаем, Фанфан был заключен в карцер на гауптвахте полка Рояль-Крават в Венсене. В те времена казарменные тюрьмы были гораздо более суровыми, чем сейчас полицейские участки. Крошечная камера, в которую поместили Фанфана, имела одно совсем маленькое и густо зарешеченное окошечко под самым потолком, затканное паутиной и толстым слоем пыли. Брошенный прямо на каменный пол дырявый тюфяк, из которого торчали клочья соломы, ржавая кружка да рваное одеяло составляли всю утварь этого жуткого помещения.

Сидя на своей подстилке, Фанфан печально вспоминал свидание с Переттой, которую он встретил чудом. Сердце его сжалось, когда он снова представил себе подлое нападение, которое разлучило их снова, и, может быть, навсегда…

Вдруг дверь, заскрипев на ржавых петлях, отворилась. Появился тюремщик. Фанфан, стараясь сохранить военный вид, вскочил и встал по стойке «смирно».

— Я за тобой! — сказал унтер-офицер. — Сегодня ты пойдешь на суд.

— Ну, что ж, хорошо! — ответил Фанфан. — Я тут задыхаюсь, в этой конуре!

— Ну, ну, вдохни еще немного воздуха! Вряд ли там, снаружи, тебя ждет свобода!

— Я знаю! — вскричал первый кавалер Франции. — Но пусть уж лучше меня сразу расстреляют на свежем воздухе, чем жить долго в этом застенке!

И, подняв голову, с решительным выражением лица и твердым шагом, Фанфан последовал за тюремщиком, который пробормотал себе в усы:

— Бедный парень! Не так он должен был кончить свою жизнь!

При Людовике XV военного суда, в сущности, не существовало. Это судилище носило название военно-полевого трибунала. Осуществляли его человек тридцать маршалов, на которых лежала обязанность командовать армейской полицией. Эти офицеры, чин которых соответствовал нынешнему чину полковника жандармерии, обладали полной властью, позволявшей пресекать любые правонарушения — кражу, неповиновение начальству, дезертирство и оскорбление вышестоящего по званию. Когда случай был особо важный, — а именно так обстояло дело с Фанфаном-Тюльпаном, — они собирались в полном составе, и требовалось присутствие всех офицеров полка.

Обвиняемый и свидетели представали перед этими военными судьями, и их приговор не подлежал апелляции. Иногда король миловал приговоренных, но почти всегда суд кончался расстрелом.

Покушение на Д'Орильи произошло на территории Шуази: Фанфан был доставлен в Версаль в полковой карете, эскортируемой взводом кавалеристов. В течение всей поездки Фанфан молчал, поглощенный грустными мыслями и вспоминая о своих мечтах о славе и о любви, так быстро погибших. Но когда он увидел первые дома города, его апатия прошла, и, расправляя члены, он сказал себе:

— Ну, Фанфан, очнись! Нельзя предстать перед судом как деревенский олух. Я, как-никак, первый кавалер Франции и надо привести себя в порядок. Я должен выйти к ним, как на смотр!

Он проверил состояние своего мундира, почистил его рукавом, застегнулся на все пуговицы, носовым платком смахнул пыль с сапог, пригладил пальцами усики.

В это время карета въехала в большой мощеный двор. Его замыкало мрачное здание, в котором помещался военно-полевой суд, и когда Фанфан вышел из кареты, конвоируемый двумя стражами, у него был вид не обвиняемого, ведомого к беспощадному приговору, а солдата, готового умереть в бою.

Выпрямившись и красиво надев свою треуголку, Фанфан пошел было вперед, но вдруг до его ушей донесся отчаянный вопль:

— Фанфан! Фанфан!

В этот момент, подъехав к воротам во двор, берлина Фаваров остановилась; в ее окошке показалось юное личико, и руки из-за портьеры потянулись к Фанфану.

— Фанфан! Фанфан! — кричал настойчиво и отчаянно знакомый голосок.

Фанфан одним прыжком оказался рядом с берлиной, и, едва он успел послать Перетте воздушный поцелуй, в который вложил всю душу, как страж схватил его и потащил внутрь здания суда. Однако Бравый Вояка все же успел крикнуть ему своим громовым голосом:

— Держись, малыш, — я здесь!

Взволнованный и потрясенный, Фанфан вошел в залу заседаний. Это была большая строгая комната с резными деревянными панелями, украшенными барельефами с картинами казней и изображениями Правосудия с мечом в руках. В глубине залы было возвышение, на котором, за огромным столом, покрытым красной скатертью, в судейских мантиях восседали члены суда. Слева стоял маленький столик, предназначенный для секретаря, докладывающего содержание дела. Перед трибуналом были поставлены рядами скамьи, где, кто как мог, рассаживались свидетели.

Господин барон Атанас-Эркюль-Мишель дю Валлон де ля От-Турель, главный маршал военного суда Версальского округа, был этим утром в особенно скверном расположении духа. Накануне он обнаружил, что его любовница, танцовщица из оперы, обманывает его со вторым солистом балета. Поэтому, после ужасного скандала со своей красоткой, он провел скверную ночь. Он поднялся с трудом, проклиная это чертовское заседание суда, из-за которого ему пришлось вылезать из постели в ранний час, когда он только что заснул, хотя вполне мог бы поспать еще часа два и забыть о своей изменнице. Но дисциплина — вещь ненарушаемая — и он оделся, внимательно проследив за соблюдением всех деталей своего туалета, ибо еще старался выглядеть моложавым, невзирая на возраст.

Затянутый в мундир, как тучная дама в корсет, с красными и слезящимися от недосыпа глазами, он был весьма мало способен любезно отвечать на приветствия коллег и почтительные поклоны офицеров, присутствующих на заседании суда.

Председатель суда был твердо намерен выполнить свой долг по-военному неукоснительно. В его глазах каждый обвиняемый был виновен, и все решения судьи основывались на этой уверенности. Бедняги, имевшие несчастье предстать перед ним, знали его репутацию и не строили иллюзий относительно своей судьбы. Они понимали, что осуждены заранее.

Суд проследовал в зал заседаний, и звон, издаваемый шпорами и саблями, задевавшими друг за друга, заполнил помещение; в это время караул отдавал честь.

Военные судьи поздоровались, снимая головные уборы, и стали рассаживаться за столом, покрытым красной тканью. Приклады стражей ударили по мощеному полу, и гнусавый голос секретаря суда объявил рассмотрение дела Фанфана-Тюльпана.

Обвиняемый, по-прежнему с двумя стражами по бокам, неподвижно стоял по стойке смирно.

Бравый Вояка, оставив Перетту одну в карете, бросился в зал заседаний. Войдя внутрь, он сразу увидел в первом ряду шевалье де Люрбека и лейтенанта Д'Орильи, у которого рука была еще на перевязи. Лейтенант был в будничной форме полка Рояль-Крават, а Люрбек появился в роскошном темно-зеленом костюме, расшитом серебром. Ветеран постарался сесть от них подальше, тем более, что они оба смеряли его враждебными взглядами, и уселся среди унтер-офицеров, где узнавшие его старые соратники поспешно потеснились, освободив ему место.

Председатель суда сделал знак рукой секретарю, и тот, нацепив на нос очки с костяными дужками, пожелтевшими от времени, начал чтение обвинительного акта. Он звучал так:

«По приказу маркиза Д'Орильи, лейтенанта полка Рояль-Крават, задержан солдат (рядовой), которого вышеназванный лейтенант обвиняет в нанесении ему оскорбления, в мятеже и в нападении на него с оружием в руках. Обвиняемый рядовой сообщил, что он не имеет родителей и, как найденыш, не имеет другого имени, кроме имени Фанфан-Тюльпан, которое дали ему его приемные родители.»

При этих словах председатель суда барон дю Валлон де ля От-Турель наклонился к судье и презрительно прошептал ему на ухо:

— Он еще и бастард!

Докладчик продолжал:

»…Солдаты, которым было приказано арестовать вышепоименованного Фанфана-Тюльпана, состоявшие в эскадроне восьмого полка Рояль-Крават, который был назначен в Шуази, подтверждают слова лейтенанта Д'Орильи, Виконт Амори де Корбьер, корнет вышеназванного полка, добавляет, что он ясно слышал, как кавалерист Фанфан-Тюльпан, бросившись с саблей в руке на лейтенанта, крикнул ему оскорбительное слово «Подлец!» и ранил его в руку.»

После этого краткого доклада, более страшного, чем обвинительный акт, докладчик сел на свое место. Люрбек и Д'Орильи обменялись торжествующими улыбками, а Бравый Вояка изо всех сил сжал кулаки, снедаемый непреодолимым желанием броситься на них.

Председатель суда несколько секунд молчал, словно собирался с мыслями, потом, указав пальцем на обвиняемого, торжественно произнес:

— Рядовой Фанфан-Тюльпан, что вы можете сказать в свою защиту?

— Я хотел защитить честь моей невесты, — ответил молодой человек ясным и уверенным голосом. — Я сопровождал в Париж карету госпожи Фавар, где находилась также и мадемуазель де Фикефлёр, моя суженая. Двое дворян, которые находятся здесь, предприняли ночью нападение на карету с целью похитить обеих дам.

— В темноте, — продолжал Фанфан, — я не узнал своего лейтенанта и выполнил свой долг, стараясь помешать разбойному покушению.

— Лейтенант Д'Орильи, — прервал его председатель суда, — вы можете что-нибудь возразить на это?

— Это была просто шутка, не более.

— Да, которая состояла в том, чтобы запятнать доброе имя порядочной и честной девушки! — сказал Фанфан с дрожью гнева в голосе.

— Комедиантки! — подчеркнул громко Люрбек презрительно насмешливым тоном.

При слове «комедиантки» полковник барон де ля От-Турель почувствовал новый приступ гнева на свою изменницу и, в ярости, на минуту вообразил, что танцор, в объятьях которого он ее застал, весьма похож на обвиняемого и что он судит не кавалериста, а своего счастливого соперника.

— Комедиантки! — повторил он, яростно вращая глазами. — И ради театральной девки вы хотели перерезать горло вашему офицеру!

— Милостивый государь, — возразил Фанфан с твердой убежденностью и большим достоинством, — эта «театральная девка», как вы ее назвали, имеет право — клянусь вам — на всяческое уважение и даже на уважение самого лейтенанта Д'Орильи.

Д'Орильи резко вставил:

— У меня не было повода в этом убедиться.

Фанфан побледнел от оскорбления. Нет сомнения, что в другой ситуации он ответил бы более резко, но ему не дали на это времени.

Бравый Вояка, уже не в состоянии больше сдерживаться, подскочил к Д'Орильи, вскричав:

— Сударь, ваше поведение недостойно дворянина и офицера!

Д'Орильи, белый от ярости, уже замахнулся на него хлыстом, но Люрбек, который не потерял самообладания, удержал его.

Тогда старый солдат, повернувшись к судьям и изо всех сил сдерживаясь, веско сказал:

— Господин председатель! Я старый военный, у меня много боевых заслуг и наград. Это подтвердят мои товарищи, находящиеся здесь. Бравый Вояка никогда не лжет и за всю жизнь ни разу не солгал. Я даю вам честное слово, что Фанфан тогда был прав.

Председатель с угрожающим видом встал, так как он не выносил, чтобы его прерывали, и закричал, стукнув по столу кулаком:

— Тысяча чертей, вы замолчите наконец?

Но Бравый Вояка уже окончательно вышел из себя и закричал:

— Будь я на его месте, я поступил бы так же!

— Немедленно выгнать его вон! — завопил барон де ля От-Турель.

В тот же момент сержант и четверо солдат окружили старого воина и выдворили его из зала. За Фанфана вступиться было больше некому!

Сразу после этого председатель дал слово шевалье Люрбеку, который, выйдя к возвышению, на котором находился трибунал, сначала дал клятву говорить только правду, а потом заявил:

— Я тоже, господин председатель, подтверждаю, что господин Д'Орильи говорил правду. У нас не было никакого намерения похитить этих комедианток. Мы просто хотели устроить спектакль для господина Фавара, который перед этим повел себя с нами недопустимо дерзко и неприлично.

— Господин Фавар, — подхватил полковник, листая дело, — разве не был допрошен как свидетель? Введите его!

— Господин председатель, господин Фавар арестован вчера и помещен в тюрьму Фор ль'Эвек по приказу его величества.

— Ага, он там? Ну, пусть там и остается! — прорычал барон де ля От-Турель, которого снедала с некоторых пор ненависть ко всему театру и к тем, кто имел к нему отношение.

И он тут же объявил:

— Господа, суд уходит на совещание.

Судьи удалились в соседнюю комнату. В это время Бравый Вояка вернулся к Перетте, которая, переходя от ужаса к надежде, ждала его в экипаже.

— Ну, что? — спросила она жадно.

— Они даже не дали мне ничего сказать! — вздохнул старый солдат, и его голос дрогнул.

— Я пойду и скажу им правду! — решила девушка;

— И не пытайся! Ты же знаешь, что тебя никто не вызывает.

— Они должны выслушать меня!

— Да они тебя даже на порог не пустят!

— Тогда все пропало!

— Не будем, все-таки, терять надежды. Подождем приговора.

Увы, приговор уже был написан в мозгу упрямого председателя суда. В глазах барона Фанфан, солдат и жених комедиантки, не мог не быть виноватым. Напрасно двое из членов суда пытались объяснить, что у виновного были смягчающие вину обстоятельства, говорили о его военных заслугах и о том, что сам маршал Саксонский перед строем объявил его первым кавалером Франции. Полковник ничего не желал слышать. По его мнению, обвиняемый был просто бунтовщик, который чуть не убил своего офицера, и потому не заслуживал ни малейшего снисхождения. Его коллеги, в конце концов, склонились перед его непоколебимостью, и большинством пяти против двух он был приговорен к смерти.

Рокот барабанов, который прозвучал как похоронный звон, объявил о том, что совещание суда закончено,

Суд возвратился в зал заседания.

Фанфан-Тюльпан внешне очень спокойно, с твердым взглядом, стоя, как на смотру, в гробовом молчании слушал, как читался страшный приговор.

«Военный трибунал, собравшийся на внеочередное заседание, объявляет, что кавалер Фанфан-Тюльпан, обвиняемый в оскорблении и действиях, направленных против стоящего выше его офицера, лейтенанта Д'Орильи, именем короля осужден и должен быть расстрелян на плацу Венсена. «

Фанфан не шелохнулся. Он удовольствовался тем, что бросил презрительный взгляд на двух благородных, как они назывались, молодых людей, которые коварно, подло отправили его на казнь.

Шевалье де Люрбек с саркастическим видом стряхивал со своего кружевного жабо крошки испанского табака. Д'Орильи, смущенный и обескураженный, опустил глаза.

По-видимому, он, наконец, начал отдавать себе отчет в том, что совершил, и, может быть, даже запоздалые угрызения совести зашевелились в его расстроенной душе. Но жандармы не уводили Фанфана прочь в ожидании, пока наружные помещения зала заседаний опустеют, а зрители разойдутся, чтобы посадить осужденного в карету и увезти в Венсен.

Барон дю Валлон де ля От-Турель, убежденный, что спас честь армии, попрощался с коллегами и удалился, уже весь уйдя в мысли о том, как он отомстит танцовщику, укравшему у него любовницу.

Небольшими группами офицеры и солдаты, присутствовавшие на заседании суда, пересекали двор и выходили за решетку, обмениваясь мнениями о происходящем. Далеко не все были согласны с жестоким приговором.

Сердце Перетты, когда она увидела, что все расходятся, сжалось еще сильнее. Бравый Вояка, трепетавший внутренне не меньше, чем она, подошел к одному из унтер-офицеров и охрипшим голосом спросил:

— Товарищ, какой приговор?

— Он осужден на смерть. Расстрел, — хмуро пробормотал унтер-офицер.

Раздался страшный крик. Это Перетта, которая несмотря ни на что, еще цеплялась за надежду, потеряв сознание, упала на руки старого солдата. Совсем обезумев от горя, Бравый Вояка отнес ее в карету и уложил на подушки. Вдруг он увидел, что мимо проходят Люрбек и Д'Орильи. Первый сиял злобным торжеством, второй имел вид мрачный и несчастный.

— Негодяи! — прорычал он, показывая им вслед кулак. — Теперь у вас есть шанс, что бедная девочка окажется в беззащитном положении. Но не сомневайтесь, я еще устрою вам обоим хорошую встряску — такую, какой вы в жизни не испытывали!

И, провожая ненавидящим взглядом двоих заговорщиков, которые ускорили шаг, он добавил:

— Мой Фанфан! Дорогой мой Фанфан! Я за тебя отомщу! Клянусь!


Содержание:
 0  Фанфан-Тюльпан : Пьер Вебер  1  Глава I ПЕРВЫЙ ПАРЕНЬ НА ДЕРЕВНЕ : Пьер Вебер
 2  Глава II ПЕРЕД ЛИЦОМ ВЕЧНОСТИ : Пьер Вебер  3  Глава III ВЕРБОВЩИК : Пьер Вебер
 4  Глава IV РЕКА НЕСЧАСТНОЙ ЛЮБВИ : Пьер Вебер  5  j5.html
 6  Глава VI ПОДОЗРИТЕЛЬНАЯ ЛИЧНОСТЬ : Пьер Вебер  7  Глава VII МАДЕМУАЗЕЛЬ ФИКЕФЛЁР : Пьер Вебер
 8  Глава VIII, в которой Фанфан на самом деле встречает свою невесту, но… : Пьер Вебер  9  Глава IX СЕКРЕТНОЕ ПИСЬМО : Пьер Вебер
 10  вы читаете: Глава X ВОЕННЫЙ ТРИБУНАЛ : Пьер Вебер  11  j11.html
 12  Глава XII КАЗНЬ : Пьер Вебер  13  Глава XIII : Пьер Вебер
 14  Глава XIV ДИПЛОМАТИЧЕСКАЯ БОЛЕЗНЬ : Пьер Вебер  15  Глава XV ФОР ЛЬ'ЭВЕК : Пьер Вебер
 16  Глава XVI В ЗАМКЕ ШУАЗИ : Пьер Вебер  17  Глава XVII НЕОЖИДАННАЯ ПОМОЩЬ : Пьер Вебер
 18  Глава XVIII УЛИКА : Пьер Вебер  19  Глава XIX РАССЛЕДОВАНИЕ : Пьер Вебер
 20  j20.html  21  Глава XXI : Пьер Вебер
 22  ЧАСТЬ II ПОХИЩЕНИЕ ПЕРЕТТЫ : Пьер Вебер  23  Глава II ФАНФАН-ГЕОРГИН : Пьер Вебер
 24  Глава III ВЕЧЕР В БАСТИЛИИ : Пьер Вебер  25  Глава IV КОРОЛИ — ТОЖЕ ВСЕГО ТОЛЬКО ЛЮДИ! : Пьер Вебер
 26  Глава V, в которой Фанфан дебютирует в роли штандартоносца маршала Саксонского : Пьер Вебер  27  Глава VI ИЗ ЧЕТЫРЕХ ПРОТИВ ОДНОГО ОСТАЕТСЯ… ОДИН : Пьер Вебер
 28  Глава VII ТРИУМФАЛЬНОЕ ВОЗВРАЩЕНИЕ : Пьер Вебер  29  Глава VIII ТАИНСТВЕННЫЙ НАРОЧНЫЙ В СЕРОМ[1] : Пьер Вебер
 30  Глава IX ДАТЧАНИН И ГОЛЛАНДКА : Пьер Вебер  31  Глава X ОТЪЕЗД МАРШАЛА : Пьер Вебер
 32  Глава XI, в которой Бравый Вояка встречается с господином Д'Аржансоном : Пьер Вебер  33  Глава XII О, ГОСПОДИН ФАНФАН-ГЕОРГИН, ВЫ БОЛЬШЕ НЕ ПРИВЕТСТВУЕТЕ ВЫШЕСТОЯЩИХ? : Пьер Вебер
 34  Глава ХШ СПЕКТАКЛЬ НА ПОЛЕ ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ : Пьер Вебер  35  Глава XIV ФОНТЕНУА : Пьер Вебер
 36  Глава XV ГОСПОДИН ДЕ ЛЮРБЕК, ВАШ ЧАС ПРОБИЛ! : Пьер Вебер  37  Глава XVI, в которой мы снова обретаем Фавара и Тарднуа : Пьер Вебер
 38  Глава XVII СВАДЬБА ФАНФАНА-ТЮЛЬПАНА : Пьер Вебер  39  Глава I КУЧЕР ГОСПОЖИ ФАВАР : Пьер Вебер
 40  Глава II ФАНФАН-ГЕОРГИН : Пьер Вебер  41  Глава III ВЕЧЕР В БАСТИЛИИ : Пьер Вебер
 42  Глава IV КОРОЛИ — ТОЖЕ ВСЕГО ТОЛЬКО ЛЮДИ! : Пьер Вебер  43  Глава V, в которой Фанфан дебютирует в роли штандартоносца маршала Саксонского : Пьер Вебер
 44  Глава VI ИЗ ЧЕТЫРЕХ ПРОТИВ ОДНОГО ОСТАЕТСЯ… ОДИН : Пьер Вебер  45  Глава VII ТРИУМФАЛЬНОЕ ВОЗВРАЩЕНИЕ : Пьер Вебер
 46  Глава VIII ТАИНСТВЕННЫЙ НАРОЧНЫЙ В СЕРОМ[1] : Пьер Вебер  47  Глава IX ДАТЧАНИН И ГОЛЛАНДКА : Пьер Вебер
 48  Глава X ОТЪЕЗД МАРШАЛА : Пьер Вебер  49  Глава XI, в которой Бравый Вояка встречается с господином Д'Аржансоном : Пьер Вебер
 50  Глава XII О, ГОСПОДИН ФАНФАН-ГЕОРГИН, ВЫ БОЛЬШЕ НЕ ПРИВЕТСТВУЕТЕ ВЫШЕСТОЯЩИХ? : Пьер Вебер  51  Глава ХШ СПЕКТАКЛЬ НА ПОЛЕ ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ : Пьер Вебер
 52  Глава XIV ФОНТЕНУА : Пьер Вебер  53  Глава XV ГОСПОДИН ДЕ ЛЮРБЕК, ВАШ ЧАС ПРОБИЛ! : Пьер Вебер
 54  Глава XVI, в которой мы снова обретаем Фавара и Тарднуа : Пьер Вебер  55  Глава XVII СВАДЬБА ФАНФАНА-ТЮЛЬПАНА : Пьер Вебер
 56  ЭПИЛОГ : Пьер Вебер  57  Использовалась литература : Фанфан-Тюльпан
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap