Приключения : Исторические приключения : Осада Рима : Жюль Верн

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5

вы читаете книгу

В Папской области Италии вспыхивает буржуазно-демократическая революция. Стремясь опередить Австрийскую империю, Франция отправляет свои войска в Италию для ее подавления. В это тревожное время, капитану Анри Формону необходимо попасть в Рим и он добивается разрешения примкнуть к французскому экспедиционному корпусу.

Глава I. ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА

Убийство господина де Росси[1] должно было предварить всплеск революционного движения в Италии. Свободы, объявленные Пием IX[2], грозили обернуться против него самого и опрокинуть древний престол святого Петра.

Либеральная власть рушится повсюду, и это является следствием избыточности ее институтов. Прошлое далеко от настоящего; во времена, когда абсолютные правители покушались на свободы общества и уничтожали их, эти свободы, низвергаясь, действовали подобно разлетающимся осколками бомбам; но в XIX веке народы сами требуют ограничения слишком либеральных реформ, ибо последние способны столкнуть общество в бездонную пропасть. Свобода в понимании республиканцев различного толка, свобода анархическая, изжила себя, свобода в теории и свобода на практике — взаимоисключающие вещи: там, где слишком очевидно провозглашен принцип, нет места факту. В то же время, когда свобода не претворяется в практику, ее принципы сводятся лишь к роли лозунгов на челе общественных памятников.

Шестнадцатого ноября 1848 года Квиринал, дворец духовного владыки, был окружен гражданской гвардией и регулярными войсками. Но их требования реформ заглушали ружейные выстрелы швейцарцев, которые, храня верность власти и своему жалованью, храбро защищали временное королевство Папы.

Уже в течение некоторого времени воздух Рима был насыщен грозой. Франция успела передать Италии свою неспокойную атмосферу, и жители Апеннинского полуострова полной грудью вдыхали этот пьянящий аромат. Дело в том, что итальянцы дышат лишь с позволения австрийского императора, а пушки и генералы не слишком-то великодушны. Шум и беспокойство, доносившиеся с той стороны Альп, возбуждали римлян, которым захотелось быть причастными к празднику и без церемоний порадовать себя зрелищем небольшой революции.

В то время как одни осаждали, а другие защищали Квиринал, молодой человек со злым и неприятным лицом шнырял среди заполнивших площадь людей. Он являл собой определенный тип итальянцев — лживых, лицемерных, подвластных злу и неподвластных добру, ультрамонтанов[3], низких, завистливых, трусливых негодяев, не направленных и не просвещенных ни обучением, ни разумом. Бывший секретарь Папы Пия IX, он был хорошо известен в свете, на который некогда высокомерно изливал свою наглость и спесь. Его прошлое положение заставляло подозрительно относиться к его сегодняшним занятиям — почему Андреани оставил служение Папе и бросился в водоворот заговоров и мятежа?

— Друзья мои, братья мои, — бросил он перевозбужденной толпе, — владычество пап временно, оно уйдет, и свободная Италия никогда больше не будет носить траур по своим тиранам! Последуем за Францией в устремлении к свободе, и ее дети придут нам на помощь!

— Вы не из наших, — отвечали ему.

— Я солдат, я с вами и я за вас! Я знаю все бесчисленные злоупотребления этой прогнившей системы, все эти так называемые реформы, которыми вас развлекали, пустые уступки, которыми, как фальшивой монетой, оплачивали ваши великодушные порывы. Я солдат! Увидите, я буду сражаться в первых рядах, чтобы свергнуть абсолютизм и навечно обеспечить вашу независимость!

— Должно быть, вы в курсе всего, что происходит во дворце, — обратился к нему один честный малый, — и знаете, что Пий Девятый уступает нашим требованиям и дает нам либерального министра.

— Министры — пассивное орудие власти, они ничего не могут изменить в политике, — все более распаляясь, отвечал Андреани. — Папа просто меняет перчатки, вот и все, рука же его не станет ни мягче, ни щедрее. Не придавайте значения именам-однодневкам, которыми власть пытается усыпить вашу бдительность. Что даст смена вывески, если хозяин продолжает обвешивать и продавать фальшивый товар — свои лживые свободы?!

Действительно, святой владыка, чтобы сдержать бурю, попытался в качестве громоотвода использовать ряд министров, на которых без всякого для него вреда разрядились бы молнии мятежа. Но эти затертые и скомпрометированные имена уже не в силах были уберечь понтификальный[4] трон. На улицах Рима правил бал гнев, гремели ружейные выстрелы около Квиринала. Солдаты братались с восставшими, переходили на их сторону. В течение недели Пий IX надеялся укротить свободолюбивое движение при помощи ловких ходов и своевременно проведенных реформ, считая, что имеет дело с простым бунтом. И действительно, бунт можно свести на нет, дав выход народному кипению, но совсем не то с революциями! А это была революция.

Двадцать четвертого ноября 1848 года в сопровождении кардиналов, высших чинов церкви и части духовенства Папа спешно покинул Рим. В течение нескольких дней о месте пребывания его святейшества ничего не было известно. Назначили группу верховных правителей — хунту — для временного осуществления государственной власти и формирования правительства, которое было очень быстро укомплектовано.

Тем временем Папа благополучно добрался до Гаэты[5], откуда 17 декабря выразил протест против правящей хунты. Но он бросил подвластные ему территории не для того, чтобы уступить поле боя революционерам. Его святейшество в полной мере ощущал в себе призвание к мученическому венцу. Однако прежде всего Папе необходимо было сохранить полную свободу и независимость, чтобы католический мир не подумал, что он более не в состоянии осуществлять свою духовную власть.

Папский протест был выражен по всем правилам, однако он остался без ответа — хунта просто не заметила его. В действительности Папе нечего было опасаться; но вскоре под его знамена стали собираться многочисленные сторонники, что вызвало к жизни различные планы интервенции в Италию. Поэтому 2 декабря римское правительство, в свою очередь, воспротивилось экспедиции, намеченной генералом Кавеньяком, бывшим в то время главой исполнительной власти во Франции. Сами французы еще не определились в своих действиях.

Грустной прерогативой социальных потрясений является их способность вызывать на поверхность самые грязные, самые дурно пахнущие придонные слои общества. На одного действительно достойного человека, вознесенного на гребне событий, приходится сотня посредственностей и бездельников. В такие моменты всякий, кто до того втихомолку вскармливал тщетные амбиции, нереальные, бредовые утопии, разрушительную ненависть, некий постыдный порок, лелеял месть, считает себя призванным вершить судьбы народов. Голос узкой, личной выгоды заглушает в них голос общественного интереса, и, чтобы не услышать его, они решительно должны бы оглохнуть. Андреани отличался абсолютной глухотой, и так как отсутствие каких бы то ни было принципов делало его необыкновенно легким в моральном плане, он быстро поднялся на поверхность движения. Как далек он был теперь от поклонов, коленопреклонений и раскаяний прошлых лет! Он вывернул свою одежду наизнанку, но это его ничуть не изменило — одежда его была одинаково грязна с обеих сторон.

После отъезда Папы он с головой ушел в революцию и принялся во весь голос кричать о свободе, в то время как его сердце и сознание погрязли в низости и предательстве. Именно поэтому, когда на политической сцене возник Гарибальди[6], он со всех ног бросился под знамена отважного авантюриста. Он получил чин в славном легионе и сумел зажечь своей ненавистью врагов Пия IX.

Его перебежка в противоположный лагерь никого не удивила: среди духовенства подобное случалось нередко. В стране, где титулы сыплются на головы, словно конфетти, где полным-полно князей и принцев, плодится знать, низшие слои пропитанного религией общества пребывают в абсолютном рабстве. Нравственная же болезнь в нем сильнее поражает высшие слои. Полному разложению мелкого духовенства мешает не только его отчаянная бедность, играет свою спасительную роль и то, что оно подчинено иерархическому деспотизму. Архиепископы и кардиналы умеют окутывать тайной свою постыдную частную жизнь; низшее духовенство не располагает ни виллами, ни дворцами, ни лакеями, то есть ничем, что позволяло бы ему развратничать и покрывать свой разврат. Таким образом, высшие церковные чины кажутся тем, чем на самом деле не являются, и представляют собою то, чем никак не кажутся; в то время как простые служители культа, отнюдь не имея добродетели пребывать в бедности, вынуждаемы этой бедностью быть добродетельными.

Выходец из низов, Андреани чувствовал, как страсти раздирают его душу. Но почему же, выбившись благодаря своим амбициям и ловкости на достаточно высокий пост в околоправительственной понтификальной среде, он оказался вновь низвергнут?

Вот этого ни его друзья, ни его враги никогда не узнали. В один прекрасный день он неожиданно получил отставку и был выслан в Ватикан. Но никогда за стены папских покоев не просочился даже намек на причину этой немилости. Андреани находился на службе непосредственно у его святейшества. Пий IX, человек справедливый, исключительной набожности, известный своей суровостью и неподкупной честностью, которую он часто демонстрировал в отношениях с Францией, видимо, счел невозможным более держать при себе секретарем Андреани. В каком низком поступке раскрылась черная душа этого злого человека? Никто не знал. По городу ходили неясные слухи о злоупотреблении служебным положением и даже о похищении какого-то человека, но ничего точно не было известно; преступление, если оно и было, совершилось, со всей очевидностью, не в Риме, ибо отставка Андреани совпала с его возвращением из Франции, куда он был послан Папой с особым поручением.

Раз уж этот человек посетил Францию, почему ему было не присмотреться и не перенять неподражаемую чистоту французского духовенства? Сколько достоинства! Какое благородство в сравнении с вымогательством и бесстыдством, почти поголовно охватившими архиепископов и кардиналов! В то время как одни заставляют имеющееся у церкви влияние служить своим страстям, другие, аскезой умерщвляя страсти, добиваются усиления влияния религии на общество. Простые французские священники не только проповедуют добродетели, они живут согласно своим проповедям. Благородные же кардиналы соблазняют и губят души детей, пришедших у их колен просить отпущение своим невинным детским грехам. Заплывшие жиром прелаты вынуждают какого-нибудь благородного кавалера своей честью покрыть бесчестье их жертвы, а смиренные каноники кладут жизнь на алтарь служения всем обездоленным, дают свое благословение добрым усилиям каждого грешника, утешают страждущих и, не зная ни отдыха, ни радостей, денно и нощно молятся за несчастных, которым посвятили жизнь.

Видя подобное служение делу Христа, Андреани лишь снисходительно улыбался. После своего падения он провозгласил: «Пути Господни неисповедимы! Да будет прославлено имя Его!» И добавил про себя: «Папы и кардиналы еще получат по заслугам!» Он отдался телом и душой темным махинациям партии республиканцев и стал активно сотрудничать с мятежниками, направившими 16 ноября 1848 года пушки против ворот Квиринала.

Что мог поделать Пий IX, если среди его врагов были люди, поставившие себя вне всякого нравственного закона, вне всякой чести? Грустно, когда ряды достойных республиканцев оказываются замаранными присутствием таких подонков. Как получается, что армии борцов за улучшение общества служат прибежищем для преступников, надеющихся укрыться там от карающей руки закона? Подобные альянсы разрушают честные партии. Когда Папа, лишенный какого-либо репрессивного аппарата, отлучил от церкви лиц, виновных в покушении на временную суверенность Святого Престола, по улицам Рима пронесся вопль: «Да здравствуют отлученные!» Когда-то прежде народ дрожал, если Римский Папа метал стрелы гнева. Считалось, что их влагает в его руку карающая десница Бога! Сегодня над ними смеются: безбожная физика вытеснила веру, вооружив сознание обывателя громоотводами.

Хунта продолжала свое дело, несмотря на отлучение; всеобщее голосование охватило все уголки папских владений. Благодаря то ли небрежности, то ли оплошности, то ли умыслу наблюдателей, к урнам пришло множество иностранцев без роду и племени, без родины и очага, чтобы поддержать недовольных. 9 февраля 1849 года в Риме провозгласили республику. Папское временное правительство было сброшено, однако ему были даны гарантии духовной власти над обществом; безумцы не понимали, что религия, чтобы быть сильной, нуждается в независимости, а независимость эта зиждилась на временной государственной власти ее верховного жреца, ибо защищала его от давления законов и воли чужой нации. Новое правительство должно было устанавливать с Италией отношения, которых требовали общенациональные интересы страны. В то время как Папа собирал в Гаэте своих сторонников, Конституанта[7] аплодисментами встречала Мадзини[8], короля республиканцев Центральной Италии.

И чтобы отпраздновать прекрасный день независимости Италии, под сводами Ватикана загремел, исполненный с дикой яростью, гимн победы, духовная песнь, возносимая армией к Богу и дотоле исполнявшаяся одними служителями Неба, — Те Deum[9].


Содержание:
 0  вы читаете: Осада Рима : Жюль Верн  1  Глава II. ПЕРЕМИРИЕ : Жюль Верн
 2  Глава III. ОСАДА : Жюль Верн  3  Глава IV. ШТУРМ : Жюль Верн
 4  Глава V. КАПИТУЛЯЦИЯ И РАЗВЯЗКА : Жюль Верн  5  Использовалась литература : Осада Рима
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap