Приключения : Исторические приключения : Глава III. ОСАДА : Жюль Верн

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5

вы читаете книгу




Глава III. ОСАДА

Посол Франции[21] в Риме активно занимался переговорами, но, обманутый уловками триумвиров, против своей воли вскоре оказался втянутым в республиканские игры мятежных властей. Пакт, предложенный им для обсуждения совету генералов, содержал немало унизительного для Франции. Герцог де Редджо, не будучи силен в тонкостях дипломатического языка, уже почти подписал его. Но генерал Вайан, добрый гений, стоявший за его спиной, вмешался, и пакт был отвергнут. Главнокомандующий никогда потом не имел повода в этом раскаяться.

Итак, перемирие было нарушено. Из Парижа пришел приказ атаковать. В лагере распространили слух, что атака начнется только 4 июня. Римляне попались на эту удочку и были захвачены врасплох, потому что французские колонны пришли в движение 3 июня в четыре часа утра.

Рим защищали не римские части. Триумвиры Армеллини, Мадзини и Саффи избрали командующим Гарибальди. Этот пьемонтец[22] обладал удивительным организаторским талантом. Он с блеском выходил из самых затруднительных положений, ухитряясь дисциплинировать даже наиболее распущенных людей. Этот республиканский Фра-Дьяволо[23] одевавшийся в экзотические костюмы невероятных цветов, внушал страх и уважение. Его особые войска состояли из уланского полка и пехотного легиона числом в шесть тысяч человек. Вокруг него группировались ломбардцы, их молодые офицеры принадлежали к наиболее аристократическим ломбардским семьям, а также два полка Римского Союза, драгуны и папские карабинеры, гражданская гвардия, обслуживавшая внутреннюю часть города, и, наконец, швейцарские артиллеристы, лучшие в Европе, прибывшие из-под осажденной Болоньи, где в течение длительного времени они сдерживали австрийцев. Таким образом, Рим защищали достойные воины. Его арсеналы были забиты боеприпасами, а стены щетинились ста двадцатью пушечными жерлами.

Речь шла не о том, чтобы взять Рим в кольцо и сломить его голодом: французская армия в тот период насчитывала лишь двадцать тысяч человек, с такими силами нечего и думать взять в кольцо город восемнадцати километров в окружности, к тому же прекрасно снабженный и оружием, и съестными припасами. В тот момент, когда командование отказалось от окружения и приняло решение об осаде, а дискуссия велась лишь о способах атаки, во всем блеске раскрылся талант генерала Вайана.

Новый Рим целиком вбирает в себя старый город и к тому же располагается на обоих берегах реки. Самая высокая точка в нем — холм Джаниколо, кажущийся неприступным. Расположен холм на правом берегу Тибра и доминирует над всем городом. Его защищает хорошо укрепленное заграждение, тянущееся от реки и ворот Портезе к замку Сант-Анджело; помимо этого, его перерезает старинная стена, образующая на задах бастиона что-то вроде внутреннего кармана, идущего от ворот Портезе к воротам Сан-Панкрацио. Таким образом, эта часть Рима, защищенная двойной стеной, значительно лучше укреплена, нежели другая часть города, окруженная лишь одной старинной стеной. Казалось, логично было атаковать с одной из позиций на левом берегу. Но, невзирая на возражения артиллеристов, генерал Вайан доказал, что атака с правого берега, хотя более длительная и сложная, имеет больше шансов на победу. Войска сохранят все связи друг с другом, а как только Джаниколо будет захвачен, город падет, потому что окажется распростертым у ног победителя, который с легкостью сможет засыпать его бомбами, в то время как, прорвав заграждение с левой стороны, французские солдаты будут втянуты в убийственную и бесконечную войну, которую римляне развяжут на баррикадах. К тому же не следовало действовать заодно с австрийцами и неаполитанцами, расположившимися на востоке города. Во Франции многие сочли, что выбор направления атаки на Джаниколо продиктован желанием уберечь римские памятники. На самом же деле никто не заботился об античных ценностях, а атака Джаниколо казалась оптимальным вариантом.

Генерал от артиллерии согласился с мнением генерала Вайана. В случае разногласий решающий голос принадлежал главнокомандующему. Некоторые генералы подумывали о захвате замка Сант-Анджело, ибо таково было мнение Луи Наполеона Бонапарта, президента Французской республики, в свое время долго жившего в Риме и потому хорошо осведомленного о его топографии и нравах населения. По его мнению, римляне признают поражение только после того, как неприятель завладеет крепостью Сант-Анжджело. Тем не менее этот проект отклонили и целью атаки был утвержден Джаниколо.

Основным принципом инженерных войск является подготовка и атака в выступающей точке укрепления, в усиленном, а не в ослабленном его звене. Брешь пробивается в самом бастионе[24], а не в куртине[25], соединяющей два бастиона, так как они взаимно поддерживают друг друга и перекрестным огнем делают невозможным подход к куртине. Атаковать следует как можно дальше от обоих ворот, чтобы не облегчать возможный выход осажденных из бастиона.

Итак, какова же была позиция?

Вершина Джаниколо резко выдавалась и несла на себе два бастиона, будучи защищена впереди куртины равелином[26]. Несмотря на мощную защиту, именно этот выступ и был выбран целью атаки. Он находился на равном расстоянии от ворот Портезе и Сан-Панкрацио, отделявшихся друг от друга семью бастионами.

Но надо отдать должное римлянам — во время перемирия они не сидели сложа руки. Появилось множество баррикад, перекрывших все ведущие в центр города улицы, изрытые ямами и перегороженные завалами с оборудованными местами для стрелков. По распоряжению генерала Вайана, один полковник, капитан и несколько саперов произвели разведку до самых стен Рима. Оказалось, что ворота Сан-Панкрацио и прилегающие части крепостной стены обиты и обложены мешками с землей; зубцы на крепостной стене укрыты маленькими корзинками, в которых обычно продают фрукты и которых римляне насобирали многие тысячи. На холмах Тестаччо и Авентине возле церкви Сант-Алессио вздымались грандиозные батареи. Эта церковь стоит на левом берегу Тибра напротив ворот Портезе, смотрящих на левый берег. Тестаччо, холм высотой в сто двадцать футов, представляющий собой свалку старых гончарных изделий, возвышался в пятистах метрах к югу от Авентина. Пространство, занятое французской армией, имело пологий наклон к реке, так что батареи на Тестаччо и Авентине спокойно накрывали его своим огнем.

Мало-помалу защитники Рима полностью вооружили и укрепили четыре бастиона: первый — справа — защищал ворота Сан-Панкрацио, а три остальных располагались цепью слева от них. Два последних находились именно на выступе Джаниколо, так что атаку следовало начинать с них. Пространство, заключенное между бастионами и старой стеной, было изрыто траншеями и уставлено оборонительными сооружениями. Перед церковью Сан-Пьетро ин Монторио на старой стене также возвышались заново установленные батареи, задача которых была поразить собственные бастионы передней линии, если те будут взяты врагом в результате приступа. Слева от этих батарей, не более чем в ста метрах от ворот Сан-Панкрацио, стоял дом, в котором Гарибальди устроил свою штаб-квартиру.

Французам было необходимо обеспечить себе линию атаки, а для этого следовало занять ее оба конца. Прежде всего захватить плато, лежащее напротив той части Джаниколо, которую предполагалось осаждать; на левой стороне этого плато красовались виллы Памфили, Валентини, Корсини и церковь Сан-Панкрацио; с правой его стороны возвышался Монтеверде; между этими двумя точками — Корсини и Монтеверде — планировалось оборудовать плацдарм для атаки шириной в тысячу триста метров. На севере плато Корсини стояли лагерем части Маттеи; на юге Монтеверде размещались части Сантуччи и штаб-квартира. Таким образом, все операции по осаде, математически рассчитанные, геометрически выверенные, проводились на выступе Джаниколо и ограничивались, с одной стороны, дорогой на Чивитавеккью, а с другой — Виа-Портуэнзе. Монтеверде находилось лишь в восьмистах метрах от Сан-Карло, где размещались саперы.

Пространство, на котором должны были развернуться превосходно разработанные генералом Вайаном осада и штурм, представляло собой пересеченную местность, застроенную загородными домами, утопающими в виноградниках и плодовых садах; там сходилось несколько дорог.

Атаку начали с того, что обезвредили итальянские аванпосты[27].

Третьего июня в три часа утра бригада под командованием майора инженерных войск Фроссара выступила, чтобы занять плато, с тремя дворцами — Корсини, Валентини и Памфили. Итальянцы, распивавшие вино на этой последней вилле, были захвачены врасплох. Французские саперы при помощи мешка с порохом проделали брешь в крепостной стене. Эффект от взрыва превзошел все ожидания — оказывается, достаточно одного восьмикилограммового мешка пороха, на который кладется камень, доска и еще что-нибудь тяжелое для усиления взрыва, чтобы выломать дубовую дверь толщиной в десять сантиметров.

Французы проскользнули в брешь и закололи итальянцев штыками. Взрыв породил тревогу; защитники приготовились; волонтеры-ломбардцы укрылись на виллах Корсини и Валентини. Французская бригада не мешкая бросилась вперед и овладела двумя новыми позициями, весьма близко расположенными к площади; но в дело вступили батареи у ворот Сан-Панкрацио, ядрами и снарядами сметая смельчаков. Французы были вынуждены оставить захваченные виллы, куда возвратились ломбардцы. Четыре раза эти позиции переходили из рук в руки. Генерал Реньо Сен-Жан-д'Анжели сражался как простой солдат. Заметив неуверенность и колебание какого-либо отряда, он становился во главе и поднимал бойцов в атаку. Наконец, к пяти часам, охваченная пламенем вилла Корсини оказалась в руках французов, которые закрепились достаточно надежно, чтобы не подвергаться риску быть сметенными вражескими пушками. Исходная точка Действий французов с левой стороны плато Корсини была отвоевана.


За это время пришел приказ овладеть кварталом Монтеверде, откуда следовало развернуть наступательные действия французов. Рота первого саперного полка, к которой был приписан Аннибаль, покинула Сан-Карло в три часа утра под командованием капитана де Жуслара и добралась до одного дома, расположенного в семистах метрах от лагеря и в шестистах метрах от площади. Дом состоял из первого этажа с каменным парадным крыльцом и второго этажа с шестью смотревшими на Рим окнами. Здание было известно под именем «дома с зелеными ставнями». Французы там укрепились. Аннибалю приказали захватить также маленькую хижину по правую руку от дома, она доминировала над долиной Тибра, из нее хорошо просматривалась часть города. Расставив часовых, лейтенант в сопровождении помощника вошел внутрь и устроился в комнате на соломе. Внезапно в комнату, осыпав всех пылью, влетело пушечное ядро.

— Вы не ранены? — спросил Аннибаль.

— Нет, — ответил его спутник.

— В таком случае уходим отсюда!

Они торопливо покинули дом и вместе с солдатами укрылись на его задах. Батареи Авентина и Тестаччо стреляли без передышки, осколки градом сыпались на людей Аннибаля, а те, вместо того чтобы смотреть вверх и стараться увернуться, оставались неподвижны, вжимая головы в плечи, и получали смертоносные снаряды. Лейтенант обозвал солдат страусами и, видя, что долго они тут не продержатся, оставил у хижины часового, а с остальными бросился к дому с зелеными ставнями. Все здания позади линии, соединявшей виллы с домом с зелеными ставнями, уже были в руках осаждавших. Благодаря захвату плато Корсини и Монтеверде направление атаки на Джаниколо было обеспечено.

Чтобы обмануть осажденных и как можно дольше скрывать от них истинное направление атаки, главнокомандующий ввел в действие части, расположенные в Понте-Милле, на другом конце города. Несмотря на это, защитники Рима расположили на углу самого близкого к Монтеверде бастиона новую батарею, которая утром 4 июня открыла огонь по дому с зелеными ставнями. Занимавший его капитан де Жуслар приказал солдатам укрыться позади дома. В тот момент, когда Аннибаль спускался с крыльца, влетевший во двор снаряд угодил прямо в грудь морскому офицеру-волонтеру, оторвал голову одному солдату и разнес в осколки руку другому. Не видя больше никого во дворе дома, осажденные решили, что французы его покинули, и прекратили огонь.

Подобные единичные бои вокруг Джаниколо оказались тем не менее весьма кровопролитны — они вывели из строя двести восемьдесят французских солдат и четырнадцать офицеров. Многие из этих несчастных, умирая, просили позвать священника, но не получили ни предсмертного утешения, ни заупокойной молитвы — выросший до трехсот пятидесяти миллионов франков военный бюджет не позволял держать в армии священников.

Наиболее жестокие сражения можно было считать законченными. Рим уже вполне мог счесть свое положение безнадежным и должен был бы радоваться, что дело обошлось малой кровью. В домике перед Сан-Карло французы развернули лазарет; то же на вилле Памфили и в церкви Сан-Панкрацио. Еще два лазарета расположились в Монте-Марио и в Сантуччи, где находилась штаб-квартира.

Подошло время рыть окопы.

Чтобы без особого риска добраться до осажденного города, параллельно стенам прокапывают траншею от шести до семи футов глубиной, причем землю отбрасывают в сторону осажденных. Такая траншея должна быть достаточно широкой, чтобы пропустить артиллерийские экипажи, ведь батареи следует установить в целом ряде точек. Прорыв первую траншею, обычно в тысяче метров от площади, начинают копать, сторонясь особо опасных мест, внешние отводные окопы, направленные к городу, чтобы приступить к рытью второй, а затем и третьей траншеи, беря таким образом цель атаки в тесное кольцо. Артиллерия, все ближе подбираясь к цели, начинает пробивать бреши в укреплениях. Сторониться, избегать опасных мест — значит расположить окоп таким образом, чтобы его обходили выпускаемые из этого опасного места снаряды; иными словами, следует его рыть почти перпендикулярно линии огня. Именно этим объясняются многочисленные зигзаги, которые описывают траншеи и окопы — они то расходятся, удаляясь друг от друга, то сближаются, то поворачивают, то отступают, то бросаются вперед… Все эти отклонения инженерно строго обоснованны и служат единой цели — избежать простреливаемых точек.

Для прокладки траншей саперов разделили на три бригады, каждая под командованием офицера. Офицер имел под своим началом тысячу двести человек работающих и пятьсот человек охраны. Генерал Ростолан с остатками частей расположился в центре, чтобы в любую минуту прийти на помощь.

Первая траншея, прокладывавшаяся от церкви Сан-Панкрацио до домика, в течение нескольких минут занятого Аннибалем, имела протяженность в тысячу триста метров. Работы были разделены на две части: рытьем левого конца руководили майор Гальбо Дюфор и капитан Буасонне, правого — майор Гури и капитан де Жуслар.

Едва на город и лагерь спустились благодатные сумерки, землекопы с лопатами и заступами, неся ружья через плечо, бесшумно подошли к дому с зелеными ставнями и расположились в соответствии с планом, составленным в штабе инженерных войск.

По команде каждый сапер вонзает в землю свой инструмент, копает яму, прячется в ней, углубляет ее, расширяет и удлиняет со всем возможным тщанием и в полной безопасности. В это же время части в Понте-Молле симулируют атаку на ворота Дель-Пополо. Копать траншею так близко от площади казалось делом дерзким и небезопасным, ведь некоторые ее участки проходили не далее чем в двухстах метрах от площади. Но мудрый генерал Вайан знал, с каким противником имел дело. Генерал был осторожен, отважен и хитер.

Вскоре артиллерия приступила к размещению своих батарей. Первая из них, установленная перед домом с зелеными ставнями, держала под прицелом батарею бастиона, огибавшего выступ Джаниколо справа. Вторую разместили у правого конца траншеи, чтобы отражать удары батарей Тестаччо и Авентина. Эти батареи были хорошо защищены парапетом с амбразурами; первая батарея состояла из двух шестнадцатидюймовых артиллерийских орудий и гаубицы; вторая — из двух орудий по двадцать четыре дюйма и гаубицы. Обе могли открыть ураганный огонь уже с утра 5 июня.

Ночью траншеи копали, днем расширяли. Защитники Рима вели непрестанный огонь, но солдаты быстро к нему привыкли и только смеялись над пролетавшими над их головами снарядами. Впрочем, и опасность-то была невелика. Осаждаемые, однако, вскоре заметили, как регулярно сменяются в четыре часа дня и утра пехотные части, и стали направлять огонь на уходившие и приходившие бригады. Чтобы избавиться от этой напасти, в ночь с 5 на 6 июня французы построили крытую дорогу назад от траншеи до самой базы, так что солдаты добирались теперь до объекта, не подвергаясь опасности.

Анри страдал от раны, все еще оставаясь в лазарете Сан-Карло. Нервы его были напряжены, он терзался отчаянием, что замедляло лечение и мешало ране затянуться. Аннибаль проводил возле друга все свободное от службы время. Анри не сомневался, что славный Жан Топен пал жертвой своей преданности, и в бреду постоянно говорил о несчастной безумице и бедном солдате.

— Он пришел туда, чтобы умереть, — твердил больной.

— Нет-нет, он остался там, чтобы отомстить за тебя, — уверял лейтенант.

Но молодой капитан в это не верил и на одре мучился еще и душевной болью.

Земляные работы шли полным ходом. Римским батареям противостоял мощный противник, который, непрерывно атакуя, требовал постоянного внимания и забот. Французская артиллерия занялась выбором места для размещения батарей, предназначенных для нанесения ударов по стенам крепости; в середине параллели, примерно в двухстах двадцати метрах от площади, была устроена третья батарея. Она состояла из мортир, способных забрасывать бомбы на самые бастионы. Ее запустили в дело в ночь с 7 на 8 июня. В это же время справа от параллели прорыли небольшое ответвление, чтобы обезопасить себя от Тестаччо и Авентина. Промежуточные ходы, подводившие ко второй параллели, серпантином подползали к площади; работы часто прерывались из-за гроз, но добросовестное исполнение гарантировало от обвалов.

В траншеях на вилле Корсини и в церкви Сан-Панкрацио засели снайперы, чтобы укротить слишком оживленный огонь защитников города. Эти великолепные стрелки попадали в итальянских артиллеристов через амбразуры. Их карабины были выполнены с редким искусством, что позволяло точно поражать цель на неправдоподобно большом расстоянии. Эти ловкие воины вскоре погибли под развалинами Корсини; тогда сзади выкопали траншею, из которой можно было стрелять под прикрытием пушек.

Девятого июня, ближе к вечеру, осажденные рискнули выйти из ворот Сан-Панкрацио. Перед собой, в качестве подвижной баррикады, они катили бочки, и это позволило им добраться до виноградников, откуда они затеяли ураганную стрельбу из ружей, но разразившаяся вскоре сильнейшая гроза заставила их вернуться в город.

В последующие ночи земляные работы продолжились. Случалось, что маршрут не выдерживался с необходимой точностью, тогда траншеи беспрепятственно обстреливались огнем то с батарей Ватикана, то с крепостных стен; но бравые солдаты не падали духом: следующей же ночью ошибка исправлялась, и неприятель еще ближе подбирался к не заметившим этот маневр горожанам. Работы велись споро. Солдаты толкали перед собой туры — большие наполненные землей корзины — и за этим легким прикрытием копали ямы и прятались в них, расширяя их во всех направлениях. Работавших раздражало то, что не получалось рыть глубокие траншеи, которые позволяли бы им стоять во весь рост, так быстро, как им бы того хотелось.

В ночь с 10 на 11 июня наткнулись на стену. Это оказался, как и предполагал генерал Вайан, равелин, защищавший куртину между двумя бастионами, на которые была направлена основная тяжесть атаки.

Со своей стороны, артиллерия отнюдь не пребывала в бездействии: в ночь с 8 на 9 июня артиллеристы установили рядом с мортирами, в ста семидесяти пяти метрах от площади, четвертую батарею, которая должна была проделать бреши в правом бастионе. В ночь с 10 на 11 июня в ста двадцати пяти метрах выросла пятая батарея, чтобы держать под прицелом правый фланг левого бастиона. И наконец, шестая батарея справа от виллы Корсини предназначалась для атаки левого крыла того же бастиона. На этом пока закончилось устройство батарей, задачей которых было проломить стены крепости. Батареи еще не оснастили, к ним не подвели траншеи. Все говорило о том, что операции по осаде рассчитаны с математической точностью и неминуемо должны привести к желанному результату.

В первом часу ночи осажденные метнули по направлению к мосту Пассера огромный зажигательный снаряд, не причинивший, впрочем, французам вреда.

Вторая траншея уже большей частью была выполнена. Начиная с вершины равелина, траншея шла вдоль невысокой левой стены; работы велись спокойно, ничто не предвещало неожиданной атаки римлян, и вообще в течение ночи не произошло ничего примечательного, кроме захвата возглавлявшим пехотный батальон генералом Мориссом восьмидесяти фур с военными и съестными припасами, а также хорошим запасом вина. Но в восемь часов утра четыре подразделения повстанцев бесшумно приблизились под прикрытием стены равелина, ворвались в траншею и тут же овладели ею. Между ними и частями 55-го линейного полка завязалась перестрелка. Рана больше не удерживала Анри Формона в госпитале, и он оказался поблизости. Возбужденный выстрелами, капитан бросился на поле боя и дрался, как герой, как безумный или как отчаявшийся человек, бок о бок с командовавшим обороной полковником инженерных войск Ньелем. Рука Анри ни на минуту не переставала трудиться в течение всех сорока пяти минут битвы, нанося удары направо и налево. Наконец повстанцы ретировались, оставив на поле боя сорок павших, а французы, сложив свои черные от пороха ружья, продолжили углубление и расширение параллели.

В ночь с 12 на 13 июня вторая траншея была закончена, по ней пошли артиллерийские экипажи, и, как обещал генерал, три батареи, предназначенные ломать стены, и батарея мортир приготовились открыть огонь.


Содержание:
 0  Осада Рима : Жюль Верн  1  Глава II. ПЕРЕМИРИЕ : Жюль Верн
 2  вы читаете: Глава III. ОСАДА : Жюль Верн  3  Глава IV. ШТУРМ : Жюль Верн
 4  Глава V. КАПИТУЛЯЦИЯ И РАЗВЯЗКА : Жюль Верн  5  Использовалась литература : Осада Рима



 




Всех с Новым Годом! Смотрите шоу подготовленное для ВАС!

Благослави БОГ каждого посетителя этой библиотеки! Спасибо за то что вы есть!

sitemap