Приключения : Исторические приключения : Глава 98 : Петр Воробьев

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  7  14  21  28  35  42  49  56  63  70  77  84  91  97  98  99  105  112  119  126  133  140  147  154  161  168  175  182  189  196  203  210  217  218  219

вы читаете книгу




Глава 98

Лес, до времени скрывший силу, неожиданно пришедшую на помощь теснимому левому крылу танов, издали казался густым. Вблизи оказалось, что подлесок в помине не дает достаточно прикрытия, чтобы избавиться от целеустремленной погони. Впрочем, было похоже на то, что за Бродиром с Ваннена никто не гнался. Это только довершало его унижение.

Накануне боя, ярлу приснился мрачный сон. Коннахтская невольница, делившая с ним ложе в Свартильборге, то и дело принималась плакать, мешая спать, и Бродир наконец изгнал ее. Уже хорошо за полночь, он наконец забылся, но вместо спокойного восстанавливающего отдыха, кто-то ниспослал ему наваждение, крадущее уверенность и силы.

В видении, над кораблем Бродира раздался гром[189], и пошел дождь из кипящей крови. Ватажники прикрылись щитами, но все же многие получили ожоги и погибли. Со следующим раскатом грома, сложенные в кучи мечи выскочили из ножен, а секиры и копья взлетели в воздух и начали сражаться. Воинам вновь пришлось прикрываться щитами, и все же многие были ранены и убиты. С третьим громовым раскатом, на последних оставшихся в живых налетело воронье, и казалось, что клювы и когти у птиц железные. Когда смертоносное нападение пернатых закончилось, на залитом кровью и заваленном мертвыми телами дне драккара остался стоять один Бродир. Парус, с которого продолжала капать кровь, висел тряпкой, но корабль ускорялся навстречу низко стлавшимся над морем сгусткам тумана, над которыми поднималась тень с одним светившимся в полутьме багровым глазом.

Лицо Родульфа с толстыми щеками и парой маленьких круглых глазок никак не походило на смутно различимые черты ночного морока, разве что кустистая борода тревожно с чем-то перекликалась, но когда великан навис над ярлом, незваное воспоминание о видении достигло такой силы, что замедлило движения Бродира, словно кровь застыла в жилах. После обмена четырьмя ударами, скальд-сквернослов разнес в щепки Бродиров щит, и следующим взмахом секиры смял пластины его доспеха и сбил с ног. Хуже того, Гормов великан не удосужился даже добить поверженного соперника, рассмеявшись и сказав: «Беги, Бродир. Убью тебя, засмеют еще, что я не муж…» После этого, Родульф повернулся спиной и пошел, раскидывая воинов влево и вправо, на помощь углубившемуся в гущу неприятелей и оторвавшемуся от стены щитов троллю с боевым молотом.

Чтобы не быть втоптанным в кровавую грязь на склоне холма, ярлу и точно пришлось обратиться в бегство, и его позор видела вся дружина. Некоторое время после этого, бой все равно шел достаточно удачно, даже после того, как левому крылу Бродировой силы досталось от нападения с юга. На севере, таны отступили почти до леса, их щиты начали опускаться под ударами, и части воинов из войска, собранного Фьольниром, удалось обогнуть Хёрдакнутовых дружинников справа. Тут из-за деревьев раздались вой боевых волынок и дикие крики, а по склону навстречу пошедшим в обход стены щитов покатились огненные колеса, сбивая ратников с ног, с грохотом взрываясь, и сея смерть в граде осколков дерева и железа.

Рать Одина встретила потери стойко, собравшись в оборонительный строй, где каждый воин защищал сперва товарища справа, потом себя, под натиском поваливших на подмогу танам венедов. Тут середину первого ряда Хёрдакнутовых дружинников, стоявших под серебряным драконом, озарили вспышки. Послышался раскатистый треск, слева и справа от Бродира, дружинники пали наземь, обливаясь кровью, словно сраженные невидимыми стрелами. Из клубов дыма, заволокшего танов, тяжелой поступью вышел огромный вороной конь в укрепленной сталью попоне и цельнокованном налобнике, на спине которого в высоком седле сидел старый ярл. Положив правую руку в блестящей серебром перчатке ему на плечо, рядом на еще одном вороном держался юный воин с лицом слегка неправдоподобной красоты под сияющим крылатым шлемом.

– Нуада Аргетлам! – закричал кто-то из лейганцев.

Копья на левом краю Бродирова войска, где стояли преимущественно местные воины, дрогнули. И тут через раскрывшийся в танской стене щитов проход, сотрясая землю могучей поступью исполинских коней, устремились верховые. Бродир готов был поклясться, что их было не меньше трехсот, хотя на холме вокруг серебряного змея с трудом уместились бы и сто.

– Кром! Кром и Йеллинг! – возгласил старый ярл, справа присоединяясь к натиску и опуская копье с длинным стальным наконечником.

– Беалтайне на сеирб'исиг' Ф'ои Мьоре бас! – серебряным колокольчиком отозвался незнакомец, оставшийся у стены щитов.

Наречие было достаточно похоже на язык, еще бывший в ходу у ванненских старцев, чтобы Бродир понял, что клич призывал проклятия на приспешников древних и чудовищных богов, по преданию, правивших Туад Хумайном и Лейганом во время зимы великанов, и ведомых Баларом Красный Глаз. Именно второй клич поверг левое крыло в смятение, и именно туда направили свой неостановимый ход всадники в броне. Бродиру вспомнилась тень в тумане, дренгрскапр оставил его, и ярл бросился бежать.

Предводитель Ваннена не помнил, каким именно образом добрался до леса. Обнадеживало, что Ошин и Фарагер не оставили его даже в течение постыдного отрезка времени, отмеченного слабостью духа и безумием. Скорее всего, битва была уже проиграна, но в ней еще можно было с честью погибнуть. В поисках достойной цели, ярл и верные карлы крались сквозь опустевший лес, через некоторое время достигнув его южного края.

Шар, в начале битвы показавшийся Бродиру с тыкву, оказался размером не меньше, чем изрядный корабль, хотя он нес только одного моряка – закутанного в шкуры мальчишку. Летучее (явно силой волшебства) сооружение медленно опускалось к земле, заваленной телами и кусками тел.

– Мертвая вода кончилась! – по-венедски крикнул летучий ученик чародея, разом подтверждая все подозрения о колдовстве.

– Кладите горелку на бок по ветру и складывайте оболочку! – крикнул с ног до головы перемазанный в крови пеший воин с топором и странно маленьким боевым молотом, заткнутыми за пояс.

По голосу и молотку, Бродир узнал Кнура кузнеца.

– Сколько тебе нужно воинов? – спросил его верховой.

Он был обращен к лесу спиной, но только один воин мог ездить на коне Йормунрека в сопровождении огромного пса в кольчуге. «Вот и достойная смерть,» – решил притаившийся за поваленным дубовым стволом ярл.

– Оставь дюжину и Всемилин возок, – отозвался Кнур.

– Пёса, ты ничего не забыл? – конунг Танемарка, вынув одну ногу из стремени и перекинув ее через луку седла, подобрал что-то черное с земли и, вернувшись в сидячее положение, положил это в седельную суму. – Волчок, Всемила! Помогите Кнуру! Тёха! Прыгай за мной, заслужил!

С третьей или четвертой попытки, летун, на редкость неуклюжий на земле, подобно буревестнику или качурке, наконец взгромоздился на коня. Горм легко тронул бока Готи пятками, жеребец поскакал легкой рысью на запад, за ним волчьей иноходью побежал пёс, а вслед потянулась часть воинов, оставив на плоской верхушке холма колдовское летательное устройство, медленно сдувавшееся по мере рассеяния чар, возок с впряженной длинногривой лошадкой, возницу, Кнура, еще одного кузнеца, и отряд венедов в стали и мехах. Последние могли обеспечить смерть, но вряд ли такую, о которой скальды упомянут больше чем одной висой.

Бродир сделал знак рукой Ошину и Фарагеру и, пригибаясь и прячась за деревьями, направился на запад, где на соседней возвышенности виднелся богатого вида шатер. Там тоже в изобилии валялись трупы. Ярлу удалось незамеченным приблизиться к дубу, росшему саженях в пяти от шатра, и спрятаться за стволом.

– Оставьте меня ненадолго, сыны, – донеслось изнутри. – Идите на запад с Гормом конунгом, Тадг и я простимся с Муррагом и поедем за вами.

– Да будет так, отец, – сказал голос помоложе.

– Прощай, брат мой Мурраг, – добавил еще кто-то.

Из шатра вышло с дюжину воинов, разновозрастных, но отличавшихся явным семейным сходством. Отвязав от коновязи лошадей, маленьких и нескладных в сравнении с Хёрдакнутовыми чудовищами или Готи, они сели в седла (у некоторых ноги болтались чуть не до земли) и вереницей поехали в направлении моря, откуда еще доносился шум битвы, последний с чьей-то головой, насаженной на копье. У шатра осталось три конька, седло и спина одного были залиты кровью. Бродир взглянул на срединный шест шатра – его венчал золотой солнечный знак Туад Хумайна – и переглянулся с карлами. Оба кивнули.

Все трое мечами разрубили полотно, с криком «Гластин!» ворвавшись в шатер. Внутри, старец в богатых доспехах преклонял колена у изрубленного тела воина. В изголовье убитого стоял отрок. Ни старому, ни малому не потребовалось много времени, чтобы выхватить оружие, но огромное лезвие в руках старца зацепило столб шатра. Юнец едва успел поднять руку с мечом, прикрывая старика, как страшный удар Бродира рассек предплечье первого и глубоко вонзился в шею второго. Конунг пал, опрокидывая носилки с телом сына. Надрубленное его неудачным взмахом дерево опасно заскрипело. Бродир, Ошин, и Фарагер выбежали наружу. Раздался треск, солнце Туад Хумайна качнулось, и шатер рухнул. Ярл бросил взгляд на коновязь – с возрождением чести, воскресла и надежда. Прыгнув в седло, он направил коня на восток, где склон был не так крут, и меньше опасность, что копыта оскользнутся на трупах. Большинство воинов уже покинуло плосковерхий холмик к востоку, оставив на нем только второго кузнеца и доверху нагруженную колдовскими принадлежностями тележку с коньком и возницей. Неплохо было бы добавить и Кнуровых присных к счету, чтобы сполна расплатиться за изведанное от руки Родульфа Сквернослова унижение.

– Пусть пойдет из уст в уста, что Бродир убил Брианна! – закричал ярл, перебросив поводья в левую руку и вытаскивая из-за пояса меч, на котором еще не запеклась кровь старого конунга.

Ошин и Фарагер поскакали за ним, вторя: «Бродир убил Бриана!» Над тележкой блеснул металл – что-то бронзовое повернулось на запад. Подручный Кнура поднял дымящийся фитиль. По очертаниям стана и выбившимся из-под шлема косам, Бродир вдруг понял, что второй кузнец – женщина. Дева покачала головой и опустила фитиль на продолговатый предмет из бронзы. Сверкнула вспышка. Почти одновременно, прогремел гром, и кто-то словно ударил Бродира в живот. Его конь начал оседать, с жутким хрипом пытаясь втянуть в воздух легкие через внезапно укороченную на две трети морду. Ярл едва успел выпрыгнуть из седла, споткнувшись обо чье-то обезглавленное тело. Ослепленная лошадь Ошина, горестно крича и обливаясь кровью, понеслась вниз к реке, волоча выбитого из седла ездока с ногой, запутавшейся в стремени. Конь Фарагера, поскакавший за ней, видимо не пострадал, но сам карл безжизненно качался в седле, пока не выпал.

Бродир побежал к лесу. Почему-то у него стало темнеть в глазах, по нижней части тела начало разливаться нехорошее тепло. Он взглянул вниз и увидел, что из раны в его животе торчат внутренности. В глазах продолжало темнеть. Бродир споткнулся. Ему показалось, что кто-то наступил на упавшие на землю кишки, пригвождая его к земле. Он попытался подняться, пополз, обернулся – день внезапно сменился сумерками, стало холодать, на небе зажглись звезды, и в их безразличном свете к нему протянул руку исполин с одним багровым глазом. Ярл взглянул ему в лицо, и Бродира с Ваннена поглотила стылая мгла.


Содержание:
 0  Горм, сын Хёрдакнута : Петр Воробьев  1  Глава 1 : Петр Воробьев
 7  Глава 7 : Петр Воробьев  14  Глава 14 : Петр Воробьев
 21  Глава 21 : Петр Воробьев  28  Глава 28 : Петр Воробьев
 35  Глава 35 : Петр Воробьев  42  Глава 42 : Петр Воробьев
 49  Глава 49 : Петр Воробьев  56  Глава 56 : Петр Воробьев
 63  Глава 63 : Петр Воробьев  70  Глава 70 : Петр Воробьев
 77  Глава 77 : Петр Воробьев  84  Глава 84 : Петр Воробьев
 91  Глава 91 : Петр Воробьев  97  Глава 97 : Петр Воробьев
 98  вы читаете: Глава 98 : Петр Воробьев  99  Глава 99 : Петр Воробьев
 105  Глава 105 : Петр Воробьев  112  Глава 5 : Петр Воробьев
 119  Глава 12 : Петр Воробьев  126  Глава 19 : Петр Воробьев
 133  Глава 26 : Петр Воробьев  140  Глава 33 : Петр Воробьев
 147  Глава 40 : Петр Воробьев  154  Глава 47 : Петр Воробьев
 161  Глава 54 : Петр Воробьев  168  Глава 61 : Петр Воробьев
 175  Глава 68 : Петр Воробьев  182  Глава 75 : Петр Воробьев
 189  Глава 82 : Петр Воробьев  196  Глава 89 : Петр Воробьев
 203  Глава 96 : Петр Воробьев  210  Глава 103 : Петр Воробьев
 217  Географические названия. : Петр Воробьев  218  Собственные имена : Петр Воробьев
 219  Использовалась литература : Горм, сын Хёрдакнута    



 




sitemap