Приключения : Исторические приключения : Ставка больше, чем жизнь : Анджей Збых

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5

вы читаете книгу

Действие приключенческих повестей А. Збыха происходит в конце войны. Сташек Мочульский, житель Гданьска, оккупированного гитлеровцами, бежит из охраняемой зоны в сторону советского фронта и становится агентом советской разведки. Начинается его жизнь под именем Ганса Клоса — капитана вермахта.

Железный крест

Заяц-русак, прижав уши, стремглав бросился в лесную чащу, но поздно, раздался выстрел. Заяц закружился на месте и упал.

Оберст Герберт Рейнер, закинув ружье за плечо, важно вставил монокль в глаз.

«Шестой», — не без удовольствия подумал он и медленно направился к убитому зайцу. Граф Эдвин Вонсовский слегка задержал его движением руки:

— Мужики подберут, господин полковник.

Из зарослей показался штандартенфюрер Дибелиус. Помахав им издали рукой, прокричал:

— Как всегда, у нашего Герберта верный глаз и твердая рука!

Длинная меховая шуба, грузная фигура и широкие приподнятые плечи делали штандартенфюрера похожим на медведя. Двигался он медленно, как бы боясь потерять равновесие в глубоком снегу, доходящем ему до колен.

«Неуклюжий, словно пляшущий медведь», — подумал Вонсовский.

— Вы, господин полковник, настоящий король сегодняшней охоты, — сказал он громко, обращаясь к Рейнеру. — Однако все мы изрядно промерзли и устали.

— Вы здесь хозяин, дорогой кузен. Надеюсь, не обиделись за столь фамильярное обращение к вам? Кажется, я говорил тебе, Макс, — Рейнер повернулся к Дибелиусу, который уже выбрался из сугроба и, топая ногами, стряхивал с высоких сапог снег, — что мы с господином Вонсовским породнились?

— О, господин полковник, вы оказываете мне большую честь! — наклонил голову Вонсовский.

— Говорил, говорил, и не раз, — усмехнувшись, ответил Дибелиус. И, обращаясь к Вонсовскому, добавил: — А время уже позднее, и я чувствую запах вашего славного бигоса.

Вонсовский махнул рукой группе мужиков, стоявших, неподалеку от саней. Раздался звук охотничьего рожка. Из зарослей выходили запоздавшие охотники.

— Прошу всех к саням, господа, — пригласил Вонсовский. — Я же поеду верхом: должен присмотреть, чтобы не подгорел бигос.

Вонсовский легко вскочил на коня. Несмотря на свои пятьдесят лет, он еще сохранил ловкость движений былого кавалериста, победителя нескольких международных состязаний. Махнув компании рукой, пришпорил гнедого и поскакал напрямик через лес — хотелось быть на месте раньше всех, и не столько из-за бигоса, сколько из-за визита еще одного гостя.

Перед охотничьим домиком Вонсовский легко соскочил с седла и, хлопнув коня по разгоряченному крупу, направил его к привязи.

В большом зале, украшенном охотничьими трофеями хозяина, уже сидел молодой человек, с которым граф Вонсовский должен был встретиться.

Камердинер Франтишек Жребко — под этим именем вот уже два года скрывался майор Рутинский, бывший ответственный работник реферата «Запад» второго отдела генерального штаба и в течение многих лет начальник капитана Вонсовского, сотрудника того же отдела, — подавал зажженную спичку молодому обер-лейтенанту вермахта.

— А некоторым неплохо живется, граф, — сказал Клос, вставая навстречу Вонсовскому.

— Вы это обо мне? — спросил Эдвин, пожимая ему руку. — Вы должны поторопиться: через несколько минут они будут здесь.

— Ничего, — ответил Клос. — Я здесь по службе. Должен сопровождать одного из ваших гостей. — Он вытащил из портфеля небольшой пакет и подал его Вонсовскому: — Это деньги, которые вы просили. Тетя Сюзанна оказалась на этот раз добрее.

— У меня тоже есть кое-что для вас, — сказал Вонсовский, подавая несколько фотографий ставки Гитлера. — Думаю, это очень обрадует и тетю Сюзанну. Вы можете взять их с собой.

Клос протяжно свистнул. Затем спросил:

— Вам известно о «волчьем» логове — резиденции нашего любимого фюрера?

— Сейчас… — начал Вонсовский, но в это время послышались близкие звуки колокольчиков, фырканье лошадей, громкие крики и топот. — Лучше послезавтра в обычном месте.

— Прошу все хорошенько спрятать, — сказал Клос. — Лихо не спит, бродит вокруг.

— Будьте спокойны, здесь ищут только водку, а ее предостаточно в этом доме.

Франтишек бросился к гостям, чтобы помочь им освободиться от тулупов, натянутых поверх военных шинелей. Клос взглядом отыскал Рейнера, по-уставному щелкнул каблуками и передал ему пакет.

— Ужасно, — пробормотал Рейнер, ознакомившись с приказом, привезенным Клосом. — Обидно мне, друзья мои, обидно и особенно неудобно перед вами, дорогой кузен. Но приказ есть приказ…

— От генерала? — спросил вполголоса Дибелиус. — Нет, не сумел ты воспитать этого старого болвана!

— Прошу вас, очень прошу, друзья мои, — продолжал Рейнер, — не обращайте на это внимания. Вы же знаете, что наше начальство всегда требует нас на службу тогда, когда нам меньше всего этого хочется. Служба не дружба.

— Как это досадно, — пробормотал Вонсовский, протягивая Рейнеру обе руки, будто желая обнять его. — Знаю, что значит приказ, сам когда-то служил в армии его императорского величества Франца-Иосифа, кстати в одном полку с вашим шефом, генералом Верлингером. Прошу вас при случае передать ему мой привет и наилучшие пожелания. Надеюсь, что он еще не забыл меня.

— Да, он с большой теплотой вспоминает о вас, — ответил Рейнер. — Пойдемте, Клос, а то даже и не понюхаем славного бигоса господина графа. Давайте выпьем на прощание. — Он широко раскрыл двери, ведущие в столовую.

При виде мисок с бигосом и всевозможных закусок у обоих офицеров, отвыкших за четыре года войны от такого обилия яств, заблестели глаза.

— Итак, господин оберет, до следующей охоты, — сказал Вонсовский. — Сезон только лишь начинается.

— Ха! — усмехнулся Дибелиус. — В этой паршивой стране мы не имеем времени, чтобы охотиться на зайцев, потому что охотимся на людей! — Он рассмеялся, явно довольный своей, остротой.

Уже идя к выходу, Клос заметил, как Вонсовский, взяв под руку Дибелиуса, которого даже среди эсэсовцев называли не иначе как «кровавый Макс», любезно вел его в столовую. Этот фамильярный жест в отношении шефа СД и окружной полиции не удивил Клоса, так как он знал, что Вонсовский уже был знаком с Дибелиусом раньше.

Разомлевший от тепла, царящего внутри «мерседеса» полковника, и несколько удивленный молчанием Рейнера, дремавшего на заднем сиденье под убаюкивающий шум мотора, Клос впал в полусонное состояние. Однако образ Вонсовского — бывшего сотрудника второго отдела, а в настоящее время члена группы под кодовым наименованием «Ванда», куда входил и он, Клос, — навязчиво стоял перед ним.

«Неплохой актер, — подумал он, борясь с охватившей его сонливостью. — Интересно все-таки, действительно ли Вонсовский граф?» Клос не мог даже предполагать, что тому, кого он считал неплохим актером, вскоре предстоит сыграть последнюю, и главную, роль в жизни. А ему, Клосу, выпадет нелегкая задача режиссера в этой драме.



Снег хрустел под сапогами двух солдат, охранявших небольшую станцию и десятикилометровый отрезок железнодорожного полотна, находившегося недалеко от охотничьего домика графа Вонсовского. Солдаты проклинали своего командира, рябоватого ефрейтора, который в такой холод послал их в наряд. Но они не были наивными простаками, как, впрочем, и не были юнцами, слепо выполняющими приказ. Они прекрасно знали, что нести службу на этом участке небезопасно, ибо в любую минуту можно получить шальную пулю от притаившегося в кустах партизана.

Не сговариваясь, они свернули с железнодорожной насыпи и направились в сторону села, до которого было не более километра. Солдаты отлично знали, что эта прогулка для них менее опасна и более выгодна, чем хождение по железнодорожным путям, охрану которых они так или иначе не в силах обеспечить вдвоем.

И вот жители села, среди ночи разбуженные стуком ружейного приклада в двери, были вынуждены извлекать из своих тайников сало и другие припасы. Упиваясь покорностью безоружных крестьян, солдаты грубо кричали: «Шнель, шнель!» Если говорить откровенно, это была просто месть за то, что они не могли так же лежать в постели, укутавшись теплой периной, а вынуждены бродить ночью в этом холодном, чужом краю. Солдаты устали от насмешек рябого ефрейтора, который в любую минуту мог подать на них рапорт, от боязни попасть на Восточный фронт, в страну, где люди так же недружелюбны, а холод еще более ощутим.

— Завтра пошлю своей Гретхен посылку, — сказал один из солдат. — Немного солонины и чулки.

— Ты что, забыл, что нашему ефрейтору нужен гусь? — остановил его другой.

— Придется уважить этого мерзавца…

— Тихо! Слышишь, музыка…

Вскоре солдаты увидели в одном из домов незатемненное окно и услышали шум голосов. Стуча коваными каблуками, они поднялись по ступенькам на веранду. На их стук в дверь никто не отозвался, что было весьма странно. Низкорослый солдат с разбегу толкнул дверь и чуть не кубарем влетел в помещение. Вид офицерских шинелей на вешалке и шапок с эмблемами СС должен был бы отрезвить их, но, взбешенные тем, что к ним никто не вышел, они устремились к внутренним дверям, из-за которых доносились громкий смех и музыка. Низкорослый распахнул двери небольшого зала.

— Тихо! — крикнул он и внезапно умолк.

Другой, находясь еще в прихожей и не понимая, почему замолчал его напарник, громко скомандовал:

— Зашторить окно! — и, переступив порог, замер.

Штандартенфюрер Дибелиус, пошатываясь, поднялся, сделал шаг им навстречу.

— Господин штандартенфюрер, — пробормотал солдат, который вошел первым, — мы не знали, что…

— Молчать! — крикнул Дибелиус. — Я не разрешал вам говорить! Запомните: там, где я нахожусь, выполняется мой приказ, понятно?

Солдаты попятились.

— Кто вам позволил отойти? — закричал Дибелиус. — Отправлю на Восток! — Он едва не задохнулся от крика.

— Но, дорогой Дибелиус, — успокаивал его Вонсовский, — эти солдаты не имели плохих намерений. В конце концов, это хорошо, что немецкие солдаты заботятся о точном выполнении распоряжении властей. Это моя вина: так редко бываю в этом домике, что даже не распорядился, чтобы Зашторили окна. Франтишек, — обратился он к камердинеру, — проследи, чтобы в следующий раз…

— Так точно, господин граф.

— А теперь убирайтесь! — закричал Дибелиус.

— Минуточку, — сказал Вонсовский. Солдаты остановились в недоумении. — Франтишек, — обратился граф к камердинеру, — проводи этих парней на кухню, пусть им дадут что-нибудь поесть и водки, чтобы разогрелись и выпили за здоровье господина штандартенфюрера Дибелиуса.

— Вы обезоружили меня, дорогой Вонсовский, совсем обезоружили. Идите, — широким жестом он указал солдатам на дверь, — и никогда больше не интересуйтесь светомаскировкий в этом доме и не беспокойте моего друга господина Вонсовского. Знаете ли вы, тупицы, мы установили с господином графом, что в тысяча девятьсот одиннадцатом граф и я жили в Мюнхене на одной улице, питались в одном и том же ресторане, ходили в один и тот же бордель — и не знали друг друга. — Пьяным жестом он попытался обнять Вонсовского.

Офицеры встали, поднимая бокалы. Дибелиус схватил стакан, налил его до краев и с размаху стукнул о бокал Вонсовского. Кто-то из молодых офицеров затянул корпорантскую песню. Дибелиус грузно опирался на плечо Вонсовского.

— Друзья, — пробормотал штандартенфюрер, — кажется, я выпил немного лишнего. Покажите, где у вас туалетная комната, — обратился он к Вонсовскому.

Дибелиус неверной походкой пошел в указанном направлении, открыл кран и подставил под широкую струю воды лицо, массируя ладонями одутловатые щеки. Потом, не оборачиваясь, потянулся в сторону полки с полотенцами, но внезапно поскользнулся на мокром полу, упал и вдруг почувствовал неодолимое желание уснуть. И это ему, может быть, даже и удалось бы, но капающая из крана вода не давала покоя. Борясь с охватившей его сонливостью, он поискал взглядом, за что бы уцепиться руками, увидел раковину. И схватился за ее край, но сорвался и снова упал. Раковина под тяжестью его тела отделилась от стены, открыв темную нишу.

Сначала Дибелиус решил, что ниша — плод его воображения. Встал он неожиданно легко. Ударил себя несколько раз по лицу, окончательно прогоняя опьянение, и снова посмотрел в сторону ниши, но она не исчезала. Все еще не веря глазам, протянул руку и, нащупав какой-то предмет, вытащил его. Им оказалась аккуратно запечатанная, как будто только из банка, толстая пачка стодолларовых банкнот.

Снова просунув руку в нишу, Дибелиус извлек оттуда пачку сигарет. Пачка была открыта, но в ней вместо сигарет оказалось несколько роликов узенькой фотопленки. Дибелиус сразу отрезвел. Он присел на край ванны, на минуту задумался, пристально глядя на банкноты и коробку от сигарет. Затем положил найденные предметы в нишу, подтянул раковину. Она встала на свое место неожиданно легко.

— Не Рейнер король сегодняшней охоты, а я — штандартенфюрер Макс Дибелиус, — сказал он, обращаясь к своему отражению в зеркале. Отражение заморгало небольшими, но теперь уже действительно трезвыми глазами.

В столовой никого не было — это было ему на руку. Дибелиус подошел к висящему на стене старомодному телефонному аппарату и потребовал немедленно соединять его с Варшавой.

Дежурный быстро отозвался, на телефонный звонок.

— Шесть человек охраны! — приказал Дибелиус и повесил трубку, не желая давать объяснения.

Гости графа уже собирались уезжать. Поочередно подходили к Вонсовскому и пожимали ему на прощание руку, а тот с обаятельной улыбкой говорил каждому, что эго он должен их благодарить за оказанную честь.

Дибелиус устроился в глубоком кресле, стоящем около камина, вытянул перед собой ноги и грыз незажженную сигару.

— Вы не едете, господин штандартенфюрер? — обратился к нему щуплый полковник саперных войск с длинной морщинистой шеей ощипанного индюка, на которой болтался Железный крест.

— Что-то забарахлил мотор в моей машине, — солгал второпях Дибелиус.

— Мы с удовольствием подвезем вас, — предложил майор авиации.

— Благодарю, — ответил Дибелиус. — Я уже позвонил, чтобы за мной прислали другую машину. Подожду. Если, конечно, позволит хозяин.

— Конечно, господин штандартенфюрер, — сказал граф. — Если вы неважно себя чувствуете…

— Чувствую себя превосходно. Давно не чувствовал себя так хорошо.

— Я имел в виду, — уточнил Вонсовский, — предложить вам комнату для гостей. Франтишек хорошо натопил. Отдохните, господин штандартенфюрер, а утром приятнее ехать. Лес, покрытый снегом, выглядит прекрасно.

— Хорошо, господин Вонсовский, — согласился Дибелиус. — Однако я не могу себе позволить заснуть этой ночью даже в столь прекрасной комнате, которую так хорошо натопил ваш Франтишек. Я должен еще поработать.

За окном заурчали моторы отъезжающих автомашин. Дибелиус, удобно расположившись в кресле, дымил сигарой, которую только что прикурил от горящей головешки из камина.

— Вы необыкновенный человек, господин Дибелиус, — вздохнул Вонсовский, опускаясь в кресло напротив. — После такого дня вы еще думаете работать? Но я верю вам, хотя полчаса назад готов был дать голову на отсечение, что вы пойдете спать. Это и есть характерная особенность настоящего немца, у которого служебные обязанности превыше всего. Если бы мои соотечественники следовали тому же правилу, может быть, история была бы к ним более снисходительна. Но что поделаешь, мы любим слишком много говорить и митинговать…

— Но вы также любите поесть и Попить — это мне нравится.

— Может быть, еще выпьем немного наливки? Готовил ее Франтишек по рецепту своей матери, которая служила экономкой в имении моей матери, графини фон Эксендорф.

— С удовольствием отведаю наливки с такой родословной.

Франтишек как будто только этого и ждал. В руках у него оказался поднос, на котором стоял хрустальный графин, полный сверкающей рубином жидкости, и два тяжелых хрустальных бокала.

— За ваше здоровье, господин Вонсовский, — поднял бокал Дибелиус. Посмаковал, причмокнул с одобрением. — Стало быть, это через свою мать, графиню фон Эксендорф, вы породнились с оберстом Рейнером?

— Если хотите точно, — сказал Вонсовский, — то это только деликатность господина полковника заставляет его называть меня кузеном. Десятая вода на киселе, как говорится о таком родстве.

— Но однако же в ваших жилах течет и немецкая кровь. Хотелось бы знать сколько?

— Ровно столько, чтобы заслужить уважение и доверие немецких офицеров. Если бы не фатальный исход мировой войны, может быть, мы служили бы с ними в одном полку. Уже тогда, как помню, в двенадцатом или тринадцатом году, многие просвещенные офицеры задумывались об объединении всех немцев под скипетром одного императора.

— И только нашему фюреру удалось сделать реальностью мечты ваших сослуживцев. Хотя вы ведь наполовину немец…

— Боюсь, — прервал его Вонсовский, — что я немец только на сорок девять процентов. Ибо сегодня в моих жилах течет не менее одного процента алкоголя. Извините, что прервал вас, господин Дибелиус.

— Глупости, Вонсовский. Вернемся к этому разговору еще не раз, даю вам слово. Вам еще предстоят беседы со мной.

Послышался все нарастающий шум моторов.

— Ну, наконец-то! — сказал Дибелиус. — Приехали. Еще минута — и вы, господин граф, потеряли бы терпение. — Энергичным движением он подхватил Вонсовского под руку.

Эсэсовец гауптштурмфюрер Адольф Лехсе вошел в дом, отряхиваясь от снега. Лицо Дибелиуса, до этого такое кроткое и добродушное, мгновенно изменилось.

— Теперь, дорогой мой Вонсовский, пройдем в вашу ванную комнату. — Штандартенфюрер расстегнул кобуру и вынул пистолет. — Пойдешь и ты, Лехсе, увидишь кое-что весьма любопытное.

К счастью, Дибелиус не заметил Франтишека, который выходил из кухни и вовремя сумел спрятаться в тени лестницы.

Дибелиус, подобно опытному цирковому фокуснику, медленно приближался к умывальнику. Плавным движением он потянул за край раковины.

— Что, удивлены, Вонсовский?

— Тайник? — Граф надел пенсне, удивленно, как будто бы не доверяя сам себе, подошел ближе.

— Вы как будто ничего не знаете?

— В охотничьем домике-я бываю редко. Мое постоянное местожительство в Варшаве. А старые дома всегда хранят какие-то забавные тайники.

— Конечно, конечно, — усмехнулся Дибелиус. — В особенности, если на этих банкнотах, — он достал из тайника и поднес банкноты к глазам Вонсовского, — стоит дата выпуска: 1938, 1939 и даже 1940 год. О! Какие же тайны хранят эти старые, редко используемые охотничьи домики!.. — Из пачки сигарет штандартенфюрер вытряхнул на ладонь, ролики микрофильма. — Правда, Вонсовский?

— Судя на глаз, здесь немало денег, — ответил Вонсовский, закуривая сигарету.

Но Дибелиус уже перестал играть.

— Бери его! — крикнул он и с силой толкнул Вонсовского к Лехсе, стоявшему в дверях ванной комнаты.

— Удивительный способ благодарить за гостеприимство. — Вонсовский стряхнул пепел с отворота пиджака. — Думаю, что я могу взять свою шубу?

— Замолчи! Я тебя еще поблагодарю. Старуха фон Эксендорф не поможет тебе.

— Конечно, — сказал Вонсовский. — Вы не дали мне возможности вовремя объяснить, что этой ванной пользуется прислуга, а моя — наверху.

Лехсе вдруг вспомнил про камердинера. Он с выхваченным из кобуры пистолетом бросился в кухню, но через минуту возвратился. Открытое настежь окно объяснило ему все.

— Сбежал, — сказал Лехсе, — и совсем недавно.

— Видимо, это Франтишек, — сказал Вонсовский. — Просто не верится. Тогда понятно, почему он сбежал. Неприятно мне, господин штандартенфюрер, что в моем доме находился человек…

— Замолчи! — процедил сквозь зубы Дибелиус. — Выясним все в Варшаве. — И, не глядя на Вонсовского, направился к выходу.

Два солдата из железнодорожной охраны, нагруженные добычей, отошли уже на порядочное расстояние от охотничьего домика.

— Посмотри, Хорст! — сказал низкорослый, показывая на слабый свет в окнах. — Господа между собой всегда договорятся. Как стал графом, так он теперь может быть даже и поляком.

Но высокий не поддержал разговора — был занят усмирением гуся, который хлопал крыльями, пытаясь вырваться из его рук, скрюченных от холода.



Оберет Рейнер дрожащими руками застегивал пуговицы кителя и громко ругал своего ординарца, толстого фельдфебеля, который возился с приготовлением утреннего кофе.

Рейнер подошел к окну, отодвинул штору. На темном зимнем небе еще блестели звезды. Старомодные часы на комоде, в стиле бидермейер (Рейнер «унаследовал» эту квартиру вместе с мебелью от какого-то адвоката, который был переселен в гетто), показывали без пятнадцати пять.

— Клаус, ты ленивая свинья!

— Так точно, господин оберет! — ответил ординарец. В руках он держал небольшой поднос с чашкой кофе и двумя пряниками. Из-под шинели, наброшенной на длинную ночную рубашку, выглядывали домашние туфли. — Могу быть свободен, господин полковник?

Свободен — это значит вернуться в теплую кровать в комнате для прислуги, за кухней, в то время как он, полковник Рейнер, из-за этого идиотского телефонного звонка и пьяного бреда обезумевшего Дибелиуса должен тащиться на другой конец города. Это займет не менее часа туда и обратно и около часа, чтобы добиться чего-нибудь вразумительного от штандартенфюрера, и времени на то, чтобы выспаться, совсем не будет.

— Нет, — проворчал он недовольно. — Хватит тебе спать, Клаус. Лучше почисти ковры, натри до блеска полы. Вернусь, все проверю.

— Так точно, — ответил Клаус без энтузиазма и переступил с ноги на ногу, как бы желая продемонстрировать, что с удовольствием бы пристукнул по-солдатски каблуками, если бы на ногах были сапоги, а не домашние туфли.

Обжигаясь, оберст выпил чашку черного кофе — заспанный Клаус забыл, как всегда, положить сгущенного молока.

«Видимо, от употребления моей порции молока он так и растолстел», — подумал Рейнер, спускаясь к машине. Около ворот, урча мотором, стоял его «мерседес». Шофер, не обращая внимания на приказ экономить бензин, прогревал мотор на полных оборотах.

Отрывисто бросив шоферу адрес — аллея Шуха, — Рейнер погрузился в мысли о том, что будет, если полученное четверть часа назад сообщение Дибелиуса окажется правдой, а не чудовищной шуткой штандартенфюрера. Его охватил ужас.

Взбегая на третий этаж по широкой мраморной лестнице особняка бывшего польского министерства вероисповедания и общественного просвещения, где размещались сейчас служба СД и окружная полиция, он еще надеялся, что все это чудовищное Недоразумение, следствие» неумеренного употребления спиртного в охотничьем домике. Но когда открыл дверь в приемную и встретился с холодным взглядом рыбьих глаз гауптштурмфюдера Лехсе, который даже не соизволил встать навстречу ему, полковнику, а только движением головы дал понять, что Дибелиус ожидает его в кабинете, Рейнер понял, что необходимо быть готовым к худшему.

Лицо штандартенфюрера Дибелиуса не предвещало ничего хорошего. Рейнер тяжело опустился в кожаное кресло, стоявшее около письменного стола.

— Ты сошел с ума, Дибелиус. Скажи, что это неправда, — тихо произнес Рейнер без особой надежды на подтверждение.

Дибелиус молча пододвинул к нему коробку с сигарами. Поднес огонь, чтобы Рейнер прикурил.

— Этого не может быть, — сказал Рейнер, чувствуя, как вдруг воротничок его мундира, сшитого по размеру, стал в одну минуту тесным. — Это не укладывается в голове.

— Однако же… — Через широкий письменный стол Дибелиус подал Рейнеру напечатанный на машинке лист: — Прочитай.

Это был протокол, составленный в довольно-таки лапидарном немецком стиле, с изложением всего случившегося в охотничьем домике Эдвина Вонсовского и подробным описанием ванной комнаты и ниши, обнаруженной за умывальником.

Рейнер, вынимая сигару изо рта, заметил, что его рука дрожит.

— Может быть, в самом деле это его камердинер?..

— Наши специалисты, — не дал ему закончить Дибелиус, — с полной уверенностью утверждают, что как на банкнотах, так и на эбонитовых кассетах микрофильма обнаружены отпечатки пальцев Вонсовского.

— Только его? — в изумлении спросил Рейнер.

— Нет, есть и другие. Но, к сожалению, не его камердинера. Я приказал взять отпечатки пальцев с графина и подноса. Правда, сам он успел сбежать, но я уже имею карточку для его опознания.

— Какой же он был неосторожный!

— Нет, тайник был прекрасно замаскирован. Могу тебе сказать, что открыл я его совершенно случайно. А что касается камердинера, то дело здесь нечистое. Один из моих подчиненных — работник архива — клянется, что видел его где-то. И наконец, уже то, что он сбежал, говорит само за себя: видимо, он сообщник.

— А микрофильмы? Что на них заснято?

— Какие-то планы и фрагменты системы укреплений. Нам, правда, еще не удалось установить, представляют ли они какой-либо один объект или что-то большее. Во всяком случае, ясно одно, что это оборонительные сооружения. Кроме того, заснята схема организации берлинской полиции, сфотографирована часть списка лиц, облеченных особыми полномочиями специального представителя рейха по распределению продовольствия, список офицеров СД, работающих в специальных группах. Как видишь, немало.

— Слишком односторонне, — сказал Рейнер.

Однако он понял, что его опасения были несколько преувеличены. В итоге это дело оказалось в руках Дибелиуса, которому, по всей вероятности, невыгодно было предавать его огласке, поскольку у Вонсовского бывали многие.

— Ситуация не из веселых, — сказал Дибелиус, прерывая размышления Рейнера. — Правда, он не мой кузен, но должен заверить тебя, что никакое родство не будет приниматься во внимание. — Он не сумел скрыть иронии. — Однако… — понизил голос, — скажу тебе, Рейнер, первый раз в жизни я счастлив, что мой отец был массажистом, а не бароном.

— Мы с ним только в дальнем родстве…

— Знаю, знаю, — прервал его Дибелиус. — Впрочем, речь идет не о родстве. Достаточно и тех отношений, в которых ты был с ним. И не только ты.

— Конечно, — ответил холодно Рейнер, — ты тоже. Вспомни, ведь именно ты представил его мне.

— Не помню, — скривил в гримасе губы Дибелиус. — Нам нет сейчас смысла упрекать друг друга. Если хочешь знать, то я познакомился с ним на приеме у губернатора. Представила нас его жена.

— Я видел его еще раньше, в Берлине. Заверяю тебя, что это было в очень солидном доме.

— Тем лучше, — сказал Дибелиус. Он встал и потянулся, как человек, который выполнил тяжелую работу. А на вопросительный взгляд Рейнера ответил: — Тем лучше, что не только мы влипли в эту историю. Большинство высших чинов там, в Варшаве, нередко бывали у него на приемах или в жолибожской вилле, или в особняке в Вонсово. Ох уж этот наш офицерский снобизм! Венский граф, кровь аристократа! Его дед, вероятно, купил титул, разбогатев на поставках портянок для армии. Но наши офицеры, в особенности те, которые считаются воспитанниками старой школы…

— Оставь это, — оборвал его Рейнер, удивляясь твердости своего голоса. — То, что ты сказал сейчас, поможет нам выкрутиться.

— Ты думаешь, нам это удастся? — спросил Дибелиус. — Поразмыслим лучше… Нам известно, что Вонсовский был знаком с более высокопоставленными лицами, чем мы. Я располагаю информацией из абсолютно верных источников, что его приглашали даже в Вавель, ты же помнишь, это было в то время, когда замышляли создать что-то вроде правительства в этой стране. От нас многое зависит, чтобы с выгодой раскрыть это необычное дело.

— А что конкретно? — спросил Рейнер.

— Предлагаю, — сказал Дибелиус, — взаимное сотрудничество. Я хочу в этом деле дать возможность отличиться молодежи. Мой заместитель Лехсе так и рвется к работе. Ты мне тоже говорил о каком-то интеллектуальном офицере. Этот твой, как там его, Клос, что ли, должен быть безукоризненно честным и высоко эрудированным, чтобы раскрыть сети Вонсовского, а также достаточно осторожным, чтобы не замешать наших людей в это дело. Моему Лехсе можно доверять. Он как верный пес.

— Не могу сказать этого о Клосе, — ответил Рейнер. — Самостоятельный, очень самостоятельный, но, на счастье, его поведение не вызывает никаких подозрений.

— Очень важно, — сказал Дибелиус, — чтобы он не был слишком честолюбив. Понимаешь, что я имею в виду? — Не дожидаясь ответа на свой вопрос, он встал из-за стола и сел в кресло напротив Рейнера. С размаху хлопнул его по колену: — Предлагаю задание ему изложить именно так…



— Вы нездоровы, господин обер-лейтенант? — спросил Курт, ставя возле кровати Клоса вычищенные до блеска сапоги. — Может, сходить в аптеку?

— Благодарю, я вполне здоров. Принеси мне лучше завтрак, сейчас я встану. Была какая-нибудь почта?

— Вы забыли, видимо, господин обер-лейтенант, что сегодня воскресенье.

— А у тебя никогда не трещала голова с похмелья? — с улыбкой спросил Клос.

— Может быть, принести вам простоквашу?

Курту так хотелось чем-нибудь угодить своему хозяину, что он даже не подумал о своем послеобеденном отдыхе. Правда, когда Клос спросил его, не желает ли он развлечься, Курт чистосердечно признался:

— Конечно, хотелось бы сходить в кино, если господин обер-лейтенант позволит. Что же касается похмелья, то, по-моему, лучше всего простокваша, хотя, когда я был в России, научился там и кое-чему другому. Лучше всего огуречный рассол, — закончил Курт.

Клос решил, что позволит Курту пойти в кино, но скажет ему об этом только после обеда — пусть парень хоть еще немного позаботится о своем начальнике. И пусть думает, что обер-лейтенант Клос в прошлую ночь изрядно выпил, хотя в действительности это было не так.

Неожиданности начались в ночь на субботу. Он крепко спад, когда затрещал телефон, поставленный им на пол около кровати.

— Тетя Ванда тяжело заболела, — послышался голос в телефонной трубке. — Ее увезли в госпиталь в Варшаву.

— Was? — гаркнул он в трубку, как и подобает немецкому офицеру, внезапно разбуженному глубокой ночью.

— Проведать ее можно в воскресенье в госпитале Езуса, — сказал кто-то по-польски, будто и не слыша окрика.

Клос снова крикнул по-немецки, что это ошибка и польская наглость, а потом с размаху бросил трубку на рычаг телефона.

Для тех, кто прослушивал его разговоры, должно быть ясным; какой-то поляк по ошибке соединился с квартирой немецкого офицера и получил надлежащую отповедь. Но Клос уже не мог сомкнуть глаз в эту ночь. Псевдоним Ванда имел ротмистр Вонсовский, которого он видел несколько часов назад в его охотничьем домике. А госпиталь в Варшаве мог означать только одно: арест. Голос майора Рутинского, состоявшего камердинером у Вонсовского, Клос узнал сразу. Информация о возможности посещения означала контакт. Количество букв в последнем слове, услышанном в телефонной трубке, означало время.

Итак, в воскресенье, в пять часов, в ранее условленном месте встретится Клос с тем, кто сообщит ему подробности ареста Вонсовского. Лишь в воскресенье, в пять пополудни, а сейчас только наступал рассвет субботнего дня. Он вспомнил Вонсовского, который так недавно обнимал штандартенфюрера Дибелиуса, и сейчас этот самый Вонсовский…

Нет, все это не укладывается в голове. Что могло быть причиной провала? Неужели Дибелиус, приехав на охоту, заранее задумал арестовать Вонсовского? Что могло попасть в его руки? Может быть, те две пачки стодолларовых банкнот, которые привез ему Клос?

С чувством облегчения он вспомнил, что деньги передал Вонсовскому завернутыми в газету. К тому же он был в перчатках и не мог оставить отпечатков пальцев. Но есть Вонсовский, который его знает. Он, безусловно, твердый человек и опытный офицер разведки, но всякое бывает.

Дибелиус хвалился, что у него начинали говорить даже самые стойкие. Одновременно возникает другая загадка: как удалось избежать, ареста Рутинскому? А может быть, Дибелиус арестовал и его, а тот продал ему Клоса, а телефонный звонок — цена, которую Рутинский уплатил Дибелиусу за спасение своей головы? Но Клос тут же отказался от этой мысли.

На всякий случай он убрал, как мог, в квартире, пользуясь тем, что Курт еще спал, сжег над пепельницей несколько тонких листков бумаги с заметками, содержание которых знал на память, и отправился на службу.

Фельдфебель Патшке, начальник тайной канцелярии, подбежал к Клосу в коридоре.

— Шеф желает вас видеть, господин обер-лейтенант, уже дважды оправлялся о вас.

Клос в изумлении посмотрел на часы. Сержант понял его жест:

— Нет, вы не опоздали, его Рейнер явился слишком рано.

Клос постучал в массивные двери. Вытянулся, подойдя к письменному столу полковника.

— Прошу вас, садитесь, господин обер-лейтенант. У меня к вам долгий разговор.

Обходительный тон, безупречные манеры, только какая-то тревога в глазах. Неужели Рейнер чего-то боится? Полковник жестом пригласил обер-лейтенанта в кресло. Столь любезным он еще никогда не был.

— Я очень ценю ваше отношение к службе и доверяю вам, господин Клос. А поэтому приступим сразу к делу. Задание, которое я хочу вам поручить, очень важное и весьма деликатное. Именно поэтому я и решил доверить его вам, надеясь, что вы, как настоящий немецкий офицер, отличитесь. При этом удачно выполненное задание может принести вам награду фюрера — Железный крест; провал может стоить вам жизни. И не только вам, господин Клос. Но вам в особенности, запомните это, — подчеркнул Рейнер.

— Люблю рисковать, — ответил Клос, — риск — благородное дело.

— Мы арестовали опасного агента, господин обер-лейтенант. Арест был произведен ведомством нашего друга Дибелиуса. Но, принимая во внимание важность этого дела, дальнейшее расследование мы решили проводить вместе. Это касается как службы безопасности, так и абвера. Поэтому я хотел бы это деликатное дело поручить именно вам, господин Клос, и весьма опытному, имеющему многолетнюю практику криминальной работы офицеру СД гауптштурмфюреру Лехсе. Вы его знаете?

— Да, знаю. Но кого арестовали? — спросил Клос, уже почти уверенный в своих предположениях.

Не отрываясь от бумаг, лежащих на столе, Рейнер рассказал Клосу о том, что произошло в охотничьем домике. При этом он не сумел скрыть своей неприязни я Дибелиусу, которому только благодаря сильному опьянению удалось открыть тайник. Затем Рейнер сообщил, что камердинер Вонсовского скрылся, и описал содержание тайника, но в какой-то момент внезапно остановился на полуслове.

— Все подробности найдете вот в этих бумагах. А сейчас хотел бы особо обратить ваше внимание, господин обер-лейтенант, на деликатность этого дела. Как вам известно, Эдвин Вонсовский аристократ, состоящий в родстве с двумя весьма знатными немецкими фамилиями. Было бы досадно и прискорбно, если бы… — Он замолчал.

Клос кивнул головой в знак того, что все понял.

— Прошу извинить меня, господин оберет, — медленно начал он, делая вид, будто слова даются ему с трудом. — Когда я приехал к вам с приказом генерала Верлингера, мне показалось странным, что Вонсовский находится с штандартенфюрером Дибелиусом в самых дружеских отношениях. Если мое впечатление было ложным…

— Нет, не было, Клос. Мы часто бывали у него все, а том числе и я. Вонсовский также посещал дом варшавского губернатора, а однажды был приглашен даже в Вавель. И скажу вам больше, я видел его в Берлине в доме… — Оберет вдруг заколебался: — Все дело в том, что ни один из этих визитов не должен быть связан с делом Вонсовского, не должен! Вы поняли? Если вы, господин обер-лейтенант, в чем-то сомневаетесь, скажите сейчас же. Я еще могу освободить вас от этого деликатного задания.

— Не имею никаких сомнений, — ответил Клос, — если речь идет о верности нашему фюреру, господин полковник.

— Этого мне вполне достаточно. С понедельника вместе с Лехсе можете приступить к выполнению задания. Не спешите, действуйте внимательно и осторожно. Я хочу, чтобы вы, господин Клос, правильно меня поняли. Мы с Дибелиусом не имеем права щадить врагов рейха, независимо от их положения и родственных связей. Однако мы не можем позволить, чтобы это скандальное дело бросило тень на ни в чем не повинных людей, которые, может быть, легкомысленно поддались личному обаянию Вонсовского, оставаясь при этом порядочными немцами и национал-социалистами. Какими методами будете вести следствие, это ваше личное дело. Но одно должно быть вне всякого сомнения: действовать надо эффективно, беспощадно в отношении врагов, с соблюдением необходимой тайны…

Зазвонил телефон. Рейнер поднял трубку. Клос заметил, что кровь отхлынула от лица оберста.

— Он как раз у меня, дорогой Дибелиус. Даю ему соответствующие указания. — Он положил трубку, подошел к Клосу, который был вынужден стать по стойке «смирно», пристально посмотрел ему в глаза: — Теперь многое зависит от вас, господин обер-лейтенант. Наступил решающий момент в вашей карьере. Горе тому, кто не замечает этого вовремя. Штандартенфюрер Дибелиус лично информировал меня, что планы, обнаруженные в тайнике охотничьего домика Вонсовского, содержат сведения о расположении оборонительных сооружений вокруг главной ставки нашего фюрера…

Это было в субботу. Выйдя от Рейнера, Клос только на минуту забежал на службу, чтобы отдать распоряжения своему помощнику, молодому лейтенанту Гейслеру, относительно текущих дел.

Теперь необходимо было все тщательно обдумать. Клос не мог себе простить, что во время последнего посещения охотничьего домика не забрал микрофильмы. Однако еще есть шанс скопировать их в начальной фазе расследования, хотя сделать это будет очень трудно, так как Дибелиус и Лехсе знают уже о ценности этой пленки. Но об этом потом. Сейчас самое важное — Вонсовский. Клос почти ничего не знал о нем. Когда несколько месяцев назад один из связных Центра информировал его, что через «тетю Сюзанну» принята одна из берлинских резидентур довоенной польской разведки вместе с ее филиалами в Варшаве, Вене и Кракове, он не скрывал своих опасений. Но несколько, месяцев работы с Вонсовским, который руководил вместе с майором Рутинским варшавским филиалом, несколько успокоили его.

От Вонсовского он неоднократно получал очень ценные материалы, порой полностью разработанные проблемные доклады, основанные на подробной агентурной информации, накапливаемой в течение длительного времени. Кроме того, Вонсовский благодаря своим связям сумел сблизиться с некоторыми высокопоставленными липами, чья болтливость позволяла получать секретную информацию, которую использовали не только военные, но и дипломаты союзников.

Поэтому провал Вонсовского — серьезный удар для «тети Сюзанны». Шансов вызволить его из лап Дибелиуса почти не было. Симпатизируя Вонсовскому, Клос тем не менее понимал, что не личность его представляет наибольшую важность, а деятельность, которая теперь навсегда прекратилась. Под угрозой и безопасность Клоса. Правда, это только предположение, но основания для него все же есть.

Вонсовский был профессионалом разведчиком, много лет играл роль богатого мота, как и подобает выходцу из аристократической семьи… Может быть, ему будет жаль расставаться с удобствами и привилегиями своего графского статуса и он согласится выдать Дибелиусу своих друзей, а может быть, он так вошел в роль, что захочет продолжать игру, но только уже под контролем гитлеровцев? Клос достаточно хорошо знал тайны своей работы и ясно представлял опасность, которую несет в себе такая игра. Не раз он встречался с агентами, работающими для двух, трех и более разведок, которые в определенный момент начинали проводить собственную линию.

Из ближайшей аптеки Клос позвонил Лехсе. Тот уже знал, с кем ему предстояло работать, и отнесся к Клосу свысока. Это было даже на руку Клосу, ибо роль помощника гауптштурмфюрера была ему выгодна.

Клос даже не заметил, как задремал. Разбудил его Курт, который принес на подносе тарелки. Было около четырех часов. Клос быстрее обычного пообедал, оформил Курту увольнительную в город и поехал на Мокотовскую.

В небольшом уютном кафе он увидел сидящую возле окна девушку, которая, попивая эрзац-кофе, рассматривала лежащий перед ней журнал «Курьер варшавский». Рядом лежали зеленая дамская сумочка и две зеленые скрещенные перчатки. Он подождал, пока девушка выпила кофе и вышла. Клос двинулся за ней. Девушка свернула на Волчью улицу, пересекла Вороновскую и Маршалкевскую, задержалась, как будто бы сверяя адрес, перед серым домом на Познаньской. На втором этаже она вошла в квартиру, оставив дверь приоткрытой.

Майор Рутинский ждал его в большой мрачной, загроможденной мебелью комнате. Не говоря ни слова, пододвинул Клосу стул, из сиденья которого торчала морская трава.

— Это должно было когда-то случиться, — сказал он. — Вы хотите знать, как это произошло?

— Знаю, — ответил Клос. — В понедельник вместе с гауптштурмфюрером Лехсе начинаю следствие по этому делу.

— За это нужно благодарить всевышнего, — промолвил Рутинский.

— При чем тут бог? — раздраженно пожал плечами Клос. — Не думаете ли вы, что у меня будет возможность спасти его? Не исключено, что первым, когда его начнут избивать, будет названо именно мое имя.

— Эдвин не скажет, ничего не скажет.

Клос усмехнулся. Он видел людей, казалось бы, сильных и честных, которые умоляли, чтобы их казнили, а когда приближалась смерть — предавала самых близких им людей, обрекая их на такие же муки.

— Знаю его с пятнадцати лет, еще по Берлину и Гамбургу. Если не сможет выдержать, то раздавит ампулу, скрытую под пломбой зуба. Могу вас заверить, что Эдвин не утратит хладнокровия. Если бы мы могли что-нибудь сделать для него…

— Что? — усмехнулся Клос. Рутинский раздражал его. — Организовать нападение? Отбить его с оружием в руках?

Рутинский молчал. Клосу стало жаль его, он почувствовал что-то вроде угрызений совести. Но тот не заметил этого.

— Вы же знаете, — сказал Рутинский, — Эдвин Вонсовский — благороднейший человек. Как вы думаете, почему он работает с нами? Карьера? Плевал он на карьеру! Как мне кажется, он вообще не любил военную службу. Деньги? Смешно. На берлинскую группу Эдвин истратил больше своих денег, чем государственных. Так что и это отпадает. Он ненавидел нацистов, и я со всей ответственностью могу это подтвердить. Эдвин был настоящим актером, которому не суждено было сыграть роль на сцене. Он играл ее в жизни и готовился к будущим «выступлениям» со всей серьезностью и необыкновенной старательностью. В 1935 году, после ликвидации нашей прежней сети, мы решили создать хотя бы какую-нибудь легальную организацию, которая позволила бы нам действовать. Создали фиктивное торговое предприятие: гамбургское южноамериканское общество по закупке и продаже кофе. Это была надежная ширма для нашей настоящей деятельности. Так вот Эдвин действительно начал торговать кофе. Мало того, стал одним из ведущих предпринимателей в этой отрасли торговли. Мог бы быстро нажить состояние. Вы понимаете, к чему я клоню?

— Нет, — откровенно признался Клос.

— Мы не можем спасти Эдвина. А впрочем, я не знаю, хотел бы он этого сам или нет. Известно ли им, — Рутинский вдруг резко изменил тему разговора, — что содержат микрофильмы?

— Да, — ответил Клос.

— Тем лучше, — пробормотал Рутинский. — Если мы не можем спасти Вонсовского, то должны помочь ему сыграть еще одну роль, самую главную в его жизни.

Клос начал кое-что понимать.

— Вы хотите, чтобы Вонсовский начал называть своих сообщников?

— Да, — ответил Рутинский. — Надо, чтобы он выдал сообщников, на которых вы ему укажете — огромную шпионскую сеть, в которой появится несколько их сановников, а там пусть грызутся между собой…

— Нет, я предлагаю другой вариант, — тихо сказал Клос, чувствуя внезапный прилив симпатии к Рутинскому. — Думаю, что это будет наилучший выход из создавшегося положения, — продолжал Клос. — Заговор, внутренний заговор. Что вы скажете на это?

— Вы имеете в виду донесения Эдвина три месяца назад? О попытке группы берлинских генералов установить контакты с представителями союзников в Стокгольме?

— Не беспокойтесь, я думаю не о настоящем заговоре. Тех, кто в действительности готовит заговор против Гитлера, оставим в покое, а для Дибелиуса и Рейнера приготовим нечто другое.

— Ну что ж, остановимся на этом, — ответил Рутинский. — Доложим Центру. Попросим одобрить план и список кандидатов. — Он как-то сразу ожил, помолодел. — Главное, чтобы Эдвин точно понял, что мы от него хотим, чтобы он сказал не больше того, что нужно.

Клос возвращался с Волчьей в приподнятом настроении. План, который они обсуждали с Рутинским, только на вид казался безумным. Механизм террора третьего рейха был так сложен, связи между отдельными звеньями так запутаны, а разделение обязанностей было столь неясным, что игра, которую он намеревался начать, стоила свеч.

Вонсовский, даже обезоруженный, изолированный в тесной камере, лишенный друзей и связей, изобличенный как враг рейха, может еще поразить противника, и он это наверняка сделает. А сегодня Клосу предстояло выполнить одно важное дело. Он взял рикшу и приказал везти его в Жолибож. Доехав до площади Инвалидов, пошел вниз по течению Вислы узкими, темными улочками пригорода, но скоро понял, что здесь ему делать нечего: перед виллой в стиле модерн, которая, как ему было известно, принадлежала Вонсовскому, двое полицейских в темно-синих мундирах грели руки над чуть тлеющим костром. Теперь быстро к зданию абвера.

Через полчаса в полугрузовой «шкоде» с шестью охранниками Клос подъехал к вилле Вонсовского. Оставив охрану во дворе, он пошел к особняку, вызвал из кухни перепуганную старушку служанку и велел проводить его в кабинет графа. Служанка рассказала ему, что со времени ареста господина графа еще никто не появлялся в доме, чему Клос очень обрадовался. Дибелиус приказал охранять виллу в Жолибоже, предполагая, что только там Вонсовский может хранить интересующие его документы.

Громоздкий письменный стол, такие же кресла и шкафы. И только простой вращающийся американский стул, стоящий около письменного стола, явно не соответствовал обстановке. Ящики стола были не заперты. Содержимое их Клос решил проверить позже. Прежде всего необходимо найти тайник, где Вонсовский хранил бумаги, которые, по мнению Клоса, необходимо было уничтожить.

Клос отодвинул шкаф от стены, по очереди приподнял картины, висящие на стенах, потом свернул ковер и, подсвечивая электрическим фонариком, метр за метром обследовал пол, но все безуспешно. Потеряв надежду на успех, сел на вращающийся стул у письменного стола и приготовился осмотреть содержимое его ящиков. И вдруг Клос вскочил: а американский стул, который так бросился в глаза при входе в кабинет графа! Клос поставил стул на письменный стол, ощупал обитые кожей спинку и сиденье, но ничего подозрительного не обнаружил. Он перевернул стул вверх ножками, осмотрел шурупы, скрепляющие стальной диск. Интуитивно почувствовал, что идет по правильному пути. От легкого поворота острием перочинного ножа подался первый шуруп…

Под стальным диском находилась небольшая металлическая коробка. Клос даже не стал ее открывать, а сунул в карман, твердо уверенный в ценности ее содержимого. Ввернув обратно шурупы, он решил проверить письменный стол, открыл верхний ящик — и вдруг услышал шум мотора автомашины. Клос погасил электрический фонарик, приоткрыл штору и выглянул на улицу. Он увидел ясно выделяющийся на снегу силуэт черного «мерседеса». Шофер услужливо открывал дверцы автомашины высокому сгорбившемуся человеку. Начиналась захватывающая игра.



Кабинет, куда ввел Вонсовского рослый эсэсовец, был светлым и просторным. Через окно, не завешенное шторой, лился яркий солнечный свет. Эдвин прикрыл глаза ладонью.

— Садитесь, — буркнул человек за большим письменным столом.

Синеватая щетина на щеках, тяжелые, опухшие веки, узкий лоб, сросшиеся брови, нос с горбинкой. Совсем не нордического типа был этот гауптштурмфюрер СД, к которому доставили Вонсовского.

— Садитесь, — повторил он властно.

Вонсовский вспомнил, что видел этого человека в ночь после охоты: тогда он приехал с отрядом эсэсовцев, вызванных по телефону Дибелиусом.

— Я не привык к такому тону, — сказал холодно Вонсовский, — и в особенности когда так обращаются ко мне низшие чины. — Он высокомерно посмотрел на офицера СД, сидящего за столом. Лехсе вскочил как ошпаренный, вытянулся, стараясь казаться выше своих жалких 165 сантиметров. Побагровев от злости, высоко подняв голову, он угрожающе двинулся на Вонсовского, чтобы заставить его силой сесть.

— Я знаю, как мне обращаться с гнусными шпионами.

— Этих знаний, очевидно, недостаточно у вас, господин Лехсе. — Вспомнил наконец этого типа и его имя. Санаторий люкс в Саксонии полтора года назад, ежедневные процедуры, так называемый шотландский бич — струя то холодной, то горячей воды, бьющая под большим давлением. Небольшой толстый Лехсе визжал как поросенок под водяной струей. — Неужели вы не узнаете своего старого знакомого? Как там ваши нервишки?

Узнал. Вонсовский почувствовал это по выражению его лица.

— Не понимаю, — ответил Лехсе, — что вы хотите этим сказать, господин Вонсовский.

— О-о-о! «Господин»! Это уже хорошо. Но когда вы начнете говорить «господин граф», тогда, может быть, мы придем к какому-либо взаимопониманию.

— А что значит «этих знаний, очевидно, недостаточно у вас»? — Лехсе старался понять намек Вонсовского.

— Это значит, — ответил спокойно Вонсовский, садясь в кресло и положив нога на ногу, — что вы больше ничего от меня не узнаете. Я требую, чтобы мне прислали парикмахера, белье и одежду, а также обеспечили приличное питание. В противном случае я отказываюсь отвечать на ваши вопросы. Можете доложить об этом моему другу штандартенфюреру Дибелиусу.

Вонсовский слегка поклонился, давая понять, что беседа окончена. Любой ценой он хотел вывести из терпения этого маленького самодовольного толстяка.

— Молчать! — закричал Лехсе, теряя самообладание. — Ты, паршивая свинья, думаешь, что мы здесь разговариваем с тобой на равных?! Сейчас узнаешь, что это не так. Дубинки моих молодчиков скоро докажут тебе это! — Эсэсовец сделал глубокий вдох, как будто бы хотел что-то сказать, но неожиданно открылась дверь, в комнату вошел обер-лейтенант Клос.

Внезапный приход Клоса настолько поразил Лехсе, что он добрую минуту стоял с полуоткрытым ртом. Вонсовский обернулся и встретился взглядом с молодым офицером абвера.

«Даже глазом не моргнул», — с удовлетворением отметил Клос. Безразлично посмотрев на Вонсовского, он небрежно заметил:

— Не нервничай, Адольф. Вижу, уже начал без меня. Я же говорил тебе, что буду рад работать вместе. Ну и как твой «пациент»? Видимо, не очень разговорчив? — Клос прохаживался из угла в угол. — Думаю, господин Вонсовский поймет, что лучше говорить, чем молчать. — При этом Клос выразительно посмотрел на Вонсовского, взглядом подчеркивая всю значимость фразы.

— Может быть, попробуешь ты? — Лехсе не скрывал насмешки.

— А почему бы и нет? — ответил Клос. — Не желает ли господин граф отдохнуть? — обратился он к Вонсовскому, указывая на удобное кресло, стоявшее в углу комнаты. Краем глаза заметил, что лицо Лехсе наливается кровью.

— Вермахт, сразу видно, вермахт, — сказал Вонсовский, садясь в кресло.

— Не забудь пригласить меня, когда запоет эта пташка, — проговорил Лехсе, не скрывая раздражения, и вышел, резко хлопнув дверью.

Наконец-то они остались одни.

— Рюмку коньяку, граф? — Клос открыл бар, стоявший около окна. Он боялся, что Лехсе подслушивает, а может быть, даже наблюдает за ними. Слишком много ходит слухов о тайнах комнат в здании на аллее Шуха, где велось следствие, чтобы не поверить в это. Вонсовский должен все это понять. — Итак, коньяк? — повторил Клос.

— Натощак? — спросил Вонсовский.

— Вы не получали завтрак?

— Приносили какую-то бурду, даже не подумал взять ее в рот. Я пытался только что объяснить вашему приятелю, гауптштурмфюреру, что, пока не будет должного обращения…

— Признаться, все это забавно. Думаю, будет возможным создать вам более сносные» условия. Ваше общественное положение, граф, влияние, широкие связи обязывают нас к соответствующему обращению с вами. А впрочем, вы, граф, незаурядный шпион.

— Обвинение в шпионаже еще нужно доказать, даже в Германии.

— Вы ошибаетесь, доказательства могут быть именно в Германии. В тайнике в вашем охотничьем домике найдены стодолларовые банкноты и кассеты фирмы «Агфа», на которых были обнаружены отпечатки ваших пальцев, граф. Это очень неосторожно с вашей стороны. Разве вас никто об этом не предупреждал?

— Да, — ответил Вонсовский, — видимо, я действительно допустил неосторожность. — Усмехнулся. Его забавляла эта игра. Он еще не знал, к чему клонит человек, одетый в мундир немецкого офицера, с отвагой и выдержкой которого он не раз уже сталкивался. Но сейчас ему казалось, что Клос втягивает его в какую-то взаимную игру.

— Мы дважды произнесли в нашей беседе слово «шпионаж». К чему бы это?

— Не знаю, — ответил Вонсовский. — Может быть, у вас вызывает сомнение мое немецкое происхождение?

— Возможно, — сказал Клос. — Попробую применить для сравнения сведения из области медицины. Две совершенно разные болезни могут вызывать похожие симптомы. Неопытный врач, ставя диагноз, решит, видимо, что это та болезнь, которая чаще всего встречается. Судя по симптомам, сказал бы такой врач, мы имеем дело со шпионажем.

— А что сказал бы опытный врач? — Вонсовский почувствовал, что приближается важный момент в их беседе.

— Не исключал бы этой возможности, но принял бы во внимание также и другую. Видимо, задумался бы над тем, не называется ли эта болезнь внутренним заговором.

— Интересно, — промолвил с любопытством Вонсовский. — Очень даже интересно.

— В особенности, — продолжал Клос, — если этот врач примет во внимание непокорность пациента, его положение, надежду на чью-либо помощь. Помощь невозможна, господин граф. — Клос наклонился к Вонсовскому, почувствовав, что наступило время, чтобы сообщить ему, что акция была согласована с Рутинским: — Вашему камердинеру, и, очевидно, Сообщнику в преступных действиях, удалось скрыться, но не рассчитывайте на то, что он сумеет вызволить вас отсюда. Ни один из ваших влиятельных друзей не пошевелит и пальцем, чтобы вас защитить. Наоборот, постараются забыть, что были с вами знакомы. Помощь со стороны исключена, — повторил Клос. — Единственный, кто может вам помочь, — это вы сами. Обратите на это особое внимание, граф. Необходимо считаться с тем, что ничего не дается даром в этом мрачном мире, — продолжал Клос. — Я мог бы вам обещать обхождение, соответствующее вашему положению и возрасту, если бы вы дали слово, что больше не будете укрывать своих соучастников в заговоре против законной власти рейха и нашего фюрера Адольфа Гитлера. Вы хорошо меня поняли?

— Кажется, да.

— Я не требую немедленного ответа. Вы должны серьезно подумать, многое вспомнить. Мы поможем вам в меру наших сил и возможностей. Вчера вечером я был в вашем особняке в Вонсове, осмотрел кабинет. У вас хорошая мебель. Письменный стол — настоящий Хиппендэйл, а американский вращающийся стул — прелесть, хотя явно не гармонирует с остальной мебелью, он слишком служебный… Подумайте об этом. Ваше признание будет весьма важным и полезным для нашего общего дела.

— Я подумаю, господин обер-лейтенант.

— Тогда завтра жду ответа, — сказал Клос. Подошел к двери, широко открыл ее. Два эсэсовца встали навытяжку, увидев обер-лейтенанта Клоса. — Проводите арестованного! — бросил им и опустился в кресло, в котором еще минуту назад сидел Вонсовский.

Теперь необходимо выяснить, не заподозрил ли чего-либо Лехсе. Вонсовский понял все безошибочно.

«Что будет завтра?» — подумал Клос. Не вставая с кресла, он потянулся к пачке сигарет, оставленных на столе Лехсе, и закурил.



Увидев вчера ночью черный «мерседес» около особняка Вонсовского, а через минуту полковника Рейнера, выходящего из автомашины, Клос понял, что дело осложняется. И когда, как бы не зная, кто перед ним, направил луч электрического фонарика прямо в глаза Рейнеру, то заметил в его лице тот же страх, который впервые наблюдал у него в субботнее утро в кабинете.

— Вы напугали меня, господин Клос, — сказал оберет. — Не думал, что встречу вас здесь.

— Долг службы, господин полковник, — ответил Клос. — Нас с вами привела сюда одна цель. Вы тоже решили ознакомиться с документами, лежащими в ящиках письменного стола? Думаю, что вам следует осмотреть и виллу Вонсовского в Жолибоже.

— Этим займется Дибелиус, — ответил Рейнер. — Нашли что-нибудь интересное?

— Думаю, да. После изучения и отбора нужных документов доложу вам, господин полковник. Но, может быть, вы пожелаете ознакомиться с этим раньше?

Рейнер минуту помолчал.

— Нет, господин Клос, я вам доверяю. Но хотел бы вас кое о чем попросить. Это касается меня лично, — с трудом выдавил из себя оберет.

Клос почувствовал, что Рейнеру необходима его помощь, наводящий вопрос, который помог бы выбраться из этой щепетильной ситуации, но решил промолчать.

Наконец оберет решился:

— Если вы, господин Клос, обнаружите среди найденных бумаг какую-либо корреспонденцию из Вены, в особенности от родственников фон Эксендорф… — Оберет запнулся.

— Понимаю! — Клос решил ему помочь. — Это не должно касаться следствия, в лучшем случае не следует вносить это в протокол по делу Вонсовского.

— Верно, Клос. Я не сомневался в вашей деликатности. Не хотелось, чтобы семейство, с которым случайно породнился этот прохвост, — заверяю вас, это вполне достойная немецкая семья, преданная рейху и фюреру, — имело какие-либо неприятности.

— Простите, — проговорил Клос, — но я хотел бы вас спросить: это ваши родственники?

— Это не имеет значения. Главное, мы не должны допустить, чтобы уважаемые немцы имели неприятности только потому, что шпион…

Клос почувствовал: наступил подходящий момент, чтобы внушить Рейнеру одну весьма важную мысль.

— Итак, господин полковник, — Клос выждал, пока Рейнер закурит сигару, — вы убеждены, что мы имеем дело со шпионажем?

— А вы сомневаетесь?

— Я не хотел бы делать поспешные выводы. Вы же сами, господин полковник, предостерегали меня от этого, однако…

— Если это не шпионаж, то что тогда?

— Я тоже об этом думал, господин полковник, — медленно ответил Клос, давая Рейнеру возможность самостоятельно сформулировать мысль. — Кто знает, может быть, мы напали на след государственного преступления. Обнаруженные планы укреплений вокруг ставки фюрера, списки немецких офицеров высокого ранга…

— Перестаньте, Клос! — истерически закричал Рейнер. — Замолчите! — А потом тихо добавил: — Хотелось, чтобы вы ошиблись. Этого не может быть.



Из задумчивости вывел Клоса голос Лехсе:

— Ну и как успехи, Ганс?

— Думаю, что для начала неплохо, только следовало бы перевести арестованного в более приличную камеру, обеспечить одеждой и бельем, едой из ресторана.

— Я должен получить на это разрешение Дибелиуса, — неуверенно ответил Лехсе.

— Если этой ценой получим нужную информацию…

— Я слышал, как ты его допрашивал. У абвера иногда можно кое-чему поучиться. Не знал, что ты к тому же обладаешь навыками медика.

— Каждый из нас пользуется своими методами, дорогой Адольф, — сказал Клос, смотря ему прямо в глаза. Лехсе даже не пытался скрыть, что подслушивал его беседу с Вонсовским. — Видишь ли, Лехсе, — обратился к нему Клос, — я хочу поделиться с тобой некоторыми своими соображениями. А впрочем, — он махнул рукой, как бы неожиданно изменив свое решение, — может быть, я ошибаюсь, поговорим об этом после допроса Вонсовского…

— Ты говоришь это так, будто уверен, что Вонсовский во всем признается.

— Надеюсь, просто надеюсь, дорогой Адольф.



Лехсе вышел из кабинета штандартенфюрера пораженный столь не свойственной шефу обходительностью. Просто не верилось! Дибелиус, имевший обыкновение распекать гауптштурмфюрера в присутствии рядовых эсэсовцев, сегодня ходил вокруг Лехсе, как около самого дорогого гостя.

— Помните, господин Лехсе, — Дибелиус встал, жестом разрешая гауптштурмфюреру сидеть в кресле, — я не случайно выбрал именно вас. Хотите вы этого или нет, но мы должны сотрудничать с абвером. Знаю, знаю, вы мне скажете, что ничего хорошего в этом нет, но что делать! На счастье, обер-лейтенант Клос, которого Рейнер дал вам в помощники, господин Лехсе, офицер дисциплинированный и, как заверил Рейнер, имеет чувство меры и умеет не переступать границу дозволенного.

— Он желторотый юнец, господин штандартенфюрер. Вы же знаете: эта интеллигенция пользуется своими методами.

— Так, так, Лехсе, вы это метко подметили. Узнаю старого служаку. Нас, мастеров своего дела, эти щенки, даже самые интеллигентные, не смогут провести. Надеюсь, вы понимаете меня, господин Лехсе? — Шеф похлопал его доверительно по плечу.

— Да, да, господин штандартенфюрер.

— Итак, я надеюсь, что мы договорились, — продолжал деловито Дибелиус. — Все методы хороши для достижения цели. Я не против, чтобы Вонсовского своевременно брили и кормили. Не пойму только одного — почему покойника нужно подкармливать? Он же не такой идиот, чтобы не понимать, что его ожидает завтра. Но бог с ним! Лишь бы только он все рассказал! Об этом вы, господин Лехсе, должны позаботиться. Нужно уметь отделить зерно от шелухи. В материалах этого дела, которым, несомненно, заинтересуются в Берлине, не должны фигурировать имена немцев, преданность которых фюреру и немецкой нации общеизвестна. Однако это не означает, что мы должны быть снисходительны к врагам рейха. Вам необходимо любой ценой выжать из Вонсовского имена его агентов, контакты и связи с вражеской разведкой. Как вы думаете: он работает на американцев или на англичан?

— Скорее всего, на большевиков. — Лехсе решил, что может позволить себе подобную шутку.

— Я так же думаю! — рассмеялся Дибелиус. — И еще одно, Лехсе, пусть только это останется между нами, старыми эсэсовцами. За нашими приятелями из абвера необходимо смотреть в оба. Они охотно примазываются к нашим успехам и еще охотнее сваливают на нас свои провалы.

— Благодарю за доверие, господин штандартенфюрер.

— Доверие необходимо ценить, дорогой Лехсе. — И, как будто бы случайно вспомнив, добавил: — Скажу вам по секрету, что после успешного окончания этого дела похлопочу за вас перед рейхсфюрером. Уже давно вы, господин Лехсе, этого заслуживаете.

Чувствуя прилив энтузиазма, Лехсе приказал, чтобы ему немедленно доставили Эдвина Вонсовского, но ему ответили, что полчаса назад арестованный вызван на допрос к обер-лейтенанту Клосу. Лехсе, в душе проклиная усердие этого мальчишки Клоса, вдруг вспомнил, что еще до встречи с Вонсовским он намеревался позавтракать. Но, увы, что теперь делать?



В это время обер-лейтенант Клос вел допрос графа. Эдвин Вонсовский был чисто выбрит, из-под клетчатого спортивного пиджака выглядывала белоснежная сорочка. Свежее, загорелое лицо, пышные, холеные усы и отсутствие галстука придавали ему вид святого Витоса.

— Надеюсь, что на сей раз вы позавтракали с большим аппетитом? — спросил Клос.

— Да, — ответил Вонсовский. — После хорошего завтрака неплохо закурить сигару, чтобы лучше думалось.

Клос протянул ему кожаный портсигар. Вонсовский взял сигару, отгрыз кончик и-прикурил от поданного Клосом огня.

— Ну, так что вы надумали, граф?

— Постараюсь удовлетворить ваше любопытство, господин обер-лейтенант.

— Я не сомневался в вашем благоразумии. И пока отсутствует Лехсе, приступим к делу. — Допуская, что если не Лехсе, то кто-либо другой наблюдает за ним, Клос не мог изменить способа своей беседы с Вонсовским. — Я говорил вам еще вчера, что внимательно ознакомился с содержимым ящиков письменного стола в кабинете вашего особняка. Среди многих интересных документов, к которым мы еще не раз вернемся, я нашел массу визитных карточек. — Он вытащил из кармана и равнодушно бросил на стол карточки так, чтобы Вонсовский смог прочитать написанные там фамилии.

— Да, — ответил небрежно Вонсовский, — у меня бывало немало именитых господ. — Его взгляд мгновенно пробежал по разбросанным по столу визиткам.

— Эти визитные карточки только некоторых высокопоставленных господ, хотя у вас дома бывали и многие другие.

— Когда вы достигнете моего возраста, у вас также будет немало друзей из числа знатных господ.

— В особенности вы много имели знакомых среди высокопоставленных немецких офицеров, — уточнил Клос, — и не только вермахта, но, видимо, не все они были вашими друзьями?

Клос заметил, что при словах «высокопоставленные офицеры» Вонсовский сделал жест, как будто бы хотел что-то уточнить, но только улыбнулся.

— Со многими я познакомился во время войны, с некоторыми из них мы даже стали друзьями.

— И поэтому они решили, что вы будете надежным посредником в заговоре против нашего фюрера?

— Видимо, поэтому, — широко улыбнулся Вонсовский.

В этот момент в дверях появился Лехсе. Он был немного взволнован.

— Ну и как, Ганс? Как твои знаменитые методы? Беседовал с графом о медицине?

— В этом не было необходимости, дорогой Адольф. Граф Вонсовский сам согласился все рассказать.

— Да, господин гауптштурмфюрер, — подтвердил Вонсовский, — расскажу все, что знаю. Но прежде прошу подать кофе.

— Стенографа! — крикнул Лехсе, открывая дверь в соседнюю комнату. — Пошлите ко мне сейчас же стенографа! Стенографа и чашку кофе!

— Целый кофейник, — поправил Клос. — Боюсь, дорогой Адольф, что господин Вонсовский слишком много может нам рассказать.



Разрабатывая вместе с майором Рутинским план операции, Клос рассчитывал прежде всего затянуть следствие, создать у абвера и гестапо впечатление о существовании широко разветвленного заговора с участием высокопоставленных лиц, привлекать к ведению дела все более и более высокие инстанции, что утоляло бы существо вопроса в куче входящих и исходящих бумаг, противоречивых инструкций. Не имея возможности предпринять какие-либо практические шаги для спасения Вонсовского, Клос старался хотя бы оттянуть на несколько месяцев неминуемый приговор, а в худшем случае, хотя этой мысли он никогда не допускал в своем сознании, гарантировать легкую смерть. Могло же быть такое, что у кого-либо из высокопоставленных лиц не выдержат нервы и будет отдано распоряжение замять это дело и тайно убрать болтливого заключенного. Клос надеялся, что этой операцией ему удастся вызвать отставку нескольких влиятельных офицеров, создать в их среде атмосферу угрозы и неуверенности, что с моральной точки зрения не пройдет бесследно для измученных войной и чувствующих первые признаки неизбежного поражения высших кадров службы безопасности и высокопоставленных офицеров вермахта.

Поэтому не случайно Клос и Рутинский так тщательно подбирали влиятельных лиц, чьи имена при помощи трюка с визитными карточками были сообщены Вонсовскому. Это были: полковник фон Вейшекер, который в первые дни сентября тридцать девятого года отдал приказ о расстреле трехсот катовицких харцеров; майор Штукгарт, известный своей жестокостью в Бельгии и Голландии; генерал Верлингер, о котором в донесении Центра говорилось коротко: палач Боснии; Ганс Липке, оберштурмбанфюрер СД, организатор массового уничтожения евреев в Белостоке; Грубер и Келлер, штурмбанфюреры СД, командиры известных своей жестокостью карательных отрядов, действовавших на западных землях Украины и Белоруссии.

Вонсовский не обманул надежд Клоса. Уже во время первого допроса он «признавался»:

— С полковником фон Вейшекером познакомился в Гразу, в санатории для высших офицеров. Это было в феврале, точнее, в начале марта сорок первого года. Подружились мы быстро, и через неделю после знакомства он пригласил меня к себе. Там уже находились несколько высших офицеров. Мы обсуждали возможность выгодного для Германии окончания войны. Полковник Вейшекер был убежден, что устранение Гитлера создаст необходимые предпосылки для соглашения с англосаксами. Припоминаю его формулировку: «После устранения бесноватого фюрера англичане согласятся с нами вести переговоры». Он спросил меня, не согласился бы я в качестве посредника установить контакт с английским правительством. Предполагалось, что с этой целью я выеду в Будапешт, где, используя связи своих друзей среди венгерской аристократии, попробую выяснить мнение Черчилля…



Клос склонился над письменным столом, просматривая показания Вонсовского. Десять дней назад стенограф торопливо записывал показания полковника Вейшекера, а через три дня после этого Клос, войдя случайно в комнату, где проходил допрос, увидел человека с изуродованным, беззубым лицом, который судорожно моргал, когда эсэсовец выливал на его голову ведро воды.

— Вейшекер начинает «петь», — сказал с усмешкой Лехсе.

Этот изуродованный человек был действительно полковник Вейшекер, когда-то элегантный офицер, каким в свое время знал его Клос.

Перевернув несколько машинописных листов, Клос нашел признание полковника, который когда-то гордился тем, что он, старый гитлеровец, принимал участие еще в мюнхенском путче. А теперь, в сущности, только «пел». Не только признавался в своей виновности перед фюрером, но и предавал других.

На миг Клосу стало жаль этого до неузнаваемости изуродованного человека, но он сразу же вспомнил о трехстах четырнадцатилетних парнишках из Катовиц, о массовых приговорах военного суда, председателем которого был Вейшекер. Приговоренных было немало, и приговор был всегда один и тот же: смерть через повешение.

Клос, который, казалось бы, уже достаточно насмотрелся и многому научился, содрогнулся при одной мысли об этом. Все они: Штукгарт, Липке, Келлер, попав в руки «кровавого Макса», признавались теперь во всем, выдавали своих «сообщников», нимало не думая о том, что те уже завтра или послезавтра станут предметом обработки специалистов типа Лехсе. Только Грубер избежал этой участи — погиб за день до ареста от пули патриота одной из подпольных организаций. Удивительно, что даже эта случайная в общей цепи событий смерть сыграла свою роль. Именно Дибелиус узнал, что якобы участники широко разветвленного заговора против фюрера решили убрать Грубера, дабы воспрепятствовать его аресту. Повсюду велись поиски участников покушения, чтобы подтвердить эту догадку, но, к счастью, среди случайно задержанных не оказалось тех, кого можно было бы обвинить в убийстве. Работали лихорадочно. И теперь только один Клос допрашивал Вонсовского, правда в присутствии стенографа, но, несмотря на это, граф отлично понимал его. Лехсе же занимался теми, о ком упоминал в своих показаниях Вонсовский.

Когда на допросе Вонсовского всплыло имя генерала Верлингера, Клос испугался, что хватил через край. Паренек-стенограф, который до этого с точностью автомата записывал все, не проявляя никакого интереса, сейчас был заметно взволнован. Сломал поочередно три остро очиненных карандаша и попросил минутного перерыва, чтобы снова подготовиться к работе. Кто же не слышал о генерале Верлингере, о котором гитлеровские газеты писали, что он герой кампании на Балканах, которому сам фюрер прикалывал «Дубовые листья» к кресту с бриллиантами! Клоса одолевали сомнения: что, если в верхах поймут всю несостоятельность подобного — чтобы старый прусский генерал, получавший от фюрера только награды, мог участвовать в заговоре! Когда, докладывая Дибелиусу, Клос попытался дезавуировать показание Вонсовского, тем самым ставя под удар весь свой план, его охватило на миг отчаяние. Однако решительное: «Об этом не должна болеть ваша голова», произнесенное штандартенфюрером, вернуло его к жизни.

— Чем ближе к фюреру, тем больше врагов, — сказал назидательно Дибелиус.

Четырьмя днями позже все немецкие газеты, а также продажный «Новый варшавский курьер» опубликовали на первых страницах обведенную черной рамкой фотографию тощего старика с моноклем в глазу. Генерал Верлингер — как это с глубоким прискорбием сообщалось в специальном коммюнике отдела контрразведки — был убит русскими бандитами где-то под Смоленском. Гитлеровская машина работала на полных оборотах.



Клос закрыл папку с протоколами допроса и посмотрел на часы. Лехсе запаздывал. Что могло его задержать? Клосу было необходимо, чтобы на сегодняшнем допросе Вонсовского обязательно присутствовал гауптштурмфюрер Лехсе. Клосу стало известно, какую роль сыграл его шеф в ликвидации греческого движения Сопротивления, и обер-лейтенант решил использовать в своих целях несколько документов, найденных под стальным диском американского вращающегося стула в кабинете Вонсовского.

Дверь открылась, и появился Лехсе. Через минуту эсэсовец ввел Вонсовского. Другой здоровенный эсэсовец внес кофейник и чашки. Клос указал Вонсовскому на постоянное его место — глубокое кресло в углу комнаты, — слушая одновременно Лехсе.

— Я только что от Дибелиуса, получил приказ сегодня же перевести Вонсовского в камеру предварительного заключения абвера.

— Да? — удивился Клос. — Мне ничего об этом не известно.

— Видимо, это согласовано с Рейнером, — пробормотал Лехсе. Он тоже был поражен решением своего шефа, ибо не привык к тому, чтобы Дибелиус добровольно выпускал жертву из своих рук. — Теперь только ты будешь опекать Вонсовского, — с особой интонацией подчеркнул Лехсе.

В дверь постучал стенограф, через минуту он уже сидел за своим столом, ожидая приказа приступить к работе.

— Первый раз встречаюсь с такой заботой о моей персоне, — сказал Клос, мрачнея. Он не притворялся. Ему и в самом деле не нравилось это распоряжение. «Неужели о чем-то догадываются? — подумал Клос. — Ну что ж, все, что ни делается, к лучшему. Тогда нужно поторопиться». — Но какое это имеет значение? — произнес он громко. — Как твои дела? — обратился он к Лехсе.

— Липке оказался твердым орешком. Когда пришел в себя, то отказался от своих прежних показаний. Но будь спокоен…

— Я вполне спокоен. — Клос посмотрел на Вонсовского. Граф сидел в кресле, держал в зубах погасшую сигару и смотрел на клочок серого зимнего неба за окном. «Неужели задумал сбежать? — испугался Клос. — Забыл, что находимся на четвертом этаже?»

Но Вонсовский, как будто бы чувствуя беспокойство Клоса, отвел взгляд от окна, налил в чашку немного кофе, посмаковал.

— В прошлый раз кофе был крепче, — промолвил Вонсовский, еще раз удивив Клоса своим спокойствием.

— Ты говорил мне по телефону, что хочешь что-то выяснить, — отозвался Лехсе. — В таком случае к твоим услугам. А то я чертовски устал.

— Понимаю, — ответил Клос. Взглядом подал знак стенографу и обратился к Вонсовскому: — Меня заинтересовало одно несоответствие, граф.

— В моих показаниях? — удивился Вонсовский. — Этого не может быть, — что-то вроде многозначительной улыбки появилось на его лице, — я тщательно их продумал.

— Несоответствие обнаружено между вашими показаниями, — Клос опустил взгляд на бумаги, — и протоколом обыска, произведенным в особняке в Вонсове в день вашего ареста. Так, штандартенфюрер Макс Дибелиус и присутствующий здесь гауптштурмфюрер Адольф Лехсе утверждают в протоколе, что в тайнике вашей ванной комнаты нашли доллары, а также кассеты микрофильма.

— Я подтвердил это.

— Знаю, — ответил Клос. — Речь идет о той сумме, которая там была. Вы сознались, что там было десять тысяч долларов и микрофильм.

— Да, — подтвердил граф, — две пачки по пять тысяч долларов каждая. В стодолларовых банкнотах.

— Неправда! — вмешался Лехсе. — В обеих пачках было только пять тысяч. Очевидно, вы ошиблись, господин Вонсовский.

— Я не мог ошибиться. Обе пачки привез в день ареста человек, к которому я питаю полное доверие. Он уже не впервые выполняет подобные поручения. Для соблюдения формальности я пересчитал одну из пачек. В ней было пятьдесят стодолларовых банкнот.

— Я не мог, ошибиться, — сказал Лехсе. — Сразу же по приезде в Варшаву пересчитал обе пачки. В них было ровно пять тысяч долларов. Перед этим, — он на миг заколебался, — они лежали в моем портфеле, который в течение часа был при мне.

— Оставим пока этот вопрос, — сказал Клос. Заметив минутное колебание Лехсе, подумал: «Зерно посеяно, теперь необходимо время, чтобы оно проросло». — Для меня остается неясным еще один вопрос, господин Вонсовский. Три дня назад вы показали, что донесение на имя начальника штаба местного гарнизона в Вене переслали в сентябре при посредничестве одного из ваших друзей. На следующий день вы опровергли прежнее свое заявление, сообщив, что в донесении содержалась инструкция для группы заговорщиков в Вене на случай удачного покушения на жизнь нашего фюрера. При этом вы упустили из виду одну существенную деталь.

— Я все сказал, — ответил с беспокойством Вонсовский.

— К сожалению, нет. Вы не назвали имя человека, который передал это донесение. Во время обыска в вашем кабинете, когда я сидел на американском вращающемся стуле и просматривал бумаги, мне попали в руки два конверта с адресами. Я должен вам помочь вспомнить?

— Тот человек… — начал непринужденно Вонсовский, всматриваясь в лицо Клоса, как будто бы ища в-нем ответа, — тот человек, — повторил еще раз, — не знал, что посылает. — Вонсовский явно тянул время. Взгляд Клоса, обращенный в сторону допрашиваемого, подтверждал, что ему все понятно. — Я просил бы, — продолжал Вонсовский, — разрешить мне не упоминать имя этого человека.

— Вы должны сейчас же назвать это имя! — крикнул Лехсе.

— Хорошо, господин обер-лейтенант, — ответил Вонсовский, — но я должен вас предупредить, что вы еще пожалеете о том, что задали мне этот вопрос. Отправил это донесение ваш непосредственный шеф.

— Кто? — с удивлением спросил Клос. Он вскочил с места и начал ходить по комнате, разыгрывая перед Лехсе высшую степень растерянности и волнения.

— Да, — подтвердил Вонсовский, — это был оберст Герберт Рейнер.

Лехсе молча встал, открыл дверь, жестом подозвал эсэсовца и приказал проводить арестованного. Стенограф, как будто испуганный тем, что произошло, поспешно собирал свои бумаги.

После ухода Вонсовского Лехсе тяжело опустился в кресло напротив Клоса.

— Для меня вопрос ясен. Теперь я понял, что искал Рейнер в охотничьем домике на следующий день после ареста Вонсовского. Благодарю тебя, Ганс, за то, что ты вовремя помешал ему изъять эти документы.

— Просто не верится, — сказал Клос, — чтобы оберет Рейнер был предателем.

— Ты еще молод, Ганс, а я старый полицейский. Факты говорят за себя. Мы не должны поддаваться сентиментальности.

— Ты прав, но не знаю, как теперь поступить. Ведь я должен сообщать Рейнеру о каждом новом имени, названном Вонсовским.

— Предлагаю отстранить Рейнера от участия в следствии, — ответил Лехсе. — Доложим Дибелиусу, пусть решает.

— Да, — сказал Клос, — теперь дело за Дибелиусом. Хотя не знаю, должен ли я сообщать ему все. Я имею в виду эту историю с долларами. Я верю, Адольф, что, когда ты проник в тайник, там было пять тысяч. Но Вонсовский утверждает, что десять. Я должен говорить правду.

Лехсе, ерзая на кресле, умоляюще смотрел на Клоса.

— Среди бумаг Вонсовского, — продолжал Клос, — я нашел также вот эти расписки. — Через широкий письменный стол он пододвинул их Лехсе. — Подпись на всех расписках идентична, кажется, она мне знакома.

— Это подпись Дибелиуса, даю слово! — ахнул Лехсе. — Подожди, ведь это же долговые расписки. Шесть тысяч марок, — прочитал он вполголоса, — двадцать тысяч злотых. Это невозможно!

— Ты удивлен?

— Теперь мне понятна просьба Дибелиуса, с которой он обратился ко мне еще в начале следствия. Вот почему он стал таким вежливым и обходительным. Значит, он действительно был должником Вонсовского. Слушай, Ганс, я не понимаю только одного: он же должен был помнить об этих долговых расписках. Почему же тогда он арестовал Вонсовского? Мог просто застрелить его там, на месте. К чему он вызывал меня?

— Не забывай, что граф вращался в высших кругах общества. И не так-то просто было убрать его потихоньку. Кроме того, ты же сам мне говорил, что Дибелиус был тогда пьян. А может быть, рассчитывал на то, что, не выпуская дела из своих рук, вернет долговые расписки и никто о них не узнает. Не случайно же на вилле в Жолибоже его сотрудники тщательно осматривали стены и вскрывали пол в поисках тайников. Так же основательно обыскивали и особняк в Вонсове, только, на счастье, я оказался там первым. Видишь, Адольф, я предчувствовал все это и на всякий случай не включил этих расписок в протокол следствия. Надеюсь, ты не в обиде на меня. Теперь я отдаю их тебе, делай с ними что хочешь. Полагаюсь на твой опыт. Если решишь подать рапорт на меня за укрытие вещественных доказательств…

— Не беспокойся, Ганс, рапорта не подам, должен буду обратиться к рейхсфюреру.

— В обход служебным правилам? — спросил с беспокойством Клос. — А если мы ошибаемся? А если подписи Дибелиуса подделаны? Вдруг по не известным нам причинам Вонсовский просто солгал? Что тогда?

— Почему он должен лгать?

— Не знаю, — беспомощно развел руками Клос. — Его показания уличают высокопоставленных офицеров.

— Они признались, все признались, — рассмеялся Лехсе, — а ты еще в чем-то сомневаешься.

— Да, — сказал тихо Клос, — они признались.

Глядя на гауптштурмфюрера, Клос подумал, что и Лехсе признался бы, если попал бы в руки такого же специалиста, как он сам. Клос готов был дать голову на отсечение, что при первом же испытании толстый Лехсе рассказал бы все, что знал, а может быть, и больше. А чтобы избежать допроса третьей степени, он сознался бы, что лично намеревался убить Гитлера.

— Видимо, действительно нет другого выхода, — сказал громко Клос.

Зазвонил телефон. Лехсе поднял трубку. С выражением безграничного удивления положил ее на место.

— Звонил Дибелиус. Потребовал, чтобы мы оба сопровождали Вонсовского в камеру предварительного заключения абвера. Ты что-нибудь понимаешь?

— А ты? — ответил Клос. — Советую проверить, заряжен ли твой пистолет.



Эсэсовец вытянулся, увидев пропуск, предъявленный обер-лейтенантом Клосом, другой открыл перед ним тяжелые дубовые двери. Он оказался в большом зале. Вдоль колоннады стояли неподвижные, как статуи, эсэсовцы в стальных шлемах, с автоматами, готовые немедленно открыть огонь.

Штурмбанфюрер в черном мундире еще раз внимательно осмотрел его пропуск, что-то сверив с листком бумаги, который держал в руке.

— Все правильно, господин обер-лейтенант, — сказал он, — прошу сдать оружие. Пожалуйста, проходите дальше. Все это займет немного времени.

Клос подал ему кобуру с пистолетом и в сопровождении эсэсовца прошел в большой зал без окон. Простые колонны серого мрамора вдоль стен, темный гранитный пол, на центральной стене — черный орел, держащий в когтях свастику. Все это напоминало больше гробницу, чем приемный зал. Все присутствующие, вызванные для вручения наград, молчали.



Клос сел около майора с повязкой на голове. Еще раз мысленно перебрал в памяти все последние события, которые привели его в этот зал, где через несколько минут кто-то из гитлеровских руководителей приколет к его мундиру Железный крест.

Когда Клос решил сделать оберста Рейнера причастным к делу Вонсовского, он почувствовал нечто вроде угрызений совести, хотя не питал никаких симпатий к своему шефу. Информации Центра о его «подвигах» в Греции было достаточно, чтобы не церемониться с этим элегантным и благовоспитанным оберстом. А через два часа он уже совсем не чувствовал к нему жалости: ведь именно он, Рейнер, отдал приказ убить его и Лехсе…

Сценарий был подготовлен в спешке, предлог шит белыми нитками, а спектакль разыгран неточно.

Заняли места в тюремной автомашине: Лехсе — в кабине рядом с шофером, Клос с Вонсовским и двумя эсэсовцами — в крытом кузове. Выглянув в заднее окошко, Клос увидел следующий за их машиной полугрузовой «опель» с жандармами. Все стало ясным: если «опель» «затеряется» — это будет означать, что их решено уничтожить. С самого начала Клос считался с этой возможностью, ибо, находясь в самом центре событий, узнал слишком много и был опасен для своего шефа.

На минуту Клос отвернулся, намереваясь сесть ближе к Вонсовскому и сказать ему по-польски, чтобы в случае стрельбы спасался бегством. А когда снова посмотрел в окошко, то «опеля» уже не было видно.

Дальнейшее произошло молниеносно: тележка с овощами, кем-то направленная прямо под колеса тюремной машины, попытки шофера избежать столкновения и две автоматные очереди. Шофер, падающий на приборный щиток автомобиля, и неестественно скрюченный Лехсе. Выбив стекло, отделяющее его от шофера, Клос быстро перебрался в кабину, но взрыв гранаты вырвал заднюю дверцу кузова. Взрывная волна выбросила Клоса из кабины на, мостовую. В этот момент он увидел человека о светлом плаще и сдвинутой набок кепке, который, упирая в бедро автомат, поливал свинцом автомобиль. Клос бросился к человеку. Неизвестный направил автомат в сторону Клоса, но тот ловким движением выбил оружие из его рук. Крепко вцепившись друг в друга, они покатились по мостовой. Остальные гитлеровцы, атаковавшие машину, внезапно скрылись за углом дома. Прохожие, перепуганные стрельбой, укрылись в подъездах и нишах ворот, а на мостовой остались лежать только Клос и человек в светлом плаще.

— Доннер веттер! Отпусти! — простонал человек в плаще по-немецки.

Клос еще сильнее прижал его к мостовой. Через несколько минут подъехал «опель» с жандармами. Не все получилась так, как задумал Рейнер. Правда, погиб Вонсовский, который теперь уже ни о чем не расскажет. Но уцелел он, Клос, и гауптштурмфюрер Лехсе, которого только ранили.

Через два дня Клос представил находящемуся в госпитале Лехсе показание схваченного «партизана», и это было единственное правдивое показание во всей этой истории: человек в светлом плаще, бывший уголовник, состоящий на службе в полиции и абвере, получил приказ атаковать вместе с группой переодетых в штатское полицейских тюремную машину и убить Вонсовского, Лехсе и Клоса. Приказ отдал оберет Рейнер. Перед тем как поехать в госпиталь СС, чтобы рассказать об этом Лехсе, Клос не мог отказать себе в небольшом удовольствии. Он позвонил адъютанту Рейнера и попросил доложить шефу, что обер-лейтенант Клос через четверть часа доставит арестованного «партизана». Через некоторое время позвонил адъютант и дрожащим от волнения голосом сообщил Клосу, что оберет Рейнер застрелился в своем кабинете.



Открылись массивные дубовые двери приемного зала. В сопровождении двух эсэсовцев показался незнакомый Клосу старший офицер СС со знаками различия группенфюрера. Все присутствующие в зале как по команде сорвались с мест и вытянулись в струнку.

— Господа, — обратился он к стоящим навытяжку офицерам, — на вашу долю выпало огромное счастье: вы удостоились большой чести, отличившись перед рейхом. Сам фюрер — Адольф Гитлер поручил мне вручить вам эти награды. Прошу вас пройти за мной.

Все направились к массивным дубовым дверям приемного зала, над которыми распростерлась черная фашистская свастика.


Содержание:
 0  вы читаете: Ставка больше, чем жизнь : Анджей Збых  1  Кафе Росе : Анджей Збых
 2  Двойной нельсон : Анджей Збых  3  Операция Дубовый лист : Анджей Збых
 4  Осада : Анджей Збых  5  Разыскивается группенфюрер Вольф : Анджей Збых
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap