Приключения : Исторические приключения : ФЛАГ НЕ ХОЧЕТ СПУСКАТЬСЯ : Михаил Зуев-Ордынец

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  3  6  9  12  15  18  21  24  27  30  32  33  34  36  39  42  45  48  51  54  57  60  63  66  69  72  75  78  81  84  87  90  93  96  99  102  103  104

вы читаете книгу

ФЛАГ НЕ ХОЧЕТ СПУСКАТЬСЯ

Часы соборной колокольни пробили одиннадцать, и с последним ударом, как в хорошо разыгрываемом спектакле, на парадном крыльце замка Баранова показались люди. Они задержались там на минуту, словно давая возможность полюбоваться сиянием их галунов, позументов, эполет и орденов, затем начали медленно, торжественно спускаться по каменной лестнице на плац-парад. Первым шествовал князь Максутов. Перья на его треуголке победно развевались, золотые лампасы на красных штанах ликующе сияли, словно он шел не сдавать русский город, а вступал в город завоеванный. На полшага позади «Собачьей смерти» шел маленький сухонький старик, одетый в меховую шинель американского генерала. Он нес на вытянутых руках шелковое звездно-полосатое знамя Штатов. Это был бригадный генерал Руссо, правительственный комиссар Северо-Американских Соединенных Штатов. За князем и генералом шли русский и американский адмиралы, армейские и флотские офицеры и чиновники обеих стран. Одним из последних, скромно вмешавшись в толпу мелких чиновников и газетных репортеров, шел, тяжело опираясь на палку, сутулый старик, похожий на пастора.

— Македон Иванович, видите старика в последних рядах, что на палку опирается? — обратился Андрей к капитану. — Это хозяин Аляски, миллионщик Генри Астор.

— Рожа у него постная, хоть просвирки из него лепи, — после долгого молчания ответил капитан. — Отшибет здесь потроха этот святоша, чую!

Громовая Стрела каким-то чутьем догадался, о чем идет разговор у касяков. Он тронул Андрея за рукав и тихо спросил:

— Кто главный тойон нувуков? Покажи!

Думая, что это простое любопытство, Андрей указал индейцу на Астора. Вождь сразу подобрался и напрягся, будто готовясь к прыжку, а в глазах его мелькнуло такое лютое, что Андрей на всякий случай оглядел индейца, нет ли у него спрятанного оружия.

Командир русской эскадры вице-адмирал Пещуров, представлявший особу всероссийского императора, и генерал Руссо встали друг против друга по обе стороны флагштока. Их напряженные позы делали их похожими на двух бойцов, вышедших подраться на кулачках.

— По высочайшему повелению Его Величества императора всероссийского, — заговорил громко и отчетливо адмирал, — передаю вам, уполномоченному Северо-Американских Соединенных Штатов всю территорию, которой владеет его величество на американском материке и прилегающих островах, согласно заключенному между державами договору.

Адмирал поклонился сделал шаг назад.

— Величество, вишь, передает! — громко и дерзко, на весь плац-парад, сказал вдруг кто-то в толпе простых людей. — Собачьим бы кнутом вдоль спины за этакое! Не дуди в чужую дуду!

Адмирал услышал этот дерзкий, злой голос. Он растерянно и умоляюще смотрел на американского губернатора. Генерал Руссо, наконец, заговорил, крикливо, не выговаривая, а выплевывая слова. Кончив речь, он тоже поклонился, необыкновенно громко звякнув шпорами.

После этого лязга глубокой, особенно гнетущей показалась Андрею тишина плац-парада. Слышен был только шум прибоя, шелест флага в вышине да хриплое карканье ворона, вещей птицы. Затем в тишине этой туго щелкнула часовая крышка. Князь Максутов засовывал нервно, не попадая в карман, часы. По договору русский флаг должны были спустить ровно в двенадцать часов, а до полудня оставалось еще несколько минут. Защелкали часовые крышки и в руках офицеров, чиновников, корреспондентов. Положение становилось тягостным и нелепым. По толпе пробежало волнение, зашевелились головы, покачнулись тела. Словно прошла по воде крупная зыбь. Князь Максутов испуганно попятился. Может быть, ему почудилось, что люди сейчас бросятся к флагштоку защищать свой флаг. И снова все замерло. Не владея больше собой, отчаянно выкруглив глаза, князь шепотом, слышным во всех концах плаца, прошипел:

— Спускай флаг!

Ближний к нему знаменный офицер вздрогнул и потянул флаг-линь. Русский флаг пошел вниз. Все стоявшие на площади обнажили головы, не отводя от флага напряженных, страстно сосредоточенных взглядов. Зарокотали барабаны. Русская и американская рота взяли на караул. Американская эскадра начала салют спускаемому русскому флагу. Грозно и мощно раскатываясь по бухте и громовым эхом отдаваясь в ущельях Эджекомба, ревели пушки. Индейцы и алеуты попадали на землю, в ужасе прикрыв головы руками. Для них это был грозный голос их нового повелителя.

А русский флаг медленно шел вниз, сдаваясь, уступая… И вдруг на середине флагштока остановился. Офицер уже висел на лине, а флаг словно прибитый, не двигался. Полотнище его обвилось вокруг флагштока, плотно прильнув к древку.

— Эх, не хочет! — бурно крикнул Македон Иванович. Максутов раздраженно оглянулся. Старый офицер, выделяясь гордой военной осанкой, стоял, высоко подняв обнаженную голову с львиной гривой седых волос. Князь увидел отчаяние в единственном глазу, побелевшие, дрожавшие губы под седыми усами и смущенно отвел глаза. Затем, всплеснув по-бабьи короткими руками, он закричал что-то неслышное в реве пушек, фланговому солдату, указывая на флаг. Солдат оторопело посмотрел на ротного командира. Капитан подошел, взял у него винтовку, и солдат, подойдя несмело к флагштоку, полез вверх. Он быстро добрался до флага, но тут растерялся и нерешительно поглядел вниз. В этот момент американская эскадра окончила свой салют. В наступившей тишине «Собачья смерть» крикнул:

— Рви!

Солдат рванул. Послышался треск рвущейся материи, в толпе ему откликнулся плачущий женский вскрик. Флаг отделился от линя. Солдат, зажав в зубах тяжелое полотнище, начал спускаться.

Неожиданно налетел порыв сильного ветра. Флаг, висевший бессильно в зубах солдата, встрепенулся, рванулся и, освободившись, полетел над плацем большой цветастой птицей. Его несло в сторону «плахи». Там уже протянули к нему руки, но флаг передумал, на секунду замер в воздухе и устало опустился на штыки русских солдат [69].

К флагштоку подошел генерал Руссо, привязал к линю американский флаг и сам поднял его. Русская эскадра начала салют.

— По первому разряду похоронили! С барабанным боем и салютом! — вытирая платком усы и глаз, сказал сердито Македон Иванович. — Пошли, ангелуша. И напьюсь же я сегодня в клочки.

Но уйти им не удалось. Люди вдруг куда-то хлынули, увлекая за собой Андрея, капитана и индейцев, потом неожиданно расступились, и Андрей увидел поющего человека, старика с трясущейся головой и глубоко запавшими глазами. Но во всем его облике было молодое, задорное щегольство аляскинского промыслового. Синюю, тонкого сукна «сибирку» туго подпоясывал красный шерстяной кушак с бахромой на концах, спущенных по бокам. Пола «сибирки», озорно заправленная за кушак, открывала широкие плисовые шаровары, дорогая соболья шапка с бархатным верхом сдвинута набекрень, а из-за голенища торбаза торчала костяная резная ручка охотничьего ножа. Старик пел и плакал, открыто, не стесняясь, слизывая языком стекавшие с глаз слезы.

Андрей узнал песню Баранова:


Во свете новом, в странах полунощных,
Мы стоим в ряду людей к славе мощных.
Народы смирятся, отваги боятся,
Бодрствуйте други, — русаки бо есть…

Андрей поглядел на слушавших песню людей. На лицах их не было печали или тревоги за завтрашний день, а скорее угрюмая растерянность и ошеломленность. Покачнулось что-то в их сознании.

— Русаки бо есть! — сказал горько стоявший рядом с Андреем пожилой человек. От ватного его кафтана попахивало дымом и копотью кузницы. — Эх, дед, не бередил бы душу! Барановец! Рассказал он нам, как ходил в походы с Александр Андреичем, как город наш штурмом от колошей отбивал. Знаменитый старик!

— Почему плачет старый касяк? — тихо спросила робевшая в толпе чужих людей Айвика.

— У него отняли родину, Айвика, — ответил Андрей.

— Ха! — сжала девушка кулаки. — Надо не плакать, а убивать врага, отнимающего родную землю!

— Это и есть, Андрюша, твоя краснокожая принцесса? — послышалось за спиной Андрея теплое женское контральто.

Он оглянулся и увидел Лизу. Она, насмешливо прищурившись, критически разглядывала Айвику. Индианка разгадала недобрый взгляд белой женщины. Смуглые ее щеки залил свекольно-красный румянец гнева, тонкие ноздри затрепетали и зло запульсировала жилка около глаза. Она увидела большие голубые глаза, нежную белую кожу, пушистые, нежные, золотистые, а не прямые жесткие черные волосы, и почувствовала, что ей не победить эту сияющую белую красоту Айвика перевела взгляд на Андрея. У Доброй Гагары лицо стало совсем другое, и мысли другие в его синих глазах, будто позвала его куда-то эта белая красавица, и он идет за ней, уходит и не вернется!

Белая женщина заговорила, и Айвику ударили по сердцу нежные переливы ее голоса. Еще бы, она не кричала на мчащуюся против ветра собачью упряжку, не дышала морозом и дымом костров.

— Ты прав, Андрюша, она красива, как принцесса из сказки. Но мне кажется, эту принцессу неплохо бы отправить в баню. Прости за грубость. А по утрам она умывается?

Айвика поняла холодную, ядовитую издевку белой женщины. Верхняя, с темным нежным пушком губа девушки вздрогнула, обнажив зубы, как у зверька, готового вцепиться в горло врага. Айвика вообразила, как она подбежит к белой красавице, ударом в поджилки опрокинет ее себе на колено, вцепится в пушистые волосы и перережет нежное горло. Айвика подняла руку и пощупала пеколку на груди

Баронесса Штакельдорф не знала, как близко была она сейчас от смерти.

— А как ее зовут? — по-прежнему издевательски спросила она. — Сидящая Наседка? Я угадала?

— Нет, — смущенно ответил Андрей. — Я вам писал об ее имени.

— Не помню. Ну, тогда Порхающая Индюшка?

Македон Иванович, стоявший чуть сзади Андрея, крепко крякнул, Лиза перевела на него глаза. Андрей хотел представить капитана, но тот сказал сухо.

— Мы пойдем, Андреи Федорович. Не задерживайся. Насчет вечера помнишь? Извините, сударыня.

Македон Иванович коротко поклонился Лизе, позвал индейцев, и они отошли.

— Кто это? Какой неприятный человек, — сказала Лиза, глядя вслед капитану. — Одноглазый, как Циклоп! О каком вечере он говорил?

Андрей молчал. Он должен сейчас проститься с ней, сказать, что вечером уезжает, вернее, бежит из города. Он обязан это сделать! Надо объяснить ей это. Но он вернется к ней! Обязательно, и даже очень скоро вернется!

Лиза заметила охватившее его волнение.

— Что с тобой, Андрюша? Ты чем-то взволнован?

Андрей опустил глаза. Если он будет смотреть на нее, у него не хватит решимости сказать грустную правду.

Лиза стянула со своих рук рукавички и взяла в маленькие горячие ладони его большую холодную руку.

— Что с тобой, милый? — Она начала нежно поглаживать его руку. Усталые глаза ее потеплели от ласки, а голос зазвучал успокаивающе. — Приходи ко мне сегодня вечером. Я вылечу твою грусть. Мы будем много-много говорить и решим все окончательно.

— Что нам решать? Наша любовь все решила.

— Ты прав. Тогда будем говорить о нашей любви, Я буду ждать тебя. Хорошо?

Андрей посмотрел в ее умоляющие глаза и прошептал:

— Хорошо. Я приду.

— Тогда я тороплюсь. Мне надо приготовиться к приему милого гостя. Найти меня легко. Переулок против собора, дом под красной железной крышей.

Она крепко, по-мужски, пожала ему руку и, легко повернувшись, пошла вниз, в город. Он смотрел ей вслед и знал, что не тронется с места, пока она не исчезнет из глаз. Но Лиза вдруг обернулась и крикнула:

— Андрюша, иди быстрее сюда!

Андрей подбежал к ней.

— Я забыла… Боже, как я могла забыть!.. — взволнованно заговорила Лиза. — Ты же писал мне о своем четвероногом друге.

— О Молчане! — крикнул счастливо Андрей.

— Да-да, о Молчане. Говорят, он здесь, с тобой?

Андрей удивился: кто ей говорил о том, что Молчан тоже в городе? Но спросить об этом счел неудобным.

— Конечно, здесь, — ответил он. — Мы с ним неразлучны.

— Он твоя охрана? Твой сторож?

— Он вожак моей упряжки. Но и сторож тоже.

— Хороший?

Андрей пожал плечами. Удивление его возрастало.

— Давай сделаем такой опыт. Я положу что-нибудь мое, рукавицы, например, а ты попробуй их взять. Хочешь?

— Не хочу.

— Правильно делаешь. Молчан оторвет тебе руку.

— Какая прелесть! Обязательно приведи его с собой. Я хочу поблагодарить его за верную службу тебе.

— Хорошо, приведу, — засмеялся Андрей, тронутый и взволнованный Она и Молчана запомнила.

Лиза пошла и снова обернулась.

— Без Молчана не приходи! — крикнула она, грозя строго пальцем. — Без Молчана выгоню!..

…Капитана и индейцев Андрей догнал около дома.

— Почему вы, Македон Иванович, не захотели познакомиться с Лизой? — с обидой спросил он.

— Какая уж там Лиза. Баронесса! А нам баронессы не под кадриль. Мы под пушкой рождены, на барабане пеленуты.

Андрей почувствовал недоброжелательное в тоне капитана и растерялся. Теперь он не знал, как и начать.

— Македон Иванович… — несмело проговорил он и замолчал.

— Слушаю, — откликнулся капитан, не глядя на него.

— Македон Иванович, сегодня вечером я не могу уехать из города, — трудно сказал Андрей. — Ночью, утром, когда угодно, но только не вечером. Вы ведь понимаете, почему не могу!

Последние слова Андрей почти выкрикнул. Македон Иванович вздохнул.

— Понимаю — Он помолчал минуту, потом сказал сухо: — Что ж, Андрей Федорович, я вам не нянька. Поступайте как знаете

Андрей покраснел.


Содержание:
 0  Последний год : Михаил Зуев-Ордынец  1  НОЖ С ЗОЛОТЫМ ДОЛЛАРОМ НА РУКОЯТКЕ : Михаил Зуев-Ордынец
 3  ВСЛЕД ЗА ГОСТЯМИ ПОЯВЛЯЮТСЯ ХОЗЯЕВА : Михаил Зуев-Ордынец  6  ВТОРАЯ НОЧЬ БОЛЬШОГО РАЗГОВОРА : Михаил Зуев-Ордынец
 9  ЭТО КАТОРГОЙ ПАХНЕТ!… : Михаил Зуев-Ордынец  12  ВОСЕМЬ КОСТРОВ НА ВЕРШИНЕ СИДЯЩЕГО БЫКА : Михаил Зуев-Ордынец
 15  НА РЕКЕ ДУРАКОВ : Михаил Зуев-Ордынец  18  ЧАСТЬ ВТОРАЯ ЛОЖНОЕ СОЛНЦЕ : Михаил Зуев-Ордынец
 21  ДЕРЕВО ВВЕРХ КОРНЯМИ НЕ РАСТЕТ : Михаил Зуев-Ордынец  24  СТОЛИЦА АЛЯСКИ : Михаил Зуев-Ордынец
 27  …И НОЖ С ДОЛЛАРОМ НА РУКОЯТКЕ : Михаил Зуев-Ордынец  30  БАЛ В ЗАМКЕ БАРАНОВА : Михаил Зуев-Ордынец
 32  ПОСЛЕДНИЕ МИНУТЫ : Михаил Зуев-Ордынец  33  вы читаете: ФЛАГ НЕ ХОЧЕТ СПУСКАТЬСЯ : Михаил Зуев-Ордынец
 34  ЛОЖНОЕ СОЛНЦЕ : Михаил Зуев-Ордынец  36  ПЕРВЫЙ УДАР : Михаил Зуев-Ордынец
 39  ПИСЬМО С ДАЛЕКОГО БЕРЕГА : Михаил Зуев-Ордынец  42  ВСТРЕЧА В ОКЕАНЕ : Михаил Зуев-Ордынец
 45  ДВА ОТРУБЛЕННЫХ ПАЛЬЦА… : Михаил Зуев-Ордынец  48  СБОРЫ НА БАЛ И В ЦЕРКОВЬ : Михаил Зуев-Ордынец
 51  ПОСЛЕДНИЕ МИНУТЫ : Михаил Зуев-Ордынец  54  „ВОСКРЕСШИЙ РОКАМБОЛЬ " : Михаил Зуев-Ордынец
 57  СНОВА СЮРПРИЗ : Михаил Зуев-Ордынец  60  РУСАК И ТРУСАК : Михаил Зуев-Ордынец
 63  РУКУ ДРУЗЬЯМ ПРОТЯНУТЬ… : Михаил Зуев-Ордынец  66  К ТРОИМ ПРИСОЕДИНЯЕТСЯ ЧЕТВЕРТЫЙ : Михаил Зуев-Ордынец
 69  КРАСНЫЕ МУНДИРЫ НЕ ЛУЧШЕ ГОЛУБЫХ : Михаил Зуев-Ордынец  72  БОЛЬШАЯ ДОРОГА : Михаил Зуев-Ордынец
 75  ЖИВОЛУП МОЛИТСЯ ЧЕТЫРЕМ БОГАМ : Михаил Зуев-Ордынец  78  ДЕЛОВОЙ РАЗГОВОР : Михаил Зуев-Ордынец
 81  СНОВА СЮРПРИЗ : Михаил Зуев-Ордынец  84  РУСАК И ТРУСАК : Михаил Зуев-Ордынец
 87  РУКУ ДРУЗЬЯМ ПРОТЯНУТЬ… : Михаил Зуев-Ордынец  90  К ТРОИМ ПРИСОЕДИНЯЕТСЯ ЧЕТВЕРТЫЙ : Михаил Зуев-Ордынец
 93  КРАСНЫЕ МУНДИРЫ НЕ ЛУЧШЕ ГОЛУБЫХ : Михаил Зуев-Ордынец  96  БОЛЬШАЯ ДОРОГА : Михаил Зуев-Ордынец
 99  ЖИВОЛУП МОЛИТСЯ ЧЕТЫРЕМ БОГАМ : Михаил Зуев-Ордынец  102  ДЕЛОВОЙ РАЗГОВОР : Михаил Зуев-Ордынец
 103  ЭТО ГОЛОС ДНЕЙ МИНУВШИХ… : Михаил Зуев-Ордынец  104  Использовалась литература : Последний год
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap