Приключения : Морские приключения : Глава двадцать четвертая. СЛЕДОПЫТ : Константин Бадигин

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28

вы читаете книгу




Глава двадцать четвертая. СЛЕДОПЫТ

Степан все еще сидел в скиту, надеясь хоть что-нибудь выведать о Наталье Лопатиной. На следующий день после пожара общежительные братья и сестры, оставшиеся в живых, понемногу пришли в себя, и Степан начал розыск. Он опросил всех, ничего путного не добившись. Одно стало ясным – в день пожара никто не видел Наташу.

Старик привратник сначала отнекивался.

– Знать не знаю, ведать не ведаю. Никто не уходил, никто не приходил, – упрямо твердил он.

В это время женка Якова Рябого, Пелагея, ходившая по кельям смотреть, как живут бабы в скиту, принесла Степану кусок плотной бумаги.

– Смотри-ко, мореход, белицы в Натальиной келье нашли, говорят, тут все прописано.

Это был чертеж морского хождения к землице Грумант. Степан заинтересовался. Там, где надлежало быть надписи, значилось четкой славянской вязью: «Жить невмоготу стало. Ушли из скита вместе с Прасковьей Хомяковой да с Иль„й Долгополовым, что сидел на чепи. Лучше в лесу сгибнем, чем здесь пропадать. Наталья Лопатина».

Обрадованный Степан снова взялся за привратника.

– «Никто не уходил, никто не приходил»! – передразнивал он старика. – А трое из скита сбежали…

– Винюсь, не вмени оплошку за грех, прости, – захныкал старец. – Заспал я, одначе слышал, как засовом гремели. Проснулся, да поздно. А сказать не посмел. Боялся гнев на себя навести. Крутенек на расправу отец Сафроний, ох как крутенек.

– Мне прощать тебя нечего, – ответил Степан. – Покажи-ка лучше, отец, погреб, где у вас человек на чепи сидел. Пойдем, Яков, взглянем.

Дверь в землянку оказалась открытой настежь. Сафроний, нахмурясь, рассматривал цепи. У стенки жались оставшиеся в живых старцы. Они охали и ахали на все голоса.

– Утек злодей, – стонал Аристарх, – что теперя киновиарху скажем?

– Семь бед, один ответ. – Сафроний волосатой рукой перебирал ржавую цепь.

– Перепилил, аспид, чепь… А напилок свой человек дал, вот что, отцы любые, страшно, – плутоватые глазки игумена забегали.

– Эхм, ех, – скулил нарядчик, – в моленную бы его, крамольника… Ему бы с праведными в царствии небесном куда бы как хорошо. Оплошку брат городничий дал.

Сафроний укоризненно взглянул на испуганное лицо отца городничего, но смолчал.

Степан осмотрелся. С деревянных стен почерневшего сруба сочилась гниль. Все было покрыто плесенью. Каменный стол и каменные лавки блестели, отшлифованные узником. Вместо постели еще три камня, покрытые полустертой кожей. Оконце маленькое, выходило к глухой стене коровника. В углу из дикого камня и глины сложено подобие небольшой печи.

Степан сунул руку в рванину, лежавшую на постели, и тотчас с отвращением отдернул – там копошились вши.

– Злодеи, – сдерживая кипевшую ярость, сказал Степан, – по какому праву живого человека мучили? Отвечай, большак! – От гнева лицо Степана покрылось красными пятнами.

– А где твоя правда в скиту спрашивать, а? – выступил вперед Аристарх. Его бородка тряслась от злости. – Может, по слову государыни правеж учинишь, а? Колодники, рваные ноздри, нет вам в скиту места.

– Здесь наша большина, – спокойно сказал Яков Рябой, – не моги супротивничать. Ишь, святые, начудодеяли, людей сожгли, а сами целы. У нас разговор короткий, – оборвал он, – враз плетей попробуешь.

– Плетей?! – взвизгнул Аристарх, размахивая высохшими руками. – Поцелуй пса во хвост, табашник, еретик… Я те порву поганую бороду!

– Чужую бороду драть – своей не жалеть, – все так же спокойно ответил Яков. – А что, Степан, – посмотрел он на товарища, – проучить разве? Хоть жаль кулаков, да бьют же дураков.

В глазах Рябого зажглись волчьи огоньки. Надулись жилы на загорелой шее. История принимала крутой оборот.

– Постой, постой, друг, – отстранил Рябого Петряй. – Я сам поговорю. Тебя отцом Аристархом кличут ? -строго спросил он у старца.

– Тебе что за дело, насильник?

– А вот что: худо, где волк в пастухах, а лиса в птичницах. Марфутку-то помнишь? Старик отшатнулся.

– Что молчишь, али горло ссохлось? Ну-кось, дерни меня за бороду. – Малыгин выставил свою рыжую лопату. – Дерни, праведник, – наступал он на старика. – Ах ты, распутный бездельник, чтоб ты сгорел, проклятый! – плюнул ямщик, видя, что Аристарх спрятался за грузного большака. – Зацепи-ка еще Марфутку, тады живым не уйдешь.

Мужики засмеялись. Гнев отошел от сердца.

– Довольно тебе, Петряй, – вмешался Степан Шарапов, – поговорил, и ладно. Святым отцам и без нас вдосталь по шеям накладут…

Малыгин, мореходы и Яков Рябой вечером угощались хмельным медом. Большак Сафроний, желая задобрить мужиков, приказал выкатить из погреба две большие бочки.

– Степушка, – обнимаясь, говорил захмелевший Рябой, – не кручинься, друг. Ты море знаешь, а я в лесу хитер. Найду Наталью. Не сумлевайся, вот те Христос, найду. По такой погоде след долго стоит.

– Спасибо, Яков, – растрогался Степан. – Ежели Наталью найдем, последнюю рубаху для тебя скину. Жених в море, на меня вся надея. Понимаешь?

– Жалею, не кончил подлого старика, – бубнил свое Малыгин. – Марфутка-то…

– Голодная лиса и во сне кур считает, – с досадой сказал Степан. – Надоел, паря.

Петряй пригорюнился, облокотился о стол и запел неожиданно тонким, жалобным голосом:

Приневолила любить Чужу-мужную жену.

Что чужа-мужна жена – То разлапушка моя.

Что своя-мужна жена – Осока да мурава, В поле горькая трава, Бела репьица росла, Без цветочиков цвела…

– Эх, ребяты, заскучало ретивое, душа горит!..

Мужики погуляли славно. Общежительная братия то ли с горя, то ли от большого поста и долгого воздержания веселилась круто. Долго скитницам пришлось отмаливать грехи, долго они вспоминали веселых мужиков.

Утром Яков Рябой не забыл своего обещания. Встал он раньше всех, с петухами, и, разбудив Степана, сказал:

– Пока спят, пойдем след Наташкин искать.

Степан без слов поднялся.

Окунув головы в ушат с водой и поеживаясь от утренней прохлады, мужики вышли за ворота.

– Эй, сторож, не спишь? – подмигнул мимоходом Степан привратнику. – Ну-к что ж, я ведь так, – добавил он, видя, что старик всполошился.

Яков Рябой по-собачьи шарил по траве. Он часто пригибался, ковыряя пальцем землю. Дул на примятую траву, разглядывал каждую травинку.

– Нашел, – радостно закричал Яков, – вот он, след! Степан кинулся на зов.

– Смотри здесь, Степа, вот мужик босой шел, хромал на левую ногу, с поволочкой шаги-то, сразу видать, чепь долго носил. Правой ногой шибко приминает, а левой чуть. А вот сапожки девичьи – махонькие, с подковками. А третий в лаптях, тяжеленек шаг-то, – объяснил следопыт.

– Это девка Прасковья, – обрадовался Шарапов, – про нее и в письме писано.

– Видать, в теле девка, вишь, как трава примята и травинки в землю вдавлены. Мужичок не тяжел – кость одна весит.

Яков Рябой увлекся и, сверкая глазами, все говорил и говорил.

Степан с удивлением посматривал на товарища «Вот те и молчальник! – думал он. – Словно подменили человека».

У деревянного раскольничьего креста о восьми концах Яков остановился и полез в кусты.

– Ну-тка, Степан, гляди. – Он громко засмеялся, радуясь словно ребенок. – Здесь утра дожидались, – объяснил Яков, березу на постелю ломали. Мужик сухари ел, смотри, крошки. Девка лапти переобула. Чистые онучи надела, а старые, вон они. – Он указал на тряпки, висевшие на сучке. – Женки здеся вместе лежали. Теперь буди мужиков, похарчим – и в лес, – сказал Яков, поднимаясь с колен. – Никуда от нас Наташа не уйдет. Так-то, мореход.

Степан воспрянул духом. Надежда найти девушку теперь не казалась ему далекой и смутной, как раньше…

* * *

Солнце только поднималось из-за горизонта, а мужики уже брели по болоту. Точно волчья стая, шли цепочкой, один за одним, след в след. Иначе ходить не решались. Один неверный шаг на топком болоте мог стоить жизни. Впереди уверенно вышагивал Яков Рябой.

На следующий день в полдень, ни разу не сбившись с пути, Яков привел отряд к месту гибели Долгополова. На сухом бугорочке нашли разбитую глиняную кружку, обрывок веревки, несколько размокших ржаных сухарей и голубенький кружевной платочек. Вокруг все было притоптано и примято.

Каждую вещь Яков ощупывал своими руками. Он долго бродил по болоту, что-то разглядывая. Заметив кусочки красной земли, приставшие к свежей щепе, он удовлетворенно хмыкнул. Яков спросил товарищей:

– Ну-тка, смекаете, мужики?

– Смекать-то смекаем, Яков Васильич, истинно так, – почесывая затылок, за всеш ответил Гневашев, – да ты лучше сам объясни.

Лицо Якова стало грустным.

– Сгиб в болоте хромой, – сказал он, вздохнув. – Пришлые мужики-рудознатцы, двое их было, девок спали. Видать, они недалече руду ковыряют, девки к ним пошли… Собака с мужиками была, – помолчав, добавил Яков.

– И што таперя? – опять спросил Гневашев.

– В гостях скоро будем, вот что.

Через час Яков привел мужиков к зеленому домику искателей братьев Рогозиных. Здесь их жрало разочарование – ни в шалаше, ни поблизости людей не было. Шалаш окружали участки развороченной земли, раскиданные пласты свежеснятого дерна, кучи красноватой болотной руды.

В очаге еще тлел огонь. На видном месте хозяева оставили для пришлых странников каравай ржаного хлеба, целого копченого глухаря и немножко соли в берестяном лоскутке. У входа торчал шест с болтавшейся на ней тряпкой – знак, что хозяева вернутся.

– Где были, там нет, где шли, там след. – Яков с досадой бросил оземь шапку.

– Ну-к что ж, – ответил обескураженный Степан, – видать, планида нам догонять вышла. Вокруг носу вьется девка, а в руки не дается. – Он присел около очага и, захватив рукой уголек, закурил трубку.

– Делать нечего, мужики. По-темному не пойдешь, отдыхай, – скрепя сердце решил Яков. – А ты, Фома Гневашев, дозорным встанешь.


Содержание:
 0  Чужие паруса : Константин Бадигин  1  Глава вторая. КРОВАВЫЙ ТОРОС : Константин Бадигин
 2  Глава третья. ГРОЗА НАСТУПАЕТ : Константин Бадигин  3  Глава четвертая. ПОДКУП : Константин Бадигин
 4  Глава пятая. КУПЕЦ ЕРЕМЕЙ ОКЛАДНИКОВ : Константин Бадигин  5  Глава шестая. НА КРАЮ ГИБЕЛИ : Константин Бадигин
 6  Глава седьмая. ОБМАНУТАЯ : Константин Бадигин  7  Глава восьмая. ЗЕМЛЯКИ : Константин Бадигин
 8  Глава девятая. ТАВЕРНА ЗОЛОТОЙ ЛЕВ : Константин Бадигин  9  Глава десятая. У ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ : Константин Бадигин
 10  Глава одиннадцатая. В ЗАПАДНЕ : Константин Бадигин  11  Глава двенадцатая. ТАЙНЫЙ СГОВОР : Константин Бадигин
 12  Глава тринадцатая. БРИГ ДВА АНГЕЛА : Константин Бадигин  13  Глава четырнадцатая. КОРМЩИК ЛОДЬИ СВЯТОЙ ВАРЛААМ : Константин Бадигин
 14  Глава пятнадцатая. ШИЛА В МЕШКЕ НЕ УТАИШЬ : Константин Бадигин  15  Глава шестнадцатая. ДАЛЬНЯЯ ДОРОГА : Константин Бадигин
 16  Глава семнадцатая. ПАУКИ И МУХИ : Константин Бадигин  17  Глава восемнадцатая. ЧУЖИЕ ПАРУСА : Константин Бадигин
 18  Глава девятнадцатая. МОНАСТЫРСКИЙ ТАЙНИК : Константин Бадигин  19  Глава двадцатая. ПО ЗВЕРИНЫМ ТРОПАМ : Константин Бадигин
 20  Глава двадцать первая. ИЗУВЕРЫ : Константин Бадигин  21  Глава двадцать вторая. НА РАЗБИТОМ КОРАБЛЕ : Константин Бадигин
 22  Глава двадцать третья. ДЕМЬЯНОВА ТОПЬ : Константин Бадигин  23  вы читаете: Глава двадцать четвертая. СЛЕДОПЫТ : Константин Бадигин
 24  Глава двадцать пятая. НА МАЧТЕ СИГНАЛ БЕДСТВИЯ : Константин Бадигин  25  Глава двадцать шестая. ВСТРЕЧА : Константин Бадигин
 26  Глава двадцать седьмая. БОРЬБА ПРОДОЛЖАЕТСЯ : Константин Бадигин  27  МОРЯК И ПИСАТЕЛЬ : Константин Бадигин
 28  Использовалась литература : Чужие паруса    



 




sitemap