Приключения : Морские приключения : Глава пятая ВСЕ ДЕЛО В ТОЛСТОЙ ТОРПЕДЕ? : Николай Черкашин

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  3  6  9  12  15  18  21  24  27  30  33  36  39  42  45  48  51  54  56  57  58  60  63  66  69  72  75  78  81  84  87  90  93  96  99  102  105  108  111  114  117  118

вы читаете книгу




Глава пятая


ВСЕ ДЕЛО В «ТОЛСТОЙ ТОРПЕДЕ»?

Торпедная версия

Итак, рванула торпеда…

Так считают и американские эксперты. Им так проще - внутренний взрыв, это ваши проблемы. Разбирайтесь со своими конструкторами, инженерами, торпедистами, а не с нашими подводными лодками, которые - этого они не говорят, а подразумевают - как ходили в ваши полигоны, так и будут ходить.

Как всегда, недостаток информации с лихвой покрывается предположениями, догадками, а то и просто слухами, тем более что характера пробоины мы так и не знаем. Бесспорно одно - был сильнейший внутренний взрыв. Но что его инициировало?

Встречаю знакомого флотского офицера (не подводника), вхожего в Главный штаб ВМФ. Под большим секретом выдает «главную причину» гибели «Курска». В носовой-де отсек врезали два торпедных аппарата увеличенного диаметра под сверхмощную торпеду. При стрельбе, чтобы избежать резкого скачка давления в отсеке, открывают переборочные двери аж до пятого отсека. Ну и рвануло при опытовой стрельбе…

Потом прочитал в серьезной газете мнение ещё одного знающего человека: «На «Курске» при стрельбе модернизированной торпедой могло произойти следующее: торпеда почему-то застряла в аппарате, не вышла из него. Но пороховой стартовый заряд сработал… Произошел взрыв, который выбил заднюю крышку торпедного аппарата… За две минуты или чуть более того температура в отсеке поднялась на сотни или даже тысячи градусов. Она-то и вызвала детонацию боезапаса…»

Вначале поверил, но, когда шок прошел, пораскинул, как говорили в старину, «скудным розмыслом»: если бы все было так, как считает знающий автор, то при открытой передней крышке (а иначе стрелять нельзя) выброс порохового заряда произошел бы вперед, как из ствола обычной пушки. Задняя крышка, как и замок орудия, осталась бы на месте. Даже если бы её вышибло, хлынувшая под давлением вода не позволила бы развиться объемному пожару…

Наконец, ни одна приемочная комиссия не даст добро оружию, при стрельбе из которого надо разгерметизировать четыре отсека подряд. Есть и ещё одно давнее правило: никакие стрельбы даже самыми обычными торпедами не проводятся, если поблизости находятся иностранные подводные лодки. А уж секретными - опытовыми - тем более… И потом, если бы стреляли действительно чем-то особенным - суперновыми экспериментальными торпедами, тогда бы на борту была бы куда более представительная комиссия, чем заводской инженер и военпред из Махачкалы. Обычно в такие «звездные походы» набивается немало начальства, в надежде на ордена «за испытание новой военной техники».

«Можно предположить и несколько иной вариант развития этого трагического эпизода, - настаивает на своем сторонник торпедной версии. - Специалисты «Дагдизеля» принялись выяснять причины отказа техники. По их просьбе торпедный аппарат осушили и открыли его заднюю крышку. И в этот момент произошел подрыв пиропатронов и взрыв емкости с горючим торпеды».

«Эту версию я не принимаю, - заявляет капитан 1-го ранга Михаил Тужиков, подводник с 27-летним стажем. - «Курск» лежит на грунте с поднятым перископом, а под перископом никто торпедами со Второй мировой войны не стреляет. Есть мнение, что перископ мог «сам собой» выйти от удара о грунт. Но это невозможно: он поднимается гидравликой с усилием 150 кг на квадратный сантиметр. Значит, лодка зачем-то всплывала на перископную глубину и не совершала пуска торпеды. И если даже был пуск, тогда почему у подлодки повреждены рубка и комингс-площадка аварийно-спасательного люка на корме?»

«За двадцать лет эксплуатации проектов 949 и 949а (вместе с «Курском» их в составе ВМФ РФ было одиннадцать), - утверждает контр-адмирал Валерий Алексин, - при проведении около тысячи торпедных стрельб не было ни одного подобного случая с практическими торпедами».

Так что торпедная версия в таком варианте никак не проходит…

Торпедная версия («ЧП в первом отсеке») - самая простая и самая понятная. Понятная абсолютно всем, даже домохозяйкам - ну, рванула неисправная, неотработанная или новая торпеда и сдетонировали остальные. Мощный взрыв уничтожил носовые отсеки с центральным постом. У нас все время что-то взрывается, это так привычно. Тем более что и американские эксперты тоже так считают (в родном же отечестве, как известно, нет ни пророка, ни эксперта).

Однако не найдено ни одного факта, который бы говорил в её пользу. Есть только одна зацепка - в первом отсеке присутствовали гражданский инженер-наладчик и военный приемщик. А чего им там делать, если не испытывать новую технику?

Отвечает на этот коварный вопрос как раз один из сторонников версии «нештатной ситуации» в торпедном отсеке: «Дагестанские специалисты наблюдали за торпедой, которая была по левому борту. А рвануло в торпедном аппарате по правому.

Дагестанская торпеда была экспериментальная, на аккумуляторах. Спецы из «Дагдизеля» хотели посмотреть, как работает их движок на торпеде с аккумуляторами. Вместо керосина и перекиси водорода в торпеду были помещены аккумуляторы. А боевая часть у неё была инертная - вместо взрывчатых веществ - хлористый калий с парафином. Другими словами, это абсолютно безвредная торпеда, без боевой части. Не могла она ни при каких условиях рвануть».

Это же мнение не раз подтверждали и флотские минеры.

Повторюсь, новую технику испытывают в специальных полигонах, а не на учениях по отработке совместных действий. И контингент «испытателей» на лодке был бы несколько иной - не рядовой инженер с военпредом, а как минимум зам. генерального конструктора.

Однако «бывший командир подводной лодки Александр Никитин, плотно сотрудничающий с норвежской экологической организацией «Беллуна», - сообщает пресса, - заявил, что он почти абсолютно уверен в том, что причиной катастрофы стал случайный взрыв при пуске торпеды».

Вот ведь как - почти абсолютно уверен. Спасибо за оговорку - «почти».

Но я хочу знать точно - что именно сыграло роль запала-детонатора в торпедном отсеке. И я знаю, что ни один академик, ни один генеральный конструктор, ни один супераналитик мне этого не скажет.

Тем не менее некоторые популярные газеты пытаются уверить меня, равно как и миллионы своих читателей, о том, что «тайна гибели «Курска» раскрыта: на борту подлодки взорвалась «толстая торпеда»!» Но почему это нужно утверждать столь броско и безапелляционно? Да потому, что в редакцию позвонил некий аноним, назвавшийся ученым, лауреатом Госпремий, доктором наук и прочая, прочая…

А дальше перлы: «Кто-то из экипажа заметил протечку одной из торпед. Это страшная ситуация, она была немедленно доложена командиру Лячину. Тот быстро оценил, что экипажу грозит смертельная опасность. Мне неизвестно (вот с этого и надо было начинать! Никому ничего не известно, как развивались события в первом отсеке. - Н.Ч.), связывался ли Лячин со штабом Северного флота, но он должен был принять решение о пуске аварийной торпеды за пределы лодки. Так положено по инструкции».

А позвольте спросить: откуда лауреату известно, что «кто-то из экипажа заметил…» и «было доложено Лячину», когда ни этот «кто-то», ни тот, «кому было доложено», в живых не остались?

- Что такое протечка торпеды? - спрашивают его интервьюеры.

- То же самое, что и протечка водопроводной трубы. Только не вода капает.

И далее в таком же духе: «По дифферентной трубе клубок пламени прикатился из первого отсека в девятый. После того как температура стала невыносимой, люди погибли и там».

Труднее всего опровергать бред. Ты стараешься, подбираешь аргументы, переводишь полуграмотные словеса на технический язык, невольно тем самым придаешь бреду статус версии. Ну не мог «клубок пламени прикатиться» по «дифферентной трубе», точнее, по дифферентовочной магистрали и сжечь всех уцелевших в девятом отсеке по той простой причине, что «труба» эта, то есть магистраль, перекрыта в нескольких местах специальными клапанами. К тому же выходит она не прямо в девятый отсек, а в специальные дифферентовочные цистерны, заполненные водой. Но раз анонимный лауреат изрек свою «истину», так её сразу и в номер да под шапку: «Тайна гибели «Курска» раскрыта!» И, конечно же, «только у нас». Газета нагло наживает свой желтый капиталец на крови погибших, а тысячи вольно или невольно одураченных читателей так и будут считать, что «толстая торпеда» потекла, как дырявый унитаз, вызвав своей течью «клубок пламени» в «дифферентной трубе», а та как полыхнула в девятом отсеке, так и сожгла всех к едреной фене.

У нас, в том числе и у телефонного лауреата, нет статистики по аварийным случаям с «толстыми торпедами», и потому мы, а газета тем более, не вправе толковать об этом без оговорок - «может быть», «скорее всего», «по всей вероятности». Даже «по всей вероятности» не имеем права говорить, поскольку её, эту вероятность, никто не исчислял. Для этого опять же статистика нужна.

Разумеется, как гласит один из законов Паркинсона, «все, что может сломаться, - сломается». Однако все, что может взорваться, взрывается не всегда. Парадокс! Даже, когда нужно иногда, не взрывается.

Наверняка были проблемы на испытаниях «толстых торпед». Но голословно, умозрительно утверждать, что именно из-за утечки перекиси водорода и разыгрался роковой пожар, никто не имеет права.

Тем не менее газета «Жизнь» заявляет: «Мы нашли неопровержимые доказательства: подлодку потопили московские ракетчики…

По информации, полученной нами из надежных источников, на подводную лодку перед её выходом на учения была погружена неисправная перекисно-водородная торпеда 65-76.

Это самая большая торпеда в мире - диаметром 65 сантиметров и весом около 2 тонн. И самая дальноходная: её дальность около 70 километров (из-за этой дальности её пока и не сняли с вооружения, несмотря на то что она капризна, сложна и опасна в эксплуатации). Торпеда была учебной - ею лодка «Курск» должна была стрелять на том самом полигоне, где она сейчас лежит на дне. Торпеда травила, то есть из неё выделялся водород. Моряки не хотели принимать её на борт (да это и не положено по всем руководящим документам). Но им сказали, что не в боевой поход идут, а всего лишь до полигона и назад - мол, за такое время ничего не случится.

Как нам сказали специалисты по торпедному оружию, 65-76 требует особого обращения. Во-первых, к ней в придачу идет целая система слежения за состоянием торпеды, включающей устройство, которое позволяет контролировать травление водорода из резервуара. Кроме того, на лодке должна быть система аварийного сброса перекиси водорода за борт. Это делается в экстренном порядке в тех случаях, когда скорость выделения водорода превышает допустимые пределы. Но поскольку торпеда изначально была неисправной, никто, естественно, сбрасывать перекись за борт и не собирался. А водород, смешиваясь с воздухом, образует «гремучую смесь». Достаточно малейшей искры - и происходит взрыв».

Судя по описанию особенностей торпеды 65-76, журналиста консультировали действительно знающие люди. Но ведь и их знания - это всего лишь преамбула к истине, а не сама истина. Это во-первых, а во-вторых, мне не очень верится в заклинания таблоида, в котором «неопровержимые доказательства» идут вперемежку с рассказами о приключениях «снежного человека» в Каргопольском районе.

Ну не верю я бывшим «Московским ведомостям», объявившим себя «Жизнью».

«С этой ракетоторпедой (калибра 650 мм) подводники хорошо знакомы, - анализирует версию профессор Военно-морской академии Виталий Доценко. - Находится она на вооружении с 1976 года. Компонентами топлива турбинного двигателя этой торпеды являются керосин и маловодная перекись водорода. Эти компоненты и могли стать причиной пожара, от которого сначала могли загореться пороховые двигатели хранившихся в первом отсеке ракетоторпед, а затем произошла детонация других боеприпасов. Но при таком развитии событий вряд ли от возгорания и даже взрыва двигателя через 2 минуты 15 секунд мог бы сдетонировать боезапас первого отсека. Если даже взрыв двигателя и произошел бы, то его мощность в тротиловом эквиваленте была бы менее 200 кг. Следовательно, причина детонации боезапаса иная. Кроме того, начальник штаба Северного флота вице-адмирал М. Моцак заявил, что перед выходом «Курска» на учения ракетоторпеды на его борт не загружались, то есть их там не было.

Эта версия бросает тень на экипаж подводной лодки. Если из-за неумелого обращения произошел взрыв двигателя торпеды, то виновны командир корабля и его подчиненные, которые не смогли подготовить экипаж к грамотному обращению с оружием. Но это исключено. Не мог же Президент Российской Федерации, не разобравшись в обстановке, до окончания расследования подписать указ о посмертном награждении капитана 1-го ранга Г. Лячина Золотой Звездой Героя России, а весь экипаж - орденами Мужества! Подписывая указ, президент был уверен в том, что вины экипажа в гибели подводной лодки нет».

Версия «внутреннего взрыва» - одна из главных версий правительственной комиссии. Она удобна тем, что сразу же снимает все внешнеполитические проблемы, связанные с гибелью «Курска». Как поется в старинной песне, «сами взорвали «Корейца», нами потоплен «Варяг»… «Внутренний взрыв» - это наше внутреннее дело, и Пентагон может спать спокойно, равно как и все подводные лодки НАТО могут беспроблемно дежурить в российских полигонах.

Как бы то ни было, но версия «нештатной ситуации в отсеке» имеет серьезных приверженцев как среди бывалых моряков-подводников, так и среди авторитетных специалистов. Однако и лагерь сторонников иной версии (столкновение с иностранной подводной лодкой) полон не менее выдающихся моряков и не менее светлых умов. Впору провести голосование - кто «за» и кто «против». Но ведь истина не определяется числом поднятых рук…

Одно время я и сам верил в чисто «торпедную версию» - вполне допустимо: рванула перекисно-водородная торпеда. Палка и та раз в год стреляет. И тут же вопрос: кто персонально виноват в таком взрыве? Генеральный конструктор, который эту торпеду изобрел и спроектировал? Главный технолог торпедного завода, который где-то как-то упростил, «удешевил» изготовление торпед? Слесарь-монтажник Огурцов, который не довел герметичность внутренних трубопроводов до кондиции? Военный приемщик, который дал «добро» на прием сомнительного оружия? Инженеры и специалисты флотской торпедо-технической базы, которые эту торпеду готовили в своих цехах для погрузки на подводный крейсер? Флагманский минер, который тоже поставил свою подпись на соответствующих бумагах при снаряжении корабля его дивизии? Командир торпедной боевой части (БЧ-3) на «Курске», который лично присутствовал и проверял торпеду при погрузке её в первый отсек? Командир «Курска», который, кстати сказать, ракетчик по образованию, не обратил внимание при осмотре отсека, что торпеда «парит»?

Вглядываюсь в лица матросов-торпедистов на посмертном фотопараде: ну кто из вас недосмотрел, не доложил вовремя, попытался скрыть протечку? Вглядываюсь в эти глаза, погашенные взрывом, и мне становится стыдно за все свои домыслы. На длинном пути от чертежного кульмана до торпедного аппарата к «изделию» (так и хочется сказать - «исчадию») были причастны сотни, если не тысячи людей. Попробуй возложи на кого-нибудь одного из них вину за взрыв на «Курске». Даже если мы и припрем к стенке назначенного «стрелочника» - рабочего-бракодела Огурцова… «А вы мне деньги платили, - спросит он, - в течение полугода за мою работу?» А ведь не платили, а если и платили, то невыносимо мало. И не только ему не платили - и конструкторам, и инженерам, и технологам злосчастной российской «оборонки», да и офицерам флота не платили, мичманам и матросам…

Можно, не заглядывая в формуляр торпеды, сказать, что сработана она, так же как, впрочем, и сам подводный крейсер, в самый разгром оборонной промышленности: в середине - конце 90-х годов. Удивительно, что вообще ещё сработана…

Вот и получается, что вина за взрыв «толстой торпеды» разбрызгана, как кровь, на очень многих людях, а в конечном счете на каждом из нас, крушивших «монстров ВПК» в угаре ультраперестроечной эйфории.

Однако оставим в покое «толстую торпеду». Может быть, она ни в чем не виновата. Может быть, и в самом деле, как считает первый командир «Курска» Виктор Рожков (и не только он один), взорвалась аккумуляторная батарея, которая, как на беду, находилась именно в первом отсеке, куда запрещено заходить даже с зажигалками, спичками, не говоря об огнестрельном оружии? А тут - в трюмах - заложена огромная «химическая бомба», ежеминутно выделяющая взрывоопасный (в определенной смеси с воздухом) водород. Взрывается он только в тех случаях, когда аккумуляторную яму вовремя не вентилируют или не работают специальные водородосжигательные печки, взрывается «гремучая смесь» не сама по себе, а от случайной искры.

Положим, рванула аккумуляторная батарея - это первый, «малый» взрыв, - начался пожар, пришли в опасное состояние «толстые торпеды» и через две минуты - общий мощный взрыв. Теоретически такое могло быть.

Но не могу себе представить, чтобы на «Курске» с его отработанным в дальнем походе экипажем кто-то мог допустить такую вопиющую халатность, как скопление водорода в отсеке. На подобную оплошность надо наложить ещё одну - искру. В торпедных отсеках даже инструмент из специальных сплавов подобран, чтобы не высек при случайном ударе о металл искру, и обезжирен он, чтобы ненароком масло от кислорода не воспламенилось. Торпедисты, как и саперы, ошибаются только один раз…

В заключение - неожиданное письмо в редакцию, которое как бы «примиряет» обе версии - «неисправную торпеду» и «столкновение с чужой субмариной»:

«По данным СМИ, на АПЛ «Курск» собирались испытывать торпеду с жидкостным реактивным двигателем (керосин - перекись водорода).

Концентрированные растворы перекиси водорода с содержанием основного вещества 70 % используются в качестве окислителя в ракетной технике давно. Такие растворы перекиси водорода достаточно устойчивы, сами по себе не разлагаются и не взрываются.

Но для разложения и для мгновенной реакции со взрывом есть ряд катализаторов, одним из которых являются ферменты крови. Когда медицинской перекисью (3 %-й раствор) смазывают кровяную ранку, раствор разлагается с выделением пузырьков. Когда кровь попадает в окислитель жидкостного ракетного топлива (70 %-й раствор), происходит взрыв, по характеру схожий со взрывом нитроглицерина. Такие взрывы - аварии на предприятиях - бывали. В отношении АПЛ «Курск» возможно такое развитие ситуации.

При ударе подводной лодки НАТО в переднюю часть «Курска» лодка ныряет, уходя от удара, но ударяется в дно - оно было слишком близко. При этих ударах, возможно, происходит травмирование членов экипажа и разрушение емкости с окислителем - концентрированной перекисью водорода. Соприкосновения крови с перекисью - именно соприкосновения! - достаточно для мгновенного и весьма мощного взрыва.

Каталитическое действие ферментов крови на концентрированные растворы перекиси водорода и последствия этого хорошо известны и никакого секрета для специалистов не представляют.

М.Т.»


Взрыв на крови…

По-видимому, мы никогда не узнаем, почему рванули торпеды в первом отсеке. Это не укладывается в голове. Это бесит. Это заставляет придумывать все новые и новые версии. Даже специалисты сбиваются в группы по принципу - «верю, не верю».

Как же так, неужели наука не скажет своего слова?

Но наука ещё не научилась вызывать из небытия души тех, кто знает…



Содержание:
 0  Унесённые бездной : Николай Черкашин  1  УНЕСЁННЫЕ БЕЗДНОЙ : Николай Черкашин
 3  Глава первая КУРСК ЛЕГ НА ГРУНТ… : Николай Черкашин  6  Глава четвертая Я НИКОГДА НЕ ВОЗВРАЩАЛСЯ С ПРИСПУЩЕННЫМ ФЛАГОМ! : Николай Черкашин
 9  Глава вторая КУРСК БЫЛ АТАКОВАН? : Николай Черкашин  12  Глава пятая ВСЕ ДЕЛО В ТОЛСТОЙ ТОРПЕДЕ? : Николай Черкашин
 15  Глава восьмая ОБО ЧТО РАЗБИЛА НОС АМЕРИКАНСКАЯ СУБМАРИНА? : Николай Черкашин  18  ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ БОЛЬ… БОЛЬ… БОЛЬ… : Николай Черкашин
 21  Глава третья А ГОРЯ - БОЛЬШЕ МОРЯ… : Николай Черкашин  24  Глава шестая НАД НАМИ МЕССЕРЫ КРУЖИЛИ… : Николай Черкашин
 27  Глава первая СКОЛЬКО ОНИ ПРОДЕРЖАЛИСЬ? : Николай Черкашин  30  Глава четвертая ГДЕ СПИТ БЫЛАЯ СЛАВА РОССИЙСКОГО ВОДОЛАЗА? : Николай Черкашин
 33  Глава седьмая ЗОЛОТАЯ РЫБКА ПОД МАСКИРОВОЧНОЙ СЕТЬЮ : Николай Черкашин  36  Глава десятая БЛЕСК И НИЩЕТА РОССИЙСКОГО ФЛОТА : Николай Черкашин
 39  ПРИЛОЖЕНИЯ : Николай Черкашин  42  ВЕНОК НА ВОДЕ : Николай Черкашин
 45  ЧАСТЬ ПЕРВАЯ ПОДВОДНЫЙ КРЕЙСЕР ТЕРПИТ БЕДСТВИЕ : Николай Черкашин  48  Глава четвертая Я НИКОГДА НЕ ВОЗВРАЩАЛСЯ С ПРИСПУЩЕННЫМ ФЛАГОМ! : Николай Черкашин
 51  Глава третья ВИЗИТ К АНТЕЮ : Николай Черкашин  54  Глава вторая КУРСК БЫЛ АТАКОВАН? : Николай Черкашин
 56  Глава четвертая ВЗРЫВ У ПРИЧАЛА : Николай Черкашин  57  вы читаете: Глава пятая ВСЕ ДЕЛО В ТОЛСТОЙ ТОРПЕДЕ? : Николай Черкашин
 58  Глава шестая ЭТО СТОЛКНОВЕНИЕ МОГЛО СТОИТЬ ПЛАНЕТЕ МИРА! : Николай Черкашин  60  Глава восьмая ОБО ЧТО РАЗБИЛА НОС АМЕРИКАНСКАЯ СУБМАРИНА? : Николай Черкашин
 63  Глава первая ТРИНАДЦАТЬ ВЕРСИЙ НА ДЕСЯТЬ ОТСЕКОВ : Николай Черкашин  66  Глава четвертая ВЗРЫВ У ПРИЧАЛА : Николай Черкашин
 69  Глава седьмая О ЧЕМ ПОВЕДАЛА СЕЙСМОГРАММА : Николай Черкашин  72  Глава десятая ВЕРСИЯ № 14 : Николай Черкашин
 75  Глава третья А ГОРЯ - БОЛЬШЕ МОРЯ… : Николай Черкашин  78  Глава шестая НАД НАМИ МЕССЕРЫ КРУЖИЛИ… : Николай Черкашин
 81  Глава вторая ПОСЛЕДНИЙ КОМАНДИР КУРСКА : Николай Черкашин  84  Глава пятая КОМАНДИР КУРСКА : Николай Черкашин
 87  ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ КАК СПАСАЛИ… : Николай Черкашин  90  Глава четвертая ГДЕ СПИТ БЫЛАЯ СЛАВА РОССИЙСКОГО ВОДОЛАЗА? : Николай Черкашин
 93  Глава седьмая ЗОЛОТАЯ РЫБКА ПОД МАСКИРОВОЧНОЙ СЕТЬЮ : Николай Черкашин  96  Глава десятая БЛЕСК И НИЩЕТА РОССИЙСКОГО ФЛОТА : Николай Черкашин
 99  Глава первая СКОЛЬКО ОНИ ПРОДЕРЖАЛИСЬ? : Николай Черкашин  102  Глава четвертая ГДЕ СПИТ БЫЛАЯ СЛАВА РОССИЙСКОГО ВОДОЛАЗА? : Николай Черкашин
 105  Глава седьмая ЗОЛОТАЯ РЫБКА ПОД МАСКИРОВОЧНОЙ СЕТЬЮ : Николай Черкашин  108  Глава десятая БЛЕСК И НИЩЕТА РОССИЙСКОГО ФЛОТА : Николай Черкашин
 111  ПРИЛОЖЕНИЯ : Николай Черкашин  114  СТРАНИЦА ПАМЯТИ : Николай Черкашин
 117  ВЕНОК НА ВОДЕ : Николай Черкашин  118  СТРАНИЦА ПАМЯТИ : Николай Черкашин



 




sitemap