Приключения : Морские приключения : Девочка из Атлантиды : Вольфганг Хольбайн

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0

вы читаете книгу




Эта повесть продолжает рассказ об увлекательнейших приключениях шестнадцатилетнего Майка — наследника бесстрашного капитана, с которым вы познакомились в первой книге «Заброшенный остров» серии «Дети капитана Немо». Майк и пятеро его друзей были похищены германским капитаном Винтерфельдом с целью выведать местонахождение острова, где капитан «Наутилуса» спрятал легендарный подводный корабль, и завладеть наследством капитана Немо. Но с помощью таинственного спасителя друзьям удается бежать, и они устремляются к новым приключениям.

На этот раз пленником властолюбивого Винтерфельда становится французский профессор Арронакс. Вся команда «Наутилуса» отправляется ему на выручку, однако в результате неудачной атаки лодка получает повреждение и падает на подводный риф. И там Майка ожидает удивительное открытие. В огромном подводном куполе спит девочка — принцесса погибшей цивилизации атлантов по имени Серена…

А вот чем обернулась эта неожиданная встреча для экипажей «Наутилуса» и крейсера «Леопольд», вы узнаете, прочитав эту книгу.

Приглушенный рокот моторов, наполнявший подводную лодку в течение последних месяцев, перешел в легкое гудение и наконец совсем умолк. В первые дни и ночи Майк не раз проклинал этот шум, проникавший в каждую каюту, в любой укромный уголок и навязывавший свой ритм не только биению сердца, но даже интонациям и мыслям. Но потом Майк привык, и теперь тишина вселяла тревогу. Наверное, все дело в его настроении, которое не смогло бы стать паршивее, даже если бы предстоял скорый конец света.

Майк находился в небольшой простенькой каюте, бывшей в течение прошедших месяцев его пристанищем. Он обследовал и полюбил каждый сантиметр этого ограниченного пространства, как и весь корабль в целом. И не потому, что обнаружил много чудес, дело даже не в том, что здесь можно было найти объяснение многим тайнам: после каждого вопроса, на который он отыскал верный ответ, тут же возникало два новых, и не было дня, когда бы он не узнавал нечто абсолютно новое об удивительных возможностях корабля.

Это была не просто подводная лодка, что в августе 1914 года, вблизи английского побережья, уже само по себе вызывало удивление. Дело в том, что это был «Наутилус» — легендарная подводная лодка не менее легендарного капитана Немо. А Майк (да и вся остальная часть человечества) привык считать и лодку, и ее создателей обычной выдумкой. Как же много всего случилось…

Майк был уверен, что его жизнь уже никогда не станет прежней. Еще полгода назад он был обычным мальчишкой, одним из двух сотен рядовых учеников английского интерната, в котором провел последние шесть лет жизни.

История началась с того, что он узнал все о своем давно умершем отце. Тот был отнюдь не индийским раджой, как привык считать Майк, а не кем иным, как легендарным капитаном Немо. Да и сам Майк был кто угодно, но только не обычный ученик интерната. Принц Даккар — так звучало его настоящее имя, и он являлся не только наследником солидного состояния своего отца, но и владельцем «Наутилуса» со всей его бесценной сокровищницей знаний, дающих власть и могущество. Все, что Майку пришлось пережить за последние семь месяцев, было похоже на сказку.

Положим, к богатствам отца он даже не посмел бы приблизиться. Трудно вообразить, что он и его друзья могли бы просто вернуться в Андара-Хаус, как будто ничего не случилось. А что касается «Наутилуса»…

Его размышления прервал стук открывшейся двери. В каюту заглянул Хуан.

— Куда ты запропастился? Все ждут только тебя. — Он вошел и положил руку на плечо Майка. — Тяжело, да? — Голос его звучал сочувствующе. Хуан, несмотря на юный возраст, был классическим образцом гордого испанского гранда. И то, что он так по-товарищески вел себя, казалось просто немыслимым.

Майк оценил этот знак дружбы. Но лишь молча кивнул. Да и что он мог сказать? Прощание действительно было болезненным. Все последние недели Майк со своими друзьями помогал ремонтировать вышедшие из строя агрегаты и научился обслуживать многие механизмы. Они здесь спали, веселились, ели, строили самые невообразимые планы — корабль стал для Майка роднее Андара-Хаус, интерната и даже поместья опекуна в Индии.

Ну разве не жуткая несправедливость, что теперь он вынужден все это оставить? Конечно, он с самого начала знал, что они проведут здесь лишь ограниченное время. Траутман стоял на своем и не оставил им никакой надежды в этом отношении. Но Майк и сам гнал подальше всякую мысль о том, что произойдет после их возвращения в Англию. Но тревога всецело завладела им.

— Это… просто несправедливо! — произнес он дрожащим голосом. — Чудовищно несправедливо!

— Верно, — согласился юный испанец. — Но это единственно разумный шаг. Ты и сам одобрил его, когда был на Заброшенном острове. Решено, что «Наутилус» необходимо уничтожить. Представляю, каково тебе, но все же…

На Заброшенном острове, укрытии «Наутилуса», лодка была для них мифом, сказкой, которая неожиданно стала явью. И тогда Майк еще не полюбил корабль. Он тогда воспринимал его неким чудом, фантастическим кораблем и одновременно опаснейшим оружием, которое может причинить непоправимый вред, если попадет не в те руки.

А такая опасность угрожала весьма реально: капитан Винтерфельд из военно-морского флота кайзера уже охотился за «Наутилусом». Поставленные перед выбором: отдать корабль ему или уничтожить — Майк и его товарищи без колебаний решили уничтожить лодку. Но теперь все выглядело иначе: ведь им удалось ускользнуть от Винтерфельда.

Но Майку было абсолютно ясно, что капитан не прекратил поисков лодки и шел на все, рисковал, лишь бы завладеть «Наутилусом». Рано или поздно их пути вновь пересекутся. Сомнительно, однако, что им удастся еще раз обвести его вокруг пальца. Винтерфельд был жестоким и опасным противником, но отнюдь не дураком.

— Хочется завыть, как только подумаешь, что Траутман уничтожит это чудо, когда мы покинем судно.

— Знаю, — грустно отозвался Хуан. — Думаешь, я не переживаю?

Удивленный Майк взглянул на испанца. Хуан всегда слыл индивидуалистом и оценивал все в жизни с неизменной логикой и холодным умом. Лишь те, кто действительно хорошо знали его, могли понять, чего ему стоило такое признание.

— Но иного выхода просто нет, — продолжал Хуан. — Траутман добрых пятнадцать лет охранял «Наутилус». Он стал для него смыслом жизни. Думаешь, он пошел бы на то, чтобы уничтожить лодку, если бы существовала другая возможность?

Майк нехотя согласился и кивнул. С судьбой не поспоришь. Мир устроен так, а не иначе, и ничего тут не поделаешь.

— Ты прав, — пробормотал он. — Идем?

У двери он еще раз замер и обвел прощальным взглядом каюту, которую ему больше не суждено увидеть. Последние семь месяцев…

Нет, не существует таких слов, чтобы описать самое великое приключение в его жизни. И вот оно подошло к концу. Ему следовало бы пересилить боль и сохранить память об этом чудесном времени, как оно того заслуживало.

Глаза Майка покраснели. Он усиленно заморгал, разгоняя туман неожиданных слез, и, резко развернувшись, решительно закрыл за собой дверь.

Друзья вышли в коридор, тянувшийся вдоль всего корабля. Подводная лодка, на которой их похитил капитан Винтерфельд, была тогда единственной, виденной Майком, и все на ней было низким и узким. Там уже через десять минут наступал страх удушья. На «Наутилусе» все было по-другому. Лодка тянулась на добрую сотню метров и располагала несколькими палубами, представляя собой как бы маленький плавучий город из стали.

Траутман и все остальные ожидали их на капитанском мостике. Это были Бен, Андре и Крис, такие же учащиеся Андара-Хаус, как и Майк, а также Гхунда Сингх, воин из племени сикхов, слуга и телохранитель Майка.

— Ну, наконец-то, — пробурчал Бен, увидев вошедших Майка и Хуана. Он хотел еще что-то добавить, но под строгим взглядом Траутмана немедленно закрыл рот. Бен был, пожалуй, единственным из них, кто откровенно радовался окончанию их путешествия. Поначалу он громче всех протестовал против уничтожения «Наутилуса», но вовсе не из великой любви к кораблю. Он просто считал, что лодку необходимо передать английскому флоту. Но как только понял, что никто не поддерживает его гениальную идею, то начал отравлять всем радость путешествия.

Траутман несколько секунд рассматривал Майка в упор. Его пальцы нервно поигрывали сложенной газетой. Это была «Тайме» примерно трехнедельной давности, которую им удалось раздобыть по дороге в Англию. Траутман даже отправился на поверхность исключительно с этой целью, что представляло немалый риск. После пятнадцати лет, проведенных в полной изоляции, он был крайне заинтересован в свежайших новостях о происходящем в мире. Но кричащие заголовки уже сообщили ему, что война неизбежна. И насколько он понимал, это не было преувеличением.

— Ты готов? — спросил Траутман. Майк оторвал глаза от свернутой газеты и нехотя кивнул.

— Тогда уходим, — приказал Траутман и повернулся к двери.

Без лишних слов они прошли за ним по узкому трапу в башенку и выбрались на верхнюю палубу «Наутилуса».

Они находились вблизи Олдерни. Вначале Траутман собирался подняться по устью Темзы и высадить их где-нибудь около Лондона, но это оказалось невозможным. Море кишело военными кораблями, и в первую очередь охранялось именно устье Темзы. В это время ситуация в Европе становилась все более опасной. Балканы веками были яблоком раздора. Между империей германского кайзера, с одной стороны, и Францией и Великобританией — с другой, существовали глубинные противоречия в этом вопросе. Огромное количество военных кораблей возле английского побережья указывало на то, что напряженность нарастает.

Поэтому прошло несколько дней, прежде чем Траутман решился высадить подростков на островке в проливе. Оттуда они намеревались на пароме переправиться в Англию.

Холодный ветер ударил в лицо, когда они вышли на поверхность. Была глубокая ночь. Словно угадав настроение Майка, свинцовые тучи затянули небо и поглотили свет звезд и сияние луны. Царила полная темнота, в которой огни крошечного портового городка казались ленточкой звезд.

Траутман молча показал на маленькую лодку с веслами, на которой они должны были достичь берега. «Наутилус» приблизился к суше насколько возможно, но все же расстояние между берегом и лодкой составляло примерно милю. Появился легкий туман, что облегчало их незаметную высадку. Кроме того, Олдерни был таким маленьким островком с крошечным портом, что вряд ли кто усиленно охранял его.

— Ну, в путь, — сказал Траутман. — Погода вам на руку. Через час рассветет. Когда туман рассеется, я бы хотел быть подальше отсюда. Поторопитесь.

Это суровое прощание поразило Майка, но он тут же понял, почему капитан «Наутилуса» так сдержан. Не только он, Майк, и его друзья сроднились с лодкой и ее капитаном. С Траутманом произошло то же самое. Он мудро прятал свою боль за скупыми словами, чтобы облегчить расставание.

Один за другим они перебрались на борт лодчонки. Хуан и Бен тут же взялись за весла, пока Андре, Крис и Сингх энергично отталкивались от «Наутилуса». Сначала им это никак не удавалось, течение вновь и вновь швыряло их на большой корабль, как будто имело свое мнение по поводу их отъезда и не хотело отпускать их. Но в конце концов расстояние слегка увеличилось, и Хуан с Беном налегли на весла.

Все это время Майк не мог отвести взгляд от «Наутилуса». Даже когда туман полностью поглотил корабль, он, не отворачиваясь, смотрел все в том же направлении. Майк твердо решил быть мужчиной, но подавить слезы ему не удалось. И он был не одинок. Девятилетний Крис, самый юный среди них, заплакал не стыдясь, и Андре с Хуаном время от времени отворачивались, чтобы украдкой смахнуть слезы. Правда, на лице Сингха не отразилось никаких чувств, но это было в порядке вещей, а вот Бен — а как же иначе? — постарался оправдать свою репутацию ехидного острослова и подлил масла в огонь.

— Ну просто блеск! — прокомментировал он, когда лодка удалилась от «Наутилуса» на довольно приличное расстояние. — Англия, наверно, уже в состоянии войны с немцами, а этот старый дурень собирается потопить самое чудесное судно, какое вообще когда-либо существовало. Если бы мы передали «Наутилус» британским морякам, то это бы здорово повлияло на ход войны.

— Заткнись! — отреагировал Андре. Он тоже все еще смотрел в туман, и на его лице читалась такая же скорбь, какую ощущал Майк.

— Конечно, конечно! Как прикажете! — ехидно продолжал Бен. — Да и о чем говорить? Хотя, конечно, «Наутилус» мог бы спасти тысячи жизней на нашей стороне.

— Ага, или погубить столько же, — возразил Хуан. — Мы, кажется, все это уже не раз обсуждали, разве нет?

— Но мы тогда еще не знали, что война уже объявлена. Это в корне меняет дело. — Бен на мгновение замер с веслом и вызывающе посмотрел на Хуана. — А может, тебе хочется, чтобы победили немцы?

— Пожалуйста, помолчи! — вдруг вмешался Сингх. — Окажи ему эту последнюю почесть! Он ее действительно заслужил.

Майк заморгал. У Хуана, Андре и даже Криса появилось странное выражение лица, и Майка охватило скверное предчувствие.

— Что… ты имеешь в виду? — заикаясь, произнес он.

Сингх повернул голову и взглянул на него своими черными загадочными глазами.

— Мы больше никогда не увидим Траутмана, господин. Он будет с «Наутилусом» до конца.

— Я это понял, но почему… — Он замолчал. Только сейчас он сообразил и испуганно вскочил на ноги, так что крошечная лодчонка опасно накренилась. — Ты хочешь сказать…

— Он хочет сказать, что Траутман умрет вместе с «Наутилусом», — перебил его Хуан. — А теперь только посмей сказать, что ты об этом не догадывался!

Но это было именно так. Майк вынужден был признать, что до этой минуты ни разу не задумался, что будет делать Траутман, после того как потопит судно.

А ответ был прост. Ничего. Потому что умрет вместе с кораблем. Он сделает это в таком месте, где море достаточно глубоко, чтобы давление воды раздавило корабль, а Траутман ведь будет на борту… Он любил корабль больше всего на свете и последние пятнадцать лет своей жизни посвятил его охране. Когда лодки не станет, то и его жизнь потеряет всякий смысл. Вот почему он предпочел погибнуть вместе с кораблем. «Наутилус», который он оберегал так долго, станет его гробом.

— Но он… не имеет права! — выдохнул Майк. — Я просто не допущу этого! Поворачивайте! Немедленно гребите назад!

Бен презрительно сжал губы и продолжал грести, Хуан сочувственно взглянул на Майка. Сингх мягко положил руку на плечо Майка.

— Это было бы бессмысленно. Вероятно, он уже уплыл. А даже если нет — вы же понимаете, что это его долг. Вы не сможете его остановить, а только все усложните.

Майк сбросил его руку с плеча и сверкнул глазами. Но тут же пожалел об отсутствии выдержки. Но, кажется, Сингх на него не обиделся. Он, очевидно, понимал, что Майк по-своему пытается справиться с охватившими его отчаянием и ужасом.

Спустя какое-то время Майк сел и закрыл глаза. На этот раз он даже не пытался сдержать слезы, заскользившие из-под прикрытых век.

Они постарались выяснить, когда отправляется следующий паром, и узнали заодно, что Великобритания действительно находится в состоянии войны с Германией. Новость была ужасающей, но она дала им и некоторое преимущество. До начала войны паром между Олдерни и побережьем Британии ходил через день. Теперь же он отправлялся по нескольку раз в день, а ближайший отходил через час после восхода солнца.

Чтобы остаться незамеченными, они прошли на него не группой, а поодиночке. Первыми на борту парома оказались Сингх с девятилетним Крисом, о котором индус по-отечески заботился. Вслед за ними отправился Бен (никто особенно не возражал против его желания отправиться на паром одному). Наконец один за другим, с разрывом в несколько минут, там появились остальные: Хуан, Андре и сам Майк.

Было очень странно снова оказаться среди людей. Ведь прошло по меньшей мере семь месяцев с тех пор, как они покинули Англию, и это долгое время они практически постоянно были одни. Если Майк и находил сейчас хоть что-то приятное в этих грустных обстоятельствах, так именно то, что снова был среди людей и мог видеть новые лица вместо привычных черт Сингха, Траутмана и остальной четверки. Но вдруг очень скоро Майк ощутил странное гнетущее беспокойство посреди всей этой людской массы. Люди его пугали. На борту болтающегося парома царила невероятная толчея. Майк почувствовал, что ему просто не хватает воздуха, а шум стоял неописуемый.

Лишь спустя какое-то время он разобрался в своих странных ощущениях. Угнетали не сами люди, а их страх, который он ощущал даже кожей. Куда ни посмотри — всюду лишь хмурые лица. Встретишься взглядом и проникаешься их заботами и тревогами, а тема разговоров была одна: война. Чем больше Майк задумывался о войне, тем абсурдней казалась мысль, что целые нации собрались противостоять друг другу, вооруженные до зубов и преисполненные решимости уничтожить противника, чего бы это ни стоило. Трудно было представить, что все это на самом деле, а не дурной сон. Война представлялась чем-то необыкновенным из исторических романов с увлекательной интригой, а главное, все это было обязательно в прошлом. Времена, когда расхождение во взглядах и мнениях решали путем уничтожения соперника, должны были безвозвратно кануть в прошлое. Было больно и жутко поверить, что это реальность, но страх на лицах людей был осязаемым.

Паром отправился точно по расписанию и взял курс на Британские острова. Хуан, Андре и Майк отвоевали себе местечко на палубе, так что стояли, не наступая друг другу на ноги. Вероятно, когда-то на пароме были скамейки или другие сидячие места, но их давно убрали, чтобы вместить побольше пассажиров. Тесновато, но терпимо, благо что переезд продлится недолго. Мужчина, продавший им билеты, сказал, что через два часа они достигнут Англии.

Взгляд Майка снова переместился в море, и мальчик поймал себя на том, что надеется увидеть башню «Наутилуса».

Конечно, это никак не может случиться. Их паром вышел полчаса назад, и это значило, что Траутман уже почти полтора часа ведет «Наутилус» в его последнюю гавань. Мысль об этом наполнила Майка глубокой печалью. Только сейчас он по-настоящему осознал, как этот старый человек стал дорог его сердцу.

— Не переживай ты так, — тихо произнес Андре. — Траутман выполняет свой долг. И решение он принял сам.

Майк понял, что все его мысли, видимо, легко можно прочитать на лице.

— А я и не думал об этом, — не очень убедительно солгал он. — Я высматривал, куда подевались Сингх и остальные.

Андре лишь нахмурился, а Хуан махнул рукой вперед.

— Сингх и Крис где-то на носу. А Бен стоит вон там и вовсю предается печали.

Майк нашел взглядом Бена. Тот стоял лишь в дюжине шагов от них, опершись руками на поручень и хмуро уставясь на волны.

— Наверно, он все еще никак не может пережить, что не удалось возвратиться в сиянии славы и вручить королю Георгу «Наутилус» в качестве добычи, — с усмешкой произнес Андре. Помолчав несколько секунд, он добавил озабоченно и намного тише: — Надеюсь, что он сдержит слово и будет придерживаться нашей легенды, а не станет болтать всякую чепуху.

Майк прекрасно понимал его тревогу. Они долго обсуждали эту проблему и наконец приняли решение никому не рассказывать, что в действительности произошло с ними за долгие месяцы отсутствия. Помимо того, что гибель «Наутилуса» никому не принесет пользы, они также единодушно решили сохранить тайну капитана Немо. Но Майк вдруг засомневался, что Бен станет честно придерживаться их договоренности. И чем ближе они подходили к Англии, тем упорнее Бен пытался отговорить Траутмана от принятого решения, внушая всем мысль передать подводную лодку британскому флоту, чтобы, как он выражался, приблизить победу.

Размышления Майка внезапно прервались — именно в этот момент где-то на другом борту парома возникла паника: послышался шум, возбужденные голоса, а спустя мгновение — и крики. И вдруг вся масса людей хлынула на нос корабля, увлекая их за собой.

— Что там случилось? — попытался перекричать шум взвинченной толпы Андре.

Майк в ответ лишь недоуменно пожал плечами. Его стиснули, как сардину в консервной банке. Корабль опасно накренился.

К женскому визгу добавились панические вопли. Кто-то закричал о морском чудовище, другие ужасались тайному оружию немцев. Ошеломляющая и пугающая догадка мелькнула в мозгу Майка. Ведь понятно же, о чем

могла идти речь, если кричат о морском чудовище?!

Они протиснулись к борту, и одного взгляда на море хватило, чтобы догадка Майка подтвердилась.

Огромное стальное нечто, вдоль спины которого по всей длине тянулись остроконечные зубцы, заканчивающиеся ужасным хвостовым выступом, всплыло в нескольких десятках метров от парома. Вокруг стального колеса пенилось и с шумом бурлило море, как будто вскипая. Гигантский плавник на хвосте торчал почти на десять метров над водой, а чтобы полностью довершить сходство со сказочным чудовищем, в центре корпуса возвышалась огромная горбатая башня, из которой высовывались два крупных перископа, которые смотрелись в точности как два великаньих глаза.

— «Наутилус», — выдохнул Андре. — Но это же…

Больше он ничего не успел сказать, потому что, несмотря на неожиданность происходящего и радость, испытанную при этом, Майк мгновенно обернулся и изо всех сил толкнул его локтем в бок.

— Тише! — прошипел он и испуганно огляделся. К счастью для них, кажется, никто не услышал слов Андре — вокруг разрасталась паника.

— Это немцы! — визжала толстая женщина. Побелев от страха, она не сводила глаз с подводной лодки. Ее вопли подхватили остальные пассажиры. И опять над палубой зазвучал общий крик. Несколько членов экипажа пытались успокоить разбушевавшуюся толпу, но тщетно. Паром начал заметно раскачиваться.

Майк поискал глазами Бена и остальных. Сингх как раз старался пробиться к Майку, причем для удобства просто подхватил Криса на руки, чтобы их не разделила толпа. Бена нигде не было видно.

— Она приближается! — выдохнул ошеломленный Андре. — Она возвращается, Майк! Траутман идет параллельно нашему курсу!

И действительно, подводная лодка догнала паром и шла впереди всего лишь в метре от парома, так что казалось, что она стоит на месте. Позади огромного глаза перископа в башне двигалась какая-то тень, затем открылся башенный люк.

В эту секунду все на борту, казалось, затаили дыхание, но, поскольку напряжение нарастало, разум покинул толпу. Часть людей в ужасе отхлынула от борта, подальше от пресловутого «тайного оружия», в то время как остальные сзади напирали. Возникла неимоверная давка, в которой никто не мог и пальцем пошевелить.

— Траутман хочет, чтобы мы снова поднялись на борт «Наутилуса»! — прокричал возбужденный Майк.

Он не стал ждать, когда Хуан и Андре ответят, а энергично начал взбираться на металлический борт. Паром был невысоким и плоским, так что задняя часть подводной лодки была почти на том же уровне, что и палуба парома. Позади Майка раздались испуганные возгласы. Кто-то попытался удержать его силой, но Майк отмахнулся от чьей-то руки, как от назойливой мухи, затем резко оттолкнулся. Прыжок вышел не очень сильным, но Майк едва не потерял равновесие на мокром металле подлодки и замахал руками, чтобы не свалиться.

— Идите же сюда! — закричал он.

Остальным оставалось только подчиниться. После прыжка Майка экипажу парома стало ясно, что и Майк, и его спутники имели какое-то отношение к загадочному монстру, неожиданно возникшему из морских глубин. Матросы начали протискиваться через толпу к мальчикам.

Следующим прыгнул Хуан. Майк подхватил его, прежде чем он зашатался. За ним последовал Андре. Бена по-прежнему нигде не было видно.

В это время два матроса из экипажа парома добрались до Сингха и попытались схватить его. Сингх не растерялся и нанес первому из них такой удар, что даже толпа не сдержала летящее тело, а вместе с ним попятилась назад. Второму он угодил локтем прямо в живот, так что матрос от боли сложился пополам. И тут же развернувшись, Сингх оперся одной ногой на бортик и кинул мальчикам совершенно перепуганного и ничего не соображающего Криса. Майк и Хуан одновременно автоматически выбросили руки вперед, чтобы поймать Криса, а Сингх оттолкнулся и легко приземлился на обшивку подлодки.

Майк побежал к башне, поднялся по крошечной лесенке наверх и проскользнул в люк «Наутилуса», где его уже ожидал Траутман.

— Что случилось? — спросил Майк.

Траутман даже не скрывал тревоги.

— Об этом позже, — кратко ответил он. — Сначала давайте унесем отсюда ноги. Где остальные?

Хуан и Андре как раз спустились в башенку. Над ними появилась фигура Сингха. Через глаз перископа Майк увидел, как Бен пытается протиснуться сквозь толпу на корме парома. Когда он понял, что напрасно теряет время, то прыгнул в море и поплыл к «Наутилусу».

Бен был хорошим пловцом, но, к сожалению, ситуация на пароме драматически изменилась. Двое мужчин в темно-синих мундирах прокладывали дорогу через толпу к борту. Майк с ужасом заметил у одного из них оружие.

Траутман и Сингх обменялись быстрыми понимающими взглядами. И пока пальцы Траутмана колдовали над рычагами и нажимали кнопки, Сингх взобрался по трапу вверх и закрепился на ступеньке лесенки, чтобы помочь Бену влезть в башню.

— Неужели они и вправду станут стрелять? — недоверчиво спросил Хуан.

Словно в ответ на это с палубы парома раздался выстрел. Атака была предпринята не на Бена, а на подлодку. Пуля ударила в башню и со свистом срикошетила. Конечно, обычная пуля не могла нанести вред «Наутилусу». Даже кварцевые стекла перископа были в пять сантиметров толщиной — пуля не оставила даже царапины. Как бы то ни было, все в башне ошеломленно вздрогнули, как будто по кораблю пальнули из пушки.

— Он на борту! — раздался сверху голос Сингха. — Отправляемся!

Траутман рванул большой рычаг вперед, и «Наутилус» мощно зарычал, приходя в движение. Корабль был сконструирован таким образом, что в случае необходимости мог управляться одним человеком, но тогда приходилось отказываться от многих других технических возможностей подлодки. Чтобы все чудеса «Наутилуса» служили, как задумано, требовалась команда в двенадцать человек.

Поспешные шаги Бена по обшивке подлодки приближались к башне. Перед обоими перископами забурлила вода.

Бену удалось добраться в самое последнее мгновение. За секунду до того, как вода окончательно скрыла «Наутилус», он одним прыжком одолел лесенку, и почти одновременно с ним Сингх захлопнул башенный люк над своей головой. Видимо, недостаточно быстро. Поток ледяной воды обрушился вниз, устроив Бену холодный душ, хотя он и так только что выбрался из воды. Еще не успев прийти в себя, Бен начал браниться, но всем было не до него.

Корабль погружался все глубже и глубже, одновременно все дальше удаляясь от парома. Внутри башни потемнело. Майк прикинул в уме: получалось, что они уже находились где-то на тридцатиметровой глубине.

А Траутман все также нервно и напряженно склонялся над датчиками контроля, потом наконец с громким вздохом выпрямился и повернулся к подросткам лицом.

— Все в порядке? — спросил он.

Он выглядел совершенно обессиленным и измотанным. Прошло два часа после их прощания, но, казалось, Траутман успел состариться за это время на годы.

— Что случилось? — спросил Майк. — Почему вы вернулись?

Траутман закрепил рычаг управления, отошел от огромного штурвала и махнул рукой на железную винтовую лестницу, ведущую в глубь корабля. Настоящая капитанская рубка «Наутилуса» находилась в центре корабля, двумя палубами ниже.

Майку казалось, что еще немного — и он просто лопнет от любопытства, но ему все же удалось овладеть собой. Они отправились |вслед за Траутманом в большую, удобно устроенную капитанскую рубку «Наутилуса», к столику, на котором лежала газета. Это была все та же «Тайме», которую Траутман раздобыл три недели назад.

Майк бегло пробежал заголовки, которые так бросались в глаза, поскольку были набраны огромными десятисантиметровыми буквами на первых полосах:

ВЕЛИКОБРИТАНИЯ ОБЪЯВЛЯЕТ КАЙЗЕРУ УЛЬТИМАТУМ! МОЖНО ЛИ ВСЕ ЖЕ ПРЕДОТВРАТИТЬ ВОЙНУ?

Какие-то доли секунды Майк размышлял, не изменил ли Траутман своего решения из-за начала войны. Но Траутман решительно раскрыл газету где-то на последних страницах.

— Вот, — сказал он, сунув газету Майку в руки. — Я обнаружил это только тогда, когда еще раз пролистал ее, уже без вас. И это находилось практически у меня под носом! Полностью моя вина, конечно! Читай!

Майк быстро пробежал глазами статью, пока остальные окружили его, пытаясь заглянуть в газету через его плечо. Заметка состояла из нескольких абзацев и сообщала, что военный корабль кайзеровского флота напал в Атлантическом океане на мирное французское научно-исследовательское судно, захватил его и все оборудование экспедиции. Весь экипаж, за исключением одного, чудом спасшегося, че-ловека, находится теперь в плену у немцев, Майк в полном замешательстве наморщил лоб и возвратил газету Траутману.

— Ну и что? — спросил он.

Статья, конечно, не совсем обычная, но он так и не понял, из-за чего так разволновался Траутман.

— Взгляни на имя человека, возглавлявшего экспедицию, — подсказал Траутман.

— Профессор Ар-ро-накс, — прочитал Майк по слогам необычное имя. — И что?

Имя абсолютно ничего ему не говорило, но он заметил, как Сингх слегка вздрогнул.

— Профессор Арронакс — один из немногих людей, которым удалось побывать на борту «Наутилуса», — объяснил Траутман. — С тех пор как он встретился с твоим отцом, профессор посвятил свою жизнь поискам затонувшей Атлантиды.

— Но Атлантида не более чем просто миф, — удивился Хуан.

На лице Траутмана появилась добродушная усмешка.

— Ага, такой же, как «Наутилус», не так ли? — спросил он.

Хуан слегка смутился:

— Вы хотите сказать, что…

— Ничего я не хочу сказать, — перебил его Траутман. — Я, видишь ли, знаю, что профессор Арронакс убежден в том, что Атлантида существовала, и он посвятил много лет ее поискам.

— Но зачем немцам понадобилось нападать на научно-исследовательскую экспедицию? — по-прежнему недоумевал Андре.

— Они этого и не делали, — объяснил Траутман и провел пальцем по последним строчкам статейки. — Командование кайзеровского флота снимает всякую ответственность за инцидент, и я склонен верить, потому что это единственное разумное объяснение в данном случае. У флота кайзера другие задачи и проблемы, их вовсе не интересуют поиски Атлантиды.

— Винтерфельд? — пробормотал Майк, наконец догадавшись.

Траутман озабоченно кивнул:

— Да. Именно этого я и опасаюсь. Следовало ожидать, что он вряд ли станет бездействовать после того, как потерял нас. Как видно из статейки, профессор Арронакс изобрел камеру для подводных работ, так называемый батискаф, который позволяет опускаться в море глубже, чем было возможно до сих пор.

— И вы полагаете, что он нашел Атлантиду? — В голосе Бена прозвучало сомнение.

— Может быть, — ответил Траутман. — Если и есть человек, который сможет найти затерянный континент, так это Арронакс. Он, кажется, знает обо всем этом больше всех на свете.

Несколько секунд все молчали.

— Но… даже если Атлантида действительно существовала, что это может дать Винтерфельду, если он ее отыщет? — спросил наконец Майк. — Остров затонул предположительно тысячелетия назад. Возможно, остались подводные руины, но они имеют скорее археологическую ценность.

Траутман какое-то время ощутимо боролся сам с собой, но потом вздохнул:

— Наверно, не имеет смысла и дальше скрывать правду. Рано или поздно вы все равно все узнаете. — Он взглянул на Майка. — Ты когда-нибудь спрашивал себя, откуда у твоего отца этот корабль?

— Я… я думал, что он сам спроектировал его, — заикаясь, произнес Майк.

Траутман махнул рукой, словно отметая всякие глупости.

— Это то, во что должны были поверить все. Легенда, которую капитан Немо сам придумал, сам же и распространил, чтобы отвлечь внимание от истины. Но вы-то знаете о подлодке не понаслышке, а изучили ее вдоль и поперек. Я даже опасался, что вы сами по себе додумаетесь, что здесь явно что-то не так. Ни один человек не в состоянии построить такой корабль. — Он категорично замотал головой. — И через сто лет еще не сможет.

— Но… тогда это значит… — Майк замолчал. Внезапно его осенило, и все вдруг стало ясным и понятным: десятилетние поиски Арронакса, нападение Винтерфельда на экспедицию и ужас Траутмана, когда он узнал об этом.

— «Наутилус» построили атланты?! — потрясенно произнес он.

— Твой отец сам никогда не рассказывал мне, как «Наутилус» попал в его руки, — серьезно объяснил Траутман. — Но один раз он все же упомянул затерянную в глубинах моря империю. И под этим он мог подразумевать только Атлантиду, не так ли? — На мгновение старый капитан прикрыл глаза и продолжил изменившимся от тревоги голосом: — Если затонувшая цивилизация атлантов была в состоянии построить такие корабли, как этот, то можешь ли ты себе вообразить, что там еще после них осталось? Вот на это и надеется капитан Винтерфельд.

Майк побледнел, до конца осознав значение того, что рассказал Траутман. Он переводил взгляд с одного мальчика на другого и видел, что все были потрясены так же, как и он сам. Лишь Сингх оставался невозмутим, как обычно.

— Думаю, что Винтерфельд с самого начала пытался разузнать истину об Атлантиде, — продолжал Траутман. — Может быть, именно поэтому ему и понадобился «Наутилус» — чтобы с его помощью разыскивать Атлантиду. Только представьте себе: техника Атлантиды в руках такого сумасшедшего, как Винтерфельд. — Траутмана передернуло от этой мысли. — Поэтому я и вернулся. Не важно, как мы это сделаем, и не важно, чего это будет стоить, но мы обязаны остановить сумасшедшего. Винтерфельд никогда не должен отыскать Атлантиду!

Сингх опустил бинокль, поморгал немного уставшими от напряжения глазами и снова надолго приник к окулярам, прежде чем передать прибор Траутману, стоявшему рядом на металлической палубе подлодки. Это был особенный, ни на что не похожий бинокль — как почти все вещи для повседневного пользования, находившиеся на борту «Наутилуса». Бинокль принадлежал прежним владельцам «Наутилуса». Огромный и. тяжелый, с блестящими медными винтами по бокам и стеклами, казавшимися совершенно не прозрачными, потому что были черными как сажа, он увеличивал гораздо лучше любого другого бинокля, когда-либо попадавшего в руки Майка. Даже лучше, чем длиннющий школьный телескоп, стоявший в его комнате в Андара-Хаус. И это был лишь ничтожный пример того, насколько технология атлантов опередила технологию людей начала двадцатого века.

Возникшие при виде бинокля мысли пронеслись в голове Майка, пока он стоял рядом с Траутманом и Сингхом и искал, что же они увидели за пустым горизонтом.

Прошло примерно три недели с тех пор, как путешественники покинули Олдерни и взяли курс на Атлантику. И радость от того, что они снова были на борту «Наутилуса», и волнения по поводу новых планов Винтерфельда как-то поблекли в повседневной рутине. А вначале все были взвинчены и взбудоражены более, чем обычно.

Теперь, когда ребята знали, что из себя представлял «Наутилус», они словно вновь открывали для себя корабль, и многое, что казалось им раньше непонятным и странным, предстало вдруг в новом свете. Поэтому они исследовали все с новой энергией — за исключением машинного зала, куда Траутман строжайше запретил заходить. Правда, Майк все равно отважился на беглый осмотр через приоткрытую дверь. Огромное, набитое непонятными механизмами помещение было заполнено жутким грохотом и странным золотым пульсирующим светом, который Майк — ему это и самому показалось бредом — почему-то ощущал всей своей кожей и потом весь день не мог избавиться от неприятного покалывания. Он твердо решил, что в будущем всегда будет слушаться Траутмана и не нарушать его запретов.

Что совсем не изменилось, так это страх, что Винтерфельду и в самом деле удастся отыскать Атлантиду. Двигатели «Наутилуса» работали на полную мощь, но Майку казалось, что они топчутся на месте. Он вообще-то никогда не отличался особым терпением, а при мысли, что им понадобится уйма времени, чтобы добраться до цели, Майк начинал тихонько сходить с ума. Ведь Винтерфельд, может быть, уже в эту самую минуту нашел то, что так долго искал. А шансы Винтерфельда еще никогда не были столь реальными.

Траутман такого рассказал о профессоре Арронаксе, что тот просто не выходил у них из головы. Все эти рассказы внушали ребятам благоговейный трепет перед талантом профессора.

Арронакс был одним из тех счастливчиков, кому довелось побывать на борту «Наутилуса». И это событие полностью изменило его жизнь. С тех самых пор он посвятил свою жизнь исследованиям морских глубин и, прежде всего поискам легендарной Атлантиды. Траутман рассказал, что профессор к настоящему моменту точно знал, где именно следует вести поиски, более того, он теперь обладал и средством, которое поможет ему достичь цели. Сконструированный по его чертежам батискаф позволял опускаться на глубину в сотни метров, превосходя любой другой механизм на свете. Соперничать с батискафом мог только «Наутилус».

— Да, это точно он, — сказал Траутман и опустил бинокль. — Никаких сомнений. Это «Леопольд».

Майк мгновенно собрался. Он с облегчением понял, что бесконечно тянувшееся время поисков закончилось. По спине пробежал холодок тревоги: что же им еще предстоит?

— Рядом корабль поменьше, — добавил Траутман. — Полагаю, что это судно Арронакса.

— Значит, все это правда, — мрачно подвел итог индус.

Траутман выжидающе молчал.

— Не понимаю, — вдруг сказал за их спинами Бен. Майк обернулся и увидел, что все до единого поднялись на палубу. — Вы же сами утверждали, что море в этом месте около шести тысяч метров глубиной.

— Да, примерно, — подтвердил Траутман.

— Ну вот, — обрадовался Бен, — на эту глубину никакому батискафу не спуститься.

— Все так, но они что-то усиленно сооружают рядом с кораблем, — сказал Траутман.

— А для чего у нас, собственно, торпеды на борту? — пробурчал Бен. — Если мы обстреляем ими «Леопольд», то от этой лодчонки только щепки останутся. И Винтерфельду поможем поскорее очутиться на дне моря — он так туда стремится! Обойдется и без батискафа!

Он ухмыльнулся, но оказался в одиночестве: никто почему-то не видел в ситуации ничего комичного. Майк бросил на него свирепый, взгляд. Бен всегда относился к немцам крайне подозрительно, но когда узнал о начале войны, то просто их возненавидел. Даже в виде шутки замечание Бена не казалось смешным, но Майк-то знал Бена как облупленного, чтобы понять абсолютную серьезность его слов.

— Ну да, а вместе с Винтерфельдом отправятся на тот свет и все остальные, да? — возмущенно выпалил Майк. — Даже если бы на борту «Леопольда» не было профессора Арронакса и его экспедиции, то и тогда бы это было преступлением.

— Ах, вот как? Ну и что же ты сам собираешься предпринять? Может быть, дружелюбно попросишь Винтерфельда отдать нам профессора вместе с батискафом? — с издевкой произнес Бен. — Я уверен, он тут же откликнется на твою просьбу.

— Прекратите, — резко приказал Траутман. — Перестаньте вести себя как несмышленые дети. — Он повернулся к Сингху: — Вероятно, лучше всего этот день выждать здесь. Как только стемнеет, мы постараемся незаметно приблизиться к «Леопольду» и прокрасться на борт. Если повезет, то мы сможем освободить Арронакса и членов его экспедиции до того, как Винтерфельд успеет заметить, что мы рядом. Крис, выключи, пожалуйста, автоматическое управление. Мы останемся здесь до наступления сумерек.

Крис бросился со всех ног выполнять поручение, а Майк спросил:

— А как же батискаф? Я имею в виду, что даже если нам удастся освободить профессора, то у Винтерфельда все равно останется батискаф.

— А какой от него прок Винтерфельду без Арронакса? — спросил Траутман. Он помолчал немного и добавил, покосившись на Бена: — В крайнем случае, мы можем повредить его. Конечно, это убьет профессора, но в качестве последнего выхода…

Приглушенный звук выстрела донесся до них через водное пространство как отдаленный раскат грома, едва слышный только-только на грани восприятия. И все же Траутман ошеломленно замолчал, обернулся и удивленными, широко раскрытыми глазами уставился на запад.

— Но это же… — пробормотал Траутман.

Он тут же сосредоточенно вслушался, а через секунду и Майку удалось расслышать нечто знакомое: очень тихий, тонкий свист, который стремительно приближался и становился громче. Ему уже приходилось слышать подобные звуки.

— Но как же так? — ахнул Траутман. — Германцы не могут видеть нас.

Возможно или нет, только все они очень хорошо знали, что означает стремительно приближавшийся свист. Не успели они прийти в себя, как снаряд с невероятным грохотом шлепнулся о поверхность воды. Водяной столб высотой с башню взметнулся вверх. Хотя недолет составлял около сотни метров, «Наутилус» закачался на волнах, резко ударивших в борт подлодки.

— Немцы стреляют в нас! — взорвался Бен. — Как это может быть? Они же не могут знать, что мы здесь!

Артиллеристы с военного судна ответили повторным отдаленным раскатом грома, а мальчики снова услышали знакомый звук приближающегося снаряда.

— Все в лодку! Мы погружаемся! — крикнул Траутман.

Все побежали к башенке. Каждая секунда, проведенная вдали от центра управления подводной лодкой, могла решить их судьбу. Несомненно, Крис уже выполнил приказ Траутмана и отключил автоматическое управление, а это означало, что вот-вот корабль остановится и превратится в великолепную мишень!

Наступая друг другу на пятки, они поспешно спустились по узенькой лесенке в башню, а затем в капитанскую рубку. Подводная лодка содрогнулась всем корпусом от второго взрыва, и, хотя Майк не наблюдал воочию кипение и грохот взлетевшей массы воды, чувствовалось, что взрыв произошел на этот раз гораздо ближе.

По всей видимости канониры «Леопольда» пристреливались, чтобы нанести удар поточнее. Несколько минут, и снаряд попадет в «Наутилус».

Майк ворвался вслед за Траутманом и Сингхом в капитанскую рубку. Крис, склонившийся над пультом управления, взглянул на них полными ужаса глазами. Оба взрыва были отчетливо слышны и здесь, но ведь Крис не знал, что означал этот грохот и тряска. Майк взглянул в огромный иллюминатор, занимавший почти всю стенку над пультом. Вода, бывшая здесь обычно кристально чистой и прозрачной, обеспечивая видимость на сотни метров, кипела и бурлила.

— В чем дело? — испуганно закричал Крис. — Я же всего-навсего выключил автоматическое управление. Правда-правда, я ничего больше не трогал.

Бедняга Крис подумал, что и шум и все эти толчки и кипение произошли по его вине. Но объяснять было некогда, все в одно мгновение оказались на своих местах за пультом. Траутман просто рухнул в капитанское кресло. Его руки действовали как будто сами по себе и принялись сразу за несколько дел одновременно.

Майк, как и все остальные, моментально оценил положение. Во время поездки они часто на практике изучали управление кораблем, кроме того, предусмотрительно потренировались на случай аварийной ситуации. Они могли почти мгновенно включить двигатели и погрузиться. Правда, никто и не подозревал, что весьма скоро их тренировки пригодятся на деле, когда от их действий зависела собственная жизнь.

Но именно так все и было. Майк взглянул в иллюминатор и, ослепленный, закрыл глаза, когда следующий снаряд с «Леопольда» разорвался так близко от «Наутилуса», что резкий яркий всплеск огня обесцветил краски и ослепил сетчатку. Полсекунды спустя «Наутилус» дернулся, как будто на него со всего размаху опустился молот. Сердце Майка испуганно рванулось в груди, когда он почувствовал, как огромная подводная лодка тяжеловесно и медленно повернулась и легла набок. На несколько секунд за стеклом обзора исчезла вода, а вместо этого в помещение проникли яркие солнечные лучи. Затем корабль с такой силой рванулся в прежнее положение, что Майка едва не вышвырнуло из кресла.

— Мы были на волосок от гибели, — сухо констатировал Траутман. — Ну-ка, давайте уносить ноги. Боюсь, что следующий выстрел будет еще точнее.

Море за стеклом иллюминатора все больше темнело, а лодка погружалась все стремительнее. Следующий взрыв произошел где-то над ними, и снова их затрясло, но, по крайней мере, не так сильно, как в предыдущий раз.

— Тридцать… сорок… пятьдесят метров. — Траутман громко считывал показания глубиномера. — Думаю, этого будет достаточно. Но ситуация была смертельно опасной.

Что-то в грохочущем рокоте двигателей изменилось: они на большой скорости шли вперед, но уже не погружались.

Траутман разогнулся и расслабился в кресле. Только сейчас Майк заметил, что все его лицо залито потом, а руки слегка дрожали. Несмотря на внешнее спокойствие, он здорово перенервничал, ответственность и риск висели над ним дамокловым мечом. И почему-то тот факт, что Траутман тоже испытал страх, умиротворяюще подействовал на Майка, хотя он вряд ли смог бы объяснить свою реакцию.

Сингх тоже отошел от пульта. И его волосы, и лицо, и плечи — все было мокрым, он ведь в самый последний момент умудрился задраить входной люк. Видимо, при этом он в спешке упал вниз, потому что над глазом у него кровоточила глубокая царапина. Траутман не успел ничего произнести, как Сингх уже повернулся к Майку:

— Вы не ранены, господин?

Майк покачал головой.

— В чем, собственно, дело? — спросил все еще ничего не понимающий Крис. — Что-нибудь вышло из строя?

— У-гу, — съехидничал Бен, не дав Майку и Траутману даже рта открыть. — Мы чуть было не вышли из строя. — Он бросил ядовитый взгляд в сторону Майка и зло добавил: — Это был чудный привет от твоего друга Винтерфельда.

— Винтерфельд никогда не был моим другом, — взвился Майк.

Траутман пресек ссору в зародыше.

— Прекратить! — рявкнул он. — Вам двоим больше нечем заняться?

Бен немного смутился от слов капитана, но его боевой пыл явно не угас.

— Да нет, нам есть чем заняться. Например, подумать, каким это образом нас обстрелял корабль, экипаж которого по идее даже не подозревает, что мы их преследуем. Выглядит так, словно они нас поджидали!

Андре застонал:

— Ну, началось. Сейчас мы в очередной раз выслушаем знаменитую теорию о предателях. Кого же ты подозреваешь на этот раз?

— Хватит! — вмешался Траутман. И по его голосу чувствовалось, что его терпение вот-вот лопнет. Но ради справедливости следовало сказать, что и Майк ощущал, что все выглядело так, как будто Винтерфельд поджидал их.

Похоже, что и Сингх подозревал то же, но, не в пример Майку, он высказал свои подозрения вслух:

— Мальчик абсолютно прав. Даже если они предполагали, что мы начнем их разыскивать, то как они могли нас увидеть? Мы же находимся в нескольких милях от «Леопольда».

— Мне и самому хотелось бы это знать, — пробурчал Траутман. Вид у него был крайне озабоченный, но мелькнуло и какое-то необычное выражение в глазах. Майку еще не доводилось видеть такого Траутмана, и все это ему крайне не понравилось.

— Винтерфельд окончательно лишился рассудка, — возмущенно заявил Траутман. — Что ж, если этот милый господин желает войны, он ее получит.

Майк и Сингх обменялись озабоченными взглядами. И от индуса не укрылась перемена, происшедшая с Траутманом. И ему она нравилась еще меньше, чем Майку.

— Что вы имеете в виду? — спросил Майк.

— О нашем первоначальном плане можно забыть, — ответил Траутман. — По тому, как обстоят дела, нам ни за что не удастся подкрасться к «Леопольду» незамеченными, так что на борт мы к ним не попадем. Но вполне можем подготовить парочку-другую сюрпризов для господина Винтерфельда. «Наутилус» предоставляет нам некоторые уникальные возможности. Когда мы еще ходили с капитаном Немо, мы не один раз бывали и в худших ситуациях. Я покажу вам, как мы с ними справлялись.

— А вы уверены, что это разумно? — усомнился Майк.

Траутман тихо рассмеялся, так, что у Майка по спине побежали мурашки.

— Вот этого не обещаю. Но действует безотказно. Все по местам!

Все это звучало как приказ, да и тон был повелительный, но привычный для капитана, так что Майку даже в голову не пришло оспорить его приказ или хотя бы задать какой-нибудь вопрос. Поэтому он сконцентрировал свое внимание на шкалах приборов и тумблерах. Рокот двигателей усиливался, поскольку «Наутилус» рванул вперед изо всех сил. Майк не мог видеть точные показания скорости на всех приборах, но чувствовал, что корабль развил свою предельную скорость. Мальчиком овладело какое-то странное возбуждение. Ощущение было не из самых приятных, но избавиться от него никак не удавалось. И он поверил картине, возникшей вдруг в его воображении, словно увидел ее мысленным взором: корабль устремился под водой к своей добыче, подобно гигантской стальной хищной рыбе. «Наутилус» был теперь вовсе не мирной подводной лодкой, путешествующей по морским просторам, а каким-то чудовищем, несущим уничтожение и смерть.

Взгляд Траутмана был направлен на сложную автоматику, которая показывала расстояние подлодки от цели. Майк испугался, увидев, с какой скоростью они приближались к «Леопольду». Торпеды, о которых упоминал Бен, теперь им не понадобятся. При такой скорости вся подводная лодка превращалась в колоссальный снаряд.

— Что вы планируете? — спросил Хуан. — Вы ведь не собираетесь и вправду потопить корабль? Или…

Траутман закусил губу.

— Нет, — ответил он чуть погодя. — Но мы слегка нарушим покой этих вояк. — Траутман рассмеялся. — Винтерфельду и в голову не придет, что мы решимся напасть на него. Именно поэтому мы и сделаем это.

— Нападем? — Голос Хуана гораздо яснее выдал его сомнение, чем выражение лица. — «Леопольд» — очень большой военный корабль, Траутман. Даже в сравнении с «Наутилусом». Вы уверены, что мы сможем победить?

— Да, — ответил Траутман. — Мы могли бы, если бы пришлось принять бой. Но я вовсе не собираюсь убивать кого-то. Мы только нанесем кораблю серьезные повреждения, а в возникшей неразберихе и суете попытаемся освободить Арронакса и его людей, а также доставить батискаф на «Наутилус» или… в крайнем случае уничтожить его.

— И как же нам это удастся? — спросил Майк.

— Мы слегка вспорем «Леопольду» брюхо, — заявил довольный Траутман. — Такой большой корабль от этого не затонет, но команде будет не до нас, им придется хорошенько потрудиться, откачивая воду насосами.

— Вспорем? — Майк испуганно переглянулся с Хуаном и Андре. С Траутманом творилось что-то неладное. Это было ясно.

— Ну да, — объяснил Траутман. — Таким образом твой отец расправлялся со всеми своими жертвами. Зачем, ты думаешь, нашему «Наутилусу» приделали все эти зубцы наверху? С их помощью мы разрежем корабль, как будто он из масла, а не из крепчайшего дуба.

— Дуба? — простонал Майк. Ужас начал потихоньку подниматься в нем и заполнять каждую клеточку тела. Они уже практически догнали «Леопольд». — Вы сказали «дуба»?

Траутман кивнул и взглянул на него, словно засомневался, все ли в порядке с его головой.

— Ну а что же еще там может быть? Военные корабли не строят из тростника. Будет небольшой толчок, но мы…

— О-о, это будет не просто толчок, можете мне поверить, — жестко перебил его Хуан. — Может, во времена капитана Немо все парусники и были из древесины и вы наводили на них ужас, но вот эта штука… — Он поднял руку и указал вперед: — …покрыта слоем стальной брони толщиной этак сантиметров пять.

— Стали? — переспросил Траутман. На его лице читались изумление и недоверие.

— Стальной брони, — уточнил Хуан и пальцами показал примерную толщину брони. — Во-от такой толщины.

Траутман в ужасе уставился на его пальцы.

— Боже мой! — прошептал он. — Нам следует…

Больше он ничего не успел произнести. Они достигли цели.

Майк успел лишь уцепиться за край пульта, когда «Наутилус» со всего размаху врезался в

цель. Подлодку тряхнуло как огромный колокол, который огрели еще более гигантской дубинкой. Казалось, что они угодили под ноги разъяренному великану, который изо всех сил старался вмять их в морское дно. Майка вышвырнуло из кресла и подбросило вверх, он потерял всякое понятие, где верх, а где низ, и, перевернувшись в воздухе, с размаху плюхнулся на пульт управления. Крики ужаса и боли заполнили капитанскую рубку. Тут Майка снова сильно швырнуло вверх, и он уткнулся во что-то твердое, как скала, так что его позвоночник, казалось, раскололся надвое. Свет замигал. Раздался неприятный резкий звук, как будто корабль закричал от боли, и Майк услышал, как что-то затрещало и сломалось в хвостовой части лодки. Палуба под ногами и стены закружились перед мальчиком в бешеном хороводе. Он успел лишь автоматически отметить, что палуба корабля все больше и больше накренялась вниз, когда корабль буквально понесло в глубину. Напрасно пытался Майк нащупать, за что можно ухватиться. И тут стальная стенка рубки будто ударила его, и это было последним, что он помнил.

Кто-то пошлепал Майка по щекам: легко, так что вовсе не было больно, но довольно настойчиво и равномерно, поэтому совершенно невозможно было продолжать то, что ему хотелось больше всего на свете — спать. Майк медленно приоткрыл левое веко, увидел темное, обрамленное черными кудрями лицо над собой и снова закрыл глаз.

— Оствмнявпкое, — невнятно пробормотал он.

Но Сингх терпеливо и методично продолжал шлепать Майка то по левой, то по правой щеке, пока тот наконец не открыл глаза и не схватил Сингха за руку:

— Я думал, ты мой телохранитель, а ты так мучаешь меня, как будто тебе за это заплатили!

На лице Сингха появилась слабая улыбка.

— Очнитесь, господин, — сказал он.

— Если в этом все дело, то не переусердствуй, — пожаловался Майк.

Ему не хотелось шевелиться. Он видел такой увлекательный, полный приключений сон… Ему приснилось, что «Наутилус» напал на немецкий военный корабль и при этом был так поврежден, что…

Приснилось?

Майк рывком сел, так что Сингх даже отпрянул от неожиданности. Это был не сон! Они действительно атаковали «Леопольд», и подлодка была серьезно повреждена. По крайней мере, последнее, что он мог вспомнить, было то, что Траутман полностью утратил контроль над подлодкой и «Наутилус» начал стремительно погружаться в морскую пучину.

— Что случилось? Где мы? — спросил он.

— Не волнуйтесь, господин, — ответил Сингх. — Все в порядке. Никто серьезно не пострадал.

— Ну, это с твоей точки зрения, — сказал хорошо знакомый гнусавый голос, и Майк наконец осознал, что все это ему не снится. Он повернулся и взглянул в лицо Бена, который гневно поглядывал на Сингха из-под свежей повязки на лбу. — При случае мы, пожалуй, обсудим точное значение выражения «никто серьезно не пострадал». Я-то чуть себе череп не раскроил.

— Вот именно, — подхватил Андре. — Ни одна заслуживающая внимания часть тела не пострадала!

Бен бросил на него полный яда взгляд, что вызвало у Андре лишь довольную ухмылку, которая, однако, была не слишком убедительной. Дело было, наверно, в том, что он и сам выглядел не лучше, чем юный англичанин, да и остальные тоже. У Криса на лбу красовались свежие наклейки пластыря, правая рука была на перевязи. Под глазом у Андре потемнело и опухло, а щеку Хуана украшала длинная, слегка подсохшая царапина. Все оказалось именно так, как и описывал Сингх: никто серьезно не пострадал.

— А что с кораблем? — спросил Майк. Хуан открыл рот, чтобы ответить, но его опередил Траутман:

— Поврежден, но не так страшно, как я опасался.

Майк медленно встал и осторожно ощупал себя. Лишь после этого он внимательно осмотрелся в рубке.

Впечатление складывалось не самое худшее. Он ждал более тяжелых разрушений. Пол и пульт были усыпаны осколками и обломками, две картины сорвало со стены. Палуба имела крен, и за огромным иллюминатором не было ничего, кроме абсолютной тьмы. Похоже, им в очередной раз повезло.

— Да-да, вроде как нет худа без добра, — кивнул Хуан, словно прочитав мысли Майка. — Мы погрузились не слишком глубоко. — Хуан указал в сторону пульта, где находился глубиномер. — Не глубже, чем на двести метров. Что-то нас задержало при погружении.

— Не особенно глубоко? — ахнул Майк. — Двести метров, а ты называешь это «не особенно глубоко»?

Страшно было даже представить себе все те тонны воды, которые давили теперь всей массой на каждый квадратный сантиметр корпуса подводной лодки. А этот корпус защищал их жизни.

— Конечно, — спокойно подтвердил Хуан. — Море в этом месте достигает почти шестикилометровой глубины. Если бы мы не наткнулись на риф или Бог его знает, что там такое под нами, то мы бы давно уже были там, на дне. И давление воды тогда расплющило бы «Наутилус» как… — Он поднял ладонь повыше, растопырил пальцы, а затем рывком сжал их в кулак. — Как жестянку.

Майк поежился от страха. Жест Хуана был так выразителен, что он с удовольствием отказался от всякого дальнейшего обсуждения этой темы. «Наутилус» был мощным кораблем, но он не был абсолютно неуязвимым.

— Многое выведено из строя? — спросил Майк.

— Траутман и Сингх осмотрели корабль, пока ты спал. Как обычно, ты пропустил все самое интересное. — Хуан ткнул пальцем в потолок. — Все верхние складские помещения заполнены водой. Но все не так уж и плохо, как показалось вначале. Если нам удастся закрыть пробоину, то воду можно будет откачать. Уйма работы, конечно, но, надеюсь, мы справимся.

Майк кивком головы указал на Траутмана, стоявшего к ним спиной.

— Что с ним?

— Угрызения совести, — шепотом пояснил Хуан.

— Угрызения совести? — переспросил Майк.

— Потому что чуть было всех вас не угробил, — сказал Траутман, прежде чем Хуан успел объяснить хоть что-то.

И Майк, и Хуан говорили очень тихо, но по всей видимости Траутман все равно услышал, о чем они беседовали. Он даже не повернулся к ним, продолжая говорить, но Майк заметил, как он сжал кулаки.

— Мне ни в коем случае нельзя было этого делать, — продолжал Траутман. — Я и… сам не понимаю, что на меня нашло. Я как будто свихнулся. Но… на какое-то мгновение все вдруг стало как раньше, как в прошлом, когда Немо еще был здесь, на борту подлодки.

«И ты разыграл из себя этакого современного пирата?» — подумал Майк. Никто из них никогда внятно не говорил этого, но все они знали или догадывались, что овеянный легендами капитан Немо совершал поступки, весьма далекие от образа Робина Гуда, который придали ему сами люди. Были, конечно, такие, которые утверждали, что Немо и его экипаж — обычные пираты. Майка это возмущало, и он гневно отбрасывал все домыслы, особенно теперь, когда познакомился с Сингхом и Траутманом. Но были вещи, о которых Траутман не любил рассказывать, и то, на что он намекал сегодня, несомненно, относилось именно к этим вещам.

И самым ужасным было то, что Майк понял намек Траутмана. Ведь он испытал это на собственной шкуре. Мрачная жуткая сила, ощущение могущества и почти непреодолимое желание использовать всю мощь этого фантастического корабля, чтобы раз и навсегда сокрушить противника. Он чувствовал то же, что и Траутман — и, вероятно, и все остальные, — потому что заметил в их лицах ту же растерянность, какую ощущал и сам. Лишь Бен чувствовал себя, как всегда, на взводе.

— Нам не следовало плыть сюда, — продолжал Траутман. — Мне надо было утопить этот проклятый корабль на самом глубоком месте.

— Ничего страшного не произошло, — утешал его Майк.

— Ничего страшного? Мы застряли на глубине двухсот метров от поверхности моря. Я чуть не погубил вас всех. А если бы все вышло иначе, я бы, наверно уничтожил еще больше народу. Вы хоть представляете, сколько человек находится на борту «Леопольда»?

— Около тысячи двухсот человек, — ответил Бен и, наверно, хотел еще что-то добавить, если бы Хуан не саданул его по ноге, так что он замолчал.

— Вот именно, и все они могли бы оказаться на моей совести, — мрачно констатировал Траутман. — Я не должен был нарушать свое слово. Я поклялся Немо, что никогда больше не использую этот корабль против людей. Уж он-то знал, раз потребовал от меня эту клятву.

— Если Винтерфельд отыщет Атлантиду, то, может быть, случится более грандиозная катастрофа, — осторожно заметил Майк.

— А мы никак не сможем помешать ему продолжить поиски, если будем лежать на дне морском и откачивать воду из корабля, — ответил Траутман. — Если уж так угодно судьбе, то пусть Винтерфельд отыщет Атлантиду. Я, во всяком случае, больше не собираюсь вмешиваться в то, что меня совершенно не касается. — Он резко отвернулся от черноты по ту сторону иллюминатора. — Мы отремонтируем «Наутилус», а затем я высажу вас в первом же доступном порту, — сказал он.

Майк молчал. Он знал, что в данный момент вряд ли имело смысл спорить с Траутманом.

— Вместо того чтобы распускать нюни, нам стоит поточнее оценить повреждения и постараться подремонтировать лодку, — громко сказал Андре. Он посмотрел на Сингха и перевел взгляд на Траутмана. Сингх кивнул, Траутман молчал, но в знак согласия тоже опустил голову.

— Да, не будем терять время, — проговорил наконец Траутман. — Сингх и я выйдем наружу и осмотрим повреждения. А вы наведете здесь порядок.

— Я с вами, — мгновенно среагировал Майк.

— Ну уж нет, — ответил Траутман.

Но Майк не позволил так легко отделаться от себя:

— Почему? Море для меня ничуть не опаснее, чем для вас. А если с вами что-нибудь случится, то мы и так пропадем.

— Но там абсолютно ничего интересного, — кивнул Траутман в сторону черноты за иллюминатором. — Кроме того, это опаснее, чем ты думаешь. Не так-то просто передвигаться в скафандре.

— Вот и научусь, — упрямо заявил Майк. — Я иду с вами.

На том разговор и закончился.

Полчаса спустя Траутман, Сингх и Майк стояли в шлюзовой камере возле днища «Наутилуса», и Майк теперь вовсе не был уверен, что идея отправиться наружу была замечательной. Он и раньше видел скафандры, их была добрая дюжина на борту «Наутилуса». Но одно дело, когда они просто висят в шкафу, и другое дело, когда человек надевал скафандр и двигался.

Траутман и Сингх совершенно не напоминали людей в этих костюмах, а скорее походили на циклопов с большими круглыми металлическими головами. Окошко для обзора выглядело огромным таращившимся глазом. В зеркальном отражении стекла Майк видел себя уродливой тенью: еще одно неуклюжее чудовище со слишком маленькой головой и побледневшим лицом.

Траутман поднял руку и нетерпеливо помахал. Майк поспешно схватил свой шлем и надел его на голову. Сингх тщательно проверил все застежки и только тогда дал знак Траутману. Тот неуклюже задвигался, повернулся и вручную покрутил колесо. В полу камеры открылось круглое отверстие. Вода, забурлив, тут же стала заполнять камеру, сразу поднявшись выше ботинок. Но давление в камере не позволяло ей подняться выше. Хотя подводный костюм был хорошо изолирован, Майк почувствовал, насколько холодной была вода Атлантики на этой глубине.

Сингх выбрался через отверстие первым. Стоя перед выходом и глядя на черную и почему-то маслянистую воду, Майк пожалел, что настоял на участии в разведывательной экспедиции. Там, снаружи, действительно не было ничего интересного. Лишь мгла, чернота и неизвестные опасности. Охотнее всего он бы сейчас подал знак Траутману, что все же останется на борту. Но гордость мешала ему пойти на попятную. Он храбро сунулся в отверстие. Вода ледяной черной ночью сомкнулась над ним, и собственное дыхание жутким звенящим эхом наполнило герметичный медный шлем.

Покинув корабль, Майк на какую-то секунду был ослеплен ручным фонариком Сингха, затем тот отвел фонарик в сторону. Сингх был совсем рядом, всего в шаге от Майка, и все же Майк скорее угадывал его расплывчатую фигуру, чем видел. Майк отцепил фонарик от своего скафандра, включил его и повращал. То, что он увидел, привело его и в ужас и одновременно в изумление. Хотя морская вода здесь совершенно не пропускала света, это вовсе не значило, что здесь не было жизни. Под их ногами расплывались коричневые облака потревоженного ила, и над ними все шевелилось, металось туда и обратно, вверх и вниз. Маленькие серебристые тени спешили убраться подальше от непривычного для них света. Стаи рыб удирали от лучей фонаря. Майк заметил, что они стояли, можно сказать, в самом центре подводного луга, поросшего по колено высокими водорослями, раскачивающимися в такт мягкому течению. Жизнь утвердилась даже на этой глубине, хотя сюда никогда не достигали лучи солнца. Эта мысль почему-то успокаивающе подействовала на нервы.

Но Майк заметил и нечто, от чего на сердце заскребли кошки. Шлюзовая камера, через которую они выбрались наружу, располагалась в хвостовой части подлодки. Все, что находилось перед ней, под собственным весом зарылось глубоко в илистое дно, но на другой стороне всего лишь в нескольких шагах от Майка и Сингха была… пустота: ничего, то есть абсолютно ничего.

Индус тоже заметил этот ужасающий факт и медленными осторожными шагами приблизился к зияющей мгле. Он предупреждающе помахал рукой Майку и Траутману, как раз появившемуся из выходного отверстия: Сингх хотел, чтобы они были крайне осторожны.

Майк двигался вперед буквально по миллиметру, сердце его колотилось. Он не забыл, что Траутман успел рассказать ему о скафандрах. Они были достаточно прочными, чтобы защитить практически на любой глубине, но слишком тяжелыми, чтобы в них можно было плыть. Если он потеряет равновесие, то уподобится черепахе, упавшей на спину: ему придется беспомощно ждать, когда его поднимут другие. Или медленно устремится на морское дно примерно шестью тысячами метров глубже…

Майк содрогнулся, остановившись рядом с Сингхом и Траутманом, и осторожно наклонился. Бездна зияла как раз перед ними. Свет сильного прожектора Траутмана терялся уже через несколько метров. Эта мгла всасывала свет, словно пустыня каплю воды…

Они все были на волосок от смерти: «Наутилус» застрял, зацепился за подводный риф и завис. Но стоило ему проскочить хоть чуточку дальше…

Нет, Майку даже думать не хотелось, что могло произойти. Подводная лодка больше чем на треть зависла над бездной. Ее носовую часть заклинило между несколькими скалами, но эта ловушка почему-то совсем не вселяла уверенности. Майк тут же вообразил, как течение раскачивает лодку туда-сюда, словно огромные неуклюжие качели. Он, конечно, понимал, что это лишь игра воображения, шутка, которую позволили себе его разыгравшиеся нервы. Но это было и предупреждение об опасности. Когда они вернутся на борт, им следует передвигаться по лодке очень и очень осторожно. Хватит мелочи, чтобы корабль отцепился и заскользил в нескончаемую бездну.

Траутман коснулся его плеча. Майк повернул голову и взглянул на капитана. Тот жестом показал: уходим, возвращаемся на корабль.

Тяжело переступая, они развернулись и двинулись вдоль корпуса подводной лодки. Лучи фонарей и прожектора ползли перед ними, освещая маленькие клочки пути.

Хотя вода и помогала им своим потоком, взобраться на верх подлодки оказалось чрезвычайно сложно. Майк ахнул, когда они друг за другом выбрались на верхнюю палубу «Наутилуса» и оценили полный объем разрушений. Острия стальных зубцов были согнуты, два или три совсем обломились. «Наутилус», должно быть, налетел на «Леопольд» с гораздо большей силой, чем предполагал Майк. Башенка тоже значительно пострадала: была погнута крышка люка. Она, правда, пока сохраняла герметичность, но, вероятно, придется основательно поработать молотом, чтобы вернуть ей прежний вид. Наихудшим повреждением была, однако, огромная, почти в рост человека, пробоина на уровне верхних складов корабля.

И все же им невероятно повезло. Если бы во время столкновения повредило башню или просто снесло ее, то корабль наполнился бы водой в считанные минуты.

Траутман подошел поближе к пробоине, чтобы тщательно осмотреть ее, и довольно долго простоял перед ней, осторожно касаясь металла, затем озабоченно обследовал шлюз в хвосте корабля, находившийся в опасной близости от пробоины. Подойдя к спутникам, сделал знак, чтобы они возвращались. Майк повернулся, чтобы выполнить приказ, и увидел… свет. Мальчик замер с поднятой ногой.

Собственно говоря, это был даже не луч, а столь слабая вспышка, краткая тусклая молния, исчезнувшая столь же быстро, как и появилась.

Сердце Майка так бешено заколотилось в груди, что он ощутил его пульсацию даже в кончиках пальцев. Свет? Здесь, внизу? В море? На глубине двухсот метров? Очевидно, Сингх тоже заметил вспышку, потому что циклопический глаз его шлема уставился в том направлении, где Майк заметил вспышку.

Траутман снова подал знак, но Сингх и Майк одновременно помотали головами, а Сингх махнул рукой в ту сторону, где они заметили свет. Майк не ошибся. Прошло всего несколько секунд, и свет вспыхнул снова и опять лишь на краткое мгновение. Но теперь его заметил и Траутман, потому что он спустился с корпуса «Наутилуса» настолько проворно, насколько позволял скафандр, и закрепил прожектор на земле. Желтый луч света, казавшийся здесь, внизу, на фоне жуткой мглы еще ярче, прорезал тьму косым лучом вверх в водянистое небо над их головами и затерялся уже через несколько метров во тьме.

В первое мгновение Майк даже не понял, зачем это понадобилось Траутману, но сообразил, что к чему, стоило им отойти от «Наути-


луса» лишь на несколько шагов. Корабль мгновенно слился с черной водой, как будто растворился в ней, и через несколько мгновений сделался совершенно неразличим. Без прожектора, оставленного Траутманом, они наверняка просто заблудились бы, не найдя дороги назад.

Вплотную друг к другу, так чтобы вытянутыми руками можно было достать соседа, они двинулись в направлении вспышки. Ее и сейчас можно было увидеть, все так же быстро появлявшуюся и так же быстро исчезавшую. Это слабое сияние вспыхивало иногда на секунду, иногда на две и даже три, а иногда на краткий миг. Майк тщетно пытался отыскать в этом какой-нибудь ритм, но свет, казалось, не подчинялся никаким правилам и ритмам, произвольно вспыхивая и угасая, как ему Бог на душу положит.

Было совершенно невозможно в этой черной, словно космической тьме хоть как-то оценить расстояние, но Майк полагал, что они отошли не далее, чем на двести — триста шагов от «Наутилуса». Вдруг Траутман остановился и предупреждающе поднял руку — недалеко от них луч фонарика в руке индуса отразился от чего-то огромного и металлического. Очертания этого загадочного объекта разобрать было невозможно: лишь огромная темная масса, о форме которой можно было лишь гадать. Ясно было, что это нечто росло из морского дна.

Осторожно они двинулись дальше. Вдруг Майк снова заметил вспышку. Прямо перед ними зажглось маленькое асимметричное окошко-глаз, свет в котором по-прежнему мигал, не поддаваясь никакому ритму.

Это было окно. Окно, за которым горел свет. Плотная завеса из разнообразных водорослей колыхалась перед ним по воле течения, как развевающиеся спутанные космы ведьмы.

Майк почувствовал, как его руки в толстых перчатках подводного костюма вспотели от возбуждения. Под скользящими влево и вправо лучами фонарей Сингха и Майка постепенно вырисовались контуры огромного металлического купола около пятнадцати метров в высоту и вдвое шире. Купол сплошь зарос раковинами, лишь местами можно было еще разглядеть кусочки потемневшего от времени металла. Без окошка с мигавшим огоньком купол был абсолютно неразличим в толще воды. Они могли бы буквально наткнуться на него, перелезть через него, но так и не заподозрить, что перед ними не просто скалистый выступ.

Траутман пошел вдоль купола, держась за стенку и ощупывая корпус рукой, через какое-то время он махнул им рукой. Майк и Сингх немедленно пошли к нему. Вдруг Траутман заметил небольшую, выступающую из купола пристройку, вероятнее всего — дверь. Траутман попытался сдвинуть ручное колесо возле


нее, но только с помощью Сингха им удалось повернуть его. И даже вместе они изрядно попыхтели, чтобы привести в движение странной формы колесо.

Медленно круглая дверь приоткрылась. Серебристые пузырьки воздуха, словно цепочки жемчуга, заклубились перед ними, и Майк тут же поднял фонарь, чтобы осветить находящееся за дверью помещение. Он увидел прямоугольную комнату из металла, она была совершенно пустой. На противоположной стене были встроены вторая дверь и точно такое же, как снаружи, колесо. Комната явно была шлюзом и очень напоминала шлюзовую камеру «Наутилуса».

Траутман и Сингх открыли наконец внешнюю дверь настолько, что в нее можно было пройти. Траутман жестами приказал им оставаться снаружи, первым зашел в шлюз и целую минуту стоял, прежде чем позволил им последовать его примеру. Майк вошел очень медленно: почему-то дрожали коленки. К восторгу открытия тайны примешалось и немного страха. Купол был старым, а если точнее, то просто древним. И подросток спрашивал себя, что же может находиться по другую сторону двери.

Когда Сингх последним вошел в шлюз, он и Траутман занялись колесом входного люка. Как и ожидалось, дверь закрылась. И тут произошло нечто совершенно неожиданное. Стоило двери плотно закрыться, как на вогнутом потолке над ними загорелся мягкий зеленый свет, и в тот же момент они услышали глухой рокот и шорохи. Уровень воды в шлюзе начал понижаться. Вероятно, их приход включил какую-то автоматическую систему, которая тут же отреагировала, как ей и положено было, и начала откачивать воду из шлюза.

Мысли в голове Майка начали бешеную пляску. Мальчик понял, что они и правда отыскали то, за чем охотился Винтерфельд и что пытался разыскать Арронакс: купол, вне всякого сомнения, был творением рук овеянных легендами атлантов, он просто не мог быть ничем иным. Но тревожило Майка вовсе не это, а яркий свет, который они заметили через окошко, так же как и тот факт, что эта техника функционировала до сих пор!

Как только вода снизилась до уровня груди, Траутман поднял руки и начал откреплять свой шлем. Майк хотел сделать то же самое, но Траутман предостерегающе поднял руку, так что Майк замер. Капитан очень осторожно снял шлем и сделал несколько робких вдохов и выдохов, только после этого он разрешил Сингху и Майку тоже снять шлемы.

Воздух, который они вдыхали, был странноватым: старым, застоявшимся и чужеродным. Вряд ли Майк смог бы описать его поточнее, просто потому что он никогда еще не вдыхал ничего подобного.

— Полагаю, мы нашли то, что так рьяно искали Винтерфельд и Арронакс, — прокомментировал Траутман почти дословно повторив то, что чуточку раньше пришло в голову и самому Майку.

Голос Траутмана звучал очень непривычно, почти благоговейным шепотом, отражавшимся от металлических стенок купольного шлюза хрипловатым и безжизненным эхом.

Не успел Траутман договорить до конца, как вновь послышались шумы и шорохи, и на их глазах внутренний люк шлюза начал открываться, словно приводился в движение руками призраков.

В те секунды, пока дверь мучительно медленно открывалась настолько, что можно было заглянуть в помещение, Майку успели привидеться и ужаснуть мыслимые и немыслимые картины их гибели: начиная с вала бурлящей воды, которая смоет и навсегда поглотит их, до монстров с шаровидными глазами, щупальцами и зубами величиной с человеческую ладонь. Но ничего такого они не заметили. Майк с облегчением вздохнул и подумал, какими же долгими бывают порой всего несколько секунд, когда ты совершенно беспомощен перед ужасами собственной фантазии.

Но то, что они увидели, вызвало изумление. Внутри купол был ярко освещен. Нереальный зеленый свет, как и в шлюзе, исходил из непонятного источника на потолке, а от того, что он позволял увидеть, вообще захватывало дух. У Майка от волнения даже несколько раз судорожно дернулись мышцы.

Все огромное помещение было буквально забито машинами и механизмами различной величины и формы. Ничто даже отдаленно не походило на земную технику. И сами механизмы, и весь интерьер подчинялись каким-то странным, а потому несколько гнетущим, законам геометрии. Глаза Майка упорно искали и не находили привычных прямых углов, прямых линий или овалов. Но описать, каким же образом происходило это отклонение от нормы, было просто невозможно. Как будто все углы и линии, все формы и очертания были чуть-чуть смещены — но в направлении, которого попросту не существовало.

Но каким бы жутким и чужим ни казалось окружающее, оно в то же время было странным образом знакомым и привычным. Пораженный и раздираемый на части восхищением и страхом, Майк вошел в зал. Тяжелые ботинки глухо застучали по полу. В отличие от стен пол был выложен из каменных больших асимметричных блоков, образовывавших своеобразный узор, который — Майк готов был в этом поклясться — казался знакомым. И совершенно неожиданно он все понял. Да, он уже видел однажды такой стиль. Этот купол построили конечно же те существа (даже в мыслях он не мог назвать их людьми), что возвели и здания на Заброшенном острове, где они нашли «Наутилус».

Но имелось огромное отличие: здания, на которые они наткнулись внутри потухшего вулкана, представляли собой руины, к тому же там полностью отсутствовала техническая оснастка, ее, вероятно, растащили и разворовали давным-давно. Здесь же все было в целости и сохранности, а главное: незнакомые машины по-прежнему несли свою службу, как и тогда, когда их создали. И это несмотря на то, что купол был сверхдревним — тысячелетней давности!

Майк беспомощно оглянулся на Сингха и Траутмана. Оба пошли вслед за ним и были ошеломлены не меньше Майка.

Майк обвел рукой зал:

— Что это такое?

— Не знаю, — тихо ответил Траутман. — Может быть, часть затонувшего континента. Но что это кусочек их цивилизации, нет никакого сомнения. Только вот что это… — Он пожал плечами: — Понятия не имею. Я, как и ты, никогда не видел ничего подобного. Боже мой, этому сооружению, наверное, тысячи и тысячи лет. А оно по-прежнему работает!

Майк подошел к одной из машин и внимательно осмотрел рычаги на пульте. Он не имел представления, что это за механизм, но принципы механики казались знакомыми, как и все здесь. И вдруг до него дошло! Да это же копия механизмов на «Наутилусе»! Если нужно было еще какое-нибудь доказательство того, откуда взялся «Наутилус», то вот оно — у него перед глазами.

— Ни к чему не прикасайся, — попросил Траутман. — Хоть все это и работает, кто его знает, что может случиться, если ты заденешь что-нибудь.

Майк изумленно покачал головой:

— Всему этому десятки тысяч лет! Удивительный народ, который мог строить такие машины!

— А мне интересно, какая же сила смогла уничтожить этих гигантов? — тихо произнес Траутман.

Майк, вздрогнув, спросил:

— Вы считаете…

— Я ничего не считаю, — продолжал Траутман. — До этого момента Атлантида была для меня всего лишь легендой, одной из многих, понимаешь? Несмотря на «Наутилус» и Заброшенный остров. Но эти машины и купол… Если народ мог строить машины, которые и тысячелетия спустя работают как новенькие, то что же могло такое случиться, чтобы стереть его с лица земли?

Эти слова вызвали у Майка неописуемый ужас, который он сам затруднился бы объяснить.

— Нам нельзя больше оставаться здесь, — напомнил Траутман. — На корабле начнут волноваться.

С этим трудно было спорить. Все знали, что кислорода в скафандре хватает ровно на час. И хотя здесь, в куполе, они совершенно не зависели от этого, оставшиеся на подводной лодке не могли, конечно, знать этого, полагая, что вся троица сейчас рядом с «Наутилусом».

— Но если Винтерфельд в наше отсутствие отыщет купол… — начал было Майк.

— Я же не сказал, что мы будем вести себя так, как будто ничего не случилось, — раздраженно ответил Траутман. Вздохнув, он добавил уже более спокойным тоном: — Мы возвратимся и расскажем о нашей находке. А позже придем сюда снова и обдумаем, что… можно сделать.

Майк в ужасе взглянул на него. Он понял, что означает эта маленькая заминка посреди фразы. Поскольку Винтерфельд захватил батискаф Арронакса, то ему не составит труда добраться до купола, а этого они не должны допустить ни в коем случае. Траутман, очевидно, имел в виду следующее: если им не удастся помешать Винтерфельду, то придется уничтожить купол, лишь бы не допустить, чтобы он попал в руки Винтерфельда.

— А может, будет достаточно, если мы просто как-нибудь прикроем окно? Без этого света Винтерфельду ни за что не отыскать купола.

Траутман не ответил. Он взял в руки шлем, который, как и все они, держал под мышкой, и приготовился надеть его.

— Пора назад, — приказал он. — А на «Наутилусе» спокойно обдумаем, что же предпринять.

Майк послушно повернулся, но. именно в тот момент, когда он собирался надеть шлем, ему показалось, что краешком глаза уловил какое-то движение. Он испуганно развернулся и уставился туда, где что-то вроде бы мелькнуло. Ни звука, ни малейшего движения, но Майк мог бы поклясться, что промелькнула легкая тень. Он не смог разобрать, что это могло быть.

— Что с тобой? — спросил Траутман.

— Я… не уверен, но мне показалось, что я что-то увидел. Какое-то движение… Траутман молча взглянул на него, тоже повернулся и внимательно посмотрел туда же, куда уставился Майк. Не сговариваясь они двинулись в том направлении. Пройдя примерно половину зала, они заметили, что на другой стороне располагалось несколько низких полукруглых дверей, которые должны были вести ниже, в глубь древнего здания. И снова они поняли друг друга без слов, потому что одновременно разделились, чтобы обследовать находящиеся за дверями помещения.

С громко бьющимся от волнения сердцем Майк шагнул в дверь справа. Комната, в которую он вошел, на первый взгляд разочаровала его. Она была почти пустой — лишь изготовленный полностью из стекла продолговатый контейнер покоился на черной подставке. Никаких теней. Никаких призраков. Никаких чудовищ со щупальцами, которые терпеливо ожидали пять или больше тысяч лет, когда же их завтрак заглянет к ним в помещение.

Осмелев, Майк зашел в комнату и бросил взгляд на стеклянный контейнер. И онемел. Примерно секунду он стоял совсем без движения, настолько сильным было его потрясение. Поверить собственным глазам было чрезвычайно трудно, поэтому он спросил себя: наяву ли то, что он видит? Может быть, он лежит в кошмарном сне в салоне «Наутилуса»… Если бы не толстенные перчатки скафандра, то он бы попытался ущипнуть себя, чтобы убедиться, что не спит и не бредит.

Но то, что он видел, было реальностью! В стеклянном ящике неподвижно лежала девочка.

Майк растерянно заморгал. Перед ним на блоке базальта стоял стеклянный саркофаг почти двухметровой длины, в котором лежала стройная девчушка со светлыми волосами.

Медленно, с судорожно забившимся сердцем и на дрожащих ногах, Майк оказался в шаге от саркофага. Нет, это ему не привиделось. Перед ним все так же неподвижно лежала девочка тринадцати-четырнадцати лет в белом платьице, с вьющимися светлыми волосами и бледным лицом.

И очевидно, она была мертва: она не дышала.

Что он, собственно, ожидал? В этом куполе уже сотни, а вероятно, целые тысячи лет никто не бывал. Так что первое впечатление не обмануло его: стеклянный ящик был гробом, в котором… И тут Майк запоздало осознал, на кого он вообще-то смотрит. И это понимание чуть не доконало его. Если купол был построен жителями погибшей цивилизации, то тогда он стоит перед девочкой из Атлантиды, которую здесь похоронили!

Глубокая грусть охватила мальчика. Он подошел еще ближе и внимательно рассмотрел лицо девочки. Да, она была настоящей красавицей, когда была жива: лицо словно из тончайшего белого фарфора, а волосы, которые ниспадали на плечи подобно золотистому шелку, придавали ей, должно быть, вид ангела. Черты лица были очень необычными, но в то же время мягкими и благородными.

И тут Майк ясно осознал, что он не один, и повернулся к двери. Странно, ни Траутмана, ни Сингха не видно. Майк отпрянул с громким воплем, в ужасе поднял руки к лицу, а все следующие секунды потратил на то, чтобы убедить себя, что ничего страшного нет и пора перестать вести себя как законченный идиот.

За спиной не стояло чудовище, никакой монстр не явился, чтобы защитить свою мертвую хозяйку и напасть на пришельца. Нет, Майка до смерти испугала обыкновенная длинношерстная черная кошка.

Майк облегченно засмеялся, мысленно обозвал себя дураком и вытянул руку, чтобы погладить кошку, которая… Кошка? Здесь? На глубине двухсот метров? В герметически закрытом куполе, которому по самым скромным оценкам около пяти тысяч лет?

Майк уставился на кошку, у которой был всего один глаз, но она была так ласкова, что, когда Майк наконец все же собрался с духом погладить ее и присел на корточки, она подошла сама, приветливо задрав хвост и мурлыча, и нежно потерлась о его руку.

Майк испуганно отдернул руку. Откуда здесь, ради всех святых, взялась кошка? Сердце его неистово заколотилось в груди. Что-то здесь было не так. Кошка слегка склонила голову набок, оглядела его с ног до головы единственным глазом цвета яркого янтаря и громко мяукнула, словно прочла его мысли и пыталась успокоить его. Майк, в свою очередь, присмотрелся к ней повнимательнее, но все было именно так: перед ним стояла всего-навсего ангорская кошка. Она была удивительно крупной для своей породы, и одного взгляда на ее зубы и когти хватало, чтобы понять — связываться с ней не стоит. Но все же это была просто кошка. И точка.

Кошка, которая к тому же еще и чувствовала себя крайне одинокой, потому что, увидев, что Майк так и не решился погладить ее, одним прыжком забралась ему на колени, встала на задние лапки и толкнула его головой в подбородок, так что Майк чуть не упал, потеряв равновесие.

Майк улыбнулся и погладил кошку левой рукой между ушек. Она заурчала от удовольствия. Майк осторожно взял ее на руки и подошел к стеклянному гробу.

Теперь он внимательно осмотрел гроб. На верхней стороне торчал узенький металлический язычок, на котором располагались несколько крошечных зеленых огоньков и два рычажка с непонятными надписями.

Имелось и несколько завинчивающихся затворов, которыми крепилась крышка. Майк колебался всего мгновение, а в следующую секунду уже схватился за них. Перчатки скафандра, конечно, мешали, так что он снял их и осторожно посадил кошку на крышку гроба, прежде чем всерьез заняться этими затворами. Кошка громко, предупреждающе мяукнула, но он уже ни на что не обращал внимания. С громким клацаньем раскрылся первый замок.

А еще через секунду ошарашенный Майк взвыл от боли и замахал рукой в воздухе, чтобы стряхнуть кошку, мгновенно переставшую притворяться ласковой и с дикой яростью вонзившую свои зубы в руку Майка. Кошка отлетела, тщетно пытаясь уцепиться когтями за зеркальную поверхность крышки, и со всей силы шмякнулась об пол.

Майк на мгновение засунул руку под мышку, затем со стоном поднес ее к лицу. Укус выглядел совсем безобидно, хотя было дьявольски больно. Острые зубы кошки проникли глубоко под кожу. Из маленьких ранок выступило несколько капель крови. Майк разъяренно взглянул на кошку, которая между тем снова вспрыгнула на крышку гроба и шипела на него, угрожающе оскалив зубы. Ее пушистый хвост метался из стороны в сторону и бил по стеклу, а когти приготовились к бою. Теперь это была бешеная фурия.

За спиной Майка раздались поспешные шаги.

— Что случилось? — задыхаясь, прокричал Сингх. — С вами что-то случилось? Вы в опасности, господин?

Майк повернулся к двери, в которую один за другим ввалились Сингх и Траутман, всполошившиеся из-за его вопля. Сингх в один прыжок оказался рядом с Майком, сжав кулаки, в полной боевой готовности огляделся в поисках врагов, угрожавших его господину. Траутман застыл словно пораженный громом, уставившись на стеклянный саркофаг и черную кошку.

— Что случилось? — повторил Сингх. Тут он заметил кровоточащую руку Майка и испуганно огляделся.

— Вы ранены, господин!

Он хотел схватить Майка за руку, чтобы рассмотреть ранку, но Майк быстро отдернул руку и спрятал ее под мышкой. Да, он, конечно, был ранен, но что уж тут скрывать — главным образом пострадала его гордость.

— Да ладно, пустяки. Царапина, не больше. Сингх, однако, придерживался другого мнения. Но ему не дали даже открыть рот — уж он бы нашел что сказать по этому поводу, но тут Траутман дернул его за руку и указал на стеклянный гроб. Даже ничему никогда не удивлявшийся индус потерял дар речи от изумления.

— Невероятно! — прошептал Траутман.

— Я нашел ее, — похвастался Майк. — Девочка лежит здесь, наверно, уже вечность. Осторожно! — добавил он испуганно, поскольку Траутман шагнул к саркофагу. — Эта тварь начинает буйствовать, если подходишь слишком близко.

Кошка мяукнула в ответ, перестала бить хвостом, втянула когти и начала мурлыкать. Траутман осторожно шагнул вперед. Животное смотрело на него совершенно невинными глазами, лизнуло одну из своих лапок и по-прежнему продолжало довольно урчать, словно и мухи не смогло бы обидеть.

— Да-а, это же настоящее «чудовище», — с усмешкой протянул Траутман.

Он подошел к гробу, приподнял кошку и внимательно осмотрел ее, прежде чем снова посадить на крышку.

— Кстати, это кот. И это все объясняет. Будь счастлив, что он не откусил тебе руку.

От Майка не укрылись ни лукавый блеск в глазах Траутмана, ни его насмешливый тон, но он предпочел никак не реагировать. На сегодняшний день он уже достаточно опозорился.

С ненавистью взглянув на кота, он встал рядом с Траутманом, но не рискнул подойти вплотную к гробу.

— Похоже, кот охраняет ее, — тихо сказал Сингх.

Майк посмотрел вниз, на раненую руку, и хмыкнул.

— Кто это? — бормотал Траутман. — Это же… это же ребенок. Не старше тебя, Майк. А, может, даже моложе. Просто невероятно.

— А, может быть, все это здесь не что иное, как гигантская могила? — предположил Майк.

— Возможно, — в раздумье сказал Траутман. — У пирамид ведь та же самая задача: хранить покой мертвых.

— Ага, если только она мертва. — Майк, к собственному удивлению, услышал свой голос.

Траутман лишь отрицательно помотал головой:

— Твоя фантазия завела тебя слишком далеко, мальчик мой. Она же не дышит, разве ты не обратил на это внимания? Возможно, она — единственная, кто уцелел из всей цивилизации атлантов. — Траутман пожал плечами и продолжил: — В любом случае, она мертва. Ладно, догадки будем строить позже: кто она такая и как сюда попала. А сейчас нам пора возвращаться на корабль. Он решительно указал на дверь. — У меня для разнообразия приятная новость. Сингх наткнулся на склад, набитый баллонами со сжатым воздухом. Это сэкономит нам уйму времени и сил.

— Каким образом?

— Нам не придется изо всех сил стараться откачать всю воду, попавшую в «Наутилус». Сингх и я просто заварим пробоину. А если удастся использовать баллоны, то удалим воду из корабля под давлением. А теперь уходим, пока остальные не запаниковали.

Майк нехотя повернулся к выходу. Он никогда бы не признался в этом вслух, но то, что девочку придется оставить здесь одну, тяжелым камнем легло на его сердце. Как будто он бросал ее здесь на произвол судьбы.

Кот жалобно замяукал. Майк мрачно взглянул на него в последний раз и прошел к двери, где еще раз оглянулся. Кот так и остался сидеть на крышке стеклянного саркофага, как будто подтверждая слова Траутмана, что он охраняет мертвую девочку. Но выглядел так жалобно, что разрывалось сердце. Даже Майк не в силах был дольше сердиться на него.

— Мы еще вернемся, — пообещал он. — И уж тогда сообразим, как бы и тебя прихватить с собой.

В ответ раздалось жалобное и душераздирающее мяуканье. Зато потом случилось то, что смутило Майка больше всего увиденного и пережитого за этот необычный и богатый событиями день. И пока они шли в шлюз и возвращались на «Наутилус», он всю дорогу ломал себе голову, привиделось ему или нет: кот… улыбался.

Конечно, этого не может быть. В конце концов, коты не умеют улыбаться, так же как и собаки или другие животные. Да, значит, он ошибся. Но сомнение так и не рассеялось до конца.

Траутман оказался прав: на «Наутилусе» все были в ужасе, что же с ними произошло. Они отсутствовали более часа, намного дольше, чем позволял запас кислорода в скафандрах.

Невероятное облегчение и радостное возбуждение от того, что Траутман и его спутники целы и невредимы, быстро сменилось гвалтом и невообразимым изумлением, как только Майк и Траутман сообщили о находке. А потом все сразу же захотели немедленно двинуться к куполу.

Но Траутман был непреклонен. Он безапелляционно заявил, что на поверхности уже давным-давно ночь, потому что солнце успело сесть за горизонт, а значит, и им всем не мешает лечь спать. А на следующее утро они смогут отправиться в первую настоящую экспедицию к подводному куполу. А пока пусть подумают, как им доставить баллоны со сжатым воздухом к ним, на «Наутилус».

Все были страшно разочарованы, включая и Майка. Но он, конечно, понимал, что приказ Траутмана разумен. Следующий день обещал быть напряженным. И им понадобится вся их энергия. В этот раз они уже прихватили с собой один из баллонов с воздухом, и хотя под водой им было легче управляться с ним, но вес баллона был все же очень внушительный, так что им пришлось попыхтеть. Даже втроем они едва смогли втащить баллон в шлюзовую камеру, а потом по узенькому трапу к верхним складам.

Постепенно все разбрелись по своим каютам. Майк собрался было тоже последовать этому, но передумал и снова заглянул наверх, где Траутман и Сингх возились с баллоном.

— Ну как, получается? — спросил Майк, остановившись за их спинами, пока они на корточках сидели перед баллоном.

Траутман был мрачен.

— Сам еще не знаю, — пробурчал он.

Он мотнул головой в сторону стального люка, у которого они сидели. Бронированная дверь сразу же захлопнулась, как только появилась пробоина и в подводную лодку попала вода. Эта дверь была лишь малой составной частью мудреной автоматики, которая в случае аварии должна была предотвратить гибель «Наутилуса» и которая, как он мог убедиться и сам, полностью заслуживала доверия. Но с чем автоматика никак не могла справиться, так это с пятьюдесятью тысячами или даже со всеми ста тысячами литров воды, проникшими в помещение за закрытой дверью и придавившими корабль к морскому дну, словно бетонная подушка.

Траутман кивнул на круглый, замысловатый замок сбоку двери.

— Никак не удается присоединить, — вздохнул он. — Я-то надеялся, что нам удастся просто подсоединить баллоны и закачать туда воздух, чтобы выдавить воду, но вентили не подходят друг к другу.

— Значит, придется выкачивать?

Траутман тоскливо пожал плечами.

— На это уйдет уйма времени. Ты хоть имеешь представление, сколько придется повозиться, чтобы выкачать из лодки около пятидесяти тысяч литров воды?

— Ну, если мы все возьмемся…

— Дело не в этом, — перебил Траутман. — Я вовсе не уверен, что у нас будет столько времени. Не забывай, пожалуйста, о Винтерфельде. Рано или поздно он постарается добраться сюда. И если он нас здесь застанет… — Капитан вздохнул: — Боюсь, что в настоящий момент «Наутилус» совершенно беззащитен.

Рука Майка вдруг заныла от резкого приступа боли. Он опустил глаза и увидел, что оба укуса успели опухнуть и побагроветь. Он слегка погладил ранки и сказал:

— Как-то они нехорошо выглядят, да?

— Пожалуй. Но я еще не закончил. Завтра утром я и Сингх постараемся первым делом заварить пробоину в корпусе. А когда вернем лодке герметичность, посмотрим, как быть дальше. Может, мне удастся что-нибудь придумать насчет вентилей. — Траутман кивком указал на руку Майка: — Сильно болит?

— Нет, — соврал Майк, хотя ранки уже пульсировали, щипали и жгли, так что у него чуть не выступали слезы.

Сочувствующий взгляд Траутмана ясно показывал, что он думает об этом. Но вслух только посоветовал:

— Иди-ка ты спать. Завтра предстоит долгий и трудный день.

И снова повернулся к баллону с воздухом.

Майк еще несколько мгновений смотрел на него и Сингха, потом повернулся и побрел в свою каюту на самой нижней палубе «Наутилуса». Несмотря на все возбуждение от пережитого, он тут же уснул.

И ему приснился сон. Не совсем обычный нормальный сон. Было почему-то все время ясно, что это всего лишь сон, и при этом невероятно реальный. Майк находился не в каюте «Наутилуса», а посреди огромных зеленых колышущихся джунглей, совершенно невиданных ни в жизни, ни в книжке. Деревья головокружительной высоты росли вокруг него так густо, что, казалось, образовывали непроходимую стену. А там, где все же имелся хоть малейший просвет, буйно разросся густой кустарник с колючими ветками. Одуряюще пахли какие-то неведомые и странные цветы. Кора деревьев была покрыта странными чешуйками. Когда же он поднял голову и посмотрел в небо, то понял, что это были не настоящие деревья, а своеобразные гигантские папоротники, которые во множестве произрастали на земле миллионы лет тому назад. Огромные листья папоротников смыкались высоко над его головой, образуя крышу, которая была настолько плотной, что почти совсем не пропускала солнечный свет. В этом лесу царили темно-зеленые влажные сумерки и никогда не становилось по-настоящему светло.

И не только все в этом непонятном не-сне было иным, нежели в нормальном мире, но и сам он перестал быть самим собой. Майк совершенно не ощущал свое тело в этом сне, не видел себя со стороны и не представлял, как же он теперь выглядит. Ясно было только, что он вовсе не в своем теле, да и, вероятнее всего, вообще не в человеческом образе. Все его движения казались ему самому чужими, их даже нельзя было описать с помощью человеческой речи, и все чувства были новыми и чуждыми человеку. И видел он по-другому, -слышал, обонял и ощущал вкус резче и удивительнее, чем прежде, а вместо логики, разума и здравого смысла испытывал сбивавшие его с толку чувства, которые знавал и в своем человеческом образе, но никогда с такой невероятной мощью. И описать их можно лишь так: голод, азарт охоты, страх, недоверие. Все это были инстинкты хищника, к ним добавлялись и другие, полностью чужеродные ощущения, для которых он так и не подыскал названия, потому что из опыта его жизни в качестве человека они ему были совершенно неведомы.

Майку не удавалось хоть как-то повлиять на действия и движения своего «гостевого» тела, так что ему не оставалось ничего другого, как смириться. Ему все же удалось понять, что существо, чьим телом он «владел» во сне, было четвероногим хищником, потому что несколько раз перед его глазами мелькнула черная когтистая лапа, а два-три раза от него врассыпную в панике разбежались мелкие зверьки. Он погнался за ними и, хотя ни разу не догнал, все же пережил невероятное по силе возбуждение, быстро охватившее и самого Майка, так что он чуть было не забыл, что все это видит и переживает всего лишь во сне. И вдруг уже сам он, а не представлявшийся ему во сне хозяин чужого тела, погнался за зверьком, напомнившим ему белочку с облезшим хвостом. Он яростно ощутил азарт охотника и буравящий голод, как будто это были его собственные чувства. Добыча грозила ускользнуть, устремись вверх по дереву, но Майк упорно не отставал от зверька, взбираясь по стволу с такой же легкостью. Он чувствовал, как его когти вонзались в кору папоротника, в то время как стройное мускулистое тело напряглось для решающего прыжка и…

Кто-то сильно ударил его по лицу, так что Майк с криком подскочил в кровати и закрыл лицо руками. В самое первое мгновение он различил лишь свет и тени, замелькавшие перед его глазами в сумасшедшем танце. Ему показалось, что он куда-то падает. Если он не уцепится покрепче за ствол дерева, то…

Какой еще ствол дерева?

Майк попытался прийти в себя и окончательно проснуться, как только понял, что он уже не в приснившихся ему папоротниковых джунглях. Мокрый от пота, он кашлял в собственной постели. Перед ним стоял Сингх, озабоченно смотревший ему в глаза и крепко державший его за локти.

— С вами все в порядке, господин? — спросил он.

Майк кивнул и выдернул руки. Только сейчас он почувствовал, как у него горит лицо. В глазах Сингха появилось извиняющееся выражение, когда Майк приложил руку к пылавшей щеке.

— И опять ты надавал мне пощечин, — с упреком произнес Майк.

— Я не смог придумать ничего лучшего, — ответил Сингх, в голосе которого не прозвучало никакого сочувствия. — Вы кричали и били вокруг себя руками. Наверно, дурной сон?

— Кажется, да, — как-то неуверенно сказал Майк.

На краткое мгновение по его спине пробежали ледяные мурашки. Во сне он был огромным хищником, скользящим по густым зарослям джунглей. Странно, это казалось ему нормальным тогда, но сейчас, в воспоминаниях, было безумным и нереальным. Майку с трудом удалось припомнить еще какие-то подробности. Стоило ему проснуться, картинки сразу потускнели и начали исчезать из памяти, как это часто бывает со снами.

Сингх с прежней озабоченностью не отрывал от него взгляда.

— Что с вами творится? Вы сами на себя не похожи, если будет позволено сказать. — Он вытянул руку и положил ее Майку на лоб. — Так я и думал. У вас жар, и лоб просто пылает.

— Ерунда, — успокоил его Майк.

— Пойду принесу хинин из нашей бортовой аптеки, — сказал Сингх, но Майк испуганно удержал его движением руки. Не нужны ему никакие лекарства. Как ни странно, он не представлял, что с ним такое творилось, но абсолютно точно мог сказать, что лекарства тут не помогут.

— Кажется, я немного переутомился, — пробормотал Майк. — Слишком много всего случилось сразу.

Сингх и виду не подал, что он думает об этом детском лепете. В любом случае он делал то, к чему Майк уже успел привыкнуть. Если Сингх считал, что его господин и подопечный в опасности или слишком рискует, то он попросту игнорировал приказы Майка и действовал по своему усмотрению. Хотя Сингх сам настойчиво называл его «господином» и частенько вел себя так, словно был рабом и телохранителем Майка, уже несколько раз спасал ему жизнь, индус обладал еще и непревзойденным талантом в нужное время абсолютно не замечать желаний и приказов Майка.

— Я принесу что-нибудь, что снимет жар, — объяснил он.

Не успел Майк открыть рот, как он исчез. Взгляд Майка остановился на правой руке. Кошачий укус вздулся и покраснел еще больше. Кровь в больной руке пульсировала, ранка явно воспалилась. Вероятно, именно это и было причиной высокой температуры, а также пережитого кошмарного сна. Если только это был кошмар…

Майк все больше терялся. Он уже не мог припомнить детали, но чем больше блекли воспоминания, тем ужаснее казался ему сон. Ему еще никогда не приходилось переживать ничего подобного, столь же странного.

Но ведь раньше ему не удавалось находить купол на дне моря. Этому куполу много сотен, лет… Не каждый день попадаются и стеклянные гробы, к тому же с мертвой девочкой, охраняемой черным ангорским котом…

Наверно, это и было причиной его кошмара. Высокая температура, вызванная воспаленной рукой, да еще события вчерашнего дня просто распалили его воображение, и оно начало творить с ним свои странные фокусы.

Сингх вернулся. В правой руке он держал бокал и не дал Майку даже возразить, просто влив силой ему в рот несколько глотков горького напитка. Майк храбро проглотил эту гадость, но не смог сдержаться, и его губы тут же скривились от отвращения, как только Сингх убрал бокал.

— Это должно помочь вам, — сказал Сингх и ласково улыбнулся. — Вы же знаете, все по-настоящему полезное всегда почему-то горькое.

Он осторожно поставил сосуд на пол, мягко надавил Майку на плечи, заставив снова улечься, и укрыл его, будто тот был маленьким ребенком.

— Теперь поспите, господин. Я передам Траутману и мальчикам, чтобы вас не будили.

— Об этом вообще не может быть речи, — запротестовал Майк. — Я обязательно…

— …будете всем помехой, если расхвораетесь всерьез, — перебил его Сингх. — Особенно если это случится прямо там, в море, или в самом куполе. А теперь хорошенько выспитесь, и, может быть, тогда жар спадет сам по себе.

Майк хотел было показать Сингху свою воспаленную руку, но что-то в нем воспротивилось этому. Более того, почти против воли он скрывал руку под одеялом. Он и сам не знал почему, но что-то говорило ему, что будет лучше, если Сингх не заметит рану.

— Мне остаться здесь? — спросил Сингх.

Майк помотал головой. Он вдруг снова почувствовал себя усталым, ужасно усталым. Он спросил себя, что же ему налил в бокал Сингх, чем напоил его, но даже эта мысль тут же куда-то ускользнула. Он хотел лишь спать.

— Совер-шен-но не-зза-ччем, — пробормотал он, еле ворочая языком. Несколько мгновений спустя он уже спал. На этот раз без сновидений.

Сингх сдержал свое слово и не разбудил его. И хотя сразу после того, как проснулся, Майк жутко разозлился, одновременно он испытал и глубокую благодарность, потому что чувствовал себя отдохнувшим и способным горы перевернуть, чего уже давненько не бывало. Либо сон, либо лекарство Сингха одержали победу над температурой. Рука, правда, по-прежнему побаливала, но когда он внимательно осмотрел ее, то заметил, что опухоль стала значительно меньше.

Он, наверно, проспал намного дольше всех, потому что, выйдя из каюты и проскользнув в салон, нашел всех сидящими за столом у большого иллюминатора. Все с аппетитом ели. Первый же взгляд в иллюминатор убил слабо теплившуюся надежду, что вчерашняя катастрофа была всего лишь частью ночного кошмара. За стеклом по-прежнему царила сплошная мгла.

Салон был уютно драпирован бархатом, поэтому невозможно было поверить в то, что находишься на борту подводной лодки, если бы не помещавшееся сзади рулевое колесо и два пульта управления. Имелись и книжные полки, и даже бар, а вокруг стола располагалось множество удобных кожаных кресел.

В одном из кресел сидел Траутман. Его и без того худощавое лицо выражало безмерную усталость, а под глазами залегли темные тени. Капитан был совершенно вымотан, как будто проработал всю ночь напролет.

Сидевшие за столом приветствовали Майка громкими возгласами «Привет!» и ехидными шутками по поводу любителей поспать. Когда Майк встретился взглядом с Сингхом, то сразу понял, что верный индус никому не рассказал о событиях прошедшей ночи. Он был очень благодарен ему за это, так что добродушные подшучивания ребят отскакивали от него, не задевая. Майк сел на единственный свободный стул и с аппетитом принялся за завтрак, чувствуя себя отдохнувшим, свежим и, что интересно, зверски голодным, как будто прошлой ночью и вправду много часов пробегал по древним джунглям, а не лежал в своей постели, с высокой температурой.

Конечно, речь зашла о немедленной экспедиции к куполу. Все настаивали на том, чтобы тут же влезть в скафандры и отправиться в путь, но Траутман, как всегда, успешно отражал атаки и охлаждал их пыл. В первую очередь, терпеливо объяснял он, и Сингх, и сам он должны позаботиться о восстановлении корпуса «Наутилуса», а остальным выпала задача обследовать лодку в поисках других, более мелких трещин и пока не замеченных повреждений. Даже если им удастся снова отремонтировать «Наутилус», опасность грозит им по-прежнему, и ее надо встречать во всеоружии, так что не время быть беспечными. В двухстах метрах над их головой все еще рыщет «Леопольд», который, с заряженными пушками, возможно, только и ждет, когда они вынырнут на поверхность.

Все были страшно разочарованы, за исключением Бена, который, как всегда, просто из принципа протестовал против принятых решений — не важно, что обсуждалось. Но, в конце концов, все согласились, что Траутман прав.

Пока Траутман и индус снова надевали скафандры и, увешанные инструментами и всевозможными материалами для ремонта подводной лодки, покидали корабль, мальчики принялись тщательно обследовать все уголки и потайные места лодки. Как выяснилось, опасения Траутмана оказались не напрасными: они отыскали дюжину повреждений, ни одно не было большим или слишком опасным, но в своей совокупности они значительно снижали маневренность корабля. Кое-что им удалось отремонтировать сразу же, кое-что — нет, а про некоторые приборы, которые они нашли разбитыми или сорванными с места, они даже не знали, для чего те были предназначены. Траутману, когда он с Сингхом периодически появлялся на корабле для отдыха и пополнения запасов кислорода, совсем не давали покоя. Поэтому он должен был сам взглянуть то на одно, то на другое или дать указания, а то и засучить рукава.

Так прошел почти весь день. Только ближе к вечеру, когда Сингх и Траутман окончательно возвратились на борт, они принесли первую радостную весть за весь день. Ему и Сингху удалось более или менее закрыть пробоину. Конечно, без настоящего, более тщательного ремонта попозже никак не обойтись, но на данный момент хватит и того, что они сделали. Все это продержится какое-то время, так что теперь можно приниматься за вторую часть ремонтных работ: удалить из лодки проникшую через пробоину воду.

Как и следовало ожидать, для мальчиков это мгновение послужило толчком, чтобы снова настаивать на прогулке к подводному куполу. Майк считал, что Траутман и на этот раз найдет повод отказать. Сингх и он весь день были заняты тяжелейшей работой и чувствовали себя не лучшим образом. Но, к его огромному удивлению, Траутман согласился.

— Ну ладно, — проговорил он. — Майк и я сходим еще разок к куполу и все как следует подготовим. Я, кажется, придумал, как нам перенести все эти баллоны с воздухом к нам на корабль. А Сингх пока займется тем, что попытается смастерить подходящий переходник. Я надеюсь, что получится. Если же нет, то нам придется минимум два дня выкачивать воду.

Его слова вызвали всеобщий протест. Никто не хотел понимать, почему именно Майк может снова навестить купол.

— Потому что Майк уже побывал там и знает дорогу, — ответил Траутман. — Кроме того, в скафандрах вовсе не так легко передвигаться. А у меня нет ни времени, ни сил обучать кого-нибудь именно сейчас. А дорога очень опасна.

— Но я-то умею обращаться со скафандром, — буркнул недовольный Бен. — Вы же сами меня научили.

Траутман вздохнул, но ничего не возразил. Во-первых, Бен сказал правду. Траутман действительно когда-то давно показывал ему, как двигаться в подводном костюме. Во-вторых, Бен был самым сильным из мальчиков, а им пригодится любая помощь, чтобы справиться с баллонами весом в целый центнер.

— Ладно, — решительно произнес он наконец и встал. — Но только ты. Остальные останутся помочь Сингху.

Все не переставали возмущаться, но Траутман не позволил больше спорить с ним. Решение всегда принимает капитан. Они вышли из салона и отправились вниз, но не сразу в шлюзовую камеру, а в расположенную рядом рубку — настоящий склад всевозможных приборов, механизмов, запасных частей и тому подобного. Помещение казалось тесным из-за битком забитых полок, ящиков и шкафов, так что они втроем еле поместились. Траутман, тихонько ворча себе под нос, долго искал что-то в жутком хаосе, возникшем после столкновения с «Леопольдом», пока наконец не достал огромный рулон кабеля, который, кряхтя от усилий, перетащил в шлюзовую камеру. Он вообще не обращал внимания на удивленные взгляды Бена и Майка, а продолжал разыскивать по какому-то одному ему известному списку. В шлюзовой камере появились вскоре сеть с крупными петлями, несколько герметичных мешков. Под конец он внес ведро черной смолистой краски и кисточку. От всего этого нагромождения вещей им самим едва хватало места в шлюзе. Кроме того, их распирало любопытство. Майк не выдержал и атаковал капитана уймой вопросов.

Траутман, влезая в свой скафандр, махнул рукой на рулон кабеля:

— Это станет нашей нитью Ариадны. Мы закрепим кабель между «Наутилусом» и куполом. Будем держаться за него и не заблудимся.

— А разве можно заблудиться? — спросил Бен.

— Там так темно, что любой шаг в сторону может означать немедленную гибель, — ответил Траутман.

Это Майк как раз очень хорошо понимал, но все же возразил:

— А почему бы нам не использовать прожектор?

— А почему бы нам не послать наверх буек, да еще привесить указатель для Винтерфельда? — тут же парировал рассердившийся Траутман. — Мы обязаны соблюдать осторожность. Я и так не понимаю, почему он до сих пор не послал кого-нибудь вниз. Если они нас заметят, мы пропали.

— А может, Винтерфельд думает, что «Наутилус» затонул, — предположил Бен.

— Вряд ли, — ответил Траутман. — Я, конечно, не знаком с Винтерфельдом лично, но не могу представить его себе легкомысленным или легковерным. Я бы на его месте не успокоился раньше, чем собственными глазами не убедился, что корабль действительно выведен из строя.

Он застегнул свой скафандр и теперь помогал Майку и Бену. Затем все натянули перчатки и закрепили шлемы. Чуть позже они покинули «Наутилус» через нижний шлюз и отправились к куполу.

На этот раз они шли гораздо дольше. Траутман прикрепил один конец кабеля к «Наутилусу» и теперь виток за витком разматывал его за собой, но сеть и огромные мешки, которые двигались в такт течению, подобно повисшим парусам, здорово мешали им. А Майк уже так и лопался от нетерпения снова увидеть девочку и, конечно, кота. Дорога показалась ему вдвое длиннее.

Сначала они сложили весь груз у купола, и Траутман прикрепил к концу кабеля камень, чтобы кабель не унесло течением, когда они войдут в шлюз. Древняя автоматика сработала так же безупречно, как и вчера, стоило им только закрыть за собой внешнюю дверь. А еще чуть позже они вошли в машинный зал и сняли шлемы.

Бен вытаращил глаза и открыл рот, когда увидел аппараты и механизмы атлантов.

— Это… это… просто фантастика, — прошептал он.

— Восхищаться и удивляться будете позже, — приказал Траутман. — У нас дел по горло. — Он показал рукой в другой конец зала. — Баллоны находятся за последней дверью на левой стороне. Тащите их сюда. Как только я закончу здесь, сразу же приду к вам.

Он взял ведро с черной смолой, которое принес внутрь купола, и принялся делать то, что предложил вчера Майк: начал закрашивать окно, через которое проникал предательский световой сигнал. Иногда самые простые решения являются все же наилучшими.

Майк и Бен тоже двинулись, правда, вовсе не туда, куда им велел идти Траутман. Вместо этого они отправились в комнату с девочкой, потому что Бен, естественно, сгорал от любопытства поскорее увидеть стеклянный гроб.

Черное мохнатое нечто вышло им навстречу и приветствовало их радостным мяуканьем. Бен уже во второй раз за такой короткий срок вытаращил глаза, когда Майк присел на корточки, чтобы погладить кота. Животное, мурлыча, потерлось головой о руку Майка, так что последние остатки гнева на кота бесследно испарились. Кроме того, рука уже почти не болела.

— Ну надо же! — шепотом ахнул Бен. — Он и вправду существует!

Кот навострил уши и взглянул вверх на Бена, как будто понял, что речь шла о нем.

— А ты чего ожидал? Что у нас троих была массовая галлюцинация?

— Во всяком случае, это не то место, где ожидаешь увидеть кошку, — буркнул Бен, наморщив лоб. — Вот я и спрашиваю себя, как он сюда попал. И чем питается?

Он снял перчатку, присел рядом с Майком и протянул руку к коту. Кот тут же зашипел, резко ударил Бена лапой и прыгнул в сторону. Бен вскрикнул, отдернул руку и вскочил на ноги. Три тонких, налившихся кровью царапины тут же выступили на тыльной стороне его ладони.

— Проклятая вонючка! — ругнулся Бен. — У-ух, терпеть не могу кошек!

— Вероятно, он это почувствовал.

Майк еле сдерживался, чтобы не ухмыльнуться, а кот уже успокоился и, мурлыча, терся об его ногу.

— Так где же твоя сказочная Спящая Красавица? — поддразнил его Бен.

Майк кивнул на дверь, перед которой они остановились, и первым вошел в нее. Кот заспешил впереди них с высоко поднятым хвостом, одним прыжком вскочил на крышку стеклянного гроба и замурлыкал так громко, будто заработал электрический мотор.

— Удивительно, — пробормотал Бен. — Хотел бы я знать, кто ее сюда принес. И как долго она уже здесь лежит.

Он подошел к гробу. Кот прекратил беспокойное хождение взад и вперед и зашипел, так что Бен замер на полпути.

— Эта тварь представляет опасность для общества. Нам придется назвать его Кусачка.

— Его зовут Астарот, — вдруг сказал Майк. Бен заморгал от неожиданности:

— Как?

— Астарот, — повторил Майк. — Его зовут Астарот.

— Ах, вот как, — с ухмылкой протянул Бен. — Он сам тебе об этом сказал?

— Вот именно, — ответил Майк.

Бен рассмеялся и осторожно двинулся вперед, а Майк словно прирос к полу. Может, Бен и пошутил, но для него это не было шуткой. Не выдумал же он это имя в самом деле. Он вдруг совершенно точно узнал, как зовут кота, как будто кто-то сказал ему об этом. Ему стало очень неуютно. Мистика какая-то.

Бен между тем дошел до гроба, но не рискнул подойти слишком близко из-за угрожающе скалившего зубы кота.

— Довольно миленькая, — сказал он, несколько минут разглядывая девочку. — Но немой тип.


Майк тоже подошел, задумчиво погладил кота по голове и взглянул на девочку.

— Она…

— Что она?.. — спросил Бен, потому что Майк замолчал.

Он повернулся к Майку и вопросительно взглянул на него. Но Майк даже не слышал его. Он не мог поверить своим глазам. Мысли замелькали в голове в бешеном ритме, путаясь и мешая сосредоточиться.

— Да что с тобой такое? — спросил Бен.

— Она… она сдвинулась с места , — заикаясь, проговорил Майк. Он ткнул пальцем в гроб. — Она, должно быть, еще жива!

Бен какое-то время сосредоточенно смотрел на девочку.

— Ты бредишь, — сказал он наконец. — Она даже не дышит. Как же она могла сдвинуться?

Но Майк был абсолютно уверен. Вчера руки девочки были сложены на груди. Сейчас же ее левая рука соскользнула вниз и лежала вдоль тела.

— Траутман! — завопил Майк. — Идите сюда! Быстрее!

Бен укоризненно покачал головой, а секундой позже уже вошел Траутман, поспешивший на помощь со всех ног, как только позволял скафандр. В правой руке он держал пистолет. Майк даже не смог припомнить, когда капитан прихватил его с собой.

— Что случилось? — спросил Траутман, обводя комнату внимательным взглядом.

Бен опередил Майка, выпалив:

— Майк считает, что Спящая Красавица проснулась! — Он издевательски усмехнулся.

— Она пошевелилась, — объяснил Майк. Ухмылка Бена стала еще шире:

— Ну, тут все ясно. Кроме того, кот сообщил ему свое имя.

Бен выразительно покрутил пальцем у виска, а Майк одарил его самым свирепым взглядом, на какой только был способен.

— Слушай, Бен, — сказал он, — а не пойти ли тебе ненадолго прогуляться. Чудный собеседник для рыб — можешь злить их, сколько твоей душеньке угодно. Но шлем лучше оставить тут…

— Хватит, — резко прервал его Траутман. Он сунул пистолет за пояс, еще раз строго взглянул на Бена и Майка и подошел к саркофагу. Кот угрожающе зашипел.

— Осторожнее, — предупредил Майк. — Думаю, он охраняет девочку.

— Несомненно, — тут же поддакнул ему Бен. — А в действительности он не кто иной, как заколдованный лев… или это, должно быть, акула?

Если бы на Майке не было тяжелого скафандра, он бы точно треснул Бена по затылку.

— Она пошевелилась, — упрямо повторил он, повернувшись к Траутману. Тот замер, разглядывая девочку. — Посмотрите на ее руку. Вчера она лежала по-другому.

— Я не… не уверен, — засомневался Траутман.

— А я уверен! — заявил Майк. Вдруг он так разволновался, что просто не мог устоять на одном месте. — Вы знаете, что это означает, Траутман? Она жива! Она… она не мертва, а просто спит!

— Она же не дышит! — возразил Траутман. Но Майк только отмахнулся от его слов, словно от назойливой мухи:

— Может, она делает это почти незаметно, как это бывает, когда… спят очень глубоким сном!

— А как же! — язвительно прокомментировал Бен. — Не только глубоким, но и довольно затянувшимся — почти две тысячи лет!

— Ну и что с того? — не сдавался Майк. — Может, мы все ошиблись! Возможно, это никакой не гроб. Кто знает — может быть, все эти сложные механизмы там, в машинном зале, служат единственной цели — сохранить ей жизнь!

Язвительное выражение на лице Бена неожиданно сменилось изумлением, а потом он задумчиво сказал:

— Ты считаешь…

— Что твое сравнение со Спящей Красавицей не просто удачное выражение, а чистая правда, — подхватил Майк. Он повернулся к Траутману: — Мы должны забрать ее.

Траутман молча смотрел на неподвижно лежащую девочку, потом медленно повернулся, взглянул на Майка и спросил:

— Почему?

— Ну, потому что… потому что… — Майк растерялся и не знал, что ответить.

— Но мы же не можем просто оставить ее здесь, — неожиданно поддержал его Бен. — Если она действительно жива, тогда…

— Если она жива, — с нажимом сказал Траутман. — Во-первых, это только твое предположение. Во-вторых, совершенно непонятно, как нам ее разбудить. Предположим, Майк, что ты прав и вся эта сложная механика только для того и существует, чтобы девчушка оста


Содержание:
 0  вы читаете: Девочка из Атлантиды : Вольфганг Хольбайн    



 




sitemap