Приключения : Приключения: прочее : Глава третья : Нина Демина

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7

вы читаете книгу




Глава третья


В модном ночном клубе, куда пригласил меня новый знакомый, собралось целое созвездие светских тусовщиков и клаберов. Здесь они вели себя запросто, это была их территория, фейс-контроль клуба успешно справлялся со своими обязанностями, и мои коллеги, журналисты и репортеры, ожидали доступ к бесценным телам в соболях от 'Фенди' и бриллиантах от 'Ван Клиф энд Арпелс' в ржавеющих жестяных 'Соболях' от ГАЗ с подвесками от 'Даймонд Моторс'.

Мой поклонник Тим – так он представился, был бы похож на прожигателя жизни, если бы не мобильный телефон, почти не смолкающий во время нашего свидания. Первые полчаса Тим извинялся, но потом я стала для него кем-то, вроде старой знакомой, и он, не стесняясь, читал меню и делал заказ, одновременно решая какие-то проблемы. Я не обижалась, мне было интересно, я с удовольствием наблюдала за публикой, и даже сделала пару кадров микрокамерой, размером с кредитную карту.

Качество фотографий, в нашем деле не главное, лишь был бы сфокусирован персонаж, и запечатлены его подвиги.

Тим, одной рукой ковырял вилкой шедевр шеф-повара, другой придерживал серебристый корпус, продолжал беседу по телефону, глазами подавая мне знаки – чувствуй себя свободно.

– С гарнитурой было бы удобней, – заметила я, когда он, наконец, освободился.

– Ненавижу hands free, эта дрянь приводит меня в бешенство!

Самоуверен, вызывающе дорого одет… Холеными пальцами Тим крутил ствол сигары и с интересом смотрел на меня.

– Вкусная штуковина, – я еще не знала, какой тип женщин он предпочитает, умненьких или глупышек, и решила начать с милой дурочки.

– Это испанский окорок Хоселито, хочешь, расскажу, как его готовят? – оказывается он не только гурман, но еще и осведомлен в рецептах экзотических блюд.

– О, да! – восторженно мяукнула я.

– Иберийцы кормят свинку желудями редкого дуба, – начал Тим с удовольствием, смакуя каждое слово, – от такой диеты мясо хрюшки пахнет грецким орехом, и приобретает тонкие полоски жира.

– Как интересно! – поторопилась высказаться я, пока не превратилась в убежденную вегетарианку.

– Затем окорока подвешивают в темных подвалах, где они висят два года до появления плесени 'пеннициллиум рокефорти', – авторитетно продолжил Тим, – поэтому у него такой волнующий аппетитный аромат.

Меня затошнило от представленного зрелища – заплесневелые туши во мраке заброшенного подвала. Ну и вонь должна быть там! И как я только смогла положить это в рот?!

– Наверное, стоит бешеных денег? – пробормотала я, стараясь успокоить разволновавшийся желудок.

– Терпимо.

Терпимо это долларов сто за порцию… А мне нестерпимо захотелось в 'Кружку', выпить с коллегами пива, закусывая сухариками с чесночным соусом.

Но в клубе с громким названием 'Парадиз' намечалась не простая вечеринка, а церемония награждения 'Ежегодной национальной премии Автомобиль Года'. В глазах рябило от конкурсанток, представляемых на плазменных панно – городской автомобиль 'Пежо' (аплодисменты!), бизнес-класс 'Тойота Камри' (вторая победа!), тяжелый внедорожник 'Рэндж Ровер Спорт' (овации!) Прелести здешних дам не шли ни в какое сравнение с их блестящими, округлыми формами, подъемными фарами, тюнингом и техническими характеристиками, потому что мужчин сейчас интересовали только автомобили. Я чувствовала себя принцессой тыквы и разбежавшихся мышей, хотя и подготовилась к мероприятию основательно. Мои старания произвели на Тима неизгладимое впечатление, он мял мои пальчики, по-свойски обнимал, и даже коснулся губами обнаженного плечика, от моих достоинств его отвлекали лишь звонки и победительницы конкурса.

– Ставь все на ничью в первой игре! – я расправила уши, этот звонок отличался от предыдущих, с новостями о продажах акций, скорее всего это спортивный тотализатор, во всяком случае, этот вечер характеризовал Тима как натуру увлекающуюся, азартную, не знающую границ в поисках выплеска адреналина.

После награждения конкурсанток, присутствующие звезды кинулись рьяно фотографироваться у стенда с логотипами производителей. Я могла не переживать за свое инкогнито, здесь работали мастера от 'глянца', и мы с Тимом, обнявшись, заученно улыбнулись фотографу. Еженедельный номер 'Хэлло!' выйдет с моей физиономией на последней странице, и надписью 'Тим с подругой' под крошечным снимком. Вечер приближался к апофеозу.

– Малыш, мне очень жаль, но я должен ночью улететь в Питер, – огорченно сообщил Тим.

Какой милый способ не позволить девушке обломить себя капризной фразой 'я не ложусь в постель на первом свидании'!

– Приеду, сходим в интересное местечко, – пообещал он, и, потискав мой локоток, добавил. – Хочу тебя!

Обнадеживающе и доходчиво, мол, в следующий раз не отвертеться тебе голубушка.

Он гуманно отказался от моих проводов, и заботливо вызвал такси, я покорно дала поцеловать себя в губы, обещалась вести хорошо и ждать возвращения любимого.

Проехав пару кварталов, я попросила притормозить, и вышла из седана. Через три минуты у тротуара остановился автомобиль Макса.

– Ну что? – спросил он, когда я села рядом.

– Пара фоток, и интересный вывод, сделанный мной на церемонии награждения автомобиля года.

– А кто выиграл в премиум классе? – тут же спросил Роман.

Я устало вздохнула, и он туда же, тоже мне 'дон жуан'! Но напрасно я так думала о Максимовском:

– Куда едем? К тебе, или ко мне?

Я потеряла дар речи, представляю, какое было у меня лицо, когда я уставилась на напарника.

– Значит ко мне, – он принял мое молчание за согласие, и уже начал поворачивать ключ в замке зажигания.

– У меня нет слов, Максимовский…

– Я помогу тебе с этим справиться, – и такая ухмылочка, меня аж подбросило.

– Ну, ты и тип, – разозлилась я, – с чего ты взял, что…

Тут я замолчала, почуяв подвох – скажу 'с чего ты взял, что я буду спать с тобой?', а он мне типа 'разве я тебе предложил?' Но тут Макс сам решил просветить меня о цели своего предложения:

– Французы, а я им безоговорочно верю, считают, что близкие отношения между людьми, работающими вместе, позволяют обходиться без излишней бюрократии.

Ничья, один – один. Может открыть журналистский тотализатор? Надо подкинуть идейку Лопатину, будем делать ставки: кто выиграет войну бюстов, я или Шварева, кто следующая жертва Романа Максимовского, или удастся ли Парамоновой выйти сухой из фонтанирующего странностями расследования.

– Я тоже верю французам, но не безоговорочно, – оставив идею тотализатора, пошла я в атаку. – Мата Хари на собственной шкуре узнала о коварной сущности любвеобильной нации, в итоге – расстрел.

– Не надо крайностей, – отмахнулся Макс.

– Вот именно до крайности и могут довести близкие отношения между тобой и мной.

Интересно, как на это отреагирует Лика Шварева?

– Между прочим, Лика мне не любовница, и никогда ею не была.

– В следующий раз, с чистой, как первый снег совестью, скажешь и обо мне – Парамонова мне никто! Твои девушки оценят.

– Эх, Парамонова…

Какая жалость, что так быстро закончилось наше путешествие, может Максимовский признался бы в том, что его романы с Далецкой, Красниковой, и Простаковой лишь досужие сплетни, а нежно хранимая, и строго оберегаемая Аннушкой электронная переписка вовсе не амурного свойства, а только делового.

У моего дома меня ожидал еще один сюрприз, Костик собственной персоной. Встал со скамейки, руки в карманах джинсов, бандит да и только. Интересно, ночь на дворе, люди добрые спят давно, а этот отирается у моего подъезда. С какой целью?

– Привет, куколка! – фирменная улыбка, заискивающий взгляд.

– Привет, – скуксилась я.

– Какая ты нарядная, – глаза его заблестели, разглядел бандюга топ-лесс под легкой блузкой.

– Спасибо.

Константин потоптался на нижней ступеньке лестницы парадного, и все же спросил:

– А это что за хлюст привез тебя?

– Клиент, – ответила я, помня свою легенду. – Тебе какая разница, Костик?

– Как… – развел руками милый друг. – Я жених, вроде…

– Какая я востребованная сегодня, – заметила я, и сделала шаг в сторону – лестница широкая, обойду преграду из крепких мускулов спрятанных под клечатой рубашкой.

– На чашку кофе пригласишь? – похоже на танец тустеп, я шаг, он шаг.

– Нет, я спать, – решительный шаг вперед.

– Ты это, прости меня, – сказал он, останавив меня ладонями, – давай завтра в кино сходим, или еще куда…

– Костя, я смертельно устала, завтра рабочий день, – пробормотала я, мечтая добраться до постели, но оценив его старания – видно опытным ловеласом был мой сосед, знал, что в любом случае надо сказать девушке, что не прав и извиниться.

– Завтра суббота, – поправил меня Костик.

– Ах, вот оно что… – честно, я даже забыла, что завтра выходной, вот и Максимовский, видно, решил совместить приятное с полезным, закончить неделю в постеле со звездой соседнего отдела.

– Ну так как?

Унеслась я мыслями к холостяцкой берлоге развратника Максимовского и совсем забыла о Константине.

– Нет, – категорично ответила я, – надо съездить к родителям, обещала.

– Далеко? – спросил он, все еще удерживая меня за предплечья.

– Это в области, деревня Малинино, дом три, – по привычке отбарабанила я родительский адрес.

Тут Костик обрадовался, встрепенулся, а то поник после моего категоричного ответа.

– Вместе поедем, на общественном долго, и на Иваньковском пробки, а я каждый закоулок знаю.

Я представила путешествие на метро, затем в переполненном областном автобусе, и предложение Костика показалось мне очень привлекательным.

– Ладно, позвони завтра, – сказала я.

– Номерочек напиши, – попросил он, вынимая из кармана сложенный листок бумаги. Я выташила тонкий золотой карандашик и написала свой номер. Отдавая Костику листок, на обратной стороне я заметила надпись черным фломастером – 'Парадиз'. Опаньки, оказывается Костик не случайно оказался у моего подъезда, как можно ждать человека, не зная дома ли он, а может появится через неделю! Костик точно знал, что я отдыхаю в Парадизе, а это значит он следил за мной. Это открытие заставило меня взглянуть на него по-другому. Ах, ты хитрец, ну ладно, завтра я тебя расколю.

Не смотря на городские пробки, Костик оказался пунктуальным. Я вышла к нему в небесного цвета сарафане, и соломенной шляпке – этакая пастушка. Мой кавалер продемонстрировал хорошие манеры, открыв передо мной дверь автомобиля.

– Я уже изучил обстановку, поедем через Фоминское, там поток небольшой, – доложил Костик, открывая багажник.

– Как скажешь, командир, – согласилась я.

Я смотрелась в зеркальце, когда он поставил на мои колени изящную плетеную корзинку, перевязанную розовой лентой.

– Вот… Подарок тебе. Грибы будешь собирать.

И он деловито начал поправлять зеркала, и поднимать дверное стекло. Я даже не знала, что сказать – таким неожиданным был подарок.

– Спасибо, – поцеловать благодарно в щеку или нет, вот какой вопрос занимал меня больше всего.

– Пожалуйста. А грибы я люблю с картошкой.

Я рассмеялась – маленькие ловушки с приманкой, любимое развлечение охотящихся мужчин. Но какая же чертовски красивая у него улыбка! И эти зеленые роговицы, где прячется маленькая юркая ложь… А может это не ложь, а стеснительность?

Хотя чего ее прятать, но мужчины не любят показывать свои слабости, считая их недостатками.

Костик был прав, по Фоминскому мы промчались не останавливаясь, кондиционер работал как зверь, я даже немного замерзла. За рулем он выглядел уверенно, я всегда чувствовала водителя, с мастером я путешествовала не обращая внимания на дорогу, а вот с новичком или истериком не могла расслабиться, и наблюдала за показателями на приборной доске, дорожными знаками, едущими в соседнем ряду автомобилями.

– Холодно? – спросил он, когда я зябко подернула плечиками.

– Ну, есть немного…

– Сейчас кандей выключу, – сказал он, – ты не стесняйся, если чего надо, говори сразу.

Ах, как я уцепилась за эту фразу, надо мне, надо!

– Тогда скажи, зачем вчера ждал меня у дома?

– Поздороваться хотел, по-соседски, – ответил он, чуть сжав пальцы на оплетке руля.

– А если бы я осталась у Ма… – я осеклась, вот чудачка, чуть было не сказала 'Макса', – у мальчика моего?

– Ты же сказала клиент, – напомнил он. – Так клиент или мальчик?

Верткий экземпляр попался, сразу перевел разговор на меня. Но и я за словом в карман не лезу:

– Загляну-ка я в наше свидетельство о браке. Ты не помнишь где оно?

Хорошо я его приложила, сказать нечего, только и пробормотал:

– Где, где…

– Вот именно там, женишок, и опять получается, что разницы тебе никакой, – добила я кавалера.

– Эх, Долли, – недовольно произнес он, – иногда я тебя не понимаю. Ну что ты привязалась – женишок…

– Я привязалась?

– Все, баста. Я привязался, – громко сказал он, прекращая бесмысленную перепалку.

– А то опять сбежишь посреди дороги! И что за привычка такая!

А ведь он прав, слишком резко я принимаю решения, даже не дав развиться ситуации – просто сбегаю! Для журналиста такое поведение – профессиональная смерть. Надо менять отношение, надо быть терпеливее, гибче, управлять ситуацией и людьми, манипулировать, в конце концов.

– Не буду больше, – вдруг выдала я, несказанно удивив Костика.

– Ух, ты, а что случилось? – неповерил он в мое прозрение.

– Буду паинькой, обещаю, – начала я, – только и ты мне обещай, что не будешь знакомиться с моими родителями.

Похоже, знакомство входило в его планы, и мое условие ему не понравилось.

– Это как? – спросил он.

– А вот так, привезешь меня, и поедешь обратно.

– А картошка с грибами? – уцепился за соломинку утопающий Костик.

– Перетопчешься, – буркнула я, но тут же вспомнила о своем зароке. – Ээ… в смысле в следующий раз.

– А я размечтался, сто лет грибочков не ел, да с лучком зажаренных… – он мечтательно вздохнул и хитро посмотрел на меня.

Неожиданно мой организм подал знак, что тоже непрочь отведать жареных грибочков – в животе у меня заурчало.

– Садист ты Костик, я даже не позавтракала, – промолвила я, мне стало неудобно.

– Так и я тоже, – обрадовался он, и посетовал, – а ты меня собираешься в обратный путь отправить голодным.

Ну что ж, ведь я не зверюга какая, путь не близкий.

– Ладно, чай с бутербродами с меня, – согласилась я, – только клянись, что ни одним словом не обмолвишься отцу, чем я занимаюсь.

На что Костик вытаращил глаза, и тихо произнес:

– Да что ж я дурак?

– Ну не знаю, – сказала я, и мысленно пошлепала себя по губам – неисправимая!



Содержание:
 0  Приключения Аллы Парамоновой, журналистки и девицы на выданье : Нина Демина  1  Глава вторая : Нина Демина
 2  вы читаете: Глава третья : Нина Демина  3  Глава четвертая : Нина Демина
 4  Глава пятая : Нина Демина  5  Глава шестая : Нина Демина
 6  Глава седьмая : Нина Демина  7  Глава восьмая : Нина Демина



 




sitemap